WWW.NEW.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Онлайн ресурсы
 


Pages:     | 1 ||

«и международного частного права Н. ВОЗНЕСЕНСКИЙ. К вопросу об унификации коллизионного права в ЕС. Право, применимое в сфере защиты ...»

-- [ Страница 2 ] --

Так, решение МКАС от 24 апреля 1995 года по делу № 80/1994 6 было мотивировано следующим образом. Рассмотрев вопрос о своей компетенции, МКАС установил следующее: согласно контракту стороны договорились о передаче разногласий, связанных с ним, на разрешение Высшему Арбитражному Суду при ТорговоПромышленной палате в г. Москве с исключением подсудности государственным судам. Исходя из содержания контракта и из совокупности обстоятельств, арбитраж пришел к выводу, что в намерения сторон со всей очевидностью входило обратиться в случае возникновения спора в постоянно действующий коммерческий арбитражный орган с местонахождением в г. Москве. При этом с учетом того, что имел место договор международной купли-продажи товаров, бесспорна воля сторон обратиться в орган, компетентный решать споры, вытекающие из подобных договоров, известный обеим сторонам и пользующийся соответствующей репутацией. Учитывая изложенное, а также то обстоятельство, что ответчик не заявил возражений против компетенции МКАС, арбитраж признал себя компетентным рассмотреть данное дело по существу .

Следует отметить, что одно лишь указание на арбитражный порядок рассмотрения споров служит только для исключения компетенции государственных судов, но не гарантирует арбитражного разбирательства, если на момент рассмотрения спора отсутствуют доказательства о выборе сторонами конкретного органа, рассматривающего спор .

В качестве примера можно привести дело МКАС № 57/1995 (решение от 5 февраля 1996 года) 7. Предъявляя иск в МКАС, истец сослался на арбитражную оговорку контракта: "В случае возникновения разногласий по настоящему договору и при невозможности решить их дружеским путем, такие разногласия передаются в арбитраж .

Арбитраж имеет место в Москве согласно правилам и процедуре Торговой Палаты .

Решения этого арбитража будут обязательными для обеих сторон". Принимая во внимание отсутствие прямого указания на выбор МКАС, а также отсутствие какихлибо действий ответчика, свидетельствующих о его подчинении юрисдикции МКАС, арбитры признали себя некомпетентными рассматривать спор .

Ситуация могла бы сложиться иначе, если бы несмотря на отсутствие четкого указания на орган, рассматривающий споры, в ходе арбитражного разбирательства стороны пришли к соглашению о рассмотрении их спора в МКАС .

Так, в деле МКАС № 407/1994 (решение от 22 января 1996 года) 8 арбитражная оговорка содержала ссылку на российскую Торгово-промышленную палату в качестве органа, рассматривающего споры из договора. Поскольку ТПП РФ не занимается рассмотрением коммерческих споров, арбитражная оговорка не определяла одноАрбитражная практика за 1998 г. / Торгово-промышленная палата РФ. Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ / Сост. М. Г. Розенберг. — М.: Статут, 1999, с. 87-89 .

Там же, с. 117-119 .

Там же, с. 244, 245 .

Арбитражная практика за 1996-1997 гг. // Составитель М. Г. Розенберг. — М.: Статут, 1998, с. 264-268 .

Практика Международного коммерческого арбитражного суда: Научно-практический комментарий / Сост. и автор комментария М. Г. Розенберг. — М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1997, с. 75Арбитражная практика за 1996-1997, с. 29-30 .

Там же, с. 19-21 .

значно орган, компетентный рассматривать спор. Однако в ходе заседаний МКАС стороны выразили согласие на рассмотрение их спора арбитражным институтом. Это уполномочило МКАС вынести решение по делу .

МКАС может признать свою компетенцию и в случае, когда арбитражное соглашение не указывает его в качестве органа, разрешающего споры, но последующее поведение сторон подтверждает их согласие на юрисдикцию МКАС .

Примером может служить решение МКАС от 6 ноября 1997 года по делу № 451/1996 9. Арбитражная оговорка контракта содержала условие о рассмотрении всех споров, вытекающих из контракта или в связи с ним, арбитражем российской Торгово-промышленной палаты в г. Москве. Несмотря на неточность названия арбитража, МКАС признал себя компетентным рассматривать спор и обосновал свое решение поведением сторон, свидетельствующим об их намерении передать спор на рассмотрение МКАС: истец обратился с иском в МКАС, а ответчик не представил возражений по поводу его компетенции .

Когда не совпадают тексты арбитражного соглашения, составленного на двух языках (при указании, что оба текста имеют одинаковую силу), соглашение подвергается толкованию на основании норм применимого права с учетом истинных намерений сторон (см., например, решение МКАС от 6 сентября 2002 года по делу № 217/2001) 10 .

Российская организация заключила договор с канадской фирмой, составленный на русском и английском языках, с указанием, что оба текста имеют одинаковую юридическую силу. В тексте на русском языке содержалась оговорка о передаче споров на рассмотрение в Арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ. В тексте же на английском языке предусматривалась передача споров "to the Arbitration court of Russia". Учитывая имеющиеся расхождения в текстах арбитражной оговорки на русском и английском языках, арбитры применили при их толковании положения ст. 431 ГК РФ [поскольку в тексте контракта на русском и английском языках предусмотрено, что споры подлежат рассмотрению на основании "законодательства РФ" (в тексте на английском языке "The dispute resolution is subject to the legislative acts of the Russian Federation")], в соответствии с которой принимается во внимание буквальное значение содержащихся в арбитражном соглашении слов и выражений, а также все соответствующие обстоятельства, включая, в частности, обычаи делового оборота. Установив, что первоначально вариант текста договора был подготовлен на русском языке, а затем переведен на английский язык, арбитры, применяя ст. 4.7 Принципов УНИДРУА, приняли спор к своему рассмотрению .

Когда в договоре, составленном на двух языках, установлен приоритет текста на одном языке, МКАС руководствуется соглашением сторон. Так, по делу № 74/2004 (решение от 9 декабря 2004 года) 11 арбитраж, установив расхождения в текстах арбитражной оговорки, составленной на двух языках, принял во внимание текст на английском языке, учитывая, что в договоре было указано на приоритет английского текста по отношению к русскому .

В зарубежных судебных органах сложилась весьма устойчивая практика, в соответствии с которой признаются исполнимыми и действительными даже сверхкороткие арбитражные оговорки вроде "арбитраж: если потребуется в Нью-Йорке". В таких случаях государственные суды интерпретируют не только сам текст арбитражной оговорки, включенной в контракт, но и намерения сторон и обычаи делового оборота, принятые в их среде, причем всегда с проарбитражных позиций, стремясь направить стороны в арбитраж .

В большинстве стран арбитры подходят к толкованию арбитражных соглашений с учетом общих намерений сторон, что гарантирует сторонам исполнение их воли в той форме и в том объеме, который отражен в их соглашении или совершенных конклюдентных действиях .

Таким образом, существенными условиями, составляющими исполнимость арбитражного Там же, с. 255-257 .

ЭЖ-Юрист, 2002, октябрь, № 39 .

Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2004 г. / Составитель М. Г. Розен-берг. — М.: Статут, 2005, с. 339-342 .

соглашения, являются общее намерение сторон обратиться в арбитраж, а также указание на конкретный вид избираемого сторонами арбитража .

По мнению К. Шмиттгоффа, несмотря на традиционно жесткий механизм судебного контроля в Великобритании, даже английские суды расширительно подходят к толкованию намерения сторон обратиться в арбитраж 12, хотя в одном деле английский арбитраж при разрешении спора между английской фирмой и иностранной организацией признал недействительной арбитражную оговорку следующего содержания: "любой спор или претензия между сторонами должны разрешаться в иностранном арбитраже". Указанное соглашение выражает общее намерение обратиться в арбитраж, но не позволяет установить юрисдикцию конкретного международного коммерческого арбитражного суда 13 .

Вместе с тем в случае, если арбитражная оговорка является неточной, но не противоречивой, у государственного суда появляется возможность определить волю сторон на основе косвенных доказательств .

Сложившаяся арбитражная практика позволяет выделить наиболее часто применяемые подходы к толкованию арбитражного соглашения .

1. При однозначности текста условия следует основываться на его буквальном смысле .

2. При несогласованности вопроса о действительности подписанного сторонами документа и его юридическом характере должна быть исследована действительная общая воля сторон в момент подписания, а также приняты во внимание действия сторон после возникновения основного спора .

Б. КУЖЕВА, аспирант Российской академии государственной службы при Президенте РФ, специалист ВЭД Урегулирование преддоговорных споров согласно Принципам международных коммерческих договоров УНИДРУА Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА (далее Принципы УНИДРУА, Принципы) 1 представляют собой одно из проявлений lex mercatoria и не относятся к источникам права в их традиционном понимании, а их нормы не являются нормами права .

Спор о правовом статусе этой системы Принципов ведется давно. Принципы имеют статус "разновидности свода норм международных коммерческих договоров" 2. Cоздатели Принципов рассчитывали на то, что в конечном итоге эти правила приобретут статус норм права, однако в настоящий момент они к таковым не причислены. Этот вопрос особенно важен в связи с проблемой применения данной системы принципов к отношениям, связанным с регулированием преддоговорных споров лиц, вступивших в переговоры, но не пришедших к соглашению по поводу заключения договора, отдельных его условий или дополнительного соглашения .

Цель данной статьи выявить и описать возможные сложности при применении Принципов УНИДРУА в преддоговорных спорах, связанных с заключением договора путем подписания единого документа, если прямо не оговорено иное .

Schmitthoff C. Defective Arbitration Clauses. London: CCLS, 1999. Р. 23 .

Ibid. Р. 25 .

Последняя редакция Принципов УНИДРУА увидела свет в 2004 году. Полный текст Принципов УНИДРУА вместе с официальными комментариями и иллюстрациями на русском языке в 2006 году был издан в России. — См.: Комаров А. С. Принципы Международных Коммерческих Договоров УНИДРУА. — М.: Статут, 2006. Текст Принципов УНИДРУА в редакции 1994 года также имеется на русском языке. — См.: Комаров А. С. Принципы международных коммерческих договоров. — М.: Международные отношения, 2003 .

An international restatement of contract law: the UNIDROIT principles of international commercial contracts / Michael Joachim Bonell. — 2nd enl. ed., Transnational Publishers inc. 1997, p. 19 .

Доктринальные определения нормы права всегда или почти всегда указывают, в частности, на ее общеобязательность, установление или санкционирование государством и обеспечение исполнения принудительной силой государства 3. Данным критериям Принципы УНИДРУА в силу своей природы не соответствуют, при этом правовая природа норм lex mercatoria имеет особенно важное значение в тех случаях, когда спор вытекает не из договора, а из преддоговорных отношений .

Следует отметить, что правовой статус лица, лишь вступившего в преддоговорные отношения и не заключившего впоследствии договор, существенно отличается от правового статуса стороны по договору. Сторона по договору в случае его неисполнения или иного нарушения вправе требовать понуждения к исполнению договора; возмещения убытков, а также взыскания штрафных санкций по договору (пени, неустоек и т. д.); расторжения договора;

исполнения акцессорных обязательств, связанных с обеспечением основного договора (например, обратить взыскание на предмет залога); признания договора недействительным и т. д .

В преддоговорном же споре лицо вправе требовать лишь возмещения убытков и/или понуждения заключить договор. При этом специальные нормы Принципов УНИДРУА, посвященные недобросовестным переговорам, не предусматривают возможности требования заключить договор, ограничиваясь только возмещением убытков. Даже в иллюстрациях и официальных комментариях к ст. 2.1.13-2.1.15 Принципов их авторы рассматривают ситуации, связанные лишь с возмещением убытков 4. Представляется также, что в определенных случаях в преддоговорных правоотношениях могут возникнуть и обязательства вследствие неосновательного обогащения одной или более сторон .

При этом требования лица основаны не на договоре, а скорее, вытекают из обязательств вследствие причинения вреда .

Такой точки зрения придерживается и Суд Европейских Сообществ (Court of Justice of the European Communities), который в деле № С334/00 от 17 сентября 2002 года 5 при разрешении вопроса, относится ли преддоговорная ответственность к деликтной или связана с договором, указал, что она относится к деликтной. Генеральный адвокат основывал свою позицию на том, что ответственность возникает не из какоголибо соглашения сторон, но основана на законе. При этом он сослался на п. 2 ст. 2.1.15 Принципов УНИДРУА и комментарии к ним, объясняя, на каком этапе процесса переговоров стороны лишаются права свободно прервать переговоры 6 .

Представляется, что статьи Принципов, касающиеся переговоров, имеют определенную специфику: с одной стороны, применение указанных норм, ограничено, с другой стороны, возможно их применение в правоотношениях, которые на первый взгляд не относятся к преддоговорным .

Согласно ст. 2.1.15 "Недобросовестные переговоры" Принципов УНИДРУА: (1) сторона свободна вступать в переговоры и вести их и не несет ответственности, если не сможет достигнуть соглашения; (2) однако сторона, которая ведет или прерывает переговоры недобросоСм., например: Обществознание / Под ред. М. Н. Марченко. — М.: Зерцало, 1999, с. 273; Марченко М. Н. Теория государства и права. 2-е изд. — М.: Проспект, 2006, с. 569-570 .

Тем не менее в этой связи стоит отметить интересный прецедент — дело № 8540 от 4 сентября 1996 года, рассмотренное Международным коммерческим арбитражем (ICC International Court Arbitration, Paris). Суть спора заключалась в том, что поставщик телекоммуникационных систем из США (истец) и производитель телекоммуникационных кабелей из Среднего Востока (ответчик) вступили в преддоговорные отношения по поводу поставки телекоммуникационных кабелей. Между сторонами было заключено предварительное соглашение, но после бесплодных переговоров ответчик решил расторгнуть предварительное соглашение на том основании, что стороны не смогли заключить основной договор, в связи с чем истец и обратился в арбитраж. При вынесении решения арбитраж обязал стороны возобновить переговоры с целью достичь соглашения по поводу поставки кабелей, опираясь на условия, изложенные в предварительном соглашении // http://www.unilex.info http://www.unilex.info Следует отметить, что существует и иная точка зрения. Например, в решении по делу № 9651, датированном августом 2000 года (спор между немецкой и индийской компаниями), которое рассматривалось в Международном арбитражном суде при МТП (ICC International Court of Arbitration), указано: "…В связи с этим следует отметить, что согласно швейцарскому праву, самому авторитетному разъяснению, в этом смысле преддоговорная ответственность не является случаем деликтной ответственности, но случаем договорной ответственности…" // http://www.unilex.info вестно, несет ответственность за убытки, понесенные другой стороной; (3) недобросовестным, в частности, для стороны является вступление или ведение переговоров без намерения достигнуть соглашения с другой стороной .

Пологаю, что здесь происходит смешение понятий стороны договора и участника преддоговорных отношений, ограничена возможность использования указанной нормы, поскольку не во всех случаях применения Принципов может существовать договор. Как будет видно из последующего анализа, в ст. 2.1.15 Принципов целесообразнее было бы одновременно употреблять два термина: "сторона" и "лицо, ведущее переговоры". Даже впоследствии, когда имеется договор и лицо наделено статусом стороны, в ретроспективе не совсем точно было бы называть это лицо "стороной", ибо до момента, когда лицо стало стороной, оно имело лишь статус "переговорщика" .

Обратимся к комментариям ст. 2.1.15 Принципов, где сказано, что, как правило, стороны свободны решать не только когда и с кем вступать в переговоры с целью заключения договора, но также каким образом и как долго можно пытаться достичь соглашения. Это вытекает из основополагающего принципа свободы договора, провозглашенного ст. 1.1 "Свобода договора" .

Авторы Принципов разъясняют, в каких случаях, с их точки зрения, наступает ответственность за недобросовестные переговоры. В комментарии указано, что право стороны свободно вступать в переговоры и определять условия, о которых необходимо договориться, не является неограниченным и не должно противоречить принципам добросовестности и честной деловой практики, изложенным в ст. 1.7. Один из случаев недобросовестных переговоров, прямо обозначенный в п. 3 ст. 2.1.15 Принципов, когда сторона вступает в переговоры или продолжает вести переговоры без намерения заключить соглашение с другой стороной. Другие случаи например, когда одна из сторон сознательно или по небрежности ввела в заблуждение другую как по поводу природы или условий будущего договора, так и в отношении искажения фактов или нераскрытия фактов, которые, исходя из специфики сторон и/или договора, должны были быть раскрыты .

Принципы УНИДРУА указывают, что ответственность стороны за недобросовестные переговоры ограничена убытками, понесенными другой стороной. Потерпевшая сторона может покрыть расходы по ведению переговоров, ей также может быть компенсирована упущенная возможность заключить другой договор с третьим лицом, но в целом размер компенсации не должен превышать прибыль, которую могла получить потерпевшая сторона, если бы основной договор был заключен .

В комментариях к Принципам подчеркнуто, что все способы защиты от нарушения договора будут доступны сторонам, включая и право на исполнение, только если стороны определенно договорились об обязанности вести переговоры добросовестно .

Представляется, что авторы Принципов УНИДРУА косвенно указывают на необходимость совершения оговорки об их применении для того, чтобы ст. 2.1.15 могла быть применена, ибо норму ст. 1.7 нельзя исключить соглашением сторон согласно ст. 1.5 "Исключение или изменение сторонами". В противном случае, если к отношениям сторон и будут применены какие-либо правила о добросовестности, они должны будут иметь статус норм права и не относиться к lex mercatoria .

В иллюстрациях ко второму комментарию "Ответственность за недобросовестные переговоры" к ст. 2.1.15 Принципов рассмотрено четыре ситуации .

В первом случае А узнает о том, что Б намерен продать свой ресторан. Несмотря на то что А не хочет покупать этот ресторан, он вступает в долгие переговоры с Б о его продаже. Единственная цель ведения таких переговоров помешать Б продать ресторан В (конкуренту А). Когда В покупает другой ресторан, А прерывает переговоры и, следовательно, несет ответственность перед Б, который в конечном итоге продает ресторан по более низкой цене, чем цена, которую предлагал В, в размере разницы между этими ценами .

Во втором случае А ведет переговоры с Б по вопросу содействия в приобретении военного снаряжения вооруженными силами страны Б. А узнает, что Б не получит необходимой экспортной лицензии от своих властей, что является необходимым условием для разрешения уплатить Б вознаграждение. А не указал Б на этот факт и в итоге заключил договор, который не может быть исполнен по причине отсутствия лицензии. А в данном случае несет ответственность за расходы, которые понес Б с того момента, как А узнал о невозможности получения лицензии .

Третий случай. А вступает в длительные переговоры с отделением банка Б по вопросу получения займа. В последний момент сотрудники отделения банка Б поясняют, что у них нет полномочий на подписание договора, а головной офис не одобрил проект договора. А, который в это же время мог добиться ссуды в другом банке, имеет право требовать возмещения расходов, понесенных в процессе переговоров, и упущенной выгоды, которую он мог получить за период просрочки до момента получения займа от другого банка .

В четвертом случае подрядная организация А и ее поставщик Б накануне проведения тендера на строительство крупного объекта договорились о том, что, если А победит в указанном тендере, стороны обязуются начать добросовестные переговоры по вопросу поставки необходимого оборудования .

А выигрывает тендер, но после предварительных договоренностей с Б отказывается от продолжения переговоров. Б имеет право требовать исполнить обязанность по ведению добросовестных переговоров в принудительном порядке .

Представляется, что из приведенных примеров только во втором имелось соглашение, подписанное двумя сторонами. В первом случае переговоры велись без составления и подписания каких-либо документов, в третьем банк не подписал проект договора. Следовательно, Принципы УНИДРУА непосредственно могут быть применены лишь во втором случае, поскольку имеется подписанный двумя сторонами единый документ и предполагается, что в его тексте присутствует оговорка о применении Принципов УНИДРУА, которая сама по себе не может считаться недействительной в силу недействительности основного договора .

Полагаю также, что договор, указанный во втором примере, нельзя однозначно назвать незаключенным и, как следствие, считать его недействительным по этому основанию: договор подписывали надлежащие стороны, они не выходили за пределы своих полномочий, форма договора соблюдена. По всем существенным условиям договора, в том числе и по вопросу получения экспортной лицензии, который, исходя из общего смысла примера, является существенным, соглашение достигнуто. В данном случае невозможно лишь фактическое исполнение договора. Таким образом, можно предположить, что договор в этой ситуации не будет считаться незаключенным (предполагается, что других оснований для признания сделки недействительной нет). Следовательно, спор, который может возникнуть между сторонами, не будет относиться к преддоговорным, но это не означает, что ст. 2.1.15 Принципов УНИДРУА не может быть применена. Представляется, что здесь возможна ссылка на п. 2 указанной статьи, поскольку имели место недобросовестные переговоры, однако не с целью уклониться от заключения договора, а с целью заключить его. Так как п. 3 ст. 2.1.15 не содержит исчерпывающего перечня примеров и целей ведения недобросовестных переговоров, расходы Б, связанные с недобросовестным ведением А переговоров, могут быть взысканы .

В третьем комментарии "Ответственность за недобросовестное прекращение переговоров" к ст. 2.1.15 Принципов указано, что право прервать переговоры также тесно связано с принципами добросовестности и честной деловой практики. Если предложение сделано, оно может быть отозвано только с учетом положений ст. 2.1.4 "Отзыв оферты". Тем не менее даже до этого момента или в процессе переговоров без ясного согласования оферты и акцепта сторона уже не может и не имеет права прервать переговоры внезапно и без должного на то основания. Когда такая точка невозвращения считается достигнутой, зависит от обстоятельств дела, в частности степени, в которой одна сторона, как следствие поведения другой стороны, полагалась на положительный исход переговоров, и количества вопросов, связанных с будущим договором, в отношении которых стороны уже пришли к соглашению .

Данный комментарий проиллюстрирован следующим примером. А гарантирует Б предоставление франшизы, если Б предпримет действия по повышению квалификации и готов вложить в дело 150 000 долларов США. В течение следующих двух лет Б осуществляет серьезные приготовления к заключению договора при постоянной гарантии от А, что получит франшизу. Когда все готово для подписания соглашения, А уведомляет Б, что последний должен вложить существенно бльшую сумму. Б, отказавшись от этого, уполномочен получить с А возмещение расходов, вызванных подготовкой к заключению договора .

В рассмотренной ситуации подразумевается, что имеется длительная переписка сторон, которая может служить доказательством недобросовестности А, и Б вправе требовать с А возмещения расходов. Тем не менее вероятность того, что переписка сторон дает основания применить Принципы УНИДРУА, невелика. Однако можно сделать вывод о том, что в суде возможна ссылка на ст. 2.1.15 Принципов как на источник толкования и дополнения норм права .

В преамбуле Принципов помимо прочего указано, что они применяются, когда стороны договорились, что в своем договоре будут руководствоваться ими; могут быть применены, когда стороны договорились, что в своем договоре они будут руководствоваться общими принципами права, lex mercatoria либо чем-то подобным; могут быть применены, когда стороны не выбрали право, применимое к их договору; могут быть использованы для толкования или дополнения международных единообразных правовых инструментов; могут быть использованы для толкования или дополнения национального права; могут служить моделью для национальных и международных законодателей .

Как видно из содержания преамбулы Принципов, нормы ст. 2.1.15, а вместе с ней и взаимосвязанные нормы о конфиденциальности (ст. 2.1.16), о добросовестности (ст. 1.7) и другие в случае отсутствия между сторонами договора могут быть использованы лишь для толкования или дополнения международных единообразных правовых инструментов, для толкования или дополнения национального права, а также служить моделью для национальных и международных законодателей в области регулирования преддоговорных отношений. То есть применить нормы о недобросовестных переговорах напрямую нельзя, если только стороны сами не передадут разрешение спора в арбитраж, что представляется маловероятным: недобросовестная сторона не станет подписывать арбитражные оговорки и/или оговорки о применении Принципов. Более того, типовые оговорки о применении Принципов, предложенные их создателями, также отсылают к соглашению либо договору .

Чтобы проиллюстрировать указанное утверждение, необходимо обратиться к судебной практике .

Дело № 3К-3-38, которое было рассмотрено Верховным судом Литвы (Supreme Court of Lithuania) 19 января 2005 года 7. Литовская строительная компания устроила тендер на заключение подрядного договора. Ответчик, другая литовская строительная компания, после того, как ее признали победителем тендера, вступила в переговоры с истцом по поводу условий будущей сделки. В последний момент ответчик прервал переговоры на том основании, что ему поступило более выгодное предложение .

Истец потребовал возмещения убытков. Суд посчитал, что ответчик действовал недобросовестно и, следовательно, обязан оплатить понесенные истцом убытки, включающие не только расходы по ведению переговоров, но и упущенную выгоду .

Суд в основание решения положил ст. 6.163 Гражданского кодекса Литвы и, толкуя ее нормы, сослался на ст. 2.1.15 Принципов УНИДРУА .

http://www.unilex.info

Как видно из описанной ситуации, строительные компании в силу того, что они не смогли заключить договор, не договорились и о применении Принципов или хотя бы о передаче спора в арбитраж, который мог бы вынести решение в качестве "дружеского посредника" (amiable compositeur) или по "соображениям справедливости", или ex bono et aequo. В указанной ситуации Верховный суд Литвы использовал ст. 2.1.15 Принципов лишь для толкования и дополнения национального права. Основано же решение было именно на ст. 6.163 Гражданского кодекса Литвы .

Несколько иная позиция высказывается российскими государственными судами, например, в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 4 июня 2007 года по делу № А52Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд к подрядчику с иском о признании договора от 21 августа 2006 года заключенным с 24 августа 2006 года. Суды первой и апелляционной инстанций в удовлетворении иска отказали .

Суть спора заключалась в следующем. Предприниматель обратился к подрядчику с заказом на изготовление и установку продукции оконных блоков. Представитель подрядчика произвел необходимую подготовительную работу и направил предпринимателю договор от 21 августа 2006 года с указанием стоимости заказа. Договор, согласно его условиям, вступает в силу с момента подписания и поступления на счет подрядчика предоплаты в размере 60 процентов от стоимости заказа. Подписав договор с разногласиями, предприниматель направил его подрядчику и внес предоплату по договору, однако размер платежа был меньше оговоренных 60 процентов стоимости заказа. Подрядчик уведомил предпринимателя об отказе от договорных отношений, ссылаясь на перечисление меньшей предварительной оплаты, отказался подписать протокол разногласий и возвратил перечисленные денежные средства .

Считая действия подрядчика неправомерными, предприниматель обратился в арбитражный суд. При отказе в удовлетворении требований истца суды ссылались на ч. 1 ст. 431, п. 2 ст. 432, п. 1 ст. 438, а также на ст. 426 ГК РФ. В кассационной жалобе предприниматель помимо прочего сослался на п. 2 ст. 2.11 Принципов УНИДРУА (акцепт с оговорками). Суд кассационной инстанции так прокомментировал ссылку предпринимателя: довод подателя жалобы о необходимости применения к правоотношениям сторон положений Принципов УНИДРУА отклоняется судом кассационной инстанции, поскольку, как следует из преамбулы Принципов, они подлежат применению, если стороны согласились, что их договор будет регулироваться этими Принципами .

Как видно, суд, с одной стороны, посчитал, что нормы национального права в достаточной степени определенны и ясны и их толкования и дополнения путем применения Принципов УНИДРУА не требуется, с другой стороны, еще раз подчеркнул необходимость оговорки об их применении .

Тем не менее нельзя однозначно утверждать, что российские государственные суды не используют Принципы в качестве источника дополнения и толкования национального права .

Например, в постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 22 мая 2007 года по делу № Ф04-3060/2007(34304-А45-30) 9 сделана ссылка на ст. 7.1.7 Принципов при рассмотрении вопроса, связанного с освобождением от ответственности при непреодолимой силе .

Случаи ведения недобросовестных переговоров не ограничиваются лишь ситуациями, когда стороны вообще не пришли к какому-либо соглашению. Например, в описанном примере по поводу поставки военного снаряжения договор может считаться заключенным, что, тем не менее, не мешает применить п. 2 ст. 2.1.15 Принципов .

Представляется, что возможны иные случаи использования данной статьи: например, в спорах, когда между сторонами есть договор, однако не достигнуто соглашение по всем его СПС "КонсультантПлюс" .

СПС "КонсультантПлюс" .

условиям или форме заключения. В данном случае во взаимосвязи со ст. 2.1.15 могут быть применены специальные нормы ст. 2.1.13 и 2.1.14 Принципов УНИДРУА .

Согласно ст. 2.1.13 "Заключение договора, зависящее от соглашения в отношении определенных условий или определенной формы договора" там, где в ходе переговоров одна из сторон настаивает на том, что договор не заключен до тех пор, пока не достигнуто соглашение в отношении его определенных условий или определенной формы, договор считается незаключенным, пока не достигнуто соглашение по этим условиям или о такой форме .

С одной стороны, договор считается незаключенным и, как следствие, недействительным, но с другой стороны, в данном случае могла иметь место арбитражная оговорка 10 или оговорка о применении Принципов УНИДРУА либо иная подобная оговорка .

Обратимся к первому комментарию "Заключенность договора в зависимости от наличия соглашения по определенным вопросам" к ст. 2.1.13 Принципов, где говорится о том, что по общему правилу договор считается заключенным, когда стороны достигли соглашения по всем существенным условиям данного типа сделки, тогда как прочие условия, о которых стороны прямо договорились, могут просто подразумеваться или вытекать из закона .

Авторы Принципов приводят четыре примера, чтобы проиллюстрировать, в каких случаях договор считается заключенным, а в каких нет .

В первом примере компании А и Б пришли к соглашению по всем существенным условиям договора. Впоследствии возник вопрос, кто должен нести расходы по проведению рекламной кампании. Ни одна из сторон не вправе в данном случае требовать признания договора незаключенным, ибо условие о рекламной кампании не является в конкретной ситуации существенным и может быть установлено по факту или исходя из закона .

Во втором примере рассматривается аналогичная ситуация, однако Б в данном случае в процессе переговоров прямо заявляет о том, что необходимо разрешить вопрос о распределении расходов по ведению рекламной кампании. Авторы Принципов указывают, что вне зависимости от того, пришли ли стороны к соглашению по всем существенным условиям договора, он не будет считаться заключенным до тех пор, пока Б настаивает на том, чтобы четко была определена обязанность по распределению расходов .

Из анализа указанных примеров следует, что во втором случае стороны подписали договор, однако если они не придут к соглашению по поводу условия о рекламе, он не будет считаться заключенным .

Можно предположить, что, если одна из сторон поведет себя недобросовестно в ходе переговоров по поводу условия о рекламе, в дополнение к ст. 2.1.13 может быть применена и ст. 2.1.15 Принципов УНИДРУА. Как уже упоминалось, согласно третьему комментарию "Ответственность за недобросовестное прекращение переговоров" к ст. 2.1.15 Принципов в переговорах существует некая точка невозвращения, которая, в частности, может считаться достигнутой исходя из количества рассмотренных вопросов, связанных с будущим договором. Представляется, что это именно такой случай .

В отношении формы заключения договора в комментариях к Принципам отмечено, что в коммерческой практике после длительных переговоров стороны нередко подписывают "неформальные" документы, называемые "предварительное соглашение", "меморандум толковаСчитается, что арбитраж может применять lex mercatoria в том случае, если выполняется одно из следующих условий: 1) стороны выбирают lex mercatoria в качестве применимого права; применение lex mercatoria возможно, даже если выбор сторон не является явным, но они использовали схожие понятия, как, например, "транснациональное право", общие принципы права, международное обычное право и т. д.; 2) стороны уполномочивают арбитра действовать ex aeque et bono (в тех случаях, когда право места разрешения спора одобряет вынесение такого решения); если арбитр уполномочен разрешить спор ex aeque et bono, ему разрешается применить lex mercatoria, предполагая, что использование lex mercatoria в данном деле приведет к справедливому разрешению спора. Данная позиция изложена, например, в книге: Arbitration and complex international contracts with special emphasis on the determination of the applicable substantive law and on the adaptation of contracts to changed circumstances/ Joachim G .

Frick / Kluwer Law International Schulthess, 2001, p. 92 .

ния", "письмо о намерениях" и т. д., содержащие условия достигнутого соглашения, но одновременно указывают на необходимость подписания впоследствии "формального" документа "основного договора", "последующего формального соглашения". В некоторых случаях считается, что стороны уже заключили договор, и подписание "формального" документа лишь подтверждение уже имеющегося соглашения. Тем не менее, если хотя бы одна из сторон явно дает понять, что не считает себя связанной условиями соглашения до момента подписания "формального" документа, договор, несмотря на наличие соглашения по всем его условиям, не считается заключенным до тех пор, пока стороны не подписали "формальный" документ .

Представляется, что для российских предпринимателей подписание формального документа обязательно, поскольку согласно ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет ее недействительность. При этом согласно ст. 1192 ГК РФ ст. 162 Кодекса считается сверхимперативной, то есть требование к письменной форме внешнеэкономической сделки будет обязательным вне зависимости от применимого права, а следовательно, применяется и норма п. 1 ст. 452 ГК РФ, тесно связанная со ст. 162 11 .

Вернемся к примерам комментариев к ст. 2.1.13 Принципов УНИДРУА. А и Б после продолжительных переговоров заключили "меморандум о толковании", в котором содержались условия соглашения о совместном предприятии по исследованию и использованию континентального шельфа страны Х. Стороны договорились, что позднее они подпишут и обменяются "формальными" документами. Если "меморандум" уже содержит все условия основного соглашения и последующий документ преследует целью просто быть представленным общественности, можно считать, что договор уже был заключен в момент подписания первого документа. В четвертой иллюстрации рассматривается ситуация, аналогичная ситуации, изложенной в третьей иллюстрации, с тем отличием, что в "меморандуме" содержится оговорка о том, что он не носит обязательного характера до тех пор, пока основное соглашение не будет заключено .

Представляется, что в случаях, рассмотренных во второй и четвертой иллюстрациях, оговорки о применении Принципов и о передаче споров в арбитраж могут быть задействованы независимо от действительности самого договора. Следовательно, если в подобных ситуациях возникает спор о недобросовестных переговорах, нарушении конфиденциальности, существует возможность обратиться за разрешением спора в арбитраж с требованиями, основанными на нормах ст. 2.1.15 Принципов УНИДРУА .

Указанное положение подтверждается и судебной практикой .

Например, дело № 3K-P-382/2006 от 6 ноября 2006 года 12, рассмотренное в Верховном суде Литвы. Две литовские компании вступили в переговоры по поводу участка земли. Достигнутое предварительное соглашение необходимо было подтвердить основным договором. Одна из компаний отказалась подписать основной договор, что и стало для другой компании поводом обратиться с иском о возмещении убытков .

Суд решил дело в пользу истца, сославшись при этом на п. 4 ст. 6.165 Гражданского кодекса Литвы, в котором содержатся нормы о возмещении убытков за нарушение предварительного договора, а также на Принципы европейского договорного права (Европейские принципы) и Принципы УНИДРУА. Суд, в частности, сослался на комментарий 2 к ст. 2.1.13 Принципов, указав на наличие предварительного соглашения, Ряд вопросов, связанных с данной проблемой: в частности, соотношение ст. 162 ГК РФ и ст. 12 и 96 Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.), а также какие документы могут отвечать крите-риям письменной формы сделки, — рассмотрены, например, М. Г. Розенбергом. — См.: Розенберг М. Г .

Международная купля-продажа товаров: комментарий к правовому регулированию и практике разрешения споров .

3-е изд., перераб. и доп. — М.: Статут, 2006; Он же. Контракт международной купли-продажи. Современная практика заключения. Разрешение споров. 4-е изд. — М.: Книжный мир, 2003 .

http://www.unilex.info а также на комментарии к ст. 2.1.15, указав на недобросовестное ведение переговоров и правомерность требований истца по поводу возмещения убытков. В этой же связи суд сослался и на ст. 3.301 (2) и (3) Европейских принципов .

Еще больший интерес в свете исследуемой проблемы представляет ст. 2.1.14 Принципов УНИДРУА "Договор с условиями умышленно неоговоренными", согласно которой: (1) если стороны решили заключить договор, тот факт, что они намеренно опустили условие для его установления путем последующих переговоров или определяемых третьим лицом, не мешает договору вступить в силу; (2) существование договора не определяется тем фактом, что впоследствии (а) стороны не достигли соглашения по поводу условия, (б) третье лицо не определило условие предполагается, что существуют альтернативные способы установления ясного условия, которое является разумным при обстоятельствах, соответствующих намерениям сторон .

Обратимся к комментариям к ст. 2.1.14 Принципов. В первом комментарии "Договор с условиями умышленно неоговоренными" сказано, что в договоре может быть не оговорен один или нескольких вопросов, потому что стороны в процессе переговоров их не продумали .

Предполагается, что существенные для данного типа договоров условия стороны обсудили, следовательно, договор считается заключенным, а пропущенные в договоре условия восполняются согласно ст. 4.8 или 5.1.2 Принципов .

Существенно отличается ситуация, которая рассматривается в ст. 2.1.14, когда стороны намеренно не оговаривают одно или несколько условий, потому что они не могут либо не хотят определять их в момент заключения договора и делают ссылку на то, что эти условия они определят позднее либо их определит третье лицо. В последней ситуации, которая является достаточно распространенной, при заключении долгосрочных сделок возникают две проблемы: является ли тот факт, что стороны намеренно не оговорили определенные условия, основанием считать договор не вступившим в силу; если это не так, что случится с договором, если стороны впоследствии не достигнут соглашения по этому вопросу или третье лицо не сможет определить такие условия .

Однако, как гласит второй комментарий "Неоговоренные условия сами по себе не являются препятствием для признания договора заключенным" к ст. 2.1.14, в п. 1 данной статьи устанавливается, что, если стороны намеревались заключить договор, тот факт, что они намеренно опустили определенные условия для дальнейших переговоров или оставили на усмотрение третьего лица, не мешает договору вступить в силу .

В случаях, когда это прямо не оговорено, намерение сторон заключить договор при том, что определенные его условия опущены, тем не менее может быть выведено из других обстоятельств: несущественный характер этих вопросов; степень определенности договора в целом; тот факт, что опущенные условия связаны с вещами, которые в силу своей природы могут быть определены только на более поздней стадии; тот факт, что договор уже частично исполнен .

В иллюстрации к данному комментарию приведен следующий пример. А компания, занимающаяся линейным судоходством, заключает детализированное соглашение с Б, оператором терминала, на использование контейнерного терминала Б. В соглашении закреплено положение о минимальном количестве контейнеров к разгрузке или загрузке ежегодно и определен размер уплачиваемого вознаграждения, однако вознаграждение за дополнительные контейнеры должно быть определено при условии превышения установленного минимума. Два месяца спустя А узнает, что конкурент Б предлагает лучшие условия, и отказывается от исполнения, заявляя, что соглашение с Б никогда не носило обязательного характера, так как вопрос с вознаграждением не был решен .

А несет ответственность за неисполнение, поскольку степень детализации договора, как и тот факт, что стороны приступили к исполнению договора незамедлительно, означает их намерение связать себя договорными обязательствами .

В третьем комментарии "Несостоятельность механизма, установленного сторонами для определения неоговоренных условий" к ст. 2.1.14 рассмотрена ситуация, когда стороны не смогли реализовать механизм определения "открытых" условий. Авторы Принципов УНИДРУА высказывают следующую мысль. Если стороны не смогли прийти к соглашению по поводу "открытых" условий, а равно третье лицо их не определило, возникает вопрос, прекращается ли договор. Согласно п. 2 ст. 2.1.14 Принципов в данном случае существование договора не затронуто, ибо предполагается, что имеются альтернативные способы восполнения условия, которые являются разумными в обстоятельствах, соответствующих намерениям сторон. Один из способов заключается в том, что отсутствующее условие может быть дополнено на основании ст. 5.1.2 Принципов; если стороны отсрочили определение отсутствующего условия до момента, когда третье лицо будет названо какой-либо инстанцией, например председателем Суда или Торгово-промышленной палаты и т. д., это может также заключаться в назначении нового третьего лица .

Случаи, когда данный договор может быть поддержан путем обращения к подобным средствам на практике, однако, достаточно редки. Пока условия договора не являются существенными, проблем практически не возникает. Но если спорное условие является существенным для данного вида договоров, необходимо иметь четкое подтверждение намерений сторон поддержать договор. Среди факторов, которые следует принять во внимание, здесь можно выделить, например, такие: связано ли спорное условие с вещью, которая в силу своей природы может быть определена лишь позднее, исполнена ли уже какая-то часть договора?

В иллюстрации к указанному комментарию рассматривается ситуация, аналогичная той, что изложена в иллюстрации для второго комментария анализируемой статьи, с тем отличием, что стороны не смогли прийти к соглашению о вознаграждении за дополнительные контейнеры в момент, когда оговоренный сторонами минимум контейнеров уже был погружен или разгружен. А прекратил исполнение, заявляя, что договор завершен. А несет ответственность за неисполнение с того момента, когда стороны начали исполнение без составления будущего соглашения по поводу отсутствующего условия, так как такое основание считается продолжением их деловых отношений и является подтверждением их намерения поддерживать договор даже в отсутствие дополнительного соглашения. Вознаграждение по дополнительным контейнерам будет определяться согласно критериям, изложенным в ст. 5.1.7 Принципов УНИДРУА .

Обобщая все сказанное, следует выделить ряд особенностей применения Принципов при урегулировании преддоговорных споров .

1. Стороны договора и лица, вступившие в правоотношения по поводу заключения договора, имеют различный правовой статус и наделены разным объемом прав .

2. Возможность применения положений Принципов УНИДРУА в качестве основания для отказа или удовлетворения иска, а не как инструмент дополнения или толкования правовых норм в преддоговорных спорах зависит от ряда специфических условий .

3. Обязательства, вытекающие из преддоговорных споров, относятся, скорее, к обязательствам из причинения вреда (деликтам), а не к договорным обязательствам .

4. Положения Принципов о недобросовестных переговорах могут применяться в том числе и в случаях, когда переговоры велись недобросовестно с целью заключить договор .

5. Положения Принципов о преддоговорных отношениях могут применяться не только к договору, но и к отдельным его условиям, а также дополнительным соглашениям к договору .

6. Предварительный договор может служить основанием для применения Принципов УНИДРУА в случае, если стороны такого предварительного договора не смогли заключить основной договор .

–  –  –

Постановления Европейского Суда по правам человека:

проблемы применения и исполнения Ратифицировав Конвенцию о защите прав человека и основных свобод (далее Конвенция), Российская Федерация признала и без специального соглашения юрисдикцию Европейского Суда по правам человека (далее Европейский Суд, ЕСПЧ) по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней 1, открыв тем самым доступ российских граждан в данный межгосударственный орган .

Введение в действие Конвенции о защите прав человека и основных свобод в отдельных странах-участницах, отмечает А. Нусбергер, представляет собой большой вызов для национальной правовой системы — вызов, который нужно понимать не как цель, к которой можно стремиться и которой можно в определенный момент достичь, а как постоянный процесс, способный снова и снова подвергать сомнениям традиционные представления и понимание национального права 2 .

Европейский Суд по правам человека является уникальным институтом, чья компетенция и географический охват беспрецедентны в истории международного права, куда граждане 47 стран имеют сегодня возможность напрямую обратиться с жалобой на нарушение важнейших прав, и выступает одним из международных правозащитных органов, которые весьма многочисленны и различаются статусом и структурой, а также своей доступностью и эффективностью 3 .

Специалисты довольно часто отмечают существенное влияние прецедентов Европейского Суда на российскую правовую систему 4. В частности, авторы указывают, что решения Европейского Суда в настоящее время пользуются непререкаемым авторитетом для национальных властей. Некоторые ученые полагают, что по своему содержанию и воздействию на правовую систему они стоят в одном ряду с решениями Конституционного Суда РФ 5, "служат особым источником права и являются руководством в повседневной практике различных органов государств членов Совета Европы" 6. Это не случайно, так как суд "вырабатывает стандарты защиты прав человека, которые воздействуют на правовую систему практически всех государств Европы и оказывают решающее влияние на национальное законодательство и практику в самых различных областях…" 7 .

О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней см.: Федеральный закон от 30 марта 1998 года № 54-ФЗ .

Нусбергер А. Развитие прецедентного права Европейского суда по правам человека на основании решений о России // Право и политика, 2005, № 10 .

Создание таких органов предусмотрено рядом международно-правовых актов в области прав человека на универсальном и региональном уровнях. Например, Комитет по правам человека, созданный во исполнение Международного пакта о гражданских и политических правах (см.: Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. / СССР и международное сотрудничество в области прав человека: документы и материалы. — М., 1989, с. 302-320); Комитет по ликвидации расовой дискриминации, предусмотренный Международной конвенцией о ликвидации всех форм расовой дискриминации (см.: Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г. // Ведомости ВС СССР, 1969, № 22, ст. 219 .

См., например: Канашевский В. А. Международные нормы и гражданское законодательство России. — М., 2004, с. 256-258; Горшкова С. А. Европейская защита прав человека и реформирование судебной правовой системы // Журнал российского права, 2002, № 7; Ковлер А. И. Европейское право прав человека и Конституция России // Журнал российского права, 2004, № 1 .

Едидин Б. А. Исполнение решений Европейского Суда по гражданским делам: современные проблемы теории и практики // Арбитражный и гражданский процесс, 2004, № 11, с. 17 .

Фоков А. П. Имущественные споры в практике Европейского Суда: история, теория и практика, статистика // Арбитражный и гражданский процесс, 2003, № 12, с. 31-33 .

Чернышова О. Жалобы против России в Европейском Суде по правам человека // Российская юстиция, 2002, № 4, с. 14 .

Несмотря на особое значение и статус Европейского Суда, до сих пор открытым остается вопрос о характере принимаемых им постановлений и их значении в российской правоприменительной практике. Относительно данной проблемы сформировались два подхода. Одни исследователи указывают на обязательную силу только тех постановлений, которые вынесены с участием РФ. Другие подчеркивают обязательный характер всех постановлений Европейского Суда, как адресованных непосредственно РФ, так и вынесенных в адрес иных государств 8. Пытаясь разрешить дискуссию между сторонниками обозначенных позиций, следует проанализировать положения, содержащиеся в постановлениях высших судебных инстанций России .

Так, в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 года № 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" указано, что постановления ЕСПЧ в отношении РФ, принятые окончательно, обязательны для всех органов государственной власти РФ, в том числе для судов. Вместе с тем в п. 10 отмечается, что применение судами Венской конвенции о праве международных договоров должно осуществляться с учетом практики ЕСПЧ во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Аналогичный подход ВАС РФ отражен в Информационном письме от 20 декабря 1999 года № С-7/СМП-1341 "Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие" .

С учетом сказанного правомерным будет следующий вывод. Акты, вынесенные в адрес РФ, обязательны для применения и исполнения. Контроль за выполнением постановлений Европейского Суда осуществляется Комитетом министров Совета Европы (п. 2 ст. 46 Конвенции). Акты, адресованные другим государствам участникам Конвенции, обязательны для РФ лишь в той части, в которой содержат толкование норм Конвенции .

Обусловлено это тем, что Европейский Суд при принятии постановлений руководствуется своей прецедентной практикой, причем он не связан субъектным составом прецедента, то есть при изложении постановлений по жалобам против РФ ссылается на свои решения по делам против других государств. По этому поводу Председатель Конституционного Суда РФ В. Зорькин отметил, что права и свободы, закрепленные Конвенцией, поскольку она является международным договором, и решения Европейского Суда, в той степени, в которой они выражают общепризнанные принципы и нормы международного права, являются составной частью российской правовой системы" 9 .

Необходимо определить, могут ли судьи при обосновании выводов в мотивировочной части судебных постановлений ссылаться на акты Европейского Суда, то есть использовать их в своей правоприменительной деятельности. В п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года № 23 "О судебном решении" (далее постановление № 23) указано, что суду следует учитывать постановления ЕСПЧ, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле. Однако неясным остается значение, которое вкладывает ВС РФ в слово "учитывать" .

В толковом словаре С. И. Ожегова под словами "учитывать", "учесть" понимается "принять во внимание" 10. Таким образом, буквальное толкование постановления № 23 исключает возможность непосредственного применения постановлений ЕСПЧ. Однако многочисленные примеры из практики Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего АрбитражСм.: Султанов А. Влияние на право России Европейской конвенции "О защите прав человека и основных свобод" и прецедентов Европейского Суда по правам человека, взгляд практика // www.law.edu.ru Выступление Председателя Конституционного Суда РФ В. Д. Зорькина на VIII Международном форуме по конституционному правосудию "Имплементация решений ЕСПЧ в практике конституционных судов стран Европы". — См.: Султанов А. Указ. соч .

Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. — М., 2001, с. 846 .

ного Суда РФ свидетельствуют о том, что высшие судебные инстанции РФ применяют и ссылаются на постановления ЕСПЧ независимо от того, вынесены они в адрес РФ или нет 11 .

Данное правомочие должно быть предоставлено и судам иных звеньев судебной системы РФ. Более того, применение актов Европейского Суда в судебной практике встречается. Так, в ходе обобщения Алтайским краевым судом практики применения норм Европейской конвенции в качестве материалов поступило более 40 принятых районными судами решений за период с 2002 по 2007 год, где приведены дополнительные ссылки на постановления Европейского Суда. Неточную формулировку постановления № 23 необходимо устранить. Представляется, что наиболее приемлема следующая редакция: "…суды должны применять постановления ЕСПЧ и в мотивировочной части судебного постановления могут содержаться ссылки на постановления ЕСПЧ, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле" 12 .

Обязательный характер постановлений Европейского Суда следует из официального признания Россией юрисдикции ЕСПЧ, обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней. Постановления ЕСПЧ являются толкованиями международного договора Конвенции, которая в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ обладает приоритетом над национальным законодательством. И непринятие постановлений Европейского Суда по правам человека во внимание при применении норм Конвенции может привести к нарушению Россией международных обязательств .

Возможность применения постановлений Европейского Суда по правам человека ставит проблему доступности актов Европейского Суда, а отсутствие официальных переводов на русский язык таких постановлений затрудняет их использование. Необходимо создать сайт, содержащий официальные переводы постановлений ЕСПЧ, и поддержать уже высказанную идею принятия федерального закона о порядке опубликования в Российской Федерации постановлений ЕСПЧ 13, поскольку применение судами РФ постановлений ЕСПЧ, не опубликованных на русском языке (государственном языке России), может противоречить требованиям ч. 1 ст. 1, ст. 2, чч. 3, 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17, ст. 18, чч. 1, 2 ст. 19 Конституции РФ .

Другой важный вопрос порядок исполнения в РФ постановлений ЕСПЧ, поскольку "… исполнение решений ЕСПЧ это продолжение судебной процедуры в рамках Конвенции. И в данном случае уникальная черта механизма Конвенции в том, что она предусматривает систематический контроль исполнения каждого судебного решения, что во многом является тем фактором, который объясняет эффективность Конвенции и достижения, которые она имеет на сегодняшний день" 14. Следует отметить, что Комитет министров Совета Европы в Рекомендации от 19 января 2000 года № R (2000) 2 призвал государства участников Конвенции убедиться в наличии в национальных правовых системах механизмов, позволяющих достичь восстановления нарушенных прав, и отметил, что наиболее эффективным способом является предусмотренная законодателем возможность пересмотра дел или возобновление производства по делу в тех инстанциях, в которых суд установил нарушения .

Европейский Суд, вынося решения по индивидуальным жалобам физических и юридических лиц, вправе заявить об имеющемся нарушении Конвенции или Протоколов к ней. В этом случае, если внутреннее право государства, против которого вынесено решение, допускает возможность лишь частичного устранения последствий такого нарушения, Суд при необходимости присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне .

См., например: определения Конституционного Суда РФ от 18 апреля 2006 года № 140-О, от 18 июля 2006 года № 360-О; определение ВС РФ от 21 мая 2004 года по делу № 49-Г04-48 .

Подобная формулировка использована законодателем в ч. 4 ст. 170 АПК РФ .

См.: Султанов А. Указ. соч .

Лобов М. Б. Доклад на интернет-конференции Совета Европы и ЕСПЧ "Европейские стандарты защиты прав человека. Обеспечение доступа в Российской Федерации" // http://www.garweb.ru/conf/mintrud/2002012/index.htm Например, в решении по делу "Калашников (Kalashnikov) против Российской Федерации" от 15 июля 2002 года Суд заявил о нарушении ряда норм Конвенции, а также частично удовлетворил требования заявителя о выплате справедливой компенсации (возмещение морального вреда в размере 5 тыс. евро и возмещение судебных расходов и издержек в размере 3 тыс. евро) .

В части выплаты справедливой компенсации, как указывает Д. Ю. Матвеев, по большому счету, не должно возникнуть проблем при исполнении решений ЕСПЧ 15. Правовой основой для осуществления государством таких выплат служит п. 1 ст. 46 Конвенции, предусматривающий, что договаривающиеся стороны обязуются исполнять окончательные постановления суда по делам, в которых они являются сторонами, имеющие прямое действие на территории РФ 16. До 1 января 2006 года данный вопрос решался с помощью ежегодно принимаемых законов о федеральном бюджете РФ и постановления Правительства РФ от 9 сентября 2002 года № 666. В настоящее время исполнение таких актов регулируется главой 241 Бюджетного кодекса РФ. К тому же Указом Президента РФ от 29 марта 1998 года № 310 Правительству РФ предписано в процессе разработки проектов федеральных законов о федеральном бюджете предусматривать отдельной строкой расходы на защиту интересов РФ в Европейском Суде и на выплату денежных компенсаций истцам по искам в случае вынесения соответствующих решений Судом .

Более затруднительно исполнение решений ЕСПЧ в той части, в которой устанавливается нарушение государством-ответчиком положений Конвенции. В упомянутой Рекомендации Комитет министров Совета Европы ориентирует государства на то, чтобы предусматривать в своих правовых системах адекватные возможности для пересмотра дел .

В настоящее время в РФ не существует единообразного нормативно урегулированного механизма по исполнению решений ЕСПЧ. Так, в ст. 311 АПК РФ закреплено, что установление ЕСПЧ нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в ЕСПЧ, служит основанием пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам. В качестве основания возобновления производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств в ч. 4 ст. 413 УПК РФ названо установленное ЕСПЧ нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом РФ уголовного дела, связанное с применением федерального закона, не соответствующего положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод, иными нарушениями положений Конвенции. Вместе с тем ст. 392 ГПК РФ, предусматривающая основания для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам, аналогичной нормы не содержит, что расценивается как пробел в законе, требующий устранения. Указанный дифференцированный подход законодателя вызывает недоумение, поскольку все названные кодексы являются процессуальными, а одной из целей их принятия была унификация норм, регулирующих схожие институты. К тому же арбитражные суды и суды общей юрисдикции, разрешая гражданские споры, действуют в рамках одного гражданского судопроизводства (ст. 118 Конституции РФ) .

Представляется, что в гражданском процессе возобновление производства по делу в связи с установленными постановлением ЕСПЧ нарушениями норм Конвенции должно осуществляться по аналогии с механизмом, закрепленным в ст. 311 АПК РФ, то есть пересматриваться по вновь открывшимся обстоятельствам. Однако такая возможность предоставлена только лицам, являющимся участниками дел, послуживших основанием для обращения в ЕСПЧ .

См.: Матвеев Д. Ю. Обеспечение реализации в РФ постановлений Европейского суда по правам человека // Юрист-международник, 2004, № 4 .

Так, по решению ЕСПЧ Российская Федерация выплатила в 2002 году 11 000 евро, в 2003 году — 10 000 евро, в 2004 году — 566 072 евро, в 2005 году — 614 733 евро, 140 546 руб. 25 коп., 5540 английских фунтов. — См.:

Концепция федеральной целевой программы "Развитие судебной системы России" на 2007–2011 годы (утв. распоряжением Правительства РФ от 4 августа 2006 года № 1082-р) .

Открытым остается вопрос, могут ли воспользоваться правом на пересмотр судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам иные лица, по делам которых допущены нарушения, аналогичные установленным Европейским Судом. В целях разрешения данной проблемы необходимо проанализировать механизм, предусмотренный для пересмотра судебных актов, в случаях признания Конституционным Судом РФ закона, примененного судом, не соответствующим Конституции РФ .

Статья 6 ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" содержит общее положение об обязательности решений КС РФ на всей территории РФ для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений .

В развитие приведенной нормы ст. 79 Закона устанавливает, что решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях. Кроме того, согласно ч. 2 ст. 100 этого Закона в случае, если КС РФ признал закон, примененный в конкретном деле, не соответствующим Конституции РФ, данное дело во всяком случае подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке .

Разъяснение указанных норм было дано в ряде определений Конституционно- го Суда РФ (см., например: определения от 14 января 1999 года № 4-О, от 4 мая 2000 года № 101-О) .

Так, в определении от 5 февраля 2004 года № 78-О Конституционный Суд РФ разъяснил, что дела, которые послужили для заявителя поводом для обращения в КС РФ, во всяком случае подлежат пересмотру компетентными органами. Такой пересмотр осуществляется безотносительно к истечению сроков обращения в эти органы и независимо от того, имеются или отсутствуют основания для пересмотра, предусмотренные иными, помимо ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации", актами. Правоприменительные решения, основанные на признанном неконституционным акте, по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, подлежат пересмотру в установленных федеральным законом случаях .

Представляется, что аналогичные подходы могут быть использованы и при определении особенностей пересмотра судебных актов в связи с вынесением решений ЕСПЧ .

Не случайно М. Ш. Пацация пришел в выводу, что акты ЕСПЧ должны рассматриваться в отечественной судебной системе как акты, в плане юридической силы подобные актам Конституционного Суда РФ, в которых содержится оценка конституционности норм российских законов (несмотря и на очевидные различия, так как ЕСПЧ в отличие от КС РФ не наделен полномочием "дисквалификации" правовых норм), и что любое применение или толкование конвенционных норм российскими судами, расходящееся с их применением и толкованием Европейским Судом в его окончательных постановлениях, неправомерно и соответствующие судебные акты подлежат пересмотру по инициативе заинтересованных лиц в порядке, определенном российским процессуальным законодательством 17 .

Отсюда вытекают следующие выводы:

лица, являющиеся участниками дел, послуживших поводом для обращения в Европейский Суд, безусловно, вправе требовать пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, а их дела в обязательном порядке будут пересмотрены;

иные лица, полагающие, что в их делах были допущены нарушения, аналогичные установленным Европейским Судом, также вправе обращаться с соответствующими заявлениями, однако при этом наличие или отсутствие подобных нарушений будет в каждом случае определяться судом в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Соответственно дела по их заявлению могут быть пересмотрены по вновь открывшимся обстоятельствам .

См.: Пацация М. Ш. Европейский Суд по правам человека и пересмотр судебных актов по арбитражным делам // Законодательство и экономика, 2006, № 3.

Pages:     | 1 ||
Похожие работы:

«УДК 159.9: 34 ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РУКОВОДИТЕЛЯ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ © 2014 М . В. Шайкова канд. психол. наук, доцент, доцент кафедры уголовного права и процесса, e-mail: shaikovamarina@...»

«ВОЛЖСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ ИНСТИТУТ (филиал) федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования "ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА ПСИХОЛОГИИ РАБОЧАЯ ПРОГРАММА Дисциплина: "...»

«М. А. Гулина Словарь-справочник по социальной работе http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=181688 М.А. Гулина . Словарь-справочник по социальной работе: Питер; Санкт-Петербург; 2008...»

«Подворье: секреты фермеров Тамара Руцкая САМЫЙ ПОЛНЫЙ СПРАВОЧНИК ПЧЕЛОВОДА Издательство АСТ Москва УДК 638.1(03) ББК 46.91я2 Р82 Руцкая, Тамара. Самый полный справочник пчеловода / Т. Руцкая. — Р82 Москва: Издательство АСТ, 2016.— 320 с. — (Подворье: секреты фермеров) ISBN 978-5-17-095482-7. О том, как организовать приусадебную пасек...»

«VAS-RF_#07_2009_1ch:VAS-RF.qxd 30.06.2009 13:28 Page 28 Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 7/2009 Артем Георгиевич Карапетов профессор Российской школы частного п...»

«Наталия Александровна Дзеружинская Олег Геннадьевич Сыропятов Интервальная психопатология Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6317439 Интервальная психопатология: пособие для врачей и психологов / О. Г. Сыропятов, Н. А. Дзеружинская: А. Т. Ростунов; Киев; 2...»

«Пропостин Андрей Александрович КОНФИСКАЦИЯ ИМУЩЕСТВА КАК МЕРА БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ: ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ, БУДУЩЕЕ Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Томск – 2...»

«Правозащитный центр "МЕМОРИАЛ" Комитет "ГРАЖДАНСКОЕ СОДЕЙСТВИЕ" Под редакцией Светланы Алексеевны Ганнушкиной ЧЕЧЕНЦЫ В РОССИИ Уголовные преследования жителей Чеченской Республики. Положение женщин в Чеченской Республике. Проблемы собственности в Чечне Москва Введение Более десяти лет назад было объявлен...»

«Тепкина Анна Васильевна ЗАЩИТА ПРАВ ЛИЗИНГОДАТЕЛЯ ПРИ ОБЕСПЕЧИТЕЛЬНОМ ЛИЗИНГЕ Специальность 12.00.03 — гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Автореферат диссертации на соискание учен...»

«Государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский городской университет управления Правительства Москвы" Институт высшего профессионального образования Кафедра юриспруденции УТВЕРЖДАЮ Проректор по учебной и научной работе А.А. Александров "_"...»

«Дмитрий Атланов СТОП-анализ. Системный телесноориентированный психоанализ "Издательские решения" Атланов Д. СТОП-анализ . Системный телесно-ориентированный психоанализ / Д. Атланов — "Издательские решения", ISBN 978-5-44-741272-2 В книге...»

«Анна Авер Мгновенный гипноз. Как работает сила внушения Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9073259 Авер А . Мгновенный гипноз. Как работает сила внушения: ООО "Книжный клуб “Клуб семейного досуга”"; Белгород, Харьков; 2014 ISBN 978-966-14-8042-0 Аннотация Если вы желае...»








 
2018 www.new.z-pdf.ru - «Библиотека бесплатных материалов - онлайн ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.