WWW.NEW.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Онлайн ресурсы
 


Pages:     | 1 | 2 ||

«Отдельные проблемы правового регулирования образования и деятельности единоличного исполнительного органа АННОТАЦИЯ ANNOTATION В ...»

-- [ Страница 3 ] --

Согласно п. 1 ст. 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя .

Гусева Т. А., Чапкевич Л. Е. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О техническом регулирова

–  –  –

При солидарной ответственности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников, которые остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью (ст. 323 ГК РФ) .

Как отмечает Л. Новоселова, ссылаясь на п. 7 «Обзора практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве» (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 20 января 1998 года № 28, далее — Обзор), «несмотря на полную определенность указанных положений закона на практике в ряде случаев суды отказывают в иске к поручителю, если ранее по другому делу было вынесено решение о взыскании в пользу кредитора долга с основного должника. Либо, напротив, если ранее решение было вынесено против поручителя, отказывают в иске к основному должнику .

Поручитель, возражая против иска кредитора, не может ссылаться на вынесенное ранее решение о взыскании долга с основного должника. Пока основное обязательство не исполнено, кредитор вправе обратиться к поручителю с требованием об исполнении обязательств (ст. 361 и п. 2 ст. 363 ГК РФ)» 1 .

Действительно, казалось бы, положения ст. 323 ГК РФ не должны вызывать каких-либо сложностей ни в толковании, ни в применении. Однако анализ практики (см., например, определение ВАС РФ от 5 марта 2010 года № ВАС-2108/10 по делу № А32-1918/2008-32/41; постановления ФАС Московского округа от 12 марта 2010 года № КГ-А40/15425-09 по делу № А40-25479/09-46-294, ФАС Северо-Запад-ного округа от 15 июня 2010 года по делу № А56-1113/2009, ФАС Центрального округа от 28 декабря 2009 года № Ф10-5671/09 по делу № 48-427/2009 и др.) заставляет усомниться в этом .

*** Какие права имеет кредитор при солидарной обязанности должников (ст. 323 ГК РФ)? Согласно п. 1 ст. 323 ГК РФ он вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и 2 от любого из них в отдельности, притом как пол-ностью, так и в части долга .

Рассмотрим ситуацию с двумя солидарными должниками, в качестве которых могут выступать, например, должник и поручитель, несущие солидарную ответственность .

1. Кредитор потребовал полного исполнения солидарной обязанности от поручителя. Что одновременно с этим он способен потребовать от должника в контексте п. 1 ст. 307 ГК РФ?

В солидарном обязательстве в силу п. 1 ст. 322 Кодекса допустима только одна обязанность — солидарная обязанность, которую целиком возложили на поручителя. Это означает, что должник при таких обстоятельствах никакой обязанности не несет, что противоречит исходному посылу .

2. Если кредитор потребовал полного исполнения солидарной обязанности от одного из солидарных должников — поручителя, то согласно абз. 1 п. 2 ст. 323 ГК РФ от остальных солидарных должников (должника в нашем примере) кредитор имеет право требовать только недополученное от поручителя .

«Начав взыскание с одного из солидарных должников, но не получив с него полностью всей суммы долга, кредитор вправе взыскать недополученную часть долга с другого солидарного должника» 3 .

Юридическим фактом, изменяющим первоначальное материальное право кредитора требовать исполнения солидарной обязанности от поручителя на материальное право кредитора требовать недополученное с должника, является факт неполучения полного удовлетворения от поручителя (отрицательный юридический факт) .

Новоселова Л. Поручительство // Приложение к журналу «Хозяйство и право», 2010, № 9, с. 12-13 .

«Как.., так и, союз — выражает перечисление». — См.: Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русско

–  –  –

Иные выводы могут быть сделаны только при полном игнорировании положений п. 1 ст. 307, ст. 322 и п. 1 ст. 323, а также абз. 1 п. 2 ст. 323 ГК РФ .

Конечно, нельзя не отметить, что приведенное в п. 7 Обзора обоснование не вполне удачно .

Тем не менее нельзя сомневаться, что «если решение суда о взыскании соответствующих сумм с должника не исполнено, кредитор имеет право предъявить иск к поручителю» именно в соответствии с абз. 1 п. 2 ст. 323 ГК РФ .

3. Кредитор потребовал полного исполнения солидарной обязанности от должника и поручителя совместно (п. 1 ст. 323 ГК РФ). При таких обстоятельствах все более или менее ясно, в том числе в теоретическом плане .

Итак, кредитор не может предъявить свое требование полного исполнения солидарной обязанности одновременно к каждому в отдельности из солидарных должников 4, нет у него и материального права требовать полного исполнения солидарной обязанности от какой-то произвольно выбранной части солидарных должников (когда их число больше двух) 5. В соответствии с п. 1 ст. 323 ГК РФ кредитору при солидарной обязанности должников предоставлено только право выбора: требовать полного исполнения от всех должников совместно либо от какого-то одного должника. И лишь не получив полного удовлетворения от одного должника, кредитор в силу абз. 1 п. 2 ст. 323 ГК РФ приобретает материальное право требовать от остальных солидарных должников не исполнения солидарной обязанности, а недополученное .

И наконец, кредитор несет бремя доказывания факта неполучения полного удовлетворения от поручителя, поскольку именно с этим фактом связано возникновение у него субъективного права требовать от должника недополученное от поручителя, что в подавляющем большинстве случаев является следствием невозможности взыскания задолженности с поручителя по ранее вынесенному решению суда. Должник (в приведенном примере), возражая против требования кредитора о полном исполнении солидарной обязанности, безусловно может ссылаться на вынесенное ранее решение суда о взыскании долга целиком с поручителя .

В. СЕМЕНОВ, адвокат

–  –  –

Несмотря на изменения, внесенные в Федеральный закон от 24 ноября 1996 года № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (далее — Закон об основах туристской деятельности) Федеральным законом от 5 февраля 2007 года № 12-ФЗ (далее — Закон № 12-ФЗ), остаются проблемы, связанные с разграничением ответственности субъектов

–  –  –

туристской деятельности и возмещением убытков туристу. Закон № 12-ФЗ заменил лицензирование для туроператоров системой финансового обеспечения туроператоров, состоящей из договора страхования гражданской ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта и банковской гарантии исполнения обязательств по договору о реализации туристского продукта. До принятия изменений в Закон об основах туристской деятельности ответственность турагента и туроператора не была разграничена. Все претензии туристы в основном предъявляли к турагенту как к лицу, с которым был заключен договор. С введением финансовых гарантий ответственность четко определена: турагент отвечает перед туристом за предоставление достоверной и полной информации, за правильность заключения договора, а за качество сформированного туристского продукта несет ответственность туроператор. Турагент не отвечает за качество туристских услуг .

В соответствии с Законом об основах туристской деятельности предполагается, что туроператор, предоставляя право реализовать свой туристский продукт, установит систему отбора турагентов. Фактически туроператоры должны контролировать деятельность своих агентов и нести за них ответственность .

На первый взгляд кажется, что все противоречия, существовавшие до этого в законодательстве о туристской деятельности, устранены: туроператор отвечает за все услуги, оказываемые туристу третьими лицами, страхует свою ответственность в случае неисполнения обязательства и страховая компания возмещает туристу убытки. Однако на практике все происходит иначе .

1. Закон об основах туристской деятельности предоставляет турагенту право заключать с туристом договор от своего имени и за счет туроператора. Именно так чаще всего и делается .

В соответствии с п. 1 ст. 1005 ГК РФ все права и обязанности по сделке, заключенной агентом с туристом и/или иным заказчиком туристского продукта, возникают непосредственно у агента, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступал в непосредственные отношения по исполнению сделки с туристом .

Возникает противоречие: с одной стороны, за все отвечает туроператор, застраховавший свою ответственность, с другой — потребитель вправе предъявить иск к турагенту, который в соответствии с законом также несет ответственность за качество туристских услуг, но его ответственность не застрахована и он согласно п. 1 ст. 1005 ГК РФ является обязанным перед туристом по агентскому договору .

Турагент (истец) предъявил требования к туроператору на основании заключенного агентского договора .

В связи с тем, что ответчик не оказал туристу услуги, входящие в стоимость туристской поездки, по причине отмены перевозчиком авиарейса, турагент предъявил к туроператору требование о возмещении убытков в виде возвращенных истцом туристу денежных средств. Из материалов дела следует, что между туроператором (принципал) и турагентом был заключен агентский договор о продвижении и реализации туристических путевок от имени турагента .

Туроператор имеет финансовое обеспечение в сумме 10 000 000 руб. на основании договора страхования гражданской ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта, заключенному со страховой компанией .

Во исполнение условий агентского договора турагент заключил с туристом договор о реализации туристского продукта. Денежные средства по этому договору турагент перечислил на расчетный счет туроператора .

Услуги по организации перелета не были оказаны в связи с отменой авиарейса .

Определением арбитражного суда утверждено мировое соглашение между туристом и турагентом о возврате основного долга и компенсации морального вреда .

Признавая обоснованными требования турагента и туроператора о возмещении убытков в размере возвращенных туристу денежных средств, арбитражный суд применил п. 1 ст. 1005 ГК РФ, ст. 9 Закона об основах туристской деятельности .

Хозяйство и право Впоследствии суд кассационной инстанции решение арбитражного суда оставил без изменения, кассационную жалобу туроператора — без удовлетворения (постановление ФАС Московского округа от 17 февраля 2010 года № КГ-А40/15428-09 по делу № А40-25428/09-113-212) .

Таким образом, туроператор возместил убытки турагенту и система финансовых гарантий, установленная Законом об основах туристской деятельности, оказалась невостребованной .

Подобный случай, но касающийся страховки от невыезда, приведен на сайте Ассоциации туроператоров России 1. Так, за несостоявшуюся поездку туристы взыскали стоимость тура с турагента, так как права и обязанности по договору о реализации туристского продукта возникали именно у него .

Полагаю, что такие ситуации не возникали бы, если бы Закон об основах туристской деятельности изменил схему работы турагентств. Представляется необходимым закрепить за ними обязанность заключать договоры и реализовывать турпродукт от имени и по поручению туроператора, чтобы исключить противоречия Закона с ГК РФ, который устанавливает ответственность турагента, если он является стороной договора о реализации туристского продукта .

2. Существует проблема ответственности туроператора за недостаток услуги, связанной с перевозкой пассажиров. Как правило, туроператоры ограничивают свою ответственность в договоре с турагентом, ссылаясь на ст. 9 Закона об основах ту-ристской деятельности, в соответствии с которой туроператор отвечает перед туристами или иными заказчиками за действия (бездействие) третьих лиц, если федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ не установлено, что ответственность перед туристами несет третье лицо, и ст. 120 Воздушного кодек-са РФ (ВК РФ), где указано, что именно перевозчик отвечает перед пассажиром за неоказанную услугу по перевозке .

Судебная практика по данному вопросу крайне противоречива .

Девятый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 20 апреля 2009 года № 09АП-4843/2009-ГК, удовлетворяя исковые требования ООО «АвтоДарт-Тур» к «Капитал Тур» о взыскании в порядке регресса материального ущерба, причиненного туристу неисполнением обязательств (в частности, туристы были вынуждены самостоятельно приобретать билеты в связи с изменением времени вылета), указал, что именно туроператор формирует туристский продукт и несет ответственность перед туристами в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств независимо от того, кем должны были оказываться услуги .

Подобным образом обоснованы выводы, изложенные в постановлении от 11 августа 2008 года № 09АП-9096/2008-ГК, в котором отмечается, что довод заявителя апелляционной жалобы о том, что обязательства ответчика были исполнены передачей истцу авиабилетов, а услуги по авиаперевозке ответчик не оказывал, не принимается во внимание, так как по ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями договора и требованиями закона .

Предоставление авиабилетов без фактического оказания услуг по этим перевозочным документам не может являться надлежащим исполнением ответчиком обязательств по передаче туристского продукта по договору .

Иная позиция у ФАС Восточно-Сибирского округа, по мнению которого ООО «ТФ «Енисей-Тур» не может нести ответственность за задержку рейса, поскольку ответственность за задержку отправления пассажира в силу ст. 795 ГК РФ, ст. 120 ВК РФ несет перевозчик (постановление от 19 июля 2007 года № А33-6061/07-Ф02-4388/07 по делу № А33-6061/07) .

При разрешении данного вопроса следует учитывать, что особенность туристского продукта в том, что он представляет собой самостоятельную комплексную услугу, которая оказывается за общую цену .

Как правило, трудности возникают при чартерных перевозках. Как указано в ГК РФ и ВК РФ, осуществление чартерных воздушных перевозок регулируется ВК РФ, а также Федеральными авиационными правилами «Общие правила воздушных перевозок пассажиров, багажа, atorus.ru.Чего ждать от решений российских судов? История одного иска // Правовой бюллетень. Выпуск № 51 .

Опыт правоприменения 99 грузов и требования к обслуживанию пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей»

(далее — ФАП), утвержденными приказом Минтранса России от 28 июня 2007 года № 82 (в редакции приказа от 25 октября 2010 года № 231). Согласно ст. 104 ВК РФ по договору фрахтования воздушного судна (воздушному чартеру) одна сторона (фрахтовщик) обязуется предоставить другой стороне (фрахтователю) за плату для выполнения одного или нескольких рейсов одно или несколько воздушных судов либо часть воздушного судна для воздушной перевозки пассажиров, багажа, грузов или почты .

Из смысла и содержания ст. 1 и 9 Закона об основах туристской деятельности фрахтователями воздушных судов (всей или части их вместимости), предназначенных для перевозки туристов, являются туроператоры .

Это нашло подтверждение и в документах Минтранса России. Так, для допуска к выполнению нерегулярных (чартерных) международных воздушных перевозок пассажиров перевозчик в составе документов, представляемых в Росавиацию, должен приложить перечень фрахтователей воздушных судов с указанием местонахождения (для нерегулярных (чартерных) международных воздушных перевозок пассажиров, выполняемых по программе, — из числа туроператоров, внесенных в единый федеральный реестр Федерального агентства по туризму), с которыми перевозчик заключил соответствующие договоры либо имеет подтверждение о намерении заключить соответствующие договоры (п. 7 Порядка допуска перевозчиков, имеющих соответствующие лицензии, к выполнению международных воздушных перевозок пассажиров и (или) грузов, утвержденного приказом Минтранса России от 17 июня 2008 года № 92) .

В п. 240 ФАП также установлено, что возврат пассажирам денежных сумм, уплаченных за перевозку, выполняемую по договору фрахтования воздушного судна (воздушного чартера), производится лицом, которому пассажир оплатил стоимость перевозки, выполняемой по договору фрахтования воздушного судна (воздушного чартера), в порядке, установленном законодательством РФ .

Следовательно, в случаях изменения сроков совершения путешествия; невозможности совершения туристом поездки по причине внезапной болезни туриста, болезни или смерти члена его семьи, совместно следующего с ним на воздушном судне, что подтверждено медицинскими документами, отказа в выдаче визы и других подобного рода обстоятельств; отмены или задержки рейса, указанного в билете; изменения перевозчиком маршрута перевозки; выполнения рейса не по расписанию и в других случаях, установленных законом, турист вправе требовать от туроператора возврата денежных средств, уплаченных по договору о реализации туристского продукта, за вычетом расходов за фактически оказанные услуги, без уплаты какихлибо штрафных санкций .

На практике туроператоры, как правило, не заключают договоры фрахтования. Договорные отношения между туроператорами и перевозчиками при организации чартерного рейса предусматривают только реализацию билетов, поэтому потребителю туристского продукта придется в суде доказывать возможность взыскания денежных средств за ненадлежащим образом оказанную услугу перевозки с туроператора. Кроме того, если турагент будет реализовывать турпакет от своего имени, то именно он и будет «лицом, которому пассажир оплатил стоимость перевозки, выполняемой по договору фрахтования воздушного судна (воздушного чартера)», хотя на самом деле турагент не формирует турпакет и поэтому не может заключать договор фрахта с перевозчиком .

Введенные финансовые гарантии ответственности туроператора безусловно направлены на защиту прав туристов, однако практика применения Закона об основах туристской деятельности показала, что в случае крупных туристских рисков (например, кризисная ситуация у туроператора «Капитал Тур» в 2010 году, неблагоприятные политические условия в Египте в начале 2011 года) данные финансовые гарантии не полностью защищают российских туристов .

Хозяйство и право Размер финансового обеспечения дифференцируется в зависимости от сферы деятельности туроператора (внутренний, въездной или выездной туризм) и размера денежных средств, полученных от реализации туристского продукта для выездного туризма .

По мнению С. Шпилько, президента Российского союза туриндустрии, «повышение фингарантий для возмещения ущерба туристам в кризисных ситуациях — это, по большому счету, не решение проблемы. Ведь если рухнет действительно крупный оператор, то и 100 млн. руб. не хватит»2 .

Поэтому размеры финансового обеспечения должны быть более тесно увязаны с реальными объемами ответственности туроператоров перед заказчиками услуг. Представляется, что наиболее эффективной защитой потребителя туруслуг является страхование ответственности туроператора по каждому договору о реализации туристского продукта. Надо увязывать сумму финансового обеспечения с реальным объемом ответственности туроператора хотя бы за предыдущий год, причем верхнюю планку суммы гарантий не стоит ограничивать .

Еще одним способом защиты туристов может стать обязательный институт саморегулирования в сфере туристского бизнеса. Саморегулируемые организации вправе были бы создавать специальный денежный фонд, средства которого могли бы пойти на урегулирование проблем, возникающих у туристов .

*** Подводя итог, следует сделать вывод, что распределение ответственности субъектов туристского бизнеса перед туристами требует четкой регламентации как в туристском, так и в транспортном законодательстве. Институт финансовых гарантий в сфере туризма нуждается в дальнейшем совершенствовании и законодательном регулировании .

Н. СИРИК, зав. кафедрой гражданского права и процесса Смоленского гуманитарного университета

ratanews.ru. Свежий номер. news_29042009_4.stm .

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Исполнение договора как доказательство его заключенности

АННОТАЦИЯ ANNOTATION

В статье обосновывается вывод о невозможно- This article involves reasoning for impossibility to сти признания незаключенными уже исполнен- declare contracts non-concluded in case of fully ных договоров, а в отдельных случаях и догово- discharged contracts or partially discharged conров, исполнение по которым только началось. tracts in certain cases. A party which accepted the Сторона, получившая и принявшая исполнение consideration under the contract should not be able по договору, должна быть лишена права в даль- to subsequently allege the fact that the contract is нейшем ссылаться на незаключенность дого- non-concluded .

вора .

This key thesis is formulated by the author in the form of a particular provision proposed for the incorporation into the Civil Code of RF .

–  –  –

Дела о признании договоров незаключенными — одна из самых распространенных категорий судебных споров за время действия ГК РФ. Наибольшую опасность для гражданского оборота представляют иски о признании незаключенными уже исполненных (полностью или частично) договоров, поскольку в подавляющем большинстве случаев такие действия вызваны стремлением недобросовестных участников уклониться от исполнения договорных обязательств либо избежать ответственности за неисполнение или ненадлежащее их исполнение .

Вот две наиболее типичные ситуации. Первая. Арендодатель, желая освободиться от ставшего для него по каким-либо причинам обременительным договора аренды (появился новый арендатор, готовый предложить бльшую цену; арендодатель желает самостоятельно использовать имущество, выступающее предметом договора), пытается признать уже какое-то время исполнявшийся договор незаключенным, ссылаясь на несогласованность с арендатором условий договора (неопределенность предмета, размера арендной платы и др.) .

Вторая. Согласно заключенному договору строительного подряда стороны обусловили начало выполнения работ моментом получения предоплаты. Подобное условие весьма часто встречается на практике и выступает для подрядчика своего рода гарантией серьезности намерений заказчика. После внесения предоплаты (в строгом соответствии с условиями договора) подрядчик приступил к выполнению работ, но нарушил срок их окончания. Заказчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с подрядчика договорной неустойки за просрочку выполнения работ. Подрядчик, возражая против заявленного требования, но не оспаривая сам факт ненадлежащего исполнения обязательства, ссылается на незаключенность договора по причине отсутствия в его тексте четко выраженного согласия сторон о начальном сроке выполнения работ, которое в силу ст. 708 ГК РФ является существенным условием договора подряда. В качестве обоснования своей позиции подрядчик указываетл на нарушение сторонами требований ст. 190 ГК РФ, в соответствии с которой условие о сроке (срок Хозяйство и право начала работ) недопустимо ставить в зависимость от события, которое может не наступить, — внесения предоплаты .

Недобросовестность поведения арендодателя в первом примере и подрядчика во втором, казалось бы, очевидна. Если между сторонами действительно существовали разногласия относительно условий договора, то они стали бы непреодолимым препятствием к дальнейшему его исполнению: несогласованность условия о размере арендной платы выявилась бы при первом же платеже; расхождение позиций сторон в вопросе о начальном сроке работ могло вовсе стать причиной того, что подрядчик не приступил бы к исполнению обязательства. Если же подрядчик счел возможным начать его исполнение (после внесения заказчиком предоплаты, то есть тех действий, которые согласно условиям сделки были сигналом к началу исполнения), значит, считал условие о начале работ согласованным, а договор заключенным .

Следует поддержать мнение А. Бабаева о том, что этот вопрос несколько сложнее, чем может показаться на первый взгляд. «С точки зрения буквы закона более правильной следует признать позицию судов, констатирующих незаключенность договора подряда, согласно условиям которого течение начального срока исполнения работ поставлено в зависимость от действий одной из сторон. Действительно, совершение действия не может рассматриваться в качестве события, которое неизбежно наступит (ст. 190 ГК), следовательно, условие о сроке в таком случае сторонами не согласовано. Поскольку условие о начальном сроке исполнения работ по договору подряда является существенным (ст. 708 ГК), сам договор должен считаться незаключенным, а все полученное по такому договору должно считаться неосновательным обогащением сторон». Вместе с тем «такое положение вещей в условиях частично или полностью исполненного договора представляется неправильным и несправедливым» 1 .

В качестве выхода из сложившейся коллизионной ситуации А. Бабаев предлагает исключение из ГК РФ указания на начало выполнения работ из числа существенных условий договора подряда .

Считаю это предложение вполне разумным и заслуживающим всяческой поддержки .

Особую опасность представляют ситуации, в которых когда один из участников сделки является более «сильной» стороной по отношению к своему контрагенту и имеет возможность навязывать ему свои условия договора. К примеру, в договорах страхования страховщик — более защищенная сторона хотя бы в силу того, что заключаемый договор всегда подписывается в его редакции. Несмотря на то что договор страхования по смыслу ст. 428 ГК РФ не является договором присоединения, добиться, особенно физическому лицу, изменения или исключения отдельных положений разработанной страховщиком трафаретной формы договора страхования практически невозможно. Этим обстоятельством активно пользуются страховые компании, намеренно включающие в договор противоречивые или завуалированные условия, позволяющие на случай наступления обязанности по страховой выплате ссылаться на его незаключенность 2 .

Стремление избежать ответственности или обязанности исполнять договор объясняет, но не оправдывает данные действия недобросовестных участников .

Как справедливо отмечает Д. И. Степанов: «кроме разрыва ранее возникших договорных связей и нестабильности гражданского оборота, проистекающего из описанного положения, такая ситуация приводит к ослаблению всей системы отечественного гражданского права, разочарованию участников оборота в возможностях российского права, а это, в свою очередь, стимулирует отток деловой активности в иностранные правопорядки, то есть подчинение отношений, имеющих тесную связь с российской экономической жизнью, нормам иностранного, в том числе договорного, права…» 3 .

Практика применения Гражданского кодекса РФ части первой / Под общ. ред. В. А. Белова. — М., 2010, с. 366-367 .

Конкретный пример использования одного из таких условий описан в статье А.. Егорова. — См.: Егоров А. В .

–  –  –

Ошибочно полагать, что главная причина увеличения количества случаев признания незаключенными уже исполненных договоров кроется исключительно в желании недобросовестных контрагентов получить некую выгоду, будь то освобождение от исполнения обязательства или уплаты неустойки либо просто затягивание процесса в целях отсрочки наступления нежелательных последствий. Не меньший, а, пожалуй, даже больший «вклад» в создание подобной порочной практики вносят правоприменительные органы. В таких ситуациях суды вроде бы должны приходить на помощь добросовестным участникам споров, используя весь правовой арсенал для сохранения договора. На деле это происходит не всегда. В одних случаях суды действительно придают значение исполнению договора при заявлении требования о его незаключенности, в других — берет верх формальный подход, согласно которому отсутствие в тексте договора четко выраженного согласия сторон по всем существенным условиям влечет признание его незаключенным. Двойственность подхода судебных инстанций легко проследить по решениям, вынесенным в ситуациях, схожих с приведенными примерами по договорам аренды и подряда .

Как правило, суд встает на сторону арендатора, указывая, что вопрос о незаключенности ввиду неопределенности существенных условий договора следует обсуждать до его исполнения. Поскольку договор сторонами исполнен и в ходе исполнения у сторон не возникало разногласий относительно его содержания, существенные условия (предмет и/или размер арендной платы) не могут считаться несогласованными, а договор незаключенным (см., к примеру, постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 16 января 2009 года № Ф08-8159/2008 по делу № А32-4062/2008-35/93, ФАС Северо-Западного округа от 6 апреля 2007 года по делу № А56-53623/2005) .

Однако есть решения, в которых суд занимает позицию арендодателя, признавая договор незаключенным по причине отсутствия в его тексте четко выраженного согласия сторон по всем существенным условиям (см., к примеру, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 18 мая 2009 года по делу № А11-5166/2008-К1-2/202) .

Та же двойственность прослеживается и в ситуации с договором подряда. Примеры решений в пользу подрядчика — постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 21 сентября 2009 года по делу № А33-18099/08, ФАС Московского округа от 17 апреля 2009 года по делу № КГ-А41/2839-09. Примеры решений в пользу заказчика — постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 12 февраля 2009 года № А33-3723/08-Ф02-122/09 по делу № А33-3723/08, ФАС Северо-Кавказского округа от 10 июля 2007 года № Ф08-4144/2007 по делу № А63-15349/2006-С3 .

Суды нередко признают незаключенным исполненный (полностью либо частично) договор лишь на основании изучения текста договора, но не самого правоотношения в целом .

, в тексте которого отсутствует четко выраженное согласие сторон по всем существенным условиям. Мотивировочная часть судебных постановлений в таких случаях выглядит всегда одинаковой: сначала суд приводит понятие существенных условий, данное в общей норме ст. 432 ГК РФ, затем ссылается на специальную норму Кодекса, содержащую указание на существенные условия того или иного договорного типа, и уже затем выносит «вердикт» о незаключенности договора по причине отсутствия в его тексте существенных условий, перечисленных в специальной норме .

Вывод о наличии договорных отношений делается судом лишь на основании изучения текста договора, но не самого правоотношения в целом .

Как известно, в теории гражданского права отмечается многозначность термина «договор». Под ним принято понимать: 1) юридический факт как основание возникновения правоотношения; 2) само это правоотношение; 3) документ как форму, в которую правоотношение облечено 4 .

Оценивать с позиций незаключенности «договор-документ» суд вправе лишь в случаях прямого указания закона на то, что он должен быть заключен в форме одного документа, Более подробно об этом см.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая: Общие поло

–  –  –

подписанного сторонами. Речь идет о сделках купли-продажи недвижимости, аренды зданий и сооружений, продажи или аренды предприятия как имущественного комплекса (ст. 550, 560, 651, 658 ГК РФ). В перечисленных случаях предшествовавшие заключению договора переговоры и переписка сторон не имеют юридического значения и не могут быть использованы для восполнения их воли, недостаточно четко выраженной в тексте договора .

Во всех остальных ситуациях при решении вопроса о незаключенности договора анализу должен подвергаться такой аспект понятия «договор», как «договор-право-отношение». Даже в случае несовершенства текста договора (как бумажного носителя) волеизъявление сторон может быть уточнено, дополнено другими документами, которыми стороны обменивались в процессе заключения и/или исполнения договора. Такими документами, как указал Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в рекомендациях, направленных нижестоящим судам еще в 1994 году, выступают как письменные документы (обмен письмами, телеграммами, телефонограммами и т. п.), так и действия сторон. К действиям может, например, относиться отгрузка указанной в письме покупателя продукции и выставление платежного требования на ее оплату по предложенной покупателем цене. Арбитражному суду следует также оценить предшествовавшие сделке переговоры, переписку, практику, установившуюся во взаимоотношениях сторон, последующее поведение сторон и т. п. (п. 1 Письма ВАС РФ от 19 августа 1994 года № С1-7/ОП-587 «Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебноарбитражной практике») .

Показательным примером может служить дело, рассмотренное Президиумом ВАС РФ в порядке надзора. Обстоятельства спора заключались в следующем. Поставщик обратился в арбитражный суд с иском к покупателю о взыскании задолженности за оборудование, переданное последнему во исполнение договора поставки по акту приема-передачи, и процентов за пользование чужими денежными средствами .

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суды трех инстанций признали договор поставки и монтажа оборудования незаключенным в связи с несогласованностью наименования и количества подлежащего передаче оборудования и отсутствием спецификации, а потому сочли, что у покупателя не возникло обязанности оплатить оборудование, полученное по незаключенному договору .

В заявлении, поданном в ВАС РФ о пересмотре в порядке надзора решения суда первой и постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций, поставщик просил отменить названные судебные акты, поскольку считал, что стороны согласовали наименование и количество поставленного оборудования в момент приемки .

Ответчик принял это оборудование, владеет и пользуется им. Заявленный иск основан не на договоре как письменном документе, а на фактических обстоятельствах (поставка и монтаж оборудования и неполная их оплата) .

Рассмотрев заявление о пересмотре в порядке надзора оспариваемых судебных актов и проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, Президиум ВАС РФ отменил указанные акты, а дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом Президиум ВАС РФ при вынесении постановления руководствовался следующим .

На основании п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. В соответствии с п. 3 ст. 455 ГК РФ условие договора купли-продажи (поставки) о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара .

Согласно акту приема-передачи оборудование было передано поставщиком покупателю в день подписания договора, то есть момент передачи оборудования совпадает с моментом заключения договора. В акте приема-передачи, содержащем перечень поставленного оборудования с указанием его наименования и количества, сделана ссылка на упомянутый договор. Итоговая стоимость оборудования и работ, обозначенная в акте, соответствует их стоимости, определенной в договоре. Актом приема-передачи стороны оформили исполнение данного договора, передачу оборудования и выполнение работ. Покупатель оплатил поставку и монтаж оборудования, Точка зрения 105 что подтверждается копиями платежных поручений, где в графе «Назначение платежа» имеется ссылка на договор. Факты получения оборудования и его частичной оплаты судом установлены и покупателем не отрицаются .

На основании изложенного сделан вывод о согласовании сторонами условия договора о товаре. Следовательно, у ответчика наличествует обязанность по уплате оставшейся части долга. Таким образом, содержащиеся в оспариваемых судебных актах выводы о незаключенности договора и отсутствии у ответчика обязанности перед истцом по оплате полученного по этому договору оборудования не основаны на законе и противоречат фактическим обстоятельствам дела (постановление Президиума ВАС РФ от 31 января 2006 года № 7876/05) .

Итак, решающее значение для признания договора заключенным имеет факт исполнения обязательства одной стороной и принятие этого исполнения без каких-ли-бо оговорок другой стороной .

Как справедливо указывает Д. Беловецкая, «даже в случае фактической незаключенности договора не всегда есть необходимость признавать его таковым. Несовершенство его текста может быть, в принципе, восполнено фактическими действиями, исполнением» 5. В. Кияшко также отмечает, что «факт заключения (незаключения) договора имеет значение прежде всего до момента его исполнения, поскольку исполнение и безоговорочное его принятие зачастую может свидетельствовать о том, что договор заключен» 6 .

При этом следует понимать, что сами по себе действия сторон по исполнению договорного правоотношения (передача вещи, уплата денег, выполнение работ и т .

п.) к вопросу его возникновения отношения не имеют, они всего лишь восполняют несовершенство текста договора и выступают доказательством отсутствия в отношениях сторон разногласий по условиям, которые считаются существенными для данного договорного типа. Более того, как справедливо отмечает С. Сарбаш, действия по исполнению обязательства всегда направлены на его прекращение, ибо надлежащее исполнение является юридическим фактом, с которым правопорядок связывает прекращение притязания кредитора и корреспондирующей ему обязанности должника 7 .

Учитывая С учетом сказанное,го становится очевидной необоснованность решений арбитражных судов, в которых незаключенным признается уже полностью исполненный сторонами договор. Получается, что суд признает невозникшим правоотношение, которое не только возникло, но уже и прекратилось .

Подход судебной практики, придающий значение исполнению договора при решении вопроса о его незаключенности, в последние годы получает все большее распространение .

Уже устоявшимися можно назвать формулировки типа: «Отсутствие каких-либо возражений о незаключенности договора до рассмотрения иска о взыскании долга по договору либо о применении договорной ответственности может с учетом обстоятельств дела свидетельствовать о том, что договор заключен» (см. постановления ФАС Уральского округа от 30 марта 2010 года № Ф09-9844/09-С3 по делу № А76Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13 октября 2009 года № 17АП-9143/2009-ГК по делу № А71-5215/2009) либо: «Несогласованность воли сторон при заключении договора исцеляется его реальным исполнением, поэтому если договор исполнен, условие о его предмете не считается несогласованным, а договор должен быть признан заключенным в исполненной части» (см. постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 12 марта 2008 года № Ф08-827/08 по делу № А32-10016/2006-49/315, Третьего арбитражного апелляционного суда от 7 ноября 2008 года № А33-2621/2008-03АП-3088/2008 по делу № А33-2621/2008). А в неко- Беловецкая Д. И. Сравнительный анализ институтов признания договора недействительным и незаключенным применительно к договору страхования // Страховое право, 2005, № 3, с. 2 .

Кияшко В. А. Несостоявшиеся сделки: очерк законодательства, теории и правоприменительной практики. —

–  –  –

торых случаях отказ в признании договора незаключенным суды связывают даже не столько с исполнением договора, сколько с «действиями по выполнению его условий» (см., к примеру, постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 22 сентября 2009 года по делу № А58-4502/08, ФАС Северо-Западного округа от 10 августа 2006 года по делу № А56-18889/2005, ФАС Поволжского округа от 02 марта 2006 года по делу № А72-6488/04-20/275) .

Однако встречаются решения, в которых суды, излишне формально трактуя действующее законодательство, необоснованно признают договоры незаключенными. Вопрос о незаключенности договора решается судом исходя из буквальных формулировок текста документа, но не фактически возникшего между сторонами правоотношения .

Субподрядчик обратился в арбитражный суд с требованием о взыскании с генподрядчика задолженности по оплате выполненных работ и договорной неустойки за нарушение сроков оплаты. Ответчик, не оспаривая факт наличия задолженности, просил снизить исковые требования на два процента — размер скидки, предусмотренной условиями договора субподряда .

Исследовав условия договора, суды всех инстанций пришли к выводу о его незаключенности на основании ст. 432, 708 ГК РФ ввиду несогласования сторонами существенного условия о сроках выполнения работ. Вместе с тем, проанализировав представленные в материалы дела акты о приемке выполненных работ, подписанные сторонами без замечаний, содержащие наименование, объем и стоимость выполненных работ, суды отметили, что эти документы свидетельствуют о наличии между сторонами фактических отношений по подряду и являются основанием для возникновения у подрядчика обязательства по оплате принятых работ в соответствии со ст. 309, 310 ГК РФ .

Изучив доводы ответчика о необходимости снижения исковых требований на размер скидки, предусмотренной договором, суды пришли к выводу, что незаключенный договор не влечет юридических последствий, следовательно, у сторон нет оснований ссылаться на его условия (постановление ФАС Уральского округа от 29 июня 2009 года № Ф09-4442/09-С4 по делу № А07-18176/2008-Г-ВМХ) .

В ходе рассмотрения данного дела истец до вынесения решения отказался от требований о взыскании неустойки, хотя можно с уверенностью утверждать, что по тем же самым мотивам в этом требовании истцу все равно было бы отказано 8 .

Описанное дело примечательно по двум обстоятельствам. Во-первых, суд самостоятельно признал договор незаключенным, хотя сторонами соответствующее требование не заявлялось — они считали сделку состоявшейся. Подобная «самодеятельность» судов порой расходится с интересами самих участников спора, а иногда становится своего рода «бонусом» для того, кому аннулирование договора позволяет избежать негативных последствий. Так, признание договора незаключенным для ответчика привело к завышению исковых требований (из-за отказа в применении договорного условия о скидке), для истца — к отказу в требовании о взыскании договорной неустойки. Такая инициатива судов допустима исключительно в случаях обязательности заключения договора в форме единого для сторон документа (ст. 550, 560, 651, 658 ГК РФ), во всех прочих ситуациях первичной должна быть точка зрения самих участников спора по этому вопросу: если у них нет расхождений по существенным пунктам, презюмировать договор заключенным, а правоотношение — возникшим .

Признав договор подряда несостоявшимся, суд установил наличие между сторонами неких «фактических отношений по подряду». Возникает ряд закономерных вопросов: какова правовая сущность этих отношений, в чем их правовое отличие от отношений, основанных на договоре, требуется ли для таких отношений наличие согласия сторон по всем существенным условиям или для них установлено какое-то льготное регулирование?

Это подтверждается и материалами судебной практики. См., к примеру, постановления ФАС Западно-Сибир

–  –  –

Расценив договор как незаключенный из-за внешних дефектов «договора-доку-мента», суд встает перед необходимостью квалифицировать фактически возникшее между сторонами обязательство. Квалифицировать это как внедоговорное кондикционное обязательство суд не осмеливается, ибо совокупность действий, совершенных обеими сторонами, ясно свидетельствует о том, что некое правовое основание в своих отношениях они все же подразумевали .

Назвать это обязательство договорным суд опасается, поскольку сам же признал подписанный сторонами договор незаключенным. В результате появляются некие гибридные «фактические отношения по подряду», «фактические отношения по поставке», «фактические отношения по аренде», которые, с одной стороны, не являются, по мнению суда, договорными, а с другой стороны, регулируются нормами ГК РФ о договорах .

Процитирую точку зрения Арбитражного суда Кемеровской области: «вряд ли при оценке договора на предмет его заключенности возможна ссылка на фактические отношения, сложившиеся между арендодателем и арендатором, без учета условий договора и норм закона, регулирующих данные правоотношения. Нормами Гражданского кодекса РФ не предусмотрены фактические договорные отношения, а могут быть недоговорные фактически сложившиеся отношения» 9 .

Эта правовая коллизия решается просто: все то, что суд именует «фактическими отношениями», следует расценивать исключительно в качестве действий, восполняющих волю сторон незаключенного договора в части определения его существенных условий, либо в качестве обстоятельств, свидетельствующих о согласовании этих условий реальным исполнением .

Кроме того, признавая «юридическим нулем» документ, текст которого не содержит ясности в вопросе единства позиций сторон по существенным пунктам, суд лишает участников спора возможности использовать все прочие условия договора, хотя и не являющиеся существенными, но необходимость достижения соглашения по которым сомнений не вызывает. Так, субподрядчик, заключая договор, пребывает в уверенности, что в случае несвоевременной оплаты за выполненные им работы он способен восстановить свое нарушенное право предъявлением требования о взыскании договорной неустойки. Генподрядчик, заключая договор, убежден, что при оплате стоимости работ он вправе рассчитывать на скидку, закрепленную в условиях договора. Другими словами, налицо правовая определенность и предсказуемость в отношениях независимо от того, надлежащим или ненадлежащим образом будет исполняться обязательство .

Стороны лишаются определенности с момента аннулирования сделки. Небрежность сторон при оформлении договора, к сожалению, свойственная российскому деловому обороту, иногда приводит к нежелательным последствиям .

Непоследовательность судебной практики применения института незаключенности, в первую очередь, свидетельствует о наличии пробелов законодательного регулирования в вопросах определения момента возникновения договорного обязательства, что открывает недобросовестным контрагентам практически неограниченные воз-можности для его аннулирования .

В Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (подп. 7.2 п. 7 раздела V) (далее — Концепция) также предлагается именно на законодательном уровне «решить вопрос о самой возможности исков о признании договоров незаключенными (допускать ли вообще такой иск как самостоятельное средство правовой защиты или ограничить право стороны, принявшей исполнение от контрагента по договору, на предъявление такого иска), а в случае положительного решения вопроса также определить правовые последствия признания договора незаключенным» 10. В проекте Концепции содержится более развернутое пояснение предлагаемого нововведения: «необходимо предусмотреть в ГК РФ положения, которые лишали бы стороны договора права ставить вопрос о незаключенности договора, в Обобщение практики рассмотрения Арбитражным судом Кемеровской области споров, связанных с признанием

–  –  –

том числе заявлять соответствующие иски, направленные на признание договора незаключенным, после наступления определённых определенных обстоятельств, например, после начала исполнения обязательства по договору или принятия исполнения, в том числе частичного»

(п. 3.8.1 раздела VII) 11 .

Цитируемые положения Концепции нашли свое отражение в проекте изменений ГК РФ, опубликованном в конце 2010 года на сайте ВАС РФ. Пункт 3 статьи 4461 этого проекта содержит норму следующего содержания: «3. Сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору или иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если иное не предусмотрено законом» 12 .

Редакцию этого пункта следует признать весьма удачной, а предложение принять саму норму — давно назревшим. Закрепление в законодательстве подобного правила, направленного на максимально возможное сохранение договора, позволит «оздоровить» судебную практику, а также повысить стабильность гражданского оборота в целом. Однажды возникшая обязательственная связь между сторонами не должна и не может становиться иррелевантной для правопорядка .

В данном случае будет уместно привести высказывание выдающегося русского цивилиста Д. Мейера, который считал, что «коренное правило для юриста — всячески поддерживать сделку, ибо нельзя предполагать, что участники ее действовали напрасно, а, напротив, должно дать место предположению, что они хотели постановить нечто действительное» 1312 .

Стоит поддержать стремление разработчиков Концепции закрепить в законодательстве принцип максимально возможного сохранения договора. Однажды возникшая обязательственная связь между сторонами не должна и не может становиться иррелевантной для правопорядка .

Для решения рассматриваемой проблемы следует ввести в главу 28 ГК РФ («Заключение договора») новую статью, предусматривающую, что возражение о незаключенности договора сторона может предъявить до тех пор, пока у нее существует право требовать исполнения основанных на таком договоре обязательств .

Нельзя оставить без внимания тот факт, что схожая по содержанию норма была закреплена в абз. 2 ст. 65 проекта Гражданского уложения Российской империи в части регулирования вопросов недействительности сделок, совершенных под влиянием принуждения, существенной ошибки или обмана 13. Как отмечает В. Витрянский, она «может быть сегодня рекомендована к включению в действующий Гражданский кодекс Российской Федерации практически в неизменном виде, что позволило бы в значительной степени «оздоровить» судебно-арбитражную практику по спорам о Проект Концепции совершенствования общих положений обязательственного права России // Приложение

–  –  –

Упрощение или упрощенчество?

АННОТАЦИЯ ANNOTATION

В статье рассматриваются правовые проблемы The article examines the legal problems of simplified упрощенного порядка государственной регистра- procedure for state registration of real estate .

ции прав на недвижимое имущество. Доказано, Proved that a simplified procedure for registration of что упрощенный порядок регистрации прав на immovable property does not fully guarantee недвижимое имущество не в полной мере гаран- the safety and protection of subjective rights and тирует охрану и защиту субъективных прав и legitimate interests. The proposals to improve охраняемых законом интересов. Сформулирова- the substantive and procedural law .

ны предложения по совершенствованию матери- KEY WORDS: rights to immovable property, state ального и процессуального законодательства. registration, simplifiedprocedure for state registraКЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: права на недвижимое иму- tion .

щество, государственная регистрация, упрощенный порядок государственной регистрации .

Федеральным законом от 30 июня 2006 года № 93-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросу оформления в упрощенном порядке прав граждан на отдельные объекты недвижимого имущества» введен упрощенный порядок государственной регистрации прав на недвижимое имущество .

По мнению ряда специалистов, в отношении земельных участков упрощенный порядок приводит к определенным негативным последствиям 1. Об этом свидетельствует и судебная практика .

В. обратился к Т. с иском о признании недействительными государственной регистрации права собственности на земельный участок за Т., записи регистрации в государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, свидетельства Т. о государственной регистрации прав на земельный участок с определенным кадастровым номером и местоположением и кадастрового плана спорного земельноСм.: Мясникова Н. Негативные последствия упрощенного порядка оформления прав граждан на земельные

–  –  –

го участка. Исходя из процессуальных правил рассмотрения таких споров суд привлек к участию в деле регистрирующий орган и соответствующие землеустроительные органы и организации. Право собственности на земельный участок за Т. было зарегистрировано в упрощенном порядке — на основе решения исполнительного комитета совета народных депутатов о разделе домовладения в 1978 году .

Истец указал на то, что в свидетельстве о государственной регистрации права на земельный участок нет ссылки на акт о предоставлении земельного участка Т.; решение исполнительного комитета совета народных депутатов о реальном разделе домовладения не является решением о предоставлении земельного участка; акт согласования границ со стороны В. не подписывался, поскольку он не был извещен о межевании земельного участка; граница земельного участка установлена землеустроительной организацией таким образом, что принадлежащий на праве собственности В. погреб (сооружение) наполовину оказался на земельном участке Т., которая вбила в погреб металлические колья, сняла защитный слой земли и другие материалы с погреба, причинив этими действиями вред чужому имуществу .

Суд со ссылкой на то, что требования закона об упрощенном оформлении права собственности на объекты недвижимости соблюдены, отказал в удовлетворении требований о признании государственной регистрации права на земельный участок недействительной 2. Установленный законом упрощенный порядок оформления права собственности на земельный участок создал условия для нарушения субъективного права собственности гражданина на объект недвижимости — погреб .

Н. Мясникова предлагает исключить нормы, допускающие государственную регистрацию в упрощенном порядке права на земельный участок, не прошедший процедуру межевания 3 .

Однако в деле В. межевание земельного участка в установленном порядке было выполнено, но это отнюдь не гарантировало соблюдение его прав и законных интересов .

Представляется целесообразным ужесточить режим упрощенного оформления прав на объекты недвижимого имущества. Законодательство должно содержать запрет на государственную регистрацию права при отсутствии согласия правообладателей на согласование границ земельного участка. Данный запрет весьма актуален в условиях пока еще недостаточной компетентности кадастровых инженеров .

Проблемы возникают и в таких ситуациях, когда земельные участки предоставлялись семье под индивидуальное жилищное строительство (или для других предусмотренных законодательством целей), но документы о предоставлении земельного участка оформлены не на обоих супругов, а только на одного из них. Супругу, на имя которого оформлен земельный участок, для государственной регистрации права на объект недвижимости достаточно предъявить в регистрирующий орган акт о предоставлении земельного участка и межевой план. Права и законные интересы другого супруга могут быть нарушены .

По одному из дел суд установил, что исполнительный комитет совета народных депутатов предоставил земельный участок под индивидуальное жилищное строительство на имя одного из супругов. После расторжения брака муж оформил в упрощенном порядке право собственности на земельный участок. Суд признал за супругой долю в размере в праве собственности на жилой дом, возведенный супругами в период брака 4 .

Н. Мясникова сетует на то, что Федеральный закон от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» не содержит понятия и оснований для признания государственной регистрации недействительной 5 .

Архив Елецкого городского суда Липецкой области (дело № 2-290/2009) .

–  –  –

На это же обстоятельство ссылались в приведенном первом примере представители регистрирующего органа, защищаясь против требований В. о признании государственной регистрации права собственности на земельный участок за Т. недействительной. В соответствии с п. 1 ст. 2 названного Закона государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним — юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ. Согласно ст. 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными. Таким образом, правовая основа для признания государственной регистрации и взаимосвязанных с ней действий и документов существует. Однако признание государственного или муниципального акта, нарушающего права и охраняемые законом интересы субъектов гражданского права, недействительным составляет право, а не обязанность суда. В случае установления незаконности акта государственного или муниципального органа суд обязан признать такой акт недействительным, не ограничиваясь констатацией факта его незаконности. К сожалению, как представляется, действующее процессуальное законодательство, предусматривающее особенности производства по делам об оспаривании решений, действий и бездействия государственных и муниципальных органов, не в полной мере согласуется с предписаниями материального гражданского права .

В соответствии с ч. 1 ст. 258 ГПК РФ суд, признав заявление обоснованным, принимает решение об обязанности органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод гражданина или препятствие к осуществлению гражданином его прав и свобод. Следовательно, речь идет не о недействительности акта государственного или муниципального органа, а о возложении на компетентный орган обязанности устранить допущенное нарушение прав и свобод гражданина .

Согласно п. 28 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих» исходя из положений ст. 258 ГПК РФ суд удовлетворяет заявление об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если установит, что оспариваемое решение, действие (бездействие) нарушает права и свободы заявителя, а также не соответствует закону или иному нормативному правовому акту. В абз. 3 этого пункта дается расширительное толкование ч. 1 ст.

258 ГПК РФ, поскольку в нем сказано, что при удовлетворении заявления в резолютивной части решения суда необходимо указать:

либо на признание незаконным решения (ненормативного правового акта, решения о возложении на заявителя обязанности или решения о привлечении заявителя к ответственности) и в необходимых случаях на принятие в установленный судом срок мер для восстановления в полном объеме нарушенных прав и свобод заявителя или устранения препятствий к их осуществлению;

либо на признание незаконным действия (бездействия) и на возложение на орган или должностное лицо обязанности в течение определенного судом срока совершить в отношении заявителя конкретные действия .

Но незаконность и недействительность — все-таки разные понятия. Поэтому представляется необходимым приведение содержания ст. 258 ГПК РФ в соответствие с содержанием ст. 13 ГК РФ .

О. МАКАРОВ, Хозяйство и право адвокат, кандидат юридических наук, доцент

ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА

Как оспорить реорганизацию общества

АННОТАЦИЯ ANNOTATION

Правовые механизмы осуществления реоргани- The legal mechanisms of realization of reorganizaзации обществ далеки от совершенства, любая tion of societies are not at height, at all there is no реорганизация несет в себе высокий риск как для reorganization bears in itself high risk as for crediкредиторов (в виде проблемы взыскания задол- tors (in the form of a problem of collecting of debts женности по неисполненным обязательствам с under not executed obligations from the reorganized реорганизованного юридического лица), так и legal person), and for participants of economic для участников хозяйственных обществ. societies .

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: хозяйственное общество, KEY WORDS: economic society, reorganization, реорганизация, риски, кредиторы, акционеры, risks, creditors, shareholders, tax departments, the налоговые органы, исковое заявление, судебная statement of claim, judicial instance .

инстанция .

Любая реорганизация несет в себе высокий риск как для кредиторов в виде проблемы взыскания задолженности по неисполненным обязательствам с реорганизованного юридического лица, так и для участников хозяйственных обществ.

Среди основных можно назвать риски:

непринятия решения о реорганизации на общем собрании акционеров; неуведомления акционеров (не позднее 30 дней до даты общего собрания акционеров), кредиторов (не позднее 30 дней с даты принятия решения о реорганизации) и налоговых органов (не позднее трех дней с даты принятия решения о реорганизации); недостаточности средств для осуществления выкупа акций у акционеров, потребовавших выкупа; предъявления кредиторами требований о досрочном погашении долга; невключения некоторых обязательств в разделительный баланс;

невозможности соблюдения правил о чистых активах; связанные с работой выделяемых обществ без лицензии до момента получения лицензии на выделяемое общество; необходимости одобрения сделок, заключаемых между созданными в процессе реорганизации обществами;

возложения солидарной ответственности по уплате налогов на выделенные общества; возникновения дополнительных выплат по налогу на прибыль, НДС, налогу на имущество, другим налогам и сборам; несоблюдения требований кредиторов, а также ряд иных рисков, которые создают большое количество потенциальных оснований для оспаривания процесса реорганизации в судебном порядке .

Ни ГК РФ, ни специальные федеральные законы в настоящее время не позволяют определить основания оспаривания реорганизации, круг лиц, имеющих право на это, последствия такого оспаривания .

Кредиторы и заинтересованные лица в случае оспаривания реорганизации юридического лица должны выбирать между двумя видами исковых требований: о признании недействительной регистрации вновь созданных в результате реорганизации юридических лиц либо о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Выбор зависит, прежде всего, от тех правовых оснований, на которых осуществлялась реорганизация .

Если реорганизация была основана на гражданско-правовой сделке [например, договоре присоединения (слияния)], то подается исковое заявление о признании такой сделки ничтожХозяйство и право ной и применении последствий недействительности ничтожной сделки. В данном случае реорганизация является сделкой в понимании ст. 153 ГК РФ, а следовательно, реорганизация (сделка) может быть признана недействительной в значении ст. 167 ГК РФ. Кроме того, в п. 2 ст. 81 Федерального закона от 26 декабря 1995 года № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»

(далее — Закон об АО) законодатель приводит реорганизацию в перечне сделок, к которым не применяются положения главы XI Закона «Заинтересованность в совершении обществом сделки». Таким образом, реорганизация, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, согласно ст. 168 ГК РФ ничтожна. В частности, несоблюдение пра-вила об уведомлении кредиторов способно привести к признанию реорганизации недействительной на основании ст. 168 ГК РФ, если это повлекло нарушение прав и законных интересов кредиторов .

До недавнего времени такой же позиции придерживались и арбитражные суды .

Так, в 2001 году ФАС Поволжского округа посчитал передачу имущества от реорганизуемого общества в уставный капитал выделяемого общества сделкой. При этом требования истца (конкурсного управляющего) были заявлены на основании ст. 58, 59, 60, 168 ГК РФ, ст. 19 Закона об АО и мотивированы тем, что реорганизация общества в форме выделения нескольких обществ была произведена без передачи части прав и обязанностей и определения правопреемства по долгам; собранием не утвержден разделительный баланс; кредиторы не извещены о реорганизации общества .

В результате суд установил, что решение собрания акционеров о реорганизации общества принято с нарушением требований закона и является недействительным .

А раз недействительна сделка, то правовые основания передачи имущества в уставный капитал вновь возникшего акционерного общества отсутствуют (постановление от 16 августа 2001 года № А06-776-17/2001) .

Однако практика последних лет свидетельствует о приверженности судов противоположному подходу .

В частности, ФАС Московского округа определил, что передача имущества в соответствии с разделительным балансом не является самостоятельной сделкой в контексте ст. 153 ГК РФ, а представляет собой исполнение воли органа юридического лица, принявшего решение о реорганизации, и практическую реализацию этого решения (постановление от 9 августа 2002 года № КГ-А41/5085-02) .

Тот же суд в другом деле определил, что реорганизация сама по себе не является односторонней сделкой, поскольку в соответствии со ст. 57 ГК РФ реорганизация — способ прекращения юридических лиц или способ возникновения новых юридических лиц (постановление ФАС Московского округа от 17 февраля 2002 года № КГ-А41/8711-03). Еще в одном споре, отказывая в удовлетворении иска о признании регистрации недействительной сделкой, судебные инстанции также указали на отсутствие правового основания для признания реорганизации юридического лица сделкой. Суд посчитал, что реорганизация юридического лица образует сложный юридический состав, связанный с принятием решения о реорганизации юридического лица общим собранием акционеров, определением объема правопреемства в связи с утверждением разделительного баланса, передачей имущества, имущественных прав и обязанностей и регистрацией вновь созданного юридического лица (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 17 апреля 2002 года № А74-3091/01-К1-Ф02-58-/2002-С2) .

Таким образом, в большинстве случаев суды не признают реорганизацию сделкой, поэтому наиболее надежным для кредиторов при оспаривании реорганизации юридического лица, проведенной с нарушением закона, является оспаривание актов, опосредующих механизм реорганизации. Речь идет о решении о реорганизации, в том числе договоре о слиянии (присоединении); передаточном акте (разделительном балансе); учредительных документах созданных в процессе реорганизации юридических лиц; акте регистрирующего органа: о государственной регистрации юридического лица, созданного путем реорганизации, о внесении записи в ЕГРЮЛ о прекращении деятельности юридического лица в результате реорганизации; актах регистрирующих органов о государственной регистрации выпуска ценных бумаг .

Юридические лица 115 Принятие решения о реорганизации по Закону об АО и Федеральному закону от 8 февраля 1998 года № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО) представляет собой исключительное право общего собрания участников, то есть решение о реорганизации, совершенное в соответствии с требованиями законодательства, — это только решение общего собрания участников. Поэтому на порядок его судебного оспаривания должны распространяться общие правила об оспаривании решений общих собраний участников. Так, на основании правил п. 7 ст. 49 Закона об АО и п. 1 ст. 43 Закона об ООО решение общего собрания акционеров (участников) общества, принятое с нарушением требований указанных законов, иных правовых актов РФ, устава общества и нарушающее права и законные интересы акционера (участника) общества, может быть признано судом недействительным .

Оспорить решение общего собрания акционеров (участников) о реорганизации юридического лица правомочен только акционер или участник общества, причем не каждый, а только тот, который не принимал участия в голосовании (согласно Закону об АО право на иск имеет акционер, не принимавший участия в общем собрании акционеров, а не в голосовании по оспариваемому вопросу). Акционер, не принявший участие в общем собрании акционеров, — это акционер, который был включен в список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, но не зарегистрирован для участия в общем собрании акционеров (при проведении его в форме совместного присутствия) либо от него не поступили в установленный срок заполненные бюллетени для голосования (при заочной форме проведения собрания) или он голосовал против оспариваемого решения. При этом следует учитывать, что право оспорить решение о реорганизации (решение общего собрания участников) не предоставлено кредиторам .

В соответствии с Законом об АО и Законом об ООО для оспаривания акционером решения общего собрания участников о реорганизации юридического лица применяется сокращенный срок исковой давности, восстановление которого возможно только с помощью обременительной судебной процедуры. Так, Закон об АО ограничивает этот срок шестью месяцами со дня, когда акционер узнал или должен был узнать о принятом решении, Закон об ООО предусматривает еще меньший срок — два месяца со дня, когда участник узнал или должен был узнать о принятом решении, а если участник общества принимал участие в общем собрании участников общества, отсчет срока начинается со дня принятия оспариваемого решения .

Договор о слиянии (присоединении), будучи неотъемлемой частью решения о реорганизации, представляет собой еще и самостоятельный гражданско-правовой договор. Поэтому договор, заключенный между реорганизуемыми обществами, после утверждения его проекта общими собраниями участников рассматривается как договор в значении п. 1 ст. 420 ГК РФ .

Это позволяет оспорить договор о реорганизации и признать его недействительным независимо от признания недействительным решения общего собрания участников. Более того, в силу ст. 166 ГК РФ требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в ГК РФ, а требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки — любым заинтересованным лицом. Следовательно, договор, заключенный при слиянии (присоединении), вправе оспорить любое заинтересованное лицо, в том числе кредитор реорганизованного общества, при том что решение о реорганизации в форме выделения (разделения) оспаривается только по иску участника (акционера) .

Таким образом, оспаривание в арбитражном суде договора о реорганизации — наиболее приемлемый способ защиты интересов кредиторов. Оно осуществляется по общим правилам искового производства .

Относительно оспаривания передаточного акта и разделительного баланса необходимо отметить, что действующее законодательство не раскрывает содержание этих документов, а по смыслу ст. 58, 59 ГК РФ указанные акты являются документами, опосредующими переход прав и обязанностей в порядке правопреемства. Передаточный акт и разделительный баланс Хозяйство и право утверждаются общим собранием участников не как самостоятельные документы, а как часть условий реорганизации о переходе имущества. Однако в силу того, что сведения, содержащиеся в них, зачастую включают документы бухгалтерской отчетности, акты инвентаризации и т. п., они оформляются в виде отдельных документов .

Поэтому разделительный баланс и передаточный акт должны оспариваться как часть решения общего собрания участников о реорганизации и на порядок оспаривания указанных документов распространяются правила оспаривания решения о реорганизации .

При подаче искового заявления о признании недействительным разделительного баланса советуем также заявлять требования о признании недействительными сделок по передаче имущества, совершенных в связи с реорганизацией согласно разделительному балансу. Мотивировать такое требование следует тем, что сделки по передаче отдельных имущественных объектов в процессе реорганизации прикрывают отчуждение в пользу нового общества предприятий как имущественных комплексов, либо тем, что реорганизация была проведена с целью освобождения реорга-низуемого общества от уплаты долгов, а имущество передано новому обществу с целью сокрытия от обращения на него взыскания кредиторами .

ФАС Уральского округа расценил действия по передаче имущества, совершенные в связи с реорганизацией общества в форме выделения, как притворные сделки на том основании, что вновь созданным обществам передавались не просто имущественные объекты, а предприятия как единые имущественные комплексы, а реорганизация преследовала цель сокрытия активов реорганизуемого общества от обращения взыскания на них по требованиям кредиторов. Поэтому суд счел, что к сделкам, которые в действительности имелись в виду, подлежат применению нормы ГК РФ, регулирующие отчуждение предприятий как единых имущественных комплексов. Суд также пришел к выводу, что оспариваемая реорганизация является формой злоупотребления правом, поскольку реорганизация как акт реализации гражданских прав должна отвечать общим требованиям, предъявляемым гражданским законодательством к поведению участников хозяйственных отношений, в том числе требованиям недопустимости злоупотребления гражданскими правами (постановление от 25 июля 2002 года № Ф09-171/02-ГК) .

Оспаривание акта органа, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц, о государственной регистрации юридического лица, созданного путем реорганизации, или о внесении в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности юридического лица в результате реорганизации обычно осуществляется путем подачи искового заявления о признании недействительной государственной регистрации вновь возникших юридических лиц (далее — недействительность регистрации реорганизации). Данная практика сложилась в результате применения аналогии закона, а именно п. 2 ст. 61 ГК РФ, согласно которому юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда о признании недействительной регистрации юридичес-кого лица в связи с допущенными при его создании нарушениями закона или иных правовых актов, если эти нарушения носят неустранимый характер. Говорить о признании регистрации реорганизации недействительной позволяет и норма Федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции», согласно которой реорганизация в форме слияния и присоединения, осуществленная с нарушением установленного законом порядка и приводящая к возникновению или усилению доминирования и (или) ограничению конкуренции, а также неисполнение предъявленных в соответствии с законом требований федерального антимонопольного органа являются основанием для признания государственной регистрации недействительной в судебном порядке по иску федерального антимонопольного ор-гана (ст. 34) .

На сегодняшний день в судебной практике используются два варианта определения правовых последствий признания недействительной регистрации реорганизации. В связи с отсутствием прямого законодательного регулирования оба варианта основываются на аналогии закона. В первом варианте по аналогии используется п. 2 ст. 61 ГК РФ (ликвидация вновь созданного юридического лица), а во втором — п. 2 ст. 167 ГК РФ (механизм, аналогичный двусторонней реституции) .

Юридические лица 117 Наиболее приемлемым для защиты прав кредиторов, безусловно, является второй вариант, который также косвенно вытекает из официальных разъяснений Президиума ВАС РФ в Информационном письме от 9 июня 2000 года № 54 «О сделках юридического лица, регистрация которого признана недействительной», хотя оно и касается только сделок юридических лиц, созданных путем учреждения, а не в процессе реорганизации. Позиция Президиума ВАС РФ такова: признание судом недействительной регистрации юридического лица само по себе не является основанием для того, чтобы считать ничтожными сделки данного юридического лица, совершенные до этого. Иначе говоря, констатируя наличие у общества правоспособности до признания его регистрации недействительной, Президиум ВАС РФ косвенно подтверждает, что регистрация должна считаться недействительной не с момента регистрации, а с момента признания ее таковой. Получается, что в случае проведения, например, реорганизации в форме разделения реорганизованное общество будет считаться прекратившим свою деятельность, а новые общества — созданными независимо от признания недействительной регистрации такой реорганизации .

Применив в качестве последствия недействительности регистрации реорганизации двустороннюю реституцию, кредитор «возвращает» себе право требования к первоначальному должнику, чего он лишился бы в случае ликвидации вновь созданного путем реорганизации юридического лица .

Выбор верного способа оспаривания зависит, прежде всего, от субъекта, желающего оспорить реорганизацию юридического лица, поскольку кредиторы и участники общества в данном случае имеют разные возможности. А оспаривание реорганизации эффективно только при применении соответствующих закону способов и механизмов .

И. ОСЬКИНА, генеральный директор ООО «Юрист», доктор юридических наук А. ЛУПУ, заместитель генерального директора, начальник отдела по работе с юридическими лицами ООО «Юрист», доктор юридических наук

ЗЕМЕЛЬНОЕ ПРАВО

Право собственности на земельные участки, занятые объектами археологического наследия

АННОТАЦИЯ ANNOTATION

В статье рассмотрены особенности гражданского In article features of a civil turn of the ground areas оборота земельных участков, занятых объектами occupied with objects of an archaeological heritage археологического наследия. Проанализирована are considered. Judiciary practice of оборотоспосудебная практика по вопросу об оборотоспо- собности the specified ground areas is analysed .

собности указанных земельных участков. Пред- Additions in the ground legislation, specifying a ложены дополнения в земельное законодатель- principle of a separate finding in a civil turn of ство, уточняющие принцип раздельного нахож- objects of an archaeological heritage and the ground дения в гражданском обороте объектов археоло- areas are offered .

гического наследия и земельных участков. KEY WORDS: the earths of historical and cultural КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: земли историко-культур- appointment, the ground areas, objects of an ного назначения, земельные участки, объекты archaeological heritage, the property right, a civil археологического наследия, право собственно- turn .

сти, гражданский оборот .

Один из видов земель историко-культурного назначения — земли объектов археологического наследия (п. 1 ст. 99 Земельного кодекса РФ). Понятие объектов археологического наследия определено в ст. 3 Федерального закона от 25 июня 2002 года № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (далее — Закон об объектах культурного наследия, Закон). Это разновидность памятников — частично или полностью скрытые в земле или под водой следы существования человека, включая все движимые предметы, имеющие к ним отношение, основным или одним из основных источников информации о которых являются археологические раскопки или находки. В соответствии с п. 2 ст. 49 названного Закона объект археологического наследия и земельный участок или участок водного объекта, в пределах которых он располагается, находятся в гражданском обороте раздельно. При этом объект археологического наследия находится в государственной собственности и отчуждаться не может, а земельный участок находится в свободном гражданском обороте (п. 3 ст. 49 и п. 1 ст. 50 Закона об объектах культурного наследия). Возникает вопрос: не противоречат ли положения ст. 49 и 50 Закона федеральному земельному законодательству?

Согласно ст. 27 ЗК РФ земельные участки, в границах которых расположены объекты археологического наследия, ограничиваются в обороте. Земельные участки, отнесенные к землям, ограниченным в обороте, не предоставляются в частную собственность, за исключением случаев, установленных федеральными законами (абз. 2 п. 2 ст. 27). Статья 49 Закона об объектах культурного наследия не предусматривает каких-либо запретов на оборот земельных участков, в пределах которых расположены объекты археологического наследия, а, напротив, закрепляет принцип раздельного участия в гражданском обороте земельного участка и объекта археологического наследия. В соответствии с п. 4 ст. 35 ЗК РФ отчуждение здания, строения, сооружения, находящихся на ограниченном в обороте земельном участке и принадлежащих одному лицу, проводится вместе с земельным участком, если федеральным законом разрешено предоставлять такой земельный участок в собственность граждан или юридических Земельное право 119 лиц. Не допускается отчуждение земельного участка без находящихся на нем здания, строения, сооружения, если они принадлежат одному лицу. Данная норма во взаимосвязи с пп. 2, 4 ст. 27 ЗК РФ, п. 1 ст. 49 и п. 1 ст. 50 Закона об объектах культурного наследия означает возможность отчуждения в ситуации, когда земельный участок находится в собственности гражданина или юридического лица, а объект археологического наследия – в государственной собственности, причем объект был обнаружен уже после того, как земельный участок перешел в частную собственность .

Но в п. 2 ст. 49 Закона не учтена одна важная особенность. Согласно ст. 42 ЗК РФ собственники земельных участков вправе и обязаны использовать земельный участок в соответствии с его целевым назначением и разрешенным использованием. Как может собственник земельного участка, в границах которого расположен памятник археологии, использовать земельный участок по его целевому назначению, не будучи собственником такого объекта?

Пунктом 3 ст. 49 и п. 1 ст. 50 Закона об объектах культурного наследия предусмотрено, что объекты археологического наследия находятся в государственной собственности и приватизации не подлежат. А земельный участок, занятый таким объектом, может быть в частной собственности. По п. 2 ст. 27 ЗК РФ земельные участки, отнесенные к землям, ограниченным в обороте, не предоставляются в частную собственность, за исключением случаев, установленных федеральными законами. В корреспондирующем ему п. 4 ст. 28 ЗК РФ закреплено, что не допускается отказ в предоставлении в собственность граждан и юридических лиц земельных участков, ограниченных в обороте и находящихся в государственной или муниципальной собственности, если федеральным законом разрешено предоставлять их в собственность граждан и юридических лиц. Тогда получается, что указание на раздельный гражданский оборот и есть такое разрешение. Между тем согласно п. 1 ст. 54 Закона об объектах культурного наследия земельный участок является неотъемлемой частью объекта культурного наследия .

Отсутствие четкого разрешения вопроса о пределах оборотоспособности земельных участков, занятых объектами археологического наследия, порождает неоднознач-ное применение норм материального права в судебной практике .

В определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 31 января 2007 года № 91-Г06-10 отмечено, что земельные участки, на которых расположены объекты археологического наследия и историко-культурного значения, используются строго в соответствии с их целевым назначением и ограничиваются в обороте; согласно абз. 2 п. 2 ст. 27 ЗК РФ такие земельные участки не предоставляются в частную собственность, за исключением случаев, установленных федеральными законами .

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда в кассационном определении от 24 августа 2009 года по делу № 33-1013 указала, что в отношении земель, ограниченных в обороте, перечень которых закреплен п. 5 ст. 27 ЗК РФ, закон вводит общий запрет на их передачу в частную собственность .

Вместе с тем согласно п. 2 ст. 27 ЗК РФ федеральным законом могут устанавливаться исключения из этого правила. Однако по смыслу п. 2 ст. 27 ЗК РФ и исходя из разрешительного метода регулирования земельных отношений такое исключение должно быть сформулировано в виде прямого дозволения на передачу в частную собственность конкретных категорий земельных участков из числа ограниченных в обороте земель. Закон об объектах культурного наследия не может быть признан таким специальным федеральным законом, так как не содержит правовых норм, прямо закрепляющих возможность предоставления земельных участков, занятых объектами археологического наследил, в частную собственность .

Приведенная позиция нашла отражение и в решении Арбитражного суда Псковской области от 20 января 2005 года № А52/6465/2004/1. Земельные участки, занятые объектами археологического наследия, отнесены к землям исторического культурного наследия, используются строго в соответствии с их целевым назначением (п. 1 ст. 99 ЗК РФ), в силу п. 5 ст. 27 ЗК РФ ограничены в обороте. В силу п. 3 ст. 49 ЗакоХозяйство и право на об объектах культурного наследия объекты археологического наследия находятся в государственной собственности и согласно п. 1 ст. 50 отчуждению из государственной собственности не подлежат. Следовательно, сделка купли-продажи спорного земельного участка не соответствует требованиям закона и является ничтожной на основании ст. 168 ГК РФ .

Сходную позицию занял и Арбитражный суд Костромской области. В решении от 5 мая 2009 года по делу № А31-1034/2009-28 суд пришел к выводу, что ни ЗК РФ, ни федеральные законы от 21 декабря 2001 года № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» и об объектах культурного наследия не относят земельные участки, занятые объектами исторического наследия, к изъятым из оборота и не содержат запрета на их приватизацию. Таким образом, законодатель предусмотрел возможность приобретения земельного участка, отнесенного к землям исторического культурного наследия, в собственность .

В постановлении Президиума ВАС РФ от 13 марта 2007 года № 15355/06 указано следующее. ООО «Эрго» обратилось с заявлением о приобретении в собственность земельного участка, занятого объектом археологического наследия, как собственник объекта недвижимого имущества, расположенного на этом же участке. В силу п. 4 ст. 28 ЗК РФ не допускается отказ в предоставлении в собственность граждан и юридических лиц земельных участков, ограниченных в обороте, если федеральным законодательством разрешено такое предоставление. В п. 1 ст. 36 ЗК РФ предусмотрено, что граждане и юридические лица, имеющие в собственности здания, строения, сооружения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, имеют исключительное право на приватизацию таких земельных участков .

Общим для приведенных судебных решений является то, что они связывают запрет оборота земельных участков, в пределах которых расположены объекты археологического наследия, с отсутствием общего разрешения, предусмотренного специальным федеральным законом .

На мой взгляд, эффективный способ решения проблемы раздельного нахождения в гражданском обороте объекта археологического наследия и земельного участка, в пределах которого он находится, состоит в следующем. Согласно п. 1 ст. 35 ЗК РФ при переходе права собственности на здание, строение, сооружение, находящиеся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний их собственник. Указанная норма корреспондирует положениям п. 1 ст. 6 ЗК РФ, предусматривающего в качестве объекта земельных отношений часть земельного участка .

Аналогичная позиция высказана и в литературе. Так, А. Голиченков полагает, что приобретение права на использование земельного участка на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний собственник здания, строения или сооружения, означает, что новым собственником может быть приобретено любое из прав, предусмотренных в ст. 15, 20-24 ЗК РФ 1, то есть в том числе публичный сервитут (право ограниченного пользования чужим земельным участком) .

Указанная точка зрения имеет важное значение в тех ситуациях, когда в собственности одного лица находятся и земельный участок, и объект недвижимости. В дальнейшем объект недвижимости может быть признан объектом археологического наследия, и тогда возникнет вопрос о юридической судьбе земельного участка. Сервитут же не требует фактического обладания вещью, то есть земельным участком (чего нельзя сказать о других земельно-правовых титулах), и одновременно выступает обременением, необходимым для обеспечения государственной охраны объекта археологического наследия, его изучения, проведения контроля за его состоянием и т. д .

Волков Г. А., Голиченков А. К., Козырь О. М. Постатейный научно-практический комментарий к Земельному

–  –  –

Установление публичного сервитута поможет избежать изъятия земельного участка или части земельного участка, в пределах которого (которой) располагается объект археологического наследия, для государственных нужд, с одной стороны, и обеспечить беспрепятственное проведение работ по сохранению объекта археологического наследия, — с другой. Поэтому п. 3 ст. 23 ЗК РФ следует дополнить таким новым основанием установления сервитута, как необходимость обеспечения сохранности объекта археологического наследия, введя подпункт 11: «для прохода через земельный участок в целях доступа к находящемуся на нем объекту археологического наследия в связи с обследованием, изучением и инвентаризацией объекта, а также проведением государственного контроля за его состоянием, проведением полевых археологических работ, а также в целях приспособления объекта археологи-ческого наследия для использования в современных условиях, если объект археологического наследия и земельный участок, в границах которого он располагается, находятся в гражданском обороте раздельно» .

И. БОГОМЯКОВ, аспирант кафедры экологического и земельного права юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, преподаватель кафедры политологии и правоведения экономического факультета ФГОУ ВПО «Московский государственный университет природообустройства»

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

Зачет стоимости неотделимых улучшений при выкупе имущества арендаторами

АННОТАЦИЯ ANNOTATION

Автор обобщает судебную практику разрешения The author generalizes the judicial practice of disспоров о зачете стоимости неотделимых улуч- pute resolution with regards to the offset of permaшений при выкупе имущества арендаторами — nent improvements in case of the buyout of property субъектами малого и среднего предпринима- by the tenant — small and medium enterprises .

тельства. Анализируются такие предпосылки Prerequisites of dispute resolution such as the разрешения спора, как правильный выбор спосо- correct choice of defense of the right, lodging a ба защиты права, предъявление иска к надле- claim to the appropriate defendant are analyzed .

жащему ответчику. Особое внимание уделено Special attention is drawn to the definition of the определению понятия неотделимых улучшений, term permanent improvements, procedure of their порядка их расчета, формам выражения согла- calculation, and the ways of expressing landlord's сия арендодателя на проведение неотделимых approval to carrying out such permanent improveулучшений. ments .

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: аренда, выкуп имущества, KEY WORDS: rent, buyout of property, permanent неотделимые улучшения, зачет. improvements, offset .

В рамках Федерального закона 22 июля 2008 года № 159-ФЗ «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон № 159-ФЗ, Закон) при реализации указанными субъектами права на выкуп арендуемого ими имущества возникают споры, в частности связанные с зачетом стоимости неотделимых улучшений в счет оплаты приобретаемого арендуемого имущества, если указанные улучшения осуществлены с согласия арендодателей (ч. 6 ст. 5 Закона). Обязанность арендодателя зачесть их стоимость соответствующие органы государственной власти или местного самоуправления нередко не выполняют, а стоимость выкупаемого имущества устанавливают в договорах купли-продажи без учета стоимости неотделимых улучшений .

В Информационном письме Президиума ВАС РФ от 5 ноября 2009 года № 134 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», где обобщена практика применения Закона, эта проблема не отражена, так как получила распространение после его издания .

Проанализируем трудности, с которыми сталкиваются как стороны, так и суд в делах данной категории .

Выбор способа защиты права Судебная практика 123 Это могут быть исковые требования о понуждении заключить договор или о передаче разногласий на рассмотрение суда, а также заявления о признании незаконными действий (бездействия) органа государственной власти или местного самоуправления, связанных с отказом зачесть стоимость неотделимых улучшений .

В силу ст. 4 Закона № 159-ФЗ заключение договора купли-продажи недвижимого имущества при намерении арендатора его приобрести является обязательным для органа государственной власти или местного самоуправления .

Аналогичная норма содержится в ст. 445 ГК РФ, где предусмотрены способы защиты, которые могут быть использованы заинтересованным лицом в зависимости от различных фактических обстоятельств дела .

Если одной из сторон договор подписан с протоколом разногласий и другая сторона с указанными разногласиями не согласна, они должны быть переданы на рассмотрение суда .

Исковые требования о понуждении (обязании) заключить договор купли-про-дажи могут быть предъявлены в случае уклонения продавца от заключения договора купли-продажи (п. 4 ст. 445 ГК РФ) .

Разграничение двух близких по своей природе способов защиты права — рассмотрение разногласий и понуждение к заключению договора — важно для правильного разрешения спора. Нередко заинтересованные лица ошибочно предъявляют иски о понуждении заключить договор в ситуации, когда ответчик от заключения договора не уклоняется, а между сторонами всего лишь возникли разногласия по цене договора и неотделимых улучшений .

Существует еще один способ защиты — обязание ответчика зачесть стоимость неотделимых улучшений. Предъявление иска с такими исковыми требованиями (пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения) допускается ст. 12 ГК РФ. Однако этот способ защиты, как и предъявление требования об оспаривании действий (бездействия) органа государственной власти или местного самоуправления, сами по себе не приведут к окончательному разрешению спорной ситуации, поскольку предполагают необходимость для ответчика совершить дополнительные действия (изменить цену договора купли-продажи, направить новый проект договора или согласовать цену, указанную истцом) по зачету стоимости улучшений во исполнение вынесенного решения или постановления суда. Указанные действия отдаляют момент выкупа имущества истцом, что, в свою очередь, ведет к увеличению его убытков в виде уплаченной за период согласования спорных условий арендной платы .

Данного недостатка лишены способы защиты права, основанные на применении ст. 445 ГК РФ: судебным актом спорная ситуация полностью разрешается и договор заключается в той редакции и на тех условиях, которые будут установлены судом .

Предъявление иска к надлежащему ответчику Ответчиками по данным спорам выступают органы государственной власти субъектов РФ и местного самоуправления .

Между тем, поскольку речь идет о выкупе государственного или муниципального имущества, то его собственниками, а следовательно, арендодателями и продавцами являются публично-правовые образования — субъекты РФ и муниципальные образования .

В силу ст. 125 ГК РФ от имени субъектов РФ и муниципальных образований приобретают и осуществляют свои права и обязанности, в том числе право на судебную защиту, их органы в рамках компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов .

Согласно п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 года № 23 «О неко-торых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации» в суде от имени Российской Федерации, субъекта РФ, муниципального образования по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействием) государственных органов (органов местного самоуправления) либо должностных лиц Хозяйство и право этих органов, а также по искам, предъявленным в порядке субсидиарной ответственности к публично-правовым образованиям по обязательствам созданных ими учреждений, выступает соответствующий главный распорядитель бюджетных средств .

Сфера применения данного разъяснения намного шире, чем определено в постановлении .

Несмотря на то, что этот документ посвящен отдельным ситуациям, когда взыскание осуществляется за счет казны публично-правового образования, в нем изложены общие правила участия публично-правовых образований в арбитражном судопроизводстве. Таким общим правилом является указание на то, что в качестве ответчиков должны выступать не органы государственной власти и местного самоуправления, а публично-правовые образования в лице указанных органов .

Следовательно, поскольку продавцом муниципального или государственного имущества выступает субъект РФ или муниципальное образование в лице уполномоченных органов, именно они (публично-правовые образования) являются надлежащими ответчиками по указанным делам .

Однако можно констатировать, что на практике суды признают надлежащими ответчиками государственные органы и органы местного самоуправления, по-видимо-му, презюмируя, что они выступают от имени соответствующих публично-правовых образований .

Понятие неотделимых улучшений Законодательство, в том числе Закон № 159-ФЗ, не содержит этого определения. Косвенно оно дано в ст. 623 ГК РФ, где указано, что в случае, когда арендатор произвел за счет собственных средств и с согласия арендодателя улучшения арендованного имущества, не отделимые без вреда для имущества, арендатор имеет право после прекращения договора на возмещение стоимости этих улучшений, если иное не предусмотрено договором аренды .

В юридической литературе и в судебной практике под улучшением понимается усовершенствование, реконструкция, модернизация имущества, в результате которой происходит улучшение его технических характеристик, расширение функциональных возможностей, приобретение более высоких потребительских свойств, повышение его стоимости .

Улучшения следует отличать от ремонта — устранения неисправностей, повреждений, замены изношенных конструкцией и деталей, устранения морального и физического износа, поддержания имущества в исправном состоянии .

Понятие текущего и капитального ремонта дано, например, в Положении об организации и проведении реконструкции, ремонта и технического обслуживания жилых зданий, объектов коммунального и социально-культурного назначения, утвержденном приказом Госкомархитектуры РФ при Госстрое СССР от 23 ноября 1988 года № 312. Положение определяет также реконструкцию. Под ней понимается комплекс работ, связанных с изменением основных технико-экономических показателей (количества и площади помещений) в целях улучшения качества обслуживания и увеличения объема услуг (приложение № 1 к названному Положению) .

Несмотря на различие понятий «улучшение» и «ремонт» арендованного имущества, правоприменительная практика именно в отношении зачета стоимости неотделимых улучшений исходит из расширенного понимания улучшений. Относительно ч. 6 ст. 5 Закона № 159-ФЗ улучшениями, подлежащими зачету в счет стоимости выкупаемого имущества, считаются любые улучшения, которые выполнены арендатором в течение всего срока аренды .

Указанные улучшения могут быть результатом как капитального ремонта, так и реконструкции имущества. По сути, к улучшениям в данном случае относятся любые вложения в арендованное имущество .

Судебная практика 125 Данный подход оправдан, поскольку, как показывает практика, арендаторы получают в аренду имущество, изначально требующее капитального ремонта .

При таких обстоятельствах проведенный капитальный ремонт, часто связанный с реконструкцией помещения, представляет собой инвестирование средств в муниципальную или государственную собственность, которое и подлежит возмещению собственником 1 .

Таким образом, под неотделимыми улучшениями арендованного имущества, подлежащими зачету в счет выкупной цены, в смысле ч. 6 ст. 5 Закона № 159-ФЗ понимаются как собственно улучшения арендованного имущества, так и результаты капитального и текущего ремонта .

Определение стоимости неотделимых улучшений, подлежащих зачету Как правило, их стоимость определяется на основании независимой оценки, произведенной в соответствии с требованиями Федерального закона от 29 июля 1998 года № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» .

Возражения ответчика относительно определения стоимости неотделимых улучшений могут быть связаны как с оспариванием результатов оценки, так и с утверждением о том, что оплата стоимости улучшений полностью или частично произведена .

Оспаривание результатов оценки осуществляется согласно требованиям данного Закона путем заявления требования о признании отчета об оценке имущества недостоверным. Поскольку возражения по оценке стоимости неотделимых улучшений исходят от ответчика, они могут быть также выражены путем заявления ходатайства о назначении соответствующей экспертизы .

Реально предъявление требования об уменьшении стоимости неотделимых улучшений, так как ее часть зачтена в счет уплаты арендной платы (решение Арбитражного суда Пермского края от 16 ноября 2010 года по делу № А50-16915/2010) .

Нередко нормативными правовыми актами муниципальных образований и субъектов РФ устанавливаются нормы о порядке и условиях уменьшения (или зачета) арендной платы по договорам аренды на сумму документально подтвержденных расходов на неотделимые улучшения 2 .

Применение ч. 6 ст. 5 Закона № 159-ФЗ должно осуществляться в систематическом толковании с п. 2 ст. 623 ГК РФ. Из содержания указанных норм следует, что зачет стоимости неотделимых улучшений в счет оплаты приобретения имущества полностью соответствует ст. 410 ГК РФ. Встречными являются требование арендатора к собственнику (арендодателю, продавцу) о возмещении стоимости неотделимых улучшений и требование собственника (продавца) к арендатору (покупателю) об уплате покупной цены по договору купли-продажи арендуемого имущества .

Если в процессе исполнения договора аренды часть стоимости неотделимых улучшений была возмещена арендатору каким-либо способом, в том числе путем уменьшения арендной См., например: определение ВАС РФ от 22 декабря 2009 года № ВАС-16558/09; постановления ФАС СевероКавказского округа от 2 ноября 2009 года по делу № А32-15017/20094, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 ноября 2010 года № 17АП-11025/2010-ГК .

См., например: Положение о порядке зачета стоимости неотделимых улучшений арендуемых объектов муниципального нежилого фонда муниципального образования «Ленинский муниципальный район» в счет арендной платы, утвержденное постановлением главы администрации муниципального образования «Ленинский муниципальный район» Еврейской автономной области от 3 сентября 2007 года № 437 // Интернет-сайт www.dfoportal.info/area07x/page-18.htm; Положение о порядке зачета стоимости затрат арендатора на проведение капитального ремонта и иных неотделимых улучшений арендуемого объекта муниципального недвижимого имущества в счет арендной платы, утвержденное постановлением Отрадненской городской Думы Самарской области от 26 июня 2002 года № 30 // Интернет-сайт www.smbase.ru. В сети Интернет содержится информация о подобных нормативных актах, принятых и другими публично-правовыми образованиями .

Хозяйство и право платы, то соответственно уменьшается размер встречного требования арендатора к продавцу по договору купли-продажи .

Таким образом, исходя из смысла нормы ч. 6 ст. 5 Закона № 159-ФЗ в счет оплаты приобретаемого имущества может быть засчитана только стоимость не возмещенных арендатору неотделимых улучшений. Иное понимание норм п. 2 ст. 623 ГК РФ и ч. 6 ст. 5 Закона № 159-ФЗ приведет к неосновательному обогащению арен-датора в связи с двойным зачетом стоимости неотделимых улучшений. Аналогичный подход к разрешению данного вопроса нашел отражение, например, в постановлении ФАС Поволжского округа от 16 августа 2010 года по делу № А06-3521/2009 .

Норма п. 2 ст. 623 ГК РФ носит диспозитивный характер, то есть применяется, если иное не предусмотрено договором аренды .

В делах № А06-3521/2009, № А50-16915/2010 «иное» касалось момента возмещения стоимости неотделимых улучшений — не после прекращения договора аренды, а в течение срока его действия .

Однако возможны ситуации, когда «иное» состоит в том, что стоимость неотделимых улучшений не возмещается. При этом возникает противоречие между правом сторон исключить возмещение стоимости неотделимых улучшений в силу п. 2 ст. 623 ГК РФ и обязанностью их возмещения согласно императивной норме ч. 6 ст. 5 Закона № 159-ФЗ. В связи с невозможностью изменения императивной нормы согла-шением сторон следует признать, что стоимость неотделимых улучшений подле- жит зачету в любом случае. Поэтому условие договора аренды о том, что стоимость неотделимых улучшений возмещению не подлежит, не применяется при осуществлении арендатором права на выкуп этого имущества. Примером такого разрешения спорной ситуации служит постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 2 ноября 2009 года по делу № А32-15017/2009 .

Согласие арендодателя на осуществление неотделимых улучшений как условие их возмещения Как следует из ч. 6 ст. 5 Закона № 159-ФЗ, стоимость неотделимых улучшений засчитывается в счет покупной цены, если улучшения выполнены с согласия арендодателя .

Анализ судебной практики позволяет сделать вывод, что согласие может быть выражено путем:

— возложения на арендатора обязанности по проведению текущего и капитального ремонта как условия передачи имущества в аренду;

— принятия результатов ремонта в виде согласования пожарными, санитарноэпидемиологическими, техническими и другими службами ответчика;

— уменьшения размера арендной платы на сумму стоимости неотделимых улучшений, о чем говорилось ранее .

Согласие арендодателя носит как предварительный характер, так и может быть дано в ходе или по окончании ремонтных работ .

Установление факта согласования арендодателем выполнения неотделимых улучшений тесно связано с вопросом об определении надлежащего ответчика по заявленным искам. Поскольку согласие могут давать различные органы государственной власти субъекта РФ или местного самоуправления в рамках их компетенции, принципиальным представляется понимание того, что арендодателем выступает не какой-то отдельный орган государственной власти или местного самоуправления, на которого возложено заключение договора; им является публично-правовое образование, а органы, заключающие договоры купли-продажи, согласовывающие производство неотделимых улучшений, всего лишь представляют данное публично-пра-вовое образование .

Судебная практика 127

–  –  –



Pages:     | 1 | 2 ||
Похожие работы:

«Ирина Александровна Михеева Светлана Васильевна Чешева Взаимодействие в работе воспитателя и учителя-логопеда. Картотека заданий для детей 5–7 лет с общим недоразвитием речи Серия "Популярная логопедия (Каро)" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8879552 Взаимодействие в работе воспитателя...»

«Светлана Колосова 100 поз для вкусного секса Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=176962 С.Колосова 100 поз для вкусного секса: ЛА "Научная книга"; Аннотация Секс существует столько же, сколько существует человечество, поэтому не удивит...»

«124 П РА В О В А Я К У Л ЬТ У РА 2 0 15 № 4 ( 2 3 ) Татьяна Константиновна Бойко Старший преподаватель кафедры уголовно-правовых дисциплин Тульского института (филиала) Всероссийского государственного уни...»

«М.А. БУХТИН канд. экон. наук Ю.Н. ПОЛЯНСКИЙ канд. техн. наук, доцент Центральный банк РФ (Банк России) Департамент банковского регулирования Юридические моменты внедрения ПВР Федеральный закон РФ от 10.07.2002 №86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" Статья 72.1. Банк России устанавливает...»

«Вестник Томского государственного университета. Право. 2014. №1 (11) УДК 342.8 О.А. Кравченко ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ВЫЯВЛЕНИЮ МЕР ОБЕСПЕЧЕНИЯ ДОСТОВЕРНОСТИ ВОЛЕИЗЪЯВЛЕНИЯ НАРОДА Статья посвящена выявлению подходов к выявлению мер обеспечения достоверности волеизъявления народа. И...»

«Лекция 3: Граждане (физические лица) как субъекты гражданских правоотношений.1. Понятие гражданской правосубъектности.2 . Правоспособность граждан.3. Дееспособность граждан.4. Опека и попечительство.5. Имя и место жительства гражданина. Акты гражданского состояния.6. Безвестное отсутствие.7. Объявление гражданина у...»

«Вестник ПСТГУ IV: Педагогика. Психология 2009. Вып. 4 (15). С. 50–61 ДУХОВНОЕ НАСТАВНИЧЕСТВО КАК ЭТАЛОН ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ Н. Е. ШАФАЖИНСКАЯ В статье рассказывается о феномене духовного наставничества как высшей школе трансляции религиозного опыта...»

«Рационализация права и диагноз современности* 131 СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ. Т. 10. № 3. 2011 Юрген Хабермас Аннотация. В данном разделе своей книги "Теория коммуникативного действия" Юрген Хабермас рассматривает правовые воззрения Макса...»

«Трухина Елена Николаевна ПРИЕМЫ ПОВЫШЕНИЯ ПОДУКТИВНОСТИ ГОРОХА В ОДНОВИДОВЫХ И БИНАРНЫХ АГРОЦЕНОЗАХ НА ОБЫКНОВЕННЫХ ЧЕРНОЗЕМАХ САРАТОВСКОГО ПРАВОБЕРЕЖЬЯ Специальность 06.01.01 – общее земледелие, растени...»

«Федунов В. В. Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского Серия "Юридические науки". Том 27 (66). 2014. № 3. С. 65-71. УДК 343.41 ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЯЛТИНСКОЙ ГОРОДСКОЙ ДУМЫ В 70-80-Х ГГ. ХІХ В. Федунов В. В. Таврический национальный...»

«Текст данной редакции подготовлен специалистами ООО ЮрСпектр и не является редакцией нормативного правового акта из эталонного банка данных правовой информации ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА МИНИСТРОВ РЕСПУБЛИК...»

«Кузьмин Антон Владимирович УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА ЛИЧНОСТИ СОТРУДНИКОВ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право Диссертация...»

«Международный союз юристов И. Л. Трунов В. В. Мельник ИСКУССТВО РЕЧИ В СУДЕ ПРИСЯЖНЫХ УЧЕБНО-ПРАКТИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ 2-е издание, переработанное и дополненное Рекомендовано в качестве учебного пособия Международным союзом юристов, Федеральной палатой адвокатов Российской Федерации МОСКВА • ЮРАЙТ • 2011 УДК...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ" "УТВЕРЖДАЮ" Первый проректор, проректор по учебной работе _С.Н. Туманов "22" июня 2012 г. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕ...»

«Среднее профеССиональное образование баКалавриаТ и СпеЦиалиТеТ Е.Н. БыСтРяков, М.в. САвЕльЕвА, А.Б. СМУшкиН специальная техника Допущено УМС по образованию в области юриспруденции Приволжского Федерального округа в качестве учебного пособия для студентов и преподавателей вузов, реализующих образовательн...»

«Алла Николаевна Инькова Е. Г. Кадиева Справочник врача скорой и неотложной медицинской помощи Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=3950115 Справочник врача скорой и неотложной медицинской помощи. 7-е издание / Инькова А....»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СПРАВОЧНИК АЛМАТЫ НАН РК Председатель редакционной коллегии Президент НАН РК, академик М. Ж. ЖУРИНОВ Члены редколлегии: Т. И. Есполов – академик НАН РК, проф. Г. М. Мутанов – академик НАН РК, проф....»

«КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Кафедра гражданского и предпринимательского права З.А. АХМЕТЬЯНОВА ВЕЩНОЕ ПРАВО Учебное пособие Казань – 2014 Принято на заседании кафедры гражданск...»

«Journal of Siberian Federal University. Chemistry 3 (2014 7) 431-438 ~~~ УДК 547.261:544.723 Study Of (1-Pentyl-1H-Indol-3-Il) (4-Ethylnaphtalene-1-Il)Methanone Adsorption on People Hair Yana Yu. Mordakova*,...»

«Детская православная хрестоматия АСТ Москва УДК 281.9-053.2 ББК 86.372я7 Д38 Допущено к распространению Издательским Советом Русской Православной Церкви ИС 14–403–0233 Д38 Детская православная хрестоматия. – Москва : АСТ, 2015. – 448 с.: ил. ISBN 978-5-17-08748...»

«Зарегистрировано в Минюсте РФ 6 февраля 2004 г. N 5529 ЦЕНТРАЛЬНЫЙ БАНК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ИНСТРУКЦИЯ от 16 января 2004 г. N 110-И ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ НОРМАТИВАХ БАНКОВ (в ред. Указаний ЦБ РФ от 13.08.2004 N 1489-У, от 18.02.2005 N 1549-У, от 06.07.2005 N 1592-У, от 29.07.2005 N 1599-У, от 20....»

«УДК 378.6 ВОЗМОЖНОСТИ РАЗВИТИЯ ТВОРЧЕСКОЙ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ СПЕЦИАЛИСТА В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ © 2015 Н. А. Алексеева канд. психол. наук, доцент кафедры языкознания и ино...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ" "УТВЕРЖДАЮ" Первый проректор, проректор по учебной работе _С.Н. Туманов 22 июня 2012г. Учебно – методический...»

«СВЯТОЙ ПРАВЕДНЫЙ О. ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ И РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ 367 Е. Е. Белкина (МГУ им. М. В. Ломоносова) ОТКРЫТИЕ О. ИОАННОМ КРОНШТАДТСКИМ РАБОТНОГО ДОМА В г. КАЛУГЕ В 1895 г. Деятельность частных благотворителей в Российской империи пореформенного периода была крайне востребованной: государство не справлялось...»

«ГЛАВА 1 ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ § 1. Место исполнительного производства в системе права Российской Федерации Вопрос о при...»








 
2018 www.new.z-pdf.ru - «Библиотека бесплатных материалов - онлайн ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.