WWW.NEW.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Онлайн ресурсы
 


Pages:     | 1 || 3 |

«и средства индивидуализации части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации В. Ф. ЯКОВЛЕВ, советник Президента РФ, ...»

-- [ Страница 2 ] --

Таким образом, после появления нормативного определения вида страхования ситуация мало изменилась: как и раньше, в спорных случаях именно лицензирующий орган решает, можно ли выдать лицензию на требуемый вид страхования, поскольку по своему усмотрению станет или не станет "подгонять" этот вид под перечень ст. 329 Закона. Положение страховщиков даже несколько ухудшилось, ибо до появления этого перечня, когда не было определения вида страхования, отказ в выдаче лицензии можно было оспорить в суде, доказывая, что заявленный на лицензирование вид страхования существует. Теперь же у лицензирующего органа есть вполне законное основание для отказа исчерпывающий перечень ст. 329 Закона. "Подгонять" под него спорный вид страхования лицензирующий орган может, но совершенно не обязан .

Поэтому в завершение я приведу пример, который, по-видимому, очень непросто приспособить к перечню ст. 329 Закона о страховом деле. Газета "Комсомольская правда" рассказала, что звезды шоу-бизнеса страхуют различные части своего тела (ноги, грудь и пр.) на случай утраты внешнего вида40. Но подобные виды страхования недоступны в России, где такого вида страхования в перечне ст. 329 нет, и трудно придумать, под какой из 23-х видов страхования его можно "подогнать". Использовать "финансовый риск" не получается, так как он относится к имущественным видам страхования, а страхование на случай утраты внешнего вида различных частей тела это типичное страхование сумм, то есть личное страхование по классификации ст. 929, 934 ГК РФ. Для личного же страхования в перечне ст. 329 нет "палочки-выручалочки", подобной "финансовым рискам" .

Получается, что данным видом страхования в России заниматься не удастся, поскольку лицензирующий орган вряд ли выдаст на него лицензию, если, конечно, не придумает, как "подогнать" этот вид страхования под перечень ст. 329 Закона о страховом деле .

Перечень ст. 329 Закона о страховом деле и свобода предпринимательской и иной экономической деятельности Из определения страхования, данного в ст. 2 Закона о страховом деле, видно, что страхование это отношения по защите интересов. Практика показывает, что ни один исчерпывающий перечень не может охватить все интересы, которые люди стремятся защитить, например, потому, что с развитием оборота появляются новые интересы .

"Перечислить все виды страхования практически невозможно" 41, читаем мы в весьма авторитетном учебнике страхового дела, специально подготовленном по заказу Комитета по Центральной и Восточной Европе Германского союза страховщиков .

Почему же в России люди, зарабатывающие, например, на внешнем виде различных частей своего тела, не могут застраховаться на случай его утраты? Почему страховщики лишены права заработать на таком страховании? Почему любой нестандартный вид страхования нужно "подгонять" под достаточно ограниченный перечень, причем проблема такой "подгонки" находится полностью на усмотрении лицензирующего органа?

Подробно этот вопрос рассмотрен мною в работе: Фогельсон Ю. Б. Договор страхования в российском гражданском праве: Дис. … д-ра юрид. наук. — М., 2007, с. 202-204 .

Анна Курникова страхует грудь, а "Спартак" — ноги // Комсомольская правда, 2007, 12 апреля .

Страховое дело: Учебник. В 2-х т. Т. 1: Основы страхования / Пер. с нем. О. И. Крюгер и Т. А. Федоровой. Под ред. О. И. Крюгер. — М.: Экономистъ, 2004, с. 98 .

Договоры: теория и практика 51 Совершенно ясно, что исчерпывающий характер перечня в ст. 329 Закона существенно ограничивает свободу предпринимательской деятельности для страховых организаций и иной экономической деятельности для ее клиентов. Между тем свобода предпринимательской и иной экономической деятельности закреплена в ст. 8, 34 Конституции РФ и ее ограничение должно соответствовать критериям, закрепленным в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ и быть им соразмерным42 .

Чтобы понять, есть ли основания, предусмотренные в Конституции РФ для такого ограничения перечня видов страхования, рассмотрим, использует ли законодатель легальную классификацию видов страхования ст. 329 Закона о страховом деле для дифференциации правового регулирования .

Нетрудно видеть, что различие в правовом регулировании договоров страхования законодатель связывает с классификацией страхования не по видам ст. 329, а по объектам страхования пп. 1, 2 ст. 4 Закона. Действительно, в ст. 930, 931, 932, 933 ГК РФ введено различное правовое регулирование договоров страхования объектов, перечисленных в п. 1 ст. 4, подп. 1, 2, 3 п. 2 ст. 4 Закона о страховом деле. В абз. 2 п. 2 ст. 6 Закона введено различное правовое регулирование договоров страхования объектов, поименованных в подп. 1 и 2 п. 1 ст. 4. Классификация же по видам ст. 329 Закона для целей правового регулирования договоров страхования не применяется .

Правовое регулирование финансовой устойчивости страховых организаций в части требований к их уставному капиталу (п. 3 ст. 25 Закона о страховом деле) также связано не с видами страхования, приведенными в ст. 329, а с объектами страхования, перечисленными в ст. 4 Закона .

В части формирования страховых резервов регулирование финансовой устойчивости действительно зависит не от объекта, а от вида страхования, так как формирование резервов производится по различным учетным группам, соответствующим различным видам страхования43. Однако классификация страхования по видам для целей разделения их на учетные группы не соответствует классификации, приведенной в ст. 329. Кроме того, что очень важно, распределение по учетным группам не является исчерпывающим .

Так что и для этих целей классификация ст. 329 Закона не применяется .

Из подп. 10 и 11 п. 2 ст. 32 Закона о страховом деле следует, что классификация ст. 329 используется для разработки Правил страхования и тарифов, которые представляются на лицензирование. Однако для одного вида страхования может существовать несколько различных Правил страхования (п. 2 ст. 329), а согласно п. 2 ст. 11 Закона тариф зависит от объекта страхования и страхового риска, то есть также не связан непосредственно с классификацией ст. 329 .

Таким образом, классификация по видам страхования ст. 329 Закона используется законодателем исключительно для лицензирования и ни в каких других целях .

Неясно, в чьих интересах введено это ограничение на выдачу лицензий. Разве что органу страхового надзора легче, используя перечень из ст. 329, ограничить доступ на рынок как страховым компаниям, желающим заниматься нетрадиционными видами страхования, так и тем, кто хочет защитить свои прямо не названные в законе интересы. Полагаю, такую цель нельзя признать соответствующей ч. 3 ст. 55 Конституции РФ .

Добавлю еще, что в октябре 2003 года Международная ассоциация страховых надзоров, членом которой является и российский орган страхового надзора, приняла документ

–  –  –

под названием "Основные принципы страхования и методология"44. В этом документе в п. 6.2 пояснений к принципу 6 содержится такая запись: "Условия и процедуры лицензирования должны быть в распоряжении надзора; сами по себе они не должны служить барьером на пути к рынку" .

Страховой надзор и конституционные принципы соразмерности и равенства Цели страхового надзора

В соответствии с п. 1 ст. 30 Закона о страховом деле страховой надзор осуществляется в целях:

соблюдения страховыми организациями страхового законодательства, предупреждения и пресечения нарушений страхового законодательства участниками страховых отношений;

обеспечения защиты прав и законных интересов страхователей, иных заинтересованных лиц и государства;

эффективного развития страхового дела .

Ясно, что в начале 90-х годов после 75 лет государственной монополии на страхование45 первой задачей, которую требовалось решить, стало развитие негосударственного страхового дела. Такая цель и была поставлена перед органом страхового надзора .

В результате за десять лет фактически с нуля был создан отечественный рынок страховых услуг .

Одновременно обнаружилось, что некоторые виды страхования позволяют предприятиям выплачивать вознаграждение своим работникам, экономя на налогах, и большинство, если не все страховые компании помимо обычного страхования начали зарабатывать на этом на вполне законных основаниях. Были, безусловно, и случаи, когда с участием страховых компаний реализовывались незаконные операции по уходу от налогов, но, насколько мне известно, немного соответствующих уголовных дел дошло до суда .

Законная же помощь в экономии на налогах оказалась весьма прибыльным и востребованным бизнесом и для многих страховых компаний он стал чуть ли не основным .

Государство по вполне объяснимым причинам решило начать борьбу с этой, повторю, совершенно законной деятельностью. Это и назвали борьбой со "страховыми схемами"46 .

Правильный способ такой борьбы сделать классическое страхование более выгодным и привлекательным. Однако это задача сложная. Например, для начала Минфин РФ мог бы исполнить возложенную на него п. 1 ст. 26 Закона о страховом деле обязанность и утвердить правила формирования страховых резервов по страхованию жизни, которых страховой рынок ждет с 1992 года. Но гораздо проще поставить перед органом страхового надзора задачу "очистить" страховой рынок самым простым способом отзывать лицензии у страховых компаний .

Таким образом, если ранее основная цель страхового надзора определялась на практике как развитие страхового дела, то после 2005 года надзор был переориентирован, и страховые лицензии стали отзывать в массовом порядке и у вполне успешных страховых компаний .

Соответственно возникли споры и появились судебные решения по этим спорам. В результате к настоящему времени стало ясно, что механизм страхового надзора, основаДоступно на сайте Международной ассоциации страховых надзоров // http://www.iaisweb.org/__temp/Insurance_core_principles_and_methodology_in_russian.pdf .

Она была введена декретом Совнаркома РСФСР от 28 ноября 1918 года № 1782 "Об организации страхового дела в Российской Республике (в РСФСР)" .

Схема вывода из схем. Интервью с руководителем Федеральной службы страхового надзора И. В. Ломакиным-Румянцевым // http://www.insur-info.ru/interviews/271/ Договоры: теория и практика 53 ния и порядок проведения проверок, основания и порядок отзыва страховых лицензий настолько не проработаны законодательно, что допускают практически неограниченный произвол государственного органа при решении вопроса о "юридической смерти" страховой компании, а у судов очень мало инструментов, позволяющих обеспечить защиту страховых компаний от этого произвола. Как мы увидим далее, часто суды вынуждены сами изобретать эти инструменты .

Основания приостановления и отзыва лицензии и принцип соразмерности Прежде всего, выяснилось, что за самое незначительное нарушение, за неисполнение любого запроса органа страхового надзора у страховой организации может быть приостановлена, а затем и отозвана лицензия (ст. 326, 328 Закона о страховом деле). Причем альтернативу этим жестким мерам закон не предусматривает .

Конституционный Суд РФ неоднократно в своих актах указывал на то, что ограничение прав и свобод, даже если оно является следствием правонарушения, должно быть соразмерно степени и характеру правонарушения, тем последствиям, которые оно за собой повлекло .

В частности, в отношении права заниматься той или иной деятельностью Конституционный Суд РФ в постановлении от 13 июня 1996 года № 14-П указал: государство должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные целями меры. Этот принцип соразмерного ограничения прав и свобод, закрепленный в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, означает, что публичные интересы, перечисленные в конституционной норме, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, если они адекватны социально оправданным целям. Эта же позиция повторена КС РФ и в постановлении от 18 июля 2003 года № 14-П, где сказано, что возможные ограничения федеральным законом свободы предпринимательской деятельности и свободы договоров, исходя из общих принципов права, должны отвечать требованиям справедливости, быть адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей .

В отношении установления санкций КС РФ в определении от 12 мая 2005 года № 186-О уточнил эту позицию: установление конкретной санкции, ограничивающей конституционное право, должно отвечать требованиям справедливости, быть соразмерным конституционно закрепленным целям и охраняемым законным интересам, а также характеру совершенного деяния .

Еще более конкретизирована эта позиция КС РФ в отношении ликвидации юридических лиц (ведь, по существу, отзыв лицензии является ликвидацией субъекта страхового дела): отсутствие конкретного перечня положений, нарушение которых может привести к ликвидации юридического лица, не означает, что данная санкция может применяться по одному лишь формальному основанию в связи с неоднократностью нарушений обязательных для юридических лиц правовых актов. Исходя из общеправовых принципов юридической ответственности (в том числе наличия вины) и установленных ч. 3 ст. 55 Конституции РФ критериев ограничения прав и свобод, соблюдение которых обязательно не только для законодателя, но и для правоприменителя, оспариваемая норма предполагает, что неоднократные нарушения закона в совокупности должны быть столь существенными, чтобы позволить арбитражному суду с учетом всех обстоятельств дела, включая оценку характера допущенных юридическим лицом нарушений и вызванных им последствий, принять решение о ликвидации юридического лица (постановление КС РФ от 18 июля 2003 года № 14-П) .

Рассмотрим некоторые примеры, из которых хорошо видна ситуация, сложившаяся в настоящее время с применением принципа соразмерности при отзыве лицензий у страховых организаций .

54 Хозяйство и право Одна из страховых организаций допустила чисто техническую ошибку в отчетности и за это у нее была сначала приостановлена, а затем и отозвана лицензия. Суд встал на сторону страховой организации, но формально ошибка в отчетности имелась, а Закон (п. 4 ст. 326) предусматривает применение мер воздействия в виде приостановления, а затем и отзыва лицензии (ст. 328) при любом, самом незначительном нарушении. Суд первой инстанции, формулируя основания для признания приостановления действия лицензии недействительным, сослался в том числе на принцип соразмерности47, однако суд кассационной инстанции, оставляя в силе данное решение, опустил эту ссылку, но указал, что допущенная страховой компанией ошибка в отчетности была несущественной и не привела к представлению недостоверной информации, то есть, по существу, также применил против формального указания закона принцип соразмерности, хотя прямо и не сослался на него в судебном акте48 .

Другая страховая организация представила отчетность на три недели позже установленного срока. Из-за этого у нее была сначала приостановлена, а затем и отозвана лицензия, поскольку устранить это нарушение в принципе невозможно — просрочка как была, так и останется просрочкой. Суд поддержал страховую организацию, хотя формально надзорный орган был прав нарушение законодательства было допущено и не было устранено. Опровергая этот аргумент надзорного органа, суд указал, что к моменту издания приказа об отзыве лицензии вся отчетность была представлена49. И здесь суд вопреки формальному требованию закона фактически руководствовался принципом соразмерности, прямо не ссылаясь на него в судебном акте .

В третьем случае орган страхового надзора затребовал у страховой организации оригиналы более чем 1000 договоров страхования, хотя копии всех этих договоров у надзорного органа имелись, то есть он обладал всей информацией, необходимой для осуществления надзора. Не все из затребованных оригиналов были представлены, и это послужило основанием для приостановления, а затем и отзыва лицензии .

Суд первой инстанции, рассматривая дело о приостановлении лицензии, признал приказ о приостановлении недействительным, прямо указав на несоразмерность примененной меры совершенному правонарушению50, но суды апелляционной и кассационной инстанций это решение отменили и поддержали надзорный орган, так как формально часть документов не была представлена. При этом они указали, что соразмерность приостановления лицензии обусловлена повторностью нарушения51 .

Тем самым они полностью проигнорировали указание Конституционного Су-да РФ о том, что повторность сама по себе не может служить обоснованием со-размерности .

При рассмотрении дела об отзыве лицензии у той же компании суды первых двух инстанций не посчитались с явной несоразмерностью меры воздействия степени и характеру нарушения и лишь суд кассационной инстанции обратил внимание на несоразмерность, указал в судебном акте на необходимость исследовать этот вопрос и возвратил дело на повторное рассмотрение52. При повторном рассмотрении суд первой инстанции признал приказ об отзыве лицензии недействительным, но суд апелляционной инстанции это решение отменил и вновь согласился с надзорным органом, то есть повторно проигнорировал принцип соразмерности53. Суд кассационной инстанции отменил решение суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции, но прямо на несоразмерность не сослался, хотя фактически и использовал принцип соразмерности при вынесении решения54 .

Фактическое местонахождение у двух страховых организаций отличалось от адреса, указанного в учредительных документах (так называемого юридического адреса), за это у данных организаций была сначала приостановлены, а затем и отозваны лицензии. Суды признали недействительными приказы о приостановлении и отзыве лицензий, но по чисто процедурному основанию приказы направлялись органом Решение Арбитражного суда г. Москвы от 12 сентября 2005 года по делу № А40-32434/04-146-275 .

Постановление ФАС Московского округа от 10 мая 2006 года по делу № КА-А40/2369-06 .

Постановление ФАС Московского округа от 23 ноября 2006 года по делу № КА-А40/11352-06 .

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 8 декабря 2005 года по делу № А40-59780/05-84-513 .

Постановления Девятого апелляционного арбитражного суда от 14 марта 2006 года № 09АП-493/06-АК; ФАС Московского округа от 12 мая 2006 года по делу № КА-А40/3762-06 .

Постановление ФАС Московского округа от 9 октября 2006 года по делу № КА-А40/9484-06 .

Постановление Девятого апелляционного арбитражного суда от 12 апреля 2007 года № 09АП-3199/2007-АК .

Не опубликовано .

Постановление ФАС Московского округа от 16 июля 2007 года по делу № КА-А40/6842-07-П. Не опубликовано .

Договоры: теория и практика 55 страхового надзора по юридическому адресу и, естественно, возвращались обратно .

Суды указали, что страховые организации были тем самым лишены возможности устранить выявленные нарушения55 .

Суды даже не коснулись вопроса о соразмерности, хотя в данном случае очевидна несоразмерность примененной меры воздействия характеру и последствиям нарушения .

Еще в одном случае у страховой организации были обнаружены нарушения только в одном из предусмотренных лицензией видов страхования, а лицензия была отозвана. Страховая организация апеллировала к соразмерности: за что ее лишили права заниматься остальными видами страхования, в которых нарушений не было? Орган страхового надзора мотивировал это тем, что законом не предусмотрен частичный отзыв лицензии. Суд поддержал эту позицию и признал правомерным отзыв лицензии, то есть "юридическую смерть" страховой организации, хотя такая крайняя мера очевидно несоразмерна совершенному нарушению56 .

Наконец, судебное решение вызывающее больше всего вопросов. В соответствии с Федеральным законом от 10 декабря 2003 года № 172-ФЗ для осуществления страхования жизни страховые компании должны были к 1 июля 2004 года сформировать уставный капитал в размере 20 млн. рублей, иначе у них лицензия подлежала отзыву. Страховая компания, имея лицензию в том числе на страхование жизни, фактически страхованием жизни не занималась ни одного договора страхования жизни за весь период деятельности не заключила. Поэтому было принято решение об отказе от лицензии на страхование жизни, но из-за халатности персонала это решение своевременно не было доведено до сведения органа страхового надзора. Уставный капитал, естественно, не был увеличен до требуемого размера. Из-за этого у страховой компании была полностью отозвана лицензия, и суд по формальным основаниям поддержал это решение57, очевидно несоразмерное степени, характеру нарушения и его последствиям .

Таким образом, ясно, что ст. 326, 328 Закона о страховом деле не соответствуют конституционному принципу соразмерности, так как предусматривают для страховой компании независимо от характера и вида совершенного нарушения только одну меру воздействия лишение права заниматься той единственной деятельностью, для которой страховая компания и создается, то есть ее "юридическую смерть" .

При этом интересны позиции различных судей в отношении соразмерности их можно поделить на три группы. Первая группа судей предпочитает формально руководствоваться предписаниями закона, рассматривая соразмерность как чисто теоретический в настоящее время принцип. Вторая группа понимает необходимость соизмерять меры воздействия со степенью и характером правонарушения, но все же в судебных актах избегает ссылок на конституционный принцип, не закрепленный в законе. Для обеспечения соразмерности эти судьи находят аргументы, позволяющие, истолковывая нормы, защитить страховую компанию от несоразмерности примененной меры и без прямой ссылки на Конституцию. И есть судьи (третья группа), которые прямо ссылаются в судебных актах на конституционный принцип соразмерности, но вовсе не всегда это находит поддержку при последующих рассмотрениях дела .

Замечу также, что даже и тогда, когда суды поддерживают страховые компании, лицензия остается приостановленной или отозванной в течение всего времени судебных разбирательств (от полугода до двух лет) и страховая компания не может работать. Однако ни для органа страхового надзора, ни для государства это фактически не влечет никаких неблагоприятных последствий (см. об этом далее) .

Основания приостановления и отзыва лицензии и принцип равенства .

Постановления ФАС Московского округа от 11 июля 2006 года по делу № КА-А40/5906-06; Девятого арбитражного апелляционного суда от 20 декабря 2006 года №09АП-16681/2006-АК .

Постановление ФАС Московского округа от 1 июня 2005 года по делу № КА-А40/4698-05 .

Постановление ФАС Московского округа от 19 сентября 2005 года по делу № КА-А40/7843-05 .

56 Хозяйство и право Соотношение Закона о страховом деле и КоАП РФ Приостановление и отзыв лицензии меры административной ответственности, административное наказание таково мнение большинства авторов, исследовавших этот вопрос58. Я также придерживаюсь этой точки зрения, поскольку данная мера применяется "органом, обладающим властными полномочиями, за нарушение организациями запретов в сфере публичных правоотношений"59 .

Однако в ст. 3.2 КоАП РФ, где перечислены виды административных наказаний, дословно не указано на приостановление или отзыв лицензии. Тем не менее в п. 9 ч. 1 ст. 3.2 КоАП РФ предусмотрено административное приостановление деятельности, которое по своему содержанию, описанному в ст. 3.12 КоАП РФ, полностью соответствует ограничению или приостановлению действия лицензии. Для отзыва лицензии у организаций прямого аналога в КоАП РФ найти не удается. Хотя в п. 5 ч. 1 ст. 3.2 КоАП РФ установлено наказание в виде лишения специального права, но оно применяется лишь к физическим лицам, а не к организациям .

В результате Пленум ВАС РФ в п. 20 постановления от 2 июня 2004 года № 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" разъяснил арбитражным судам, что приостановление (аннулирование) лицензии не является административным наказанием в смысле КоАП РФ, а представляет собой специальную предупредительную меру, непосредственно связанную со спецификой деятельности, при осуществлении которой могут затрагиваться конституционные права и свободы, а также права и законные интересы других лиц. Далее в этом постановлении указано, что КоАП РФ не подлежит применению при рассмотрении судами дел об оспаривании актов административных органов о приостановлении или отзыве лицензии .

Банки пытались отстоять свое право на применение КоАП РФ в подобных ситуациях, но это не увенчалось успехом: суды ссылаются на специальное банковское законодательство и применяют его, а не КоАП РФ60 .

Более того, если должностные лица Банка России хотя бы входят в состав лиц, уполномоченных возбуждать дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 15.26 КоАП (это вытекает из п. 81 ч. 1 ст. 28.3), то орган страхового надзора в данном Кодексе даже не упомянут .

Между тем в КоАП РФ закреплена ответственность за правонарушения, за которые Закон о страховом деле допускает приостановление, а затем и отзыв лицензии. Например, это относится к непредставлению информации. В п. 5 ст. 30 Закона установлена обязанность страховых организаций представлять по запросам органа страхового надзора информацию, необходимую для осуществления им страхового надзора (за исключением информации, составляющей банковскую тайну). Как мы уже видели в привеВ отношении страховых организаций эта точка зрения недвусмысленно выражена в Комментарии к Закону РФ "Об организации страхового дела" (постатейный) / Под ред. Н. Г. Кабанцевой, В. А. Ларионовой // СПС "КонсультантПлюс"; приостановление и отзыв страховых лицензий прямо названы санкциями в книге: Клоченко Л. Н., Пылов К. И. Основы страхового права: Учебное пособие. — Ярославль: Норд, 2002, с. 149. В отношении банков об этом пишут: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Договоры о банковском вкладе, банковском счете;

банковские расчеты. Конкурс. Договоры об играх и пари. — М.: Статут, 2006; Липинский Д. А. Несогласованность

Кодекса об административных правонарушениях // Юрист, 2003, № 7; Олейник О. М. Основы банковского права:

Курс лекций. — М., 1997, с. 124 и многие другие. Есть, правда, мнения А. Г. Братко (Банковское право (теория и практика). — М., 2001, с. 66), который вообще не считает отзыв лицензии мерой ответственности, А. С. Емельянова (Меры финансово-правового принуждения // Правоведение, 2001, № 6, с. 45), полагающего, что отзыв лицензии у кредитной организации хотя и мера ответственности, но не административной, а специальной финансовой, однако эти позиции единичны и преобладает все же точка зрения на приостановление и отзыв лицензии как на меру административной ответственности, административное наказание .

Это цитата из постановления ФАС Московского округа от 28 апреля 2005 года по делу № КА-А40-3153-05 .

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 17 октября 2005 года по делу № А40-45115/05-84-357; постановление ФАС Московского округа от 19 апреля 2006 года по делу № КА-А40/2890-06 .

Договоры: теория и практика 57 денном примере, за ее неисполнение приостанавливают и отзывают страховую лицензию61 .

В ст. 19.7 КоАП РФ, которая называется "Непредставление сведений (информации)", записано, что непредставление или несвоевременное представление в государственный орган (должностному лицу) сведений (информации), представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим органом (должностным лицом) его законной деятельности, а равно представление в государственный орган (должностному лицу) таких сведений (информации) в неполном объеме или в искаженном виде влечет наложение административного штрафа на юридических лиц от трех тысяч до пяти тысяч рублей. Видно, что в ст. 19.7 КоАП РФ установлена ответственность за неисполнение именно такой обязанности, которая предусмотрена в п. 5 ст. 30 Закона о страховом деле и за которую все те, к кому применяется КоАП РФ, платят штраф от 3000 до 5000 рублей, а страховые организации лишаются лицензии .

Предположим, непредставление страховыми организациями информации в орган страхового надзора влечет гораздо более катастрофические последствия, чем, например, непредставление информации в милицию, в МЧС, в органы госбезопасности, в атомэнергонадзор, в санэпиднадзор или в органы экологического контроля62. Сравним в этом смысле страховые организации с банками и профессиональными участниками рынка ценных бумаг, которые работают на финансовых рынках, аналогичных страховому. Деятельность профессиональных участников рынка ценных бумаг охватывается ст. 19.7 КоАП РФ (это вытекает из п. 61 ч. 2 ст. 28.3), а деятельность банков нет. Но для банков действует ст. 74 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", в соответствии с которой непредставление Банку России информации может повлечь разнообразные меры воздействия, но не отзыв лицензии и не полное приостановление деятельности банка .

Таким образом, страховые организации это единственные участники хозяйственного оборота, у которых за непредставление информации можно сначала приостановить, а затем и отозвать лицензию и тем самым полностью ликвидировать организацию как страховую .

Действительно ли непредставление страховыми организациями информации в орган страхового надзора столь общественно опасно? Понятно, что нет. Просто, принимая ст. 326, 328 Закона о страховом деле, законодатель не согласовал их с КоАП РФ .

Важнейшим конституционным принципом при ограничении прав и свобод, в том числе и при лишении ранее предоставленного права, является принцип равенства, закрепленный в ст. 19 Конституции РФ. Разъясняя его, Конституционный Суд РФ указал, что из конституционных принципов юридического равенства и справедливости вытекает обращенное к законодателю требование определен-ности, ясности, недвусмысленности правовой нормы и ее согласованности с системой действующего правового регулирования (постановление от 28 февраля 2006 года № 2-П) .

Отсутствие в данном случае согласования норм ст. 326, 328 Закона о страховом деле с КоАП РФ и привело к нарушению принципа равенства, закрепленного в ст. 19 Конституции РФ .

Похожая ситуация и с ч. 3 ст. 14.1 КоАП РФ. Для большинства организаций, деятельность которых лицензируется, нарушение лицензионных требований влечет применение ч. 3 ст. 14.1 КоАП РФ (это вытекает из ч. 3 ст. 28.3), то есть штраф в сумме от 30 000 до 40 000 рублей, а для страховых организаций (а также, замечу, для банков и для Постановления ФАС Московского округа от 12 мая 2006 года по делу № КА-А40/3762-06, от 9 октября 2006 года по делу № КА-А40/9484-06 .

58 Хозяйство и право профессиональных участников рынка ценных бумаг) может повлечь приостановление и отзыв лицензии .

Однако если исходить из упомянутой позиции, изложенной в п. 20 постановления Пленума ВАС РФ от 2 июня 2004 года № 10, здесь и не было необходимости согласовывать нормы Закона о страховом деле, регулирующие отзыв лицензии, с нормами КоАП РФ. Ведь приостановление и отзыв лицензии, по мнению Пленума, это не мера административной ответственности, а всего лишь "предупредительная мера". КоАП РФ же содержит именно меры административной ответственности, поэтому предметы правового регулирования Закона и КоАП РФ различны .

По-моему, если и можно согласиться с этим подходом Пленума ВАС РФ, то лишь в той его части, где признается, что приостановление и отзыв лицензии дословно не указаны в КоАП РФ в качестве административных наказаний. Но в той части, что приостановление и отзыв лицензии вообще не являются мерами административной ответственности, а представляют собой только "предупредительные меры", эту позицию нельзя разделить .

По содержанию п. 20 постановления Пленума ВАС РФ приостановление и отзыв лицензии предупредительные меры в том смысле, что они предупреждают возможные в будущем нарушения прав граждан организациями, имеющими лицензии, но использующими их ненадлежащим образом. Но административное приостановление деятельности в этой части также следует рассматривать как предупредительную меру. Одновременно в силу ст. 3.2 КоАП РФ она является мерой административной ответственности. Совершенно аналогичная ситуация и с лишением специального права эту меру также можно расценить как меру, предупреждающую возможное нарушение прав граждан лицами, обладающими специальным правом, но в соответствии со ст. 3.2 КоАП эта мера одновременно представляет собой административное наказание .

Уже говорилось, что приостановление и отзыв лицензии меры, которые принимаются органами, обладающими властными полномочиями, за нарушение организациями запретов в области публичных отношений, то есть за правонарушения в публичной сфере. Почему же для граждан лишение специального права является одновременно и предупредительной мерой, и административным наказанием, а для организаций это лишь предупредительная мера? Значит, по логике Пленума ВАС РФ единственным основанием, по которому приостановление и отзыв лицензий не следует признавать в качестве мер административной ответственности, служит отсутствие дословного указания на эти меры в КоАП РФ. Но тогда и налоговую ответственность, предусмотренную в Налоговом кодексе РФ, и таможенную ответственность, закрепленную в Таможенном кодексе РФ, не следует признавать административной. Но уже давно никто не спорит с тем, что оба кодекса устанавливают разновидности именно административной ответственности .

Что же касается отсутствия дословного указания в КоАП РФ, то для отзыва лицензии у организаций это действительно так. Приостановление же лицензии полностью охватывается конструкцией административного приостановления деятельности, прямо обозначенной в ст. 3.2, 3.12 КоАП РФ как мера административной ответственности .

Один из судов, отказывая коммерческому банку в применении КоАП РФ, когда Банк России своим предписанием запретил банку осуществлять отдельные банковские операции, так обосновал этот отказ: ссылки истца на ст. 3.2, 3.12 КоАП РФ в редакции от 22 июля 2005 года, предусматривающие административное приостановление деятельности как вид административного наказания, также не могут быть признаны обоснованными. Из положений ст. 3.12 КоАП РФ следует, что административное приостановление деятельности применяется лишь в исключительных случаях, которые не относятся к рассматриваемым правоотношениям, поскольку регламентируются нормами специального банковского законодаДолжностные лица всех этих, а также многих других органов вправе возбуждать дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.7 КоАП РФ (ст. 28.3) .

Договоры: теория и практика 59 тельства63 .

Надо понимать так: КоАП РФ не подлежит применению, поскольку не регулирует данные отношения это калька с позиции Пленума ВАС РФ. А почему не регулирует, когда состав ст. 3.12 КоАП РФ в точности совпадает с запретом банку осуществлять некоторые банковские операции? Ответа на этот вопрос так и нет .

Вышестоящий же суд, оставляя без изменения это решение, написал еще проще:

статьей 3.2 КоАП РФ установлены виды административных наказаний, которые не предусматривают в качестве наказания вынесение предписания64 .

Полагаю, эта аргументация в обсуждении не нуждается .

Конечно, дело законодателя кодифицировать все без исключения меры административной ответственности или лишь их часть, а применение остальных таких мер урегулировать в отдельных законах. Но ясно, что очень непросто, распределяя различные меры административной ответственности по разным законам, согласовать их друг с другом, как того требует конституционный принцип равенства.

Поэтому результат налицо:

за одно и то же правонарушение непредставление информации всех штрафуют, а у страховых организаций отзывают лицензию .

Процедуры страхового надзора и конституционные принципы правовой определенности и разделения властей Процедуры проведения проверок, приостановления и отзыва лицензии Мы рассмотрели меры воздействия, применяемые к страховым организациям, а теперь обратимся к порядку их применения .

Прежде всего, отмечу, что невозможность применения КоАП РФ к отношениям по приостановлению и отзыву страховых лицензий делает угрозу применения к страховой организации этих мер воздействия бессрочной. Если не применяется КоАП РФ, то не применяется и установленная в нем давность привлечения к ответственности. Нигде больше срок давности для приостановления или отзыва страховых лицензий не установлен. Отсюда вывод: лицензия у страховой организации может быть приостановлена или отозвана независимо от того, когда было обнаружено нарушение в ее деятельности. Срок для приостановления или отзыва лицензии произвольно определяет орган страхового надзора, и он ничем не ограничен .

В подп. 2 п. 4 ст. 30 Закона о страховом деле органу страхового надзора предоставлено право проводить проверки, но процедура проверки законом никак не описана, то есть орган страхового надзора может определять ее совершенно произвольно .

Показательно в этом смысле уже упомянутое дело, когда у страховой организации была сначала приостановлена, а затем и отозвана лицензия за то, что она не представила в орган страхового надзора оригиналы некоторых договоров страхования, копии которых в органе страхового надзора имелись .

В судебных актах по этому делу65 мы можем прочесть почти детективную историю, как во время проверки у компании потребовали представить оригиналы договоров на обозрение проверяющим, но когда эти документы принесли, проверяющих уже не оказалось; как потом потребовалось, чтобы оригиналы представили уже в орган страхового надзора и они были представлены в опечатанной коробке, но сотрудник органа страхового надзора отказался в тот же день вскрывать коробку и проверять наличие представленных документов, как после двухнедельного нахождения коробки в органе страхового надзора части документов в коробке не оказалось. Однако поскольку при представлении коробки документы по описи приняты не были, суды Решение Арбитражного суда г. Москвы от 17 октября 2005 года по делу № А40-45115/05-84-357 .

Постановление ФАС Московского округа от 19 апреля 2006 года по делу № КА-А40/2890-06 .

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 8 декабря 2005 года по делу № А40-59780/05-84-513; постановление Девятого апелляционного арбитражного суда от 14 марта 2006 года № 09АП-493/06-АК; постановление ФАС Московского округа от 12 мая 2006 года по делу № КА-А40/3762-06 .

60 Хозяйство и право решили, что они и не были представлены. В результате приостановление действия лицензии было признано правомерным .

Сама эта ситуация возникла из-за того, что орган страхового надзора потребовал представить оригиналы договоров страхования, то есть документы, потеря которых для страховой организации невосполнима. В таких случаях УПК РФ, КоАП РФ, НК РФ предусматривают изъятие (выемку) документов в присутствии понятых с составлением протокола. Закон о страховом деле ничего подобного не содержит и вообще никак не регламентирует процедуру проведения проверки. Федеральный закон от 8 августа 2001 года № 134-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" не распространяется на страховой надзор в силу п. 3 ст. 1 этого Закона .

Таким образом, орган страхового надзора не просто имеет возможность совершенно произвольно определять процедуру проведения проверок, но активно этим пользуется .

Не менее серьезная процедурная проблема появилась при отзыве лицензии у той же организации за непредставление тех же оригиналов документов. В ст. 328 Закона о страховом деле указано, что лицензия отзывается в случае неустранения в установленный срок нарушений, явившихся основанием для ограничения или приостановления лицензии. Срок для устранения нарушений Законом не установлен. Поскольку в Законе отсутствуют требования к содержанию акта об ограничении или приостановлении действия лицензии, его содержание произвольно определяется органом страхового надзора и срок для устранения нарушений в нем не называется, а устанавливается в информационном письме, которое направляется страховой организации в соответствии п. 7 ст. 326 Закона .

Возник спор, с какого момента следует исчислять этот срок с момента вступления в силу акта о приостановлении действия лицензии или с момента получения страховой организацией информационного письма. Судебные акты по этому делу содержат различные толкования данного вопроса66, но ни в одном из них нет ссылок на нормы права, ибо таковых просто не существует .

В практике налицо еще одна серьезная проблема. Иногда складывается ситуация, когда к моменту неисполнения страховой организацией очередного предписания действие лицензии уже было приостановлено за неисполнение предыдущего предписания, которое к этому моменту исполнено. Должен ли в этом случае орган страхового надзора возобновить действие лицензии страховой организации, как предусмотрено ст. 327 Закона о страховом деле, а затем опять приостановить ее действие за неисполнение второго предписания и дать срок на устранение нарушения либо вправе сразу отозвать лицензию?

Закон никак не регулирует подобные обстоятельства. Соответственно применимые для таких ситуаций правила орган страхового надзора может сам произвольно определять .

Поэтому он не стал возобновлять действие лицензии, а сразу ее отозвал. Суд первой инстанции встал на сторону страховой организации, но суды высших ин-станций решили по-иному67 .

Из этих примеров мы видим, что процедуры приостановления и отзыва страховых лицензий, в том числе порядок проведения проверок, содержание соответствующих актов органа страхового надзора, порядок установления и исчисления сроков, фактически произвольно определяет орган страхового надзора. Устранившись от регулирования этих отношений, законодатель тем самым делегировал данные полномочия органу страхового надзора, то есть федеральному органу исполнительной власти. Между тем очевидно, что процедуры принятия подобных решений являются существенными элементами ограничения права страховых организаций на занятие тем единственным видом деятельности, Постановления ФАС Московского округа от 9 октября 2006 года по делу № КА-А40/9484-06 и от 16 июля 2007 года по делу № КА-А40/6842-07-П .

Постановление ФАС Московского округа от 9 января 2007 года по делу № КА-А40/12655-06 .

Договоры: теория и практика 61 которым они вправе заниматься. На наличие в этом вопросе серьезных проблем указывают и другие авторы68 .

Процедурные вопросы и конституционные принципы В соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ права "могут быть ограничены законом". В данном случае фактически федеральному органу исполнительной власти законом делегированы неопределенные по объему полномочия произвольно устанавливать как порядок проведения проверок, так и процедуру применения к страховым организациям мер воздействия, существенно ограничивающих их права. Можно ли считать, что в данном случае права страховых организаций ограничены именно законом, как того требует Конституция РФ?

Вопрос о том, как понимать выражение "ограничены законом", неоднократно поднимался и исследовался Конституционным Судом РФ. Аналогичный вопрос, но применительно к Римской конвенции о защите прав человека и основных свобод69 вставал и перед Европейским судом по правам человека. Рассмотрим позиции обоих судов .

В Римской конвенции есть несколько норм, предусматривающих возможность ограничения прав в случаях, "предусмотренных законом" (ст. 8, 9, 10 Конвенции, ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции). Поэтому Европейский суд по правам человека неоднократно разрешал вопрос о толковании выражения "предусмотрено законом" применительно к возможности государства ограничивать права граждан .

В результате в деле Уингроу (Wingrove) против Соединенного королевства суд занял следующую позицию: правовая норма должна быть сформулирована с достаточной степенью четкости, чтобы заинтересованные лица могли, получив при необходимости юридическую консультацию по делу, предвидеть в разумных пределах те последствия, которые может повлечь за собой конкретное действие. Закон, предоставляя широкую свободу оценки, не вступает в противоречие с этим требованием при условии, что пределы усмотрения, предопределенные правомерной целью, ради которой он издан, указаны достаточно ясно, с тем, чтобы обеспечить адекватную защиту индивида от произвольного вмешательства70 .

Эта позиция в дальнейшем неоднократно повторялась от дела к делу и ее можно считать устойчивой позицией Европейского суда по правам человека .

Конституционный Суд РФ проявляет в вопросе об определенности правовой нормы практически полное единодушие с Европейским судом по правам чело-века .

Приведу наиболее характерную в этом отношении позицию из нескольких постановлений КС РФ: неопределенность содержания правовой нормы не может обеспечить ее единообразное понимание, создает возможность злоупотребления исполнительной властью своими полномочиями, порождает противоречивую правоприменительную практику, ослабляет гарантии защиты конституционных прав и свобод, может привести к произволу и, следовательно, к нарушению принципов равенства, а также верховенства закона; самого по себе нарушения требования определенности правовой нормы, влекущего ее произвольное толкование правоприменителем, достаточно для признания такой нормы не соответствующей Конституции РФ71 .

По вопросу о делегировании Правительству РФ неопределенных по объему полномочий КС РФ также неоднократно высказывался: принцип определенности и непротиворечивости законодательного регулирования распространяется и на те правовые нормы, которыми законодатель делегирует Правительству РФ те или иные полномочия .

Иное означало бы, что законодатель вправе передать Правительству РФ неопределенные по объему полномочия, а Правительство РФ реализовать их Смирных А. Г. Правовой статус субъектов страхового дела: новеллы российского законодательства // Журнал российского права, 2004, № 9 .

Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Рим, 4 ноября 1950 года (ред. от 11 мая 1994 года) .

Цит. по: Де Сальвиа М. Прецеденты Европейского Суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 г. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2004, с. 54. Данная цитата взята из § 40 постановления суда, русский текст которого содержится также в СПС "КонсультантПлюс" .

Постановление Конституционного Суда РФ от 6 апреля 2004 года № 7-П .

62 Хозяйство и право произвольным образом, чем нарушался бы принцип разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную72 .

Очевидна позиция обоих судов: если закон делегирует исполнительной власти неопределенные по объему полномочия по совершению действий, ограничивающих конституционные права, такое ограничение прав не может быть признано предусмотренным или установленным законом .

Применительно к рассматриваемому вопросу нормы ст. 30, 326, 328 Закона о страховом деле, фактически делегирующие органу страхового надзора неопределенные по объему полномочия в части регулирования порядка проведения проверок и процедур приостановления и отзыва страховых лицензий, не соответствуют принципу разделения властей, закрепленному в ст.10 Конституции РФ .

Ответственность государства за незаконное приостановление и/или отзыв лицензии Этот вопрос один из наиболее важных в связи с приостановлением и/или отзывом страховых лицензий. Акт органа страхового надзора о приостановлении или об отзыве лицензии вступает в силу немедленно после его опубликования, тем самым вводится запрет на осуществление страховой организацией того единственного вида деятельности, которым она вправе заниматься и ради которого она создана. Как мы видели, совсем нередки случаи, когда данные акты признаются судом незаконными. Однако пока страховая организация отстаивает в суде свое право работать, проходит в среднем около года и в течение этого года она ничего не зарабатывает, а только несет убытки .

Если следовать нормам ст. 53 Конституции РФ, ст. 15, 16 1069 ГК РФ, государство должно было бы все эти убытки возместить, но на деле этого не происходит .

Поскольку убытки страховой компании, вызванные приостановлением или отзывом лицензии, состоят из расходов на судебные процессы и неполученных доходов (упущенной выгоды), рассмотрим каждую из этих составляющих .

Возмещение государством расходов на оплату услуг представителей (адвокатов) Споры о страховых лицензиях рассматривают арбитражные суды, и главную проблему в связи с возмещением судебных расходов в арбитражном процессе представляет возмещение расходов на оплату услуг представителей .

Интересна история этого вопроса. До появления в АПК РФ нормы о возмещении расходов на оплату услуг представителей (ст. 106, ч. 2 ст. 110) суды отказывали во взыскании данных расходов Президиум ВАС РФ выработал по этому вопросу устойчивую судебную практику73. Стороне, требовавшей возместить такие расходы как понесенные убытки, указывалось, что это не убытки, а судебные расходы, которые возмещаются в особом порядке. Порядок их возмещения должен быть установлен в процессуальном законодательстве, но в АПК РФ это не предусмотрено .

В 2000 году ОАО "Большевик", добившись в арбитражном суде признания недействительным решения налогового органа, безуспешно попыталось взыскать с него расходы на оплату услуг представителей. Отказ в возмещении этих расходов был оспорен в Конституционном Суде РФ, и в феврале 2002 года суд, ссылаясь на ст. 53 Конституции РФ, указал на несоответствие практики, выработанной арбитражными судами, Конституции РФ и обязал арбитражные суды пересмотреть в этой части решение в отношении ОАО "Большевик"74. В последовавших за этим судебных актах арбитражных судов мы читаем историю о том, как арбитражные суды сначала пытаТам же. Кроме того, см. постановление Конституционного Суда РФ от 31 мая 2005 года № 6-П .

Постановления Президиума ВАС РФ от 18 ноября 1997 года № 3382/97, от 19 сентября 2000 года № 4144/00 .

Определение Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2002 года № 22-О .

Договоры: теория и практика 63 лись отказать ОАО "Большевик" в пересмотре соответствующего решения75, а затем, дважды возвращая дело на повторное рассмотрение76, добились того, что после трех лет хождений по судам в январе 2005 года ОАО "Большевик" само отказалось от своего требования77 .

Поэтому я не разделяю оптимизма М. А. Рожковой, высказанного в связи с этим актом Конституционного Суда РФ78. Тем более что два года спустя КС РФ, по существу, в значительной степени откорректировал эту свою позицию .

В АПК РФ 2002 года появилась норма о возмещении расходов на оплату услуг представителей (ст. 106), которая, казалось бы, должна была устранить очевидную несправедливость. Однако полное возмещение этих расходов в АПК РФ все же не предусмотрено. Как указано в ч. 2 ст. 110 АПК РФ, расходы возмещаются "в разумных пределах" .

Попытка оспорить это ограничение в КС РФ со ссылкой на все ту же ст. 53 Конституции РФ не увенчалась успехом суд поддержал формулировку нормы ч. 2 ст. 110 АПК РФ79, означающую неполное возмещение расходов на оплату услуг представителей .

Однако при буквальном прочтении ст. 53 Конституции РФ представляется достаточно очевидным несоответствие ч. 2 ст. 110 АПК РФ этой конституционной норме, в которой прямо указано на полное возмещение вреда, а ч. 2 ст. 110 на первый взгляд предусматривает возможность неполного его возмещения. Посмотрим же, как Конституционный Суд РФ обосновывает свой вывод о том, что неполное возмещение расходов может, тем не менее, являться полным возмещением вреда .

Указание на "разумные пределы" в ч. 2 ст. 110 АПК РФ направлено, по мнению КС РФ, "против необоснованного завышения размера оплаты услуг представи-теля"80 .

Последовательно продолжим эту позицию. Из нее следует, что согласованная клиентом и адвокатом фактически уплаченная клиентом сумма вознаграждения еще не свидетельствует об обоснованности размера этого вознаграждения. Соответственно по ней нельзя судить об истинном размере вреда, причиненного изданием незаконного ненормативного акта и необходимостью его оспаривать, даже если факт уплаты этой суммы подтвержден .

Суд как государственный орган должен проверить обоснованность согласованной воли частных лиц (клиента и его адвоката) и взыскать лишь столько, сколько он сочтет "разумным". Возмещение вреда будет полным, если будет взыскана не согласованная и фактически уплаченная цена услуг адвоката, а сумма, которую суд сочтет "разумной". А поскольку по такой логике вред возмещается полностью путем взыскания не фактически понесенных затрат, а суммы, разумность которой подтвердил суд, то ч. 2 ст. 110 АПК РФ полностью соответствует ст. 53 Конституции РФ .

Понятно, что эта позиция основана на недоверии к адвокату и его клиенту. На их согласованную волю нельзя полагаться, так как страховая компания, у которой отозвана лицензия, может договориться с недобросовестным адвокатом и, воспользовавшись (!) тем, что у нее незаконно отозвана лицензия, попытаться взыскать с государства большую сумму денег. При этом совершенно неважно, что компания долго лишена возможности работать, что к услугам адвоката она прибегает вынужденно, что его услуги она реально оплатила, что произошло это по вине государственного органа, издавшего незаконный акт. Неважно, что квалифицированные и высокооплачиваемые адвокаты вряд ли станут рисковать своей репутацией и пускаться в сомнительные сделки с клиентом. Важнее защитить государственный орган, издавший незаконный акт, то есть бюджет, от взыскаПостановление ФАС Московского округа от 15 октября 2002 года по делу № КА-А40/6869-02 .

Постановления ФАС Московского округа от 30 сентября 2003 года по делу № КА-А40/7197-03-п, от 29 октября 2004 года по делу № КА-А40/9672-04-п .

Определение Арбитражного суда г. Москвы от 13 января 2005 года по делу № А40-10924/00-98-182 .

Рожкова М. А. Проблемы возмещения расходов на оплату услуг представителей и иных судебных убытков. — В кн.: Убытки и практика их возмещения: Сборник статей / Отв. ред. М. А. Рожкова. — М.: Статут, 2006, с. 566 .

Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 года № 454-О .

64 Хозяйство и право ния реальной суммы расходов на квалифицированную юридическую помощь. Ведь если за каждую незаконно отозванную лицензию взыскивать с органа страхового надзора реальную сумму, потраченную на адвокатов, средства, выделенные в бюджете на содержание этого органа, очень быстро закончатся .

По сложившейся к настоящему моменту практике суммы, которые арбитражные суды считают "разумным" возмещать стороне, выигравшей спор у государственного органа, значительно отличаются от фактически понесенных расходов .

В одном из налоговых споров суд посчитал "разумным" взыскать с налогового органа 5000 рублей при фактических расходах 25 000 рублей81. В другом деле о приостановлении страховой лицензии суд взыскал с органа страхового надзора, проигравшего спор, расходы на оплату услуг представителя в сумме 7000 рублей при фактических затратах в 134 000 рублей82 .

Эта позиция судов в спорах с государственными органами систематическая. Когда же обе стороны в споре являются коммерческими организациями, расходы, как правило, взыскиваются в значительно большем размере83 .

Вряд ли удастся в ближайшее время изменить указанную позицию арбитражных судов, поддержанную Конституционным Судом РФ. Это, однако, не означает, что ее можно было оставить без комментария .

Возмещение государством доходов, не полученных страховой компанией за время, пока лицензия была незаконно приостановлена или отозвана Возмещение упущенной выгоды в отечественном гражданском праве вообще сильно осложнено. Подробный анализ этой проблемы сделан в статье А. В. Его-рова84, и нет смысла его повторять. Отмечу лишь основной вывод этого автора: в большинстве случаев суды отказывают во взыскании упущенной выгоды. При этом А. В. Егоров выделяет три наиболее типичных основания такого отказа: отсутствие факта нарушения, недоказанность размера убытков, отсутствие причинной связи между возникшими убытками и действиями причинителя85 .

Что касается первого основания отсутствия факта нарушения, то оно вряд ли может рассматриваться в данном случае. Ведь мы говорим о ситуации, когда незаконность акта органа страхового надзора о приостановлении или отзыве лицензии подтверждена вступившим в силу судебным решением .

Второе основание для отказа во взыскании упущенной выгоды недоказанность размера убытков, напротив, как будто создано для рассматриваемой ситуации. Действительно, рассчитать доходы, которые страховая компания получила бы в случае, если лицензия не была бы приостановлена или отозвана, можно только в среднем, ориентируясь на прибыль компании в предыдущие годы. Однако п. 4 ст. 393 ГК РФ требует учитывать те меры и приготовления, которые были предприняты компанией для получения дохода. При этом суды требуют доказательства принятия реальных и конкретных мер86 .

Какие же конкретные меры для получения дохода может предпринять страховая компания с приостановленной или отозванной лицензией? Ответ очевиден никаких, ибо ей запрещено заключать договоры страхования, а никакой другой деятельностью она не может заниматься .

Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 года № 454-О .

Постановление Девятого апелляционного арбитражного суда от 29 марта 2007 года по делу № 09АПАК .

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 12 сентября 2005 года по делу № А40-32434/04-146-275 .

См., например, постановление Девятого апелляционного арбитражного суда от 26 апреля 2007 года по делу № 09АП-4068/2007-ГК. Более подробно все эти проблемы рассмотрены в упоминавшейся статье М. А. Рожковой .

Егоров А. В. Упущенная выгода: проблемы теории и противоречия практики. — В кн.: Убытки и практика их возмещения, с. 68-137 .

Там же, с. 92 .

Подробный обзор арбитражной практики по делам такого рода см.: там же, с. 94-108 .

Договоры: теория и практика 65 Следовательно, нет нужды изучать проблемы причинной связи, так как страховой компании, полагаю, с практически стопроцентной уверенностью будет отказано во взыскании с бюджета неполученных доходов со ссылкой на п. 4 ст. 393 ГК РФ и на недоказанность размера упущенной выгоды. Наверное, поэтому до сих пор ни одного подобного иска не было предъявлено. Имеющиеся примеры из арбитражной практики по взысканию упущенной выгоды с других государственных органов полностью подтверждают сказанное87 .

Таким образом, когда страховые лицензии незаконно приостанавливаются или отзываются, страховая компания практически не может рассчитывать на возмещение государством вреда, причиненного государственным органом. Не только на полное его возмещение, но хотя бы на более или менее адекватное. Нормы ч. 2 ст. 110 АПК РФ, п. 4 ст. 393 ГК РФ и сложившаяся вокруг них судебная практика превращают ст. 53 Конституции РФ, ст. 15, 16, 1069 ГК РФ о полном возмещении государством вреда из нормы прямого действия в красивую декларацию .

Я начал эту статью с того, что возрождение негосударственного, коммерческого страхования привело к принятию новых правовых норм, регулирующих эти отношения, а с новыми нормами возникли и проблемы в их применении .

Однако практически все вопросы, которые здесь рассмотрены, касаются не только и не столько страхового права. Необоснованные, противоречащие ГК РФ ограничения свободы договора и экономической деятельности, неадекватная защита слабой стороны в потребительских договорах и в договорах присоединения, несоразмерные наказания за незначительные правонарушения и пренебрежение к процедуре их применения, фактическая безответственность государства при формально провозглашенной ответственности все это общие проблемы современного российского правопорядка и в страховом праве они лишь в оче-редной раз проявились, причем кумулятивно, поскольку страховые отношения носят довольно сложный, комплексный характер .

Ю. ФОГЕЛЬСОН, доктор юридических наук, профессор кафедры предпринимательского права Государственного университета — Высшая школа экономики Постановления ФАС Центрального округа от 15 июня 2006 года по делу № А14-1976-2005/135/2, ФАС Уральского округа от 4 июня 2003 года по делу № Ф09-1604/03-АК, ФАС Дальневосточного округа от 9 марта 2005 года по делу № Ф03-А37/04-1/4498; решение Арбитражного суда г. Москвы от 15 апреля 2005 года по делу № А40-31828/04

<

БАНКОВСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ   

Правовое регулирование электронных платежных систем по законодательству Российской Федерации* Общие вопросы функционирования электронных платежных систем Функционирование электронных платежных систем (далее ЭПС) на территории Российской Федерации насчитывает уже почти 10 лет. Их возникновение относят к 1998 году (Assist, CyberPlat, WebMoney Transfer). Нормативного определения понятия ЭПС российское законодательство не содержит. В практической деятельности под ЭПС понимаются платежные механизмы, при использовании которых платежи за товары, работы, услуги или получение наличных денег в кредитных организациях осуществляются дистанционно с помощью определенных технических устройств и каналов связи .

Через ЭПС совершается ряд операций, в том числе:

принятие наличных денежных средств от физических лиц для перечисления лицу, оказывающему услуги;

операции с использованием банковских карт, в частности получение наличных денег через банкоматы, а также с использованием платежных карт эмитентов, отличных от кредитных организаций;

операции с использованием виртуальных денежных единиц ("электронных денег") .

Тем самым правовое регулирование деятельности ЭПС осуществляется не по субъектному критерию, а путем регламентации осуществляемых через них операций. При этом, учитывая отличия в правовом регулировании этих операций, они требуют раздельного анализа .

По российскому законодательству субъектами права и соответственно носителями прав и обязанностей в правоотношениях признаются физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели, а также субъекты, обладающие статусом юридического лица (п. 1 ст. 2 ГК РФ) .

Соответственно с точки зрения правового регулирования ЭПС представляет собой совокупность: субъектов, обеспечивающих проведение платежей; получателей платежей организаций, реализующих товары (услуги), а в ЭПС, использующих виртуальные денежные единицы, еще и потребителей, которые должны быть зарегистрированы в этих ЭПС .

К субъектам, обеспечивающим проведение платежей, относятся: в ЭПС, в которых не используются карты или виртуальные денежные единицы, кредитные организации, обслуживающие счета получателей платежей; в остальных ЭПС эмитенты банковских и иных платежных карт либо виртуальных денежных единиц, а также агенты и субагенты указанных субъектов, которых может быть достаточно много и которые объединяются понятием "операторы ЭПС" .

В зависимости от совершаемых операций существуют следующие виды ЭПС:

осуществляющие переводы денежных средств;

* Статья написана при информационной поддержке Компании "КонсультантПлюс" .

Банковская деятельность 67 использующие банковские и иные платежные карты;

использующие виртуальные денежные единицы .

При этом многие ЭПС одновременно проводят операции и с платежными картами, и с виртуальными денежными средствами. Экономисты называют такие ЭПС "платежными шлюзами" .

ЭПС, использующие виртуальные денежные единицы, разделяются на закрытые и открытые. В закрытых виртуальные денежные единицы используются только один раз для урегулирования обязательств между эмитентом и потребителем, а в открытых между любыми участниками ЭПС неограниченное количество раз .

Важным с юридической точки зрения является деление ЭПС по территории деятельности на международные и национальные (российские). Эмитенты международных ЭПС, которые не имеют на территории Российской Федерации агентов и к которым доступ осуществляется только по каналам связи (например, E-gold), по общему правилу не попадают под юрисдикцию Российской Федерации, а это имеет решающее значение для некоторых вопросов, например для защиты прав потребителей: в данном случае она должна осуществляться по месту нахождения эмитента и по действующему там законодательству .

В то же время необходимо учитывать, что к отношениям резидентов-потребите-лей с эмитентом зарубежной ЭПС, использующей предоплаченные финансовые продукты виртуальные денежные средства или платежные карты, в силу ст. 1211 ГК РФ применимо российское право как право места нахождения займодавца (в данном случае это потребитель, вносящий деньги в ЭПС), если иное не установлено дого-вором .

Основные проблемы правового регулирования ЭПС связаны с отсутствием специальных правил. Их функционирование подчиняется в основном общим положениям законодательства, в частности о договорах и о документах в электронной форме. Как следствие, отсутствуют единые подходы к определению ключевых понятий и правовой природы используемых инструментов. Выявить их реальное юридическое содержание можно только через их разграничение со смежными понятиями и исходя из реально складывающихся прав и обязанностей сторон .

Например, виртуальные денежные единицы, применяемые в ЭПС, называют и электронными деньгами, и электронными купюрами, и цифровой наличностью, и цифровыми ценными бумагами, и электронными чеками, и билетами, и ордерами, и сертификатами, и предоплаченными картами в электронном виде и т. д. В результате смешиваются разные по правовой природе явления: деньги, ценные бумаги, документы, платежные карты. Это затрудняет квалификацию складывающихся отношений и выбор правовых норм для применения к ЭПС, поскольку с точки зрения правового регулирования это совершенно разные объекты. Я выбрал для их обозначения понятие виртуальных денежных единиц, поскольку, как будет показано далее, остальные обозначения искажают их правовую природу .

На сегодняшний день практически каждая ЭПС использует свой вариант правовой квалификации отношений, возникающих из ее деятельности. При этом в конструкциях зачастую преобладают технические, а не правовые аспекты. Причем некоторые подходы с юридической точки зрения неприемлемы. Например, нельзя применительно к случаям установки потребителю компьютерной программы говорить о ее купле-продаже и о переходе на нее права собственности к потребителю. Компьютерная программа является объектом авторского права (а не вещного) и соответственно предоставляется в пользование на основании лицензионного соглашения .

Также недопустимо в отношении виртуальных денежных единиц употреблять термин "право собственности", поскольку они не существуют в физически осязаемой форме и соответственно к ним применяются положения обязательственного права, а не вещного. Кроме того, используемые понятия, обозначающие содержание деятельности ЭПС, в частности, по осуществлению платежей, порождают вопросы о том, банковская ли это деятельность, расХозяйство и право четные ли это операции и соответственно должна ли соблюдаться вся система требований к этим видам деятельности .

Отсутствие единых подходов при решении ключевых вопросов функционирования ЭПС сдерживающий фактор для их развития, поскольку, например, защита прав потребителей на сегодняшний день зависит целиком от самой ЭПС. Перенесение любого спора по этому поводу на рассмотрение судебных органов неизбежно выльется в длительную судебную тяжбу. Это естественным образом сдерживает потребителей в использовании ЭПС, особенно если речь идет о необходимости проведения платежей на крупные суммы. К тому же недостаток четких правовых механизмов контроля делает эту сферу практически неподконтрольной государству. Например, основные контрольные полномочия налоговых органов привязаны к денежным средствам и банковским счетам. К деятельности ЭПС они в большинстве случаев неприменимы .

ЭПС и банковская деятельность Понятие кредитной организации как субъекта банковской деятельности определено в ст. 1 Федерального закона "О банках и банковской деятельности". Кредитная организация это юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии) Центрального банка РФ имеет право осуществлять банковские операции, предусмотренные данным Федеральным законом. В этой же статье указано, что кредитные организации образуются на основе любой формы собственности как хозяйственные общества, то есть акционерные общества, общества с ограниченной ответствен-ностью или общества с дополнительной ответственностью .

Соответственно отличительные признаки кредитной организации следующие:

наличие статуса юридического лица, то есть это организация, имеющая обособленное имущество и отвечающая по своим обязательствам этим имуществом, могущая от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (п. 1 ст. 48 ГК РФ);

основная цель деятельности получение прибыли, то есть она действует как коммерческая организация;

необходимость получения специального разрешения (лицензии Банка России) на совершение банковских операций .

Основным является третий признак. Именно из него вытекает, что отличительная особенность банковской деятельности состоит в ее осуществлении за счет средств, привлеченных на счета и во вклады, поскольку это основные лицензируемые банковские операции, образующие денежные средства, с которыми работают кредитные организации (см. пп. 1-4 ч. 1 ст. 5 ФЗ "О банках и банковской деятельности"). Данная особенность, в свою очередь, предопределяет все остальные особенности статуса и деятельности кредитных организаций, которые носят производный характер. Исходя из этого, содержанием банковской деятельности следует признать осуществление банковских операций .

Выделяются два вида кредитных организаций: банки и небанковские кредитные организации. Банки создаются для привлечения во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещения указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности, открытия и ведения банковских счетов физических и юридических лиц. Небанковские кредитные организации выполняют отдельные банковские операции, допустимые сочетания которых устанавливает Центральный банк РФ .

К банковским операциям, которые согласно ч. 1 ст.

5 ФЗ "О банках и банковской деятельности" могут совершать кредитные организации, связанным с осуществлением расчетов, относятся:

привлечение денежных средств юридических и физических лиц во вклады (п. 1);

открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц (п. 3);

Банковская деятельность 69 осуществление расчетов по поручению физических и юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам (п. 4);

кассовое обслуживание физических и юридических лиц (п. 5);

осуществление переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов (п. 9) .

При этом ФЗ "О банках и банковской деятельности" вводит специальное (в целях данного Закона) значение понятия "банковская операция". Оно обозначает виды деятельности, которые может совершать только банк или иная кредитная организация. Этим они отличаются от банковских сделок (ч. 3 ст. 5 ФЗ "О банках и банковской деятельности"), которые могут осуществлять и другие субъекты. Поэтому, хотя банковские сделки кредитные организации могут совершать только при наличии лицензий Центрального банка РФ, прямо в этих лицензиях они не указываются .

Законодательного определения понятия "расчеты" действующее российское законодательство не содержит. Если проанализировать случаи его употребления в различных нормативных правовых актах, можно сделать вывод, что под расчетами понимается передача (перечисление) денежных средств во исполнение частноправовых или публично-правовых обязанностей, перечисление денежных средств их "владельцами" на другие свои счета, а также осуществление кассовых операций .

Существуют два способа расчетов: 1) путем передачи наличных денег (банкнот и монет) в виде личного вручения гражданину или внесения в кассу юридического лица (расчеты наличными деньгами); 2) путем безналичных расчетов .

В соответствии с п. 3 ст. 861 ГК РФ необходимым условием осуществления безналичных расчетов служит открытие счета в кредитной организации. Именно исполь-зование банковского счета является ключевым признаком понятия "безналичные расчеты" .

Тем самым основной критерий разграничения наличных и безналичных расчетов состоит в использовании банковских счетов в кредитных организациях. Безналичные расчеты производятся при участии кредитных организаций, а наличные без их участия .

Однако в некоторых специальных случаях в качестве критерия выделения наличных расчетов применяется использование наличных денег (см., например, ст. 1 Федерального закона от 22 мая 2003 года № 54-ФЗ "О применении контрольно-кас-совой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт") .

В соответствии с требованиями Центрального банка РФ все юридические лица обязаны хранить свободные денежные средства на банковских счетах в кредитных организациях (п. 1 Порядка ведения кассовых операций в Российской Федерации, утвержденного решением Совета директоров ЦБ РФ от 22 сентября 1993 года № 40, п. 2.1 Положения ЦБ РФ от 5 января 1998 года № 14-П "О правилах организации наличного денежного обращения на территории Российской Федерации"). Причем законность данных норм подтверждена решением Верховного Суда РФ от 26 февраля 2004 года № ГКПИ 04-163. Ранее это было установлено Указом Президента РФ от 14 июня 1992 года № 622 "О дополнительных мерах по ограничению налично-де-нежного обращения" .

Из указанных положений вытекает обязанность юридических лиц осуществлять расчеты в безналичном порядке, то есть путем перечисления денежных средств с одного счета на другой в кредитных организациях. Использование юридическими лицами наличных денег ограничивается действующим законодательством. Кроме того, отдельно выделяются кассовые операции. Они связаны с зачислением наличных денег на банковские счета и с получением наличных денег с банковских счетов "владельцами" этих счетов. Данное понятие в законодательстве употребляется в основном применительно к юридическим лицам и индивидуальным предпринима-телям .

В законодательстве на сегодняшний день выстраиваются две конструкции посредничества в расчетах организаций, не являющихся кредитными .

70 Хозяйство и право Первая посредничество в принятии средств кредитной организацией. В этом случае посреднический договор заключается коммерческой организацией с кредитной организацией, обслуживающей счет лица получателя средств. Предмет этого договора перевод средств. Именно на этот случай распространяется ст. 131 ФЗ "О банках и банковской деятельности", введенная в действие Федеральным законом от 27 июля 2006 года № 140-ФЗ, согласно которой данная операция признается осуществлением переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов и относится к числу банковских операций, предусмотренных п. 9 ч. 1 ст. 5 ФЗ "О банках и банковской деятельности" .

Такая конструкция может применяться только по платежам физических лиц и в определенных случаях может осуществляться без лицензии Центрального банка РФ .

Вторая конструкция основана на заключении посреднического договора с лицом, продающим товары (выполняющим работы, оказывающим услуги), а не с его кредитной организацией. Предмет этого договора заключение договоров и совершение иных юридически значимых действий по поводу этих товаров (работ, услуг). При этом возможно участие посредника в расчетах по таким договорам. В подобных случаях посредник представляет интересы не кредитной организации, а продавца (подрядчика, исполнителя). Данная конструкция никакого отношения к банковской деятельности не имеет и может применяться без ограничений на основании договоров поручения, комиссии и агентских договоров в отношениях с участием как юридических, так и физических лиц. Указанные субъекты осуществляют расчеты просто как плательщики и получатели, в том числе через банковские счета в кредитных организациях. В рамках этих обязательств возможны уступка прав требования и перевод долга на основании общих положений гражданского законодательства .

В соответствии с Положением Центрального банка РФ от 24 декабря 2004 года № 266-П "Об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платежных карт" кредитные организации вправе осуществлять эмиссию банковских карт следующих видов: расчетных (дебетовых) карт, кредитных карт и предоплаченных карт (п. 1.5) .

Данные карты вид платежных карт как инструмента безналичных расчетов, предназначенного для совершения их держателями физическими или юридическими лицами операций с денежными средствами, находящимися у кредитной ор-ганизации эмитента .

Кредитные организации также вправе осуществлять на территории Российской Федерации распространение банковских карт других кредитных организаций эмитентов и платежных карт эмитентов иностранных юридических лиц, не являющихся иностранными банками (п. 1.7). При этом предоставление кредитной организацией денежных средств клиентам для расчетов по операциям, совершаемым с использованием расчетных (дебетовых) и кредитных карт, осуществляется посредством зачисления указанных денежных средств на их банковские счета. Исключение составляет предоставление кредитов наличными деньгами физическим лицам резидентам по их выбору .

Исполнение обязательств по возврату предоставленных кредитов и уплате по ним процентов в безналичном порядке также осуществляется путем списания или перечисления указанных денежных средств с банковских счетов клиентов, открытых в кредитной организации эмитенте или другой кредитной организации. Исключение опять же составляют физические лица, которые вправе погашать кредиты наличными деньгами через кассу либо через банкомат (п. 1.8) .

При совершении клиентом, которым в данном случае может быть только физическое лицо, операций с использованием предоплаченной карты договор банковского счета (договор банковского вклада) с ним не заключается (п. 1.13) .

Кроме того, кредитные организации вправе осуществлять так называемый эквайринг, то есть осуществлять расчеты с торговыми организациями или с организациями, оказывающими услуги, с использованием платежных карт или выдавать наличные денежные средства держаБанковская деятельность 71 телям платежных карт, которые не являются их клиентами. В этом случае кредитные организации действуют как расчетные агенты .

На карты, выпущенные эмитентами, не являющимися кредитными организациями, предназначенные для получения физическими лицами, юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями предварительно оплаченных товаров (работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности), действие указанного Положения не распространяется (п. 1.2) .

С точки зрения действующего российского законодательства среди операций, осуществляемых через ЭПС, необходимо выделять:

операции по принятию наличных денежных средств от физических лиц для перечисления лицу, оказывающему услуги, которые признаются банковской операци-ей, предусмотренной п. 9 ч. 1 ст. 5 ФЗ "О банках и банковской деятельности", но при определенных условиях их можно осуществлять без лицензии Центрального бан- ка РФ;

операции с использованием банковских карт и оплата кредитными организациями платежных карт иных эмитентов. Данные операции связаны с обслуживанием банковских счетов и банковских вкладов и попадают под действие банковского законодательства;

иные операции с платежными картами эмитентов, отличных от кредитных организаций .

Такие операции осуществляются на основании общих норм законодательства;

операции с использованием виртуальных денежных единиц, которые формально не подпадают под понятие банковской деятельности, поскольку их существование не связано с банковскими счетами .

Перевод денежных средств по поручениям физических лиц без открытия банковских счетов Согласно ст. 131 ФЗ "О банках и банковской деятельности" (далее ст. 131) коммерческая организация, не являющаяся кредитной организацией, вправе осуществлять без лицензии, выдаваемой Центральным банком РФ, банковские операции по переводу денежных средств по поручениям физических лиц без открытия банковских счетов (п. 9 ч. 1 ст.

5 ФЗ "О банках и банковской деятельности") в части принятия от физических лиц наличных денежных средств в качестве платы за услуги электросвязи, жилое помещение и коммунальные услуги при одновременном соблюдении следующих условий:

при наличии договора с кредитной организацией на осуществление указанных операций от своего имени, но за счет кредитной организации;

при осуществлении операций по месту своего нахождения или месту нахождения ее филиалов, оборудованных стационарными рабочими местами;

при наличии договора между кредитной организацией и лицом, оказывающим оплачиваемые услуги .

Применительно к ст. 131 необходимо отметить следующее .

1. Она распространяется и на платежи физических лиц, проводимые через ЭПС, то есть под упоминаемыми в ней коммерческими организациями можно понимать агентов и субагентов ЭПС, поскольку в данной статье не указывается на конкретные способы принятия денежных средств коммерческой организацией. Следовательно, можно использовать любые не запрещенные законодательством способы, в том числе с применением технических устройств .

Необходимо учитывать, что принятие наличных денег платежным терминалом должно считаться внесением денег в кассу организации, которой принадлежит этот платежный терминал. Дело в том, что через платежный терминал данные по каналам связи поступают на центральный процессор, денежные средства должны периодически изыматься и оприходоваться в кассу, а сами наличные деньги считаются уже принадлежащими этой организации (она с этого момента несет риск их потери, например, при их краже из терминала) .

2. В ст. 131 речь идет только о платежах физических лиц, поскольку переводы денежных средств без открытия банковских счетов для юридических лиц запрещены. Во-первых, в п. 9 ч. 1 ст. 5 ФЗ "О банках и банковской деятельности" речь идет о переводах денежных средств 72 Хозяйство и право без открытия банковских счетов только по поручению физических лиц; во-вторых, согласно п. 6 Указания ЦБ РФ от 12 ноября 1996 года № 360 расчетно-кассовые центры и кредитные организации не вправе принимать в свою кассу от юридических лиц наличные деньги для зачисления их на счета треть-их лиц .

При этом данная расчетная операция относится к безналичным операциям (см. письмо ЦБ РФ от 4 января 2003 года № 17-44/1 "О переводах денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов" и Положение ЦБ РФ от 1 апреля 2003 года № 222П "О порядке осуществления безналичных расчетов физическими лицами в Российской Федерации") .

3. Поскольку в ст. 131 не установлено иное, момент исполнения обязательств физическим лицом перед лицом, оказывающим услуги, устанавливается по общим правилам .

Общий принцип определения момента исполнения обязательства гражданско-пра-вового характера при безналичных расчетах вытекает из толкования ст. 316 ГК РФ, согласно которой местом исполнения денежного обязательства является место нахождения кредитора юридического лица. Судебная практика признает местом нахождения кредитора юридического лица место нахождения его банковского счета [см., например, п. 3 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с исполнением, изменением и расторжением кредитных договоров (письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 января 1994 года № ОЩ-7/ОП-48)] .

Учитывая это, по общему правилу при погашении денежного обязательства гражданскоправового характера путем перечисления денежных средств в безналичном порядке должникплательщик считается исполнившим свое обязательство перед кредитором-получателем с момента зачисления средств на банковский счет последнего. Данное правило действует, если иное не определено законом, иными правовыми актами или договором. Путем определения момента исполнения плательщиком своих обязательств при безналичных расчетах выражается позиция законодателя относительно того, кто должен нести риск возможных потерь от задержки поступления средств получателю (он сам или плательщик), а также кто, перед кем и до какого момента несет ответственность за связанные с этим нарушения. Если при безналичных расчетах моментом исполнения обязательств плательщиком признается момент зачисления средств на счет получателя (как в данном случае), это означает, что риск возможных потерь от задержки поступления средств на этот счет возлагается на данного плательщика и соответственно у него возникает право предъявления претензий к организации, осуществляющей расчеты. Если таким моментом признается момент списания средств со счета плательщика или внесения в кассу наличных денег, риск возможных потерь от задержки поступления средств возлагается на самого получателя и все дальнейшие проблемы отношений с организацией, осуществляющей расчеты, должен решать непосредственно он .

В ст. 131 закреплено, что коммерческая организация должна действовать по договору с кредитной организацией от своего имени, но за счет кредитной организации. Данные признаки соответствуют отличительным чертам договоров комиссии и агентских договоров, к которым применяются правила о комиссии (п. 1 ст. 990, п. 1 ст. 1005 ГК РФ). Кредитная организация, в свою очередь, должна быть связана с лицом, оказывающим оплачиваемые услуги, договором банковского счета, то есть счет данного лица, на который перечисляются средства физическими лицами, должен быть открыт в этой кредитной организации, либо осуществлять перевод этих средств на банковский счет этого лица в другой кредитной организации .

Количество субкомиссионеров (субагентов) данной статьей не ограничивается: коммерческая организация, заключив договор с кредитной организацией, может заключать, в свою очередь, неограниченное количество договоров субкомиссии (субагентских договоров). Ограничение этого права может быть введено договором комиссии или агентским договором .

Однако у субкомиссионеров (субагентов) также должны быть счета в той же кредитной организации, что и у лица, оказывающего оплачиваемые услуги, поскольку фактически денежные средства на счет этого лица перечисляются за счет заранее внесенных субкомиссионерами (субагентами) на их счета гарантийных взносов .

Банковская деятельность 73

Избрание законодателем такой конструкции означает следующее:

перед физическими лицами ответственность несет принявшая от них платеж организация (абз. 2 п. 1 ст. 990, абз. 2 п. 1 ст. 1005 ГК РФ);

в свою очередь, коммерческая организация остается ответственной за получение денежных средств перед кредитной организацией как ее комиссионер (агент) (п. 1 ст. 994, п. 1 ст. 1009 ГК РФ) .

Основное значение ст. 131 ФЗ "О банках и банковской деятельности" для рассматриваемого вопроса в том, что законодатель признал внесение денежных средств физическим лицом в коммерческую организацию, связанную с кредитной организацией договором, для их перечисления на счет получателя банковской операцией, предусмотренной п. 9 ч. 1 ст. 5 Закона, но разрешил при указанных условиях осуществлять ее без получения лицензии Центрального банка РФ и соответственного без регистрации в качестве кредитной организации. Этот подход предпочтительнее других по следующим причинам .

Если вводить лицензирование данных операций Центральным банком РФ, то эмитенты ЭПС должны будут регистрироваться как кредитные организации с необходимостью соблюдения всей системы требований к деятельности кредитных организаций (экономические нормативы, резервирование, отчетность и т. д.). Разрешение же коммерческим организациям осуществлять одну из банковских операций без лицензии Центрального банка РФ не означает признания их кредитными со всеми вытекающими последствиями. Если данный вид деятельности полностью вывести из-под действия банковского законодательства, это приведет к "размыванию" понятий "банковская деятельность" и "банковские операции". Кроме того, функционирование любой подобной ЭПС неразрывно связано с осуществлением операций по банковским счетам, соответственно полностью отделить эту деятельность от деятельности кредитных организаций невозможно. Избрание в данном случае конструкции, основанной на договорах комиссии и агентских договорах, к которым применяются правила о комиссии, по сути означает законодательное разделение операций ЭПС по переводу денежных средств и операций, основанных на использовании виртуальных денежных единиц, поскольку там договорная конструкция иная .

Операции с платежными картами Платежные карты принято разделять на банковские, к которым относятся расчетные (дебетовые) и кредитные, и предоплаченные карты, которые могут быть как банковскими, так и небанковскими .

На основании Положения ЦБ РФ от 24 декабря 2004 года № 266-П расчетные (дебетовые) и кредитные карты представляют собой средства идентификации клиента, средства доступа к банковскому счету, а также средства оформления расчетных документов в тех случаях, когда они используются физическими лицами для расчетов за товары (работы, услуги) или для оплаты разрешенных юридическому лицу расходов (пп. 2.3 и 2.5). Как средство платежа они не рассматриваются. Иными словами, такие карты один из инструментов дистанционного доступа к банковскому счету .

Применительно к физическим лицам возможно также использование средств банковских вкладов. Это связано с тем, что по депозитным счетам (счетам по учету вкладов) физических лиц допускается овердрафт (кредитование счета), а также расчеты платежными поручениями (см. п. 2.1.2 Положения Центрального банка РФ от 31 августа 1998 года № 54-П "О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)", п. 1.3 Положения Центрального банка РФ от 1 апреля 2003 года № 222-П) .

Учитывая особый порядок документооборота по операциям с названными картами, расчеты с их использованием по сути представляют собой отдельную форму безналичных расчетов .

Основные разновидности банковских карт (расчетные (дебетовые) и кредитные) могут использоваться для осуществления кредитования (п. 1.5 Положения ЦБ РФ от 24 декабря 2004 74 Хозяйство и право года № 266-П) и, следовательно, они не являются предоплаченными финансовыми продуктами. Иные платежные карты кредитных организаций и других эмитентов являются предоплаченными финансовыми продуктами. Ограничений на их эмиссию нет. Данные карты нужно разделять с указанными разновидностями банковских карт, поскольку предоплаченные платежные карты могут быть носителями виртуальных денежных единиц. Такие карты бывают с энергонезависимой памятью или с микропроцессором .

Очень часто понятия "предоплаченная карта" и "предоплаченный финансовый продукт" (более широкое понятие) смешиваются, в частности виртуальные денежные единицы называют предоплаченными картами. Однако следует учитывать, что предоплаченная карта это способ фиксации прав требований, например, такой же, как ценная бумага, но не само право требования. Поэтому предоплаченная карта может быть носителем виртуальных денежных единиц, но сама ими не является .

Учитывая изложенное, приходим к следующим выводам .

Во-первых, платежная карта объективно может существовать только в материальной форме. Правда, например, в рамках платежной системы "Рапида" используются предоплаченные банковские карты в электронном виде. Однако, по сути, это обозначение "электронного кошелька" и виртуальных денежных единиц .

Во-вторых, поскольку речь идет об операциях по банковским счетам (банковским вкладам), платежи по не являющимся предоплаченными банковским картам помимо банков могут осуществлять только ЭПС, зарегистрированные как расчетные небанковские кредитные организации и имеющие соответствующую лицензию Центрального банка РФ. При этом даже такие небанковские кредитные организации не могут осуществлять эмиссию кредитных карт (п. 1.6 Положения ЦБ РФ № 266-П) .

Поэтому ЭПС юридически необходимо разделять на те, в которых эмитенты платежных карт являются кредитными организациями и соответственно могут производить расчеты по таким банковским картам, и на те, которые эмитируют не кредитные организации и они по банковским картам могут получать средства только как лица, оказывающие услуги .

Определение правовой природы виртуальных денежных единиц и электронных кошельков через их соотношение со смежными понятиями Если говорить о понятии средства платежа (платежного средства), то необходимо учитывать следующее. Юридически денежное обязательство гражданско-правового характера может быть погашено путем передачи кредитору практически любого имущества (то есть вещей и имущественных прав). Понятие средства платежа выделяется из числа иных объектов имущественных прав, поскольку обладает двумя отличительными признаками .

Во-первых, на использование имущества, попадающего в эту категорию, для погашения денежного обязательства согласие кредитора презюмируется (подразуме-вается) .

Например, чтобы погасить денежное обязательство гражданско-правового характера за счет передачи кредитору какого-либо иного имущества, необходимо заключить соглашение об отступном (ст. 409 ГК РФ), а чтобы переоформить это обязательство в другое, предусматривающее иной предмет или способ исполнения, необходимо соглашение о новации (ст. 414 ГК РФ) и т. д. При использовании для погашения данного обязательства средств платежа получение согласия на это кредитора или заключение с ним каких-либо дополнительных соглашений не требуется .

Во-вторых, получение денежных средств кредитором (получателем) означает автоматическое прекращение денежного обязательства, а при расчетах по публичным обязательствам в безналичном порядке таким моментом по общему правилу признается момент списания средств со счета должника. Поэтому, например, с юридической точки зрения ценные бумаги являются самостоятельным объектом прав и не могут рассматриваться в качестве средств Банковская деятельность 75 платежа. Это обусловлено тем, что их использование для погашения обязательства денежного характера допустимо только с согласия кредитора, а получение ценных бумаг кредитором (наиболее яркий пример чек) не означает прекращения денежного обязательства.

Тем самым в соответствии с действующим российским законодательством в качестве средства платежа может выступать следующее имущество:

рубли в наличной форме в виде банкнот и монет Банка России или в безналичной форме в виде записи на банковском счете [ст. 29 и 80 Федерального закона от 10 июля 2002 года № 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)"];

в установленных законом случаях иностранная валюта в безналичной форме [ст. 82 ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)"] .

При этом следует учитывать, что средства платежа и деньги с юридической точки зрения являются равнозначными понятиями .

Наличная иностранная валюта при совершении с ней сделок на территории Российской Федерации выступает в качестве товара (предмета сделки) .

Виртуальные денежные единицы не могут быть юридически признаны средствами платежа (деньгами) по следующим причинам .

Во-первых, каждый эмитент использует собственные виртуальные денежные единицы .

Средства платежа существуют в строго определенных законом единицах (в руб-лях или в иностранной валюте) .

Во-вторых, фактическое получение платежа кредитором обязательно сопровождается переводом виртуальных денежных единиц в деньги: а именно путем получения наличными либо путем перевода на банковский счет (так называемый вывод средств из ЭПС). В противном случае их нельзя будет использовать нигде, кроме как в рамках конкретной ЭПС, и только в тех отношениях, в которых одной из сторон является участник системы (потребитель или организация, реализующая товары или услуги). Средства платежа могут использоваться для погашения любых денежных обязательств между любыми субъектами .

В-третьих, виртуальные денежные единицы это предоплаченные финансовые продукты, то есть их создание, в свою очередь, само требует обеспечения. Это проявляется, в частности, в том, что при их вводе в ЭПС требуется уплата денег. При эмиссии наличных денежных средств Центральным банком РФ или безналичных денежных средств кредитными организациями (в результате действия механизма денежного мультипликатора) прямого обеспечения не требуется. Причем возможность кредитования в рамках ЭПС не изменяет правовой квалификации виртуальных денежных единиц как предоплаченных финансовых продуктов .

Просто агент, заключая договор займа от имени эмитента, сам предоставляет заем потребителю. Следует отметить, что заем здесь может предоставлять только агент. Эмитент этого делать не может, поскольку тогда получится, что он предоставляет заем, чтобы тут же получить эти средства обратно взаймы (совпадение должника и кредитора в одном лице не порождает обязательств) .

В-четвертых, уплата виртуальных денежных единиц может носить обезличенный характер, то есть их получатель в отношении конкретного платежа может не знать, от кого он поступил. В отличие от безналичных расчетов, в том числе с использованием банковских карт, при оплате виртуальными денежными средствами товаров (услуг) не составляется расчетный документ, содержащий какие-либо сведения о плательщике. При использовании средств платежа идентификация денежного обязательства и должника в нем составляет одно из условий погашения этого денежного обязательства .

Исходя из изложенного, виртуальные денежные единицы представляют собой своеобразный способ фиксации прав требования. Учет таких прав требований производится в электронной форме на специальном устройстве .

Обращением виртуальных денежных единиц следует признать уступку прав требования к эмитенту. Исходя из этого, к ним не применяются правила о расчетах наличными деньгами, а 76 Хозяйство и право используемые в отношении них такие понятия как "электронные деньги", "цифровая наличность" искажают их правовую природу и поэтому юридически некорректны .

По правовой природе виртуальные денежные единицы в своей определенной совокупности представляют собой долговой документ. Его передача означает лишь предпосылку для осуществления расчетов при выводе средств из ЭПС. В связи с этим фактическим получением выручки зарегистрированной в ЭПС организацией, реализующей товары (услуги), должно признаваться получение денег через кредитную организацию, а не виртуальных денежных единиц в ЭПС. При этом следует учитывать, что российское законодательство не запрещает и не может запрещать неоднократный переход прав требования от одного лица к другому в рамках одного обязательства. На такой конструкции строится обращение всех долговых обязательств и ценных бумаг. Правовая природа виртуальных денежных единиц всегда одинакова вне зависимости от того, как они обозначаются в конкретных ЭПС. Различать осуществляемые с их помощью платежи необходимо по используемым средствам связи: телекоммуникационные каналы, мобильная связь, Интернет .

Виртуальные денежные единицы также не могут быть признаны денежными суррогатами в смысле, употребляемом в действующем законодательстве. Во-первых, как уже сказано, они не являются средствами платежа (деньгами). Во-вторых, рубль единственное законное средство не любого платежа, а наличного. Именно эмиссия наличных денег (банкнот и монет) осуществляется исключительно Центральным банком РФ [ст. 29 ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)"]. Соответственно запрет на введение на территории Российской Федерации других денежных единиц и выпуск денежных суррогатов, содержащийся в ст. 27 ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", касается только наличных денег .

Те же безналичные деньги эмитируются кредитными организациями. Выпуск ценных бумаг и долговых документов также нельзя назвать выпуском денежных суррогатов .

Классическая ценная бумага должна существовать в документарной форме. Возможность существования ценных бумаг в бездокументарной форме российским законодательством признается только в отношении эмиссионных ценных бумаг, то есть акций, облигаций, опционов эмитента, которые внутри одного выпуска удостоверяют одинаковый объем прав их владельцев вне зависимости от времени приобретения (ст. 2 Федерального закона от 22 апреля 1996 года № 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг") и только тех из них, которые являются именными (ст. 16 ФЗ "О рынке ценных бумаг"). Причем в данном случае под бездокументарной формой подразумевается только запись в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг или запись по счету депо .

Следует обратить внимание на то, что в соответствии с п. 2 ст. 142, п. 1 ст. 149 ГК РФ возможность фиксации прав, закрепленных ценной бумагой, в бездокументарной форме, в том числе с помощью средств электронно-вычислительной техники, может производиться в случаях, определенных законом или в установленном им порядке. И это не случайно. Ценная бумага документ, удостоверяющий определенные права и обладающий определенными обязательными реквизитами, которые и должны закрепляться законом или в установленном им порядке (п. 1 ст. 142, п. 1 ст. 144 ГК РФ). Кроме того, осуществление или передача прав, удостоверенных ценной бумагой, возможны только при ее предъявлении. Поэтому тоже требуется законодательное определение этой процедуры применительно к явлениям, не имеющим физически осязаемой формы .

Для электронных сообщений на сегодняшний день закона, определяющего указанные правоотношения, нет .

Федеральный закон от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" приравнивает электронные сообщения, подписанные электронной цифровой подписью или иным аналогом собственноручной подписи, к документам, но за исключением случаев, когда федеральными законами или иными правовыми актаБанковская деятельность 77 ми не устанавливается или не подразумевается требование о составлении такого документа на бумажном носителе (см. чч. 3 и 4 ст. 11). Тем самым электронные сообщения могут быть признаны документами, но не ценными бумагами .

Соответственно чеки, которые наиболее близки по определенным признакам к виртуальным денежным средствам, как неэмиссионные ценные бумаги могут существовать только в документарной форме. Кроме того, используемые при безналичных расчетах чеки могут выпускаться только кредитными организациями (п. 7.9 ч. I Положения Центрального банка РФ от 3 октября 2002 года № 2-П "О безналичных расчетах в Российской Федерации"). Сертификаты также удостоверяют права владельцев на эмиссионные ценные бумаги только документарной формы (ст. 28 ФЗ "О рынке ценных бумаг"). Следовательно, те инструменты, которые используют неко-торые ЭПС, по названию совпадающие с названием ценных бумаг или сертификатов эмиссионных ценных бумаг, таковыми с юридической точки зрения признаваться не могут .

Исходя из этого, например, то, что называют электронным чеком, чеком в смысле ценной бумаги не является. Это лишь юридически некорректное обозначение виртуальных денежных единиц, по правовой природе представляющих собой права требования. Правила о чеках к ним неприменимы. Перевод виртуальных денежных еди-ниц от одного лица другому это всегда уступка прав требования. Поскольку для таких случаев нет специальных правил (как, например, для безналичных расчетов), к ним должны применяться общие положения об уступке прав требования (цессии). При этом то, как данные виртуальные денежные единицы обозначаются в рамках конкретных ЭПС, не имеет принципиального значения .

Тот факт, что виртуальные денежные единицы нельзя рассматривать как средства платежа или ценные бумаги, снимает вопрос о применении к деятельности ЭПС, использующих виртуальные электронные единицы, выраженные в иностранной валюте, положений валютного законодательства .

Согласно ст. 2 Федерального закона от 10 декабря 2003 года № 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле" данный Закон регулирует отношения с участием резидентов, связанные с валютными ценностями, к которым относятся иностранная валюта и внешние ценные бумаги, а также отношения с участием нерезидентов по поводу валюты Российской Федерации и внутренних ценных бумаг. Соответственно к виртуальным денежным единицам он отношения не имеет .

Выражать денежные обязательства в иностранной валюте или в условных денежных единицах на территории Российской Федерации не только не запрещено, а, наоборот, прямо разрешено (п. 2 ст. 317 ГК РФ) .

Банковские счета представляют собой разновидность счетов бухгалтерского учета кредитных организаций (лицевых счетов, предназначенных для ведения аналитического учета), которые открываются на основании договора банковского счета (при наличии волеизъявления клиента) и предназначены для отражения требований этого клиента к кредитной организации (то есть являются пассивными). Банковские счета и средства на них могут существовать неограниченное время. Открытие банковских счетов одна из форм привлечения средств кредитными организациями. Записи на этих счетах признаются безналичными денежными средствами, а кредитование за счет этих средств эмиссией безналичных денежных средств .

Кроме того, средства на банковских счетах признаются средствами клиентов, которыми они вправе распоряжаться в любое время, поэтому в отношении них могут применяться меры государственного воздействия (бесспорное списание, арест, приостановление операций). Об открытии этих счетов необходимо сообщать в налоговый орган .

Так называемые "электронные кошельки" данным признакам не отвечают. Не случайно в ст. 131 ФЗ "О банках и банковской деятельности" речь идет только о переводах денежных средств без открытия банковских счетов. Открытие банковских счетов физическим лицам и 78 Хозяйство и право проведение по ним операций остается отдельной банковской операцией, которая осуществляется только кредитными организациями на основании лицензии Центрального банка РФ .

Расчетные документы представляют собой строго формализованные распоряжения, адресованные кредитной организации, о перечислении, выдаче или списании средств с банковских счетов. Во исполнение содержащихся в расчетных документах распоряжений кредитные организации производят расчетные операции, по которым в качестве средства платежа выступают денежные средства. Иными словами, факт принятия расчетного документа кредитной организацией порождает ее обязанности по его исполнению. Данный документ должен содержать все необходимые для этого реквизиты .

"Электронные кошельки" кредитным организациям не передаются, а их содержание касается прав требований к эмитенту ЭПС, а не банковских платежных реквизитов. В связи с этим необходимо разграничивать операции ЭПС и операции по осуществлению кредитными организациями традиционных форм безналичных расчетов и способов межбанковских расчетов, когда в электронном виде используются расчетные документы, а не средства платежа .

Тем самым "электронный кошелек" особое явление и требует определения как самостоятельное правовое понятие. Он может существовать на персональном компьютере, на мобильном телефоне, на платежной карте, на сервере ЭПС. По правовой природе он представляет собой способ учета прав требований .

Учитывая указанные отличия, следует сделать вывод о том, что применять к учету виртуальных денежных единиц правила о безналичных расчетах не представляется возможным. По этой же причине операции ЭПС не являются клирингом, поскольку по российскому законодательству это понятие применимо только к расчетам или к учету прав на ценные бумаги, а также биржевым операциям, которые связаны с торговлей товаром, то есть вещами (товарные биржи), ценными бумагами (фондовые биржи) или иностранной валютой (валютные биржи) .

Структура отношений при использовании виртуальных денежных единиц В связи с функционированием ЭПС, осуществляющих операции с использованием виртуальных денежных единиц и являющихся открытыми, возникает целый комплекс отношений .

Основные субъекты этих отношений: эмитенты (гаранты, организаторы); их агенты (операторы); участники системы, к которым относятся потребители и организации, реализующие товары (работы, услуги). Правовая квалификация складывающихся между этими субъектами отношений вызывает основные трудности, поскольку специального правового регулирования нет, а в информации, предоставляемой ЭПС для ознакомления, преобладают технические вопросы и указания на последовательность действий участников системы. Это же касается и предметов договоров, заключаемых с участниками. Например, в договоре на оказание услуг, связанных с использованием карт платежной системы "Рапида", он определяется как предоставление универсального дистанционного платежного сервиса .

В качестве основных можно выделить следующие виды отношений, складывающихся при использовании виртуальных денежных единиц .

Отношения потребитель эмитент .

Данные отношения возникают в связи с так называемым вводом денежных средств в ЭПС потребителем, в результате которого у него возникают права требования к эмитенту .

Независимо от названия заключенного договора по правовой природе это отно-шения либо в чистом виде займа, либо, если речь идет о приобретении платежных карт, носят смешанный характер: займа и купли продажи. Договор займа, как известно, является реальным и соответственно вступает в силу с момента уплаты денежных средств потребителем .

Специфическим моментом в данном случае является то, что подтверждением заключения договора займа служит наличие у потребителя документа в электронной форме (определенная совокупность виртуальных денежных единиц), удостоверя-ющего передачу им займодавцу Банковская деятельность 79 определенной денежной суммы (см. п. 2 ст. 808 ГК РФ). Займодавец в данном случае эмитент .

Отношения участник системы агент .

Эти отношения между участником системы и агентом возникают в связи с доступом к техническому устройству или в связи с использованием компьютерной программы, предоставляемой участнику системы .

В данной ситуации необходимо различать ЭПС, основанные на открытии "электронных кошельков" на сервере самой ЭПС, и ЭПС, где потребитель должен физически владеть устройством, которое хранит виртуальные денежные единицы, и соответственно ему требуется установка определенной компьютерной программы (если нет выдачи платежной карты, являющейся носителем виртуальных денежных единиц) .

В первом случае с потребителем заключается договор на подключение (доступ) к системе, а во втором лицензионное соглашение на пользование программой.

Указанные отношения оформляются путем заключения смешанного договора двумя способами:

если эмитент предлагает заключить договор через агента путем выражения публичной оферты, то клиент выражает свое волеизъявление (являющееся акцептом) путем совершения действий, направленных на получение услуг ЭПС;

если публичной оферты заключить договор нет, то клиент выражает оферту как желание воспользоваться услугами ЭПС, а действия агента ЭПС на предоставление услуг (установление программы) будут акцептом .

Отношения потребителя и организации, реализующей товары (услуги) .

В рамках этих отношений обращаются виртуальные денежные единицы. Данные отношения, прежде всего, представляют собой куплю-продажу (оказание услуг). Однако, расплачиваясь за товары (услуги), потребитель уступает принадлежащие ему права требования к эмитенту третьему лицу организации, реализующей товары (услуги) и зарегистрированной в этой ЭПС. Обязательства по оплате товаров (услуг) погашаются получением этой организацией денежных средств у эмитента .

Однако в таком случае вряд ли правомерно говорить о заключении между указанными лицами соглашения об уступке права требования, поскольку это третье лицо акцепта не выражает. Здесь, по моему мнению, правильнее говорить об уступке права требования путем передачи третьему лицу долгового документа в электронной форме .

При этом следует обратить внимание, что согласно п. 1 ст. 389 ГК РФ соглашение об уступке прав требования должно быть заключено в простой письменной форме. Однако здесь в силу технологических особенностей она не соблюдается .

Поэтому в такой ситуации наступает общее последствие несоблюдения простой письменной формы договора, а именно: стороны лишаются права ссылаться на свидетельские показания (п. 1 ст. 162 ГК РФ). Доказательством совершения сделки в данном случае служит нечто иное, а именно наличие долгового документа в электронной форме у организации, реализующей товары (услуги) и зарегистрированной в этой ЭПС .

Отношения эмитентов и участников системы .

Эти отношения возникают в связи с исполнением эмитентом своих обязательств перед потребителями и другими субъектами, зарегистрированными в ЭПС, и пред-ставляют собой возврат займа .

Отношения эмитента и агента .

Основным юридическим признаком для квалификации этих отношений служит то, что в результате ввода средств в ЭПС у потребителя возникают права требования к эмитенту (иначе преобразовать виртуальные денежные единицы в деньги будет невозможно). Иными словами, агент в отношениях займа действует от имени эмитента .

80 Хозяйство и право В связи с этим отношения между эмитентом и агентом следует квалифицировать как поручение (ст. 971 ГК РФ). При этом в данном случае, по моему мнению, выдачи доверенности агенту не требуется, поскольку его полномочия перед потребителем явствуют из обстановки (п. 1 ст. 975, п. 1 ст. 182 ГК РФ) .

Необходимо отметить, что в указанных случаях при заключении договоров с участниками системы действует конструкция договоров присоединения (п. 1 ст. 428 ГК РФ), то есть участники могут принять условия договора только в целом. Надо также учитывать, что это не исчерпывающий перечень описанных правоотношений .

В связи с деятельностью открытых ЭПС возникают отношения по регистрации участников ЭПС, авторизации и т. д. Эти действия могут совершать как эмитент или агент, так и сторонние организации. Иные функции по технологическому осуществлению обращения виртуальных денежных единиц (например, процессинг) также подлежат разделению. Это связано с тем, что законодательством каких-либо ограничений на совмещение или разграничение данных видов деятельности не установлено. При передаче этих функций сторонним организациям к возникающим при этом отношениям применяются правила о возмездном оказании услуг (глава 39 ГК РФ) .

В закрытых ЭПС между эмитентом и потребителем складываются отношения коммерческого кредитования в форме предоплаты (ст. 823 ГК РФ). Наиболее яркий пример магнитные карты в метро, телефонные карты. В этой ситуации списание предоплаченной стоимости может производиться с помощью специальных устройств. Юридически это погашение прав требования в связи с оказанием услуг (права требования передаются самому должнику, в результате они погашаются, поскольку происходит совпадение должника и кредитора в одном лице) .

Идентификация участников ЭПС Этот вопрос имеет два аспекта .

Первый идентификация в целях противодействия легализации доходов, полученных преступным путем .

В настоящее время Федеральный закон от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" распространяется только на кредитные организации; организации, проводящие лотереи и игры, в том числе в электронной форме, и на организации, не являющиеся кредитными, но осуществляющие прием от физических лиц наличных денежных средств в случаях, предусмотренных банковским законодательством (ст. 5). На иных субъектов ЭПС (на эмитентов платежных карт, не являющихся кредитными, и на агентов (операторов) ЭПС, использующих виртуальные де-нежные средства) данный Закон не распространяется .

При этом в соответствии с п. 11 ст. 7 Закона кредитные организации и их агенты, осуществляющие прием наличных денежных средств, освобождаются от обязанности идентифицировать клиента физического лица и выгодоприобретателя, если:

сумма платежа не превышает 30 000 рублей;

плата вносится за жилое помещение, за коммунальные услуги, за услуги связи. При этом в указанном пункте упоминается ряд других платежей, при осуществлении которых идентификация клиентов не производится, в том числе и уплата взносов членами различных потребительских кооперативов. Однако ЭПС могут принимать без банковской лицензии только плату за жилое помещение, за коммунальные услуги, за услуги связи. Поэтому упоминание остальных платежей касается уже других субъектов и расчетных операций .

В остальных случаях идентифицировать клиента необходимо. В связи с этим, например, в платежной системе "Рапида", где эмитент (организатор) небанковская кредитная организация, действует правило, что организатор вправе оставлять без рассмотрения обращения пользователя в случае непредставления последним персональных данных (Ф. И. О. и данных докуБанковская деятельность 81 мента, удостоверяющего личность). Получение персональных данных ЭПС должно осуществляться при регистрации пользователя или при вводе средств в ЭПС .

Второй аспект касается подтверждения подлинности совершаемых операций, в том числе через подлинность подписи на документе в электронной форме. Согласно п. 2 ст. 160 ГК РФ в случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон, допускается использование при совершении сделок электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи (персонального идентификатора). При переводах наличных денег физическими лицами подлинность совершаемых операций при оплате услуг связи осуществляется по номеру телефона, а в остальных случаях путем введения определенных персональных данных. При использовании платежных карт по номеру карты или по паролю. В ЭПС, где используются виртуальные денежные единицы, через обязательную кодовую идентификацию. Возможно также использование вместо кодовой биофизической идентификации. Пара логин пароль является аналогом собственноручной подписи. По действующему законодательству этого может быть достаточно для идентификации плательщика, поскольку электронно-цифровая подпись это лишь один из возможных, но не обязательно используемых вариантов .

А. КУРБАТОВ, зам. декана факультета права Государственного университета — Высшая школа экономики, кандидат юридических наук  

КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО   

Возмещение акционеру убытков* Возмещение убытков, возникших из-за действий лиц, входящих в состав органов управления Действия органов управления эмитента приносят акционеру убытки чаще всего опосредованно и доказать их сложно. Существенно проще доказать убытки, причиненные самому акционерному обществу. Надлежащим истцом по такому иску будет АО, от имени которого в гражданско-правовом обороте выступают лица, входящие в его органы управления, если их деятельность послужила причиной убытков. Наивно ожидать, что такой иск будет заявлен этими лицами .

Данное обстоятельство послужило причиной того, что законодательство различных стран предоставляет самим акционерам право заявить иск к указанным лицам, требуя возместить акционерному обществу причиненные ему убытки. В США допускаются косвенные иски акционеров с целью обязать руководство компании совершить от ее имени действия против третьего лица, а также возместить убытки, причиненные компании ее руководителями (п. 23.1 Правил гражданского судопроизводства в федеральных районных судах). Возможность взыскания убытков с руководителей предусмотрена Законом об акционерных обществах Германии 1965 года (§ 147), а также Законом Франции "О торговых товариществах". Аналогичные положения были восприняты законодательством ряда других стран .

В отечественном законодательстве это правомочие было закреплено в пп. 2, 5 ст. 71 Федерального закона от 26 декабря 1995 года № 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее Закон об АО): общество или акционер (акционеры), владеющие в совокупности не менее чем 1 процентом размещенных обыкновенных акций общества, вправе обратиться в суд с иском к члену совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), временному единоличному исполнительному ор-гану общества (директору, генеральному директору), члену коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), равно как и к управляющей организации (управляющему) о возмещении причиненных обществу убытков их виновными действиями (бездействием), если иные основания ответственности не установлены федеральными законами .

Аналогичным образом любой акционер независимо от количества, категории (типа) принадлежащих ему акций вправе обратиться с иском к тем же лицам, если убытки причинены ему лично .

Одновременно с этим п. 2 ст. 105 ГК РФ устанавливает исключение из правила о том, что акционер не несет ответственности за долги эмитента: основное общество (товарищество), которое имеет право давать дочернему обществу обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний. В случае несостоятельности дочернего общества по вине основного общества (товарищества) последнее несет субсидиарную ответственность по его долгам .

* Окончание. Начало см.: Хозяйство и право, 2007, № 8 .

Корпоративное право 83 Предусмотрена и возможность предъявления косвенного иска акционеры дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу, если иное не установлено законами о хозяйственных обществах (п. 3 ст. 105 ГК РФ) .

Закон об АО (п. 3 ст. 6), раскрыв положения ГК РФ, уточнил случаи, когда основное общество несет ответственность за действия дочернего. Так, основное общество считается имеющим право давать дочернему обществу обязательные для последнего указания только тогда, когда это право предусмотрено в договоре с дочерним обществом или уставе дочернего общества. Возникает вопрос: будет ли считаться таким указанием упоминание в уставе дочернего общества о том, что решения на общем собрании акционеров принимаются большинством голосов? Поскольку в этом случае мажоритарный акционер может быть привлечен к ответственности за виновные действия, по моему мнению, ответ на этот вопрос должен быть положительным. В противном случае мажоритарный акционер, действующий с целью формирования прибыли у третьих лиц и обеспечивающий принятие решений (например, о крупных сделках), заведомо убыточных для эмитента и невыгодных для прочих акционеров, будет устранен от ответственности. Убытки дочернего общества считаются причиненными, а несостоятельность дочернего общества произошедшей по вине основного общества только в случае, когда основное общество использовало указанные право и (или) возможность в целях совершения дочерним обществом действия, заведомо зная, что вследствие этого наступит несостоятельность дочернего общества .

Таким образом, по сравнению с нормами ГК РФ уменьшено число случаев, когда санкции могут быть применены к основному обществу. Закон об АО требует доказать прямой или косвенный умысел. При наличии вины основного общества в форме неосторожности его нельзя привлечь к ответственности .

Тем не менее совместно с правомочием получать копии почти всех документов, связанных с деятельностью эмитента (ст. 89, 91 Закона об АО), что облегчает формирование доказательственной базы, эти иски могли бы стать действенным орудием акционера в отстаивании своих прав, дисциплинируя органы управления и акционеров эмитента. К сожалению, в отечественной практике этот правовой инструмент стал орудием недобросовестных акционеров, пытающихся дестабилизировать деятельность АО. Этот иск наиболее целесообразен в обществах, где уставный капитал "распылен" между множеством мелких держателей акций; он позволяет противостоять злоупотреблениям менеджеров. В России, где власть в подавляющем большинстве акционерных обществ сконцентрирована в руках небольшой группы лиц, он не всегда эффективен .

Нужно подчеркнуть, что не несут ответственности члены совета директоров и/или коллегиального органа управления эмитента, голосовавшие против решения, которое повлекло причинение обществу или акционеру убытков, или не принимавшие участия в голосовании (п. 2 ст. 71). Императивно указано, что при определении оснований и размера ответственности должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела (п. 3 ст. 71). Если убытки причинены действиями (бездействием) нескольких лиц, они несут солидарную ответственность перед обществом и/или перед акционером (п. 4 ст. 71) .

Необходимо отметить, что ранее схожие иски заявляла прокуратура. Как верно указывал В. Ярков, государство практически устранилось от вмешательства в сферу гражданского оборота, судебная практика складывается таким образом, что прокуратура не может вмешиваться в частноправовые дела, а потому защита прав акционеров в основном является сферой частноправовых интересов1 .

В настоящее время не вызывает сомнения, что иски акционера к лицам, входящим в органы управления акционерного общества, в том числе и о возмещении убытков самого эмитента, подлежат рассмотрению арбитражными судами в соответствии с АПК РФ .

84 Хозяйство и право Что касается возможности изменения подведомственности дела в случае прекращения полномочий лица, действия которого повлекли причинение убытков, то ФАС Северо-Западного округа (постановление от 17 февраля 2006 года по делу № А52-4064/2005/1) отметил следующее. Поскольку рассматриваемый спор возник из правоотношений, связанных с осуществлением ответчиком деятельности в качестве единоличного исполнительного органа АО, прекращение полномочий генерального директора общества не является обстоятельством, влекущим изменение подведомственности спора, и основанием для прекращения производства по делу .

Таким образом, значение придается особому статусу ответчика в момент совершения им действия, причинившего убытки акционеру или обществу: отрешение от должности не освобождает от ответственности .

Точно так же продажа акций дочернего общества основным обществом не освобождает его от солидарной ответственности по сделкам, заключенным дочерним обществом во исполнение обязательных для него указаний основного общества, а также от субсидиарной ответственности по долгам дочернего в случае его банкротства по вине основного .

Что касается подсудности, то иск предъявляется по месту нахождения ответчика, а если ответчики находятся или проживают на территориях разных субъектов Российской Федерации в арбитражный суд по месту нахождения или месту жительства одного из ответчиков .

Истцом по иску о возмещении убытков акционеру или обществу может быть акционер, то есть лицо, обладающее каким-либо вещным правом хотя бы на одну акцию (обыкновенную или привилегированную), по лицевому счету (счету депо) ко-торого внесены соответствующие, обладающие правоустанавливающим значением приходные записи .

Следует признать, что и само акционерное общество может обратиться с иском к причинителю вреда, однако, учитывая исключительный характер его влияния на деятельность эмитента, ожидать этого можно только после начала процедуры банкротства, когда иск будет заявлен внешним управляющим .

Существует мнение, что истцом по косвенному иску должно быть само юридическое лицо, от имени которого имеют право выступать его акционеры как его законные представители2 .

С этой позицией нельзя согласиться. Представительство может быть основано на законе (ст. 182 ГК РФ). Полномочия законных представителей подтверждаются представленными суду документами, удостоверяющими их статус и полномочия (ч. 2 ст. 61 АПК РФ). При этом акционер, рассматриваемый как законный представитель эмитента, скорее всего не получит от него доверенности и будет лишен полномочий, упомянутых в ч. 2 ст. 62 АПК РФ (в том числе права на подписание искового заявления), следствием чего, вероятно, станет оставление иска без рассмотрения. Конечно, права представителя могут быть указаны не только в доверенности, но и в ином документе (ч. 1 ст. 61 АПК РФ) и акционер может ссылаться на ст. 105 ГК РФ и ст. 6 Закона об АО как на документы, дающие ему право подписывать исковое заявление. Однако вряд ли суд примет такую позицию .

Заслуживает упоминания и тот факт, что истец всегда вправе отказаться от иска, изменить его предмет или основание, уменьшить размер исковых требований (ст. 49 АПК РФ). Поскольку действия эмитента зависят от ответчика, видимо, он так и поступит, то есть перспективы иска более чем сомнительны .

Кроме того, как было верно указано В. Ярковым, по общему правилу представитель не может быть выгодоприобретателем по совершенным им юридическим действиям, в том числе и в суде, от имени представляемого им лица. Здесь же акционеры являются в случае удовлетворения иска выгодоприобретателями, поскольку в конечном счете защищают собственные имущественные интересы3 .

–  –  –

В связи с этим, по моему мнению, надлежащим истцом акционером по иску с требованием возместить обществу причиненные убытки будет акционер, обладающий более чем 1 процентом от общего количества размещенных обыкновенных акций общества .

Отмечу, что за 100 процентов не всегда принимается весь уставный капитал. При подсчете процентов не учитываются размещенные привилегированные, пусть даже и предоставляющие право голоса, акции. Обладание любым количеством привилегированных акций права на косвенный иск по ст. 71 Закона об АО не дает. Однако обыкновенные акции, пусть и не полностью оплаченные, принадлежащие к выпуску, эмиссия которого не завершена, так же как и те, информация о которых не внесена в устав эмитента, соответствующее право на иск предоставляют .

Акция ценная бумага, не имеющая какого-либо материального выражения; права на нее удостоверяются записями на лицевых счетах у держателя реестра или записями по счетам депо в депозитариях (ст. 28 Федерального закона "О рынке ценных бумаг") .

Соответственно доказывать свой статус акционера истец должен, предоставляя "свежую" выписку с лицевого счета или счета депо. Если он заявляет косвенный иск по ст. 71 Закона об АО, необходимо также предоставить суду информацию об общем количестве размещенных обыкновенных акций эмитента, с тем чтобы доказать обладание более чем 1 процентом подобных акций .

ФАС Уральского округа постановлением от 16 февраля 2006 года по делу № Ф09С3 отменил решения нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение, подчеркнув следующее. Не установив наличие либо отсутствие у истца права на обращение в суд с данным иском, суды неправомерно, без законных оснований рассмотрели дело по существу. Какие-либо выводы о том, является ли истец акционером ЗАО и, соответственно, имеет ли он право на обращение в суд согласно ст. 71 Закона, в постановлении суда апелляционной инстанции отсутствуют. Между тем от результата рассмотрения указанного вопроса зависит, подлежит ли разрешению возникший спор по существу или дело будет прекращено на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ .

Следует согласиться с авторами, полагающими, что акционер вправе обратиться с косвенным иском по фактам, которые имели место до того, как он стал акционером общества, поскольку причиненные убытки не возмещены, что сказывается и на текущем состоянии финансово-хозяйственной деятельности общества4 .

Учитывая ст. 52 АПК РФ, прокурор вправе обратиться с подобным иском в случае, если в уставном фонде акционерного общества, понесшего убытки, есть доля Российской Федерации. При этом закон не содержит указания на то, что эта доля должна присутствовать в уставном капитале в момент совершения деяния, ставшего первопричиной убытков. На мой взгляд, вполне допустима ситуация, при которой государство, восстановив или получив (например, при дарении или как выморочное имущество) право собственности на акции какого-либо акционерного общества, инициирует процессы, связанные с возвратом незаконно отчужденного этим обществом имущества. В этом случае прокурор не только может, но и обязан обратиться в суд с исками о признании таких сделок недействительными, возвращении имущества и возмещении понесенных убытков .

Полагаю, что и иные государственные органы, уполномоченные осуществлять контроль на рынке ценных бумаг, могут обратиться с подобными исками. Например, из ст. 14 Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг", уполномочивающей федеральный орган исполнительной власти по рынку ценных бумаг в целях защиты прав и законных интересов инвесторов обращаться в суд с исками и заявлениями в защиту государственных и общественных интересов и охраняемых законом интересов инвесторов, вытекает правомочие этого органа заявить подобный иск .

См.: Решетникова И. В., Ярков В. В. Гражданское право и гражданский процесс в современной России. — М.:

НОРМА, 1999, с. 155 .

86 Хозяйство и право В случае банкротства дочернего акционерного общества по вине основного с подобным иском вправе обратиться назначенный судом внешний управляющий .

Что касается исков из ст. 71 Закона об АО, то ответчиками могут быть члены совета директоров, единоличный исполнительный орган общества, временный единоличный исполнительный орган, члены коллегиального исполнительного органа общества, равно как и управляющая организация или управляющий .

Ответчиком будет не акционер, волей которого в органы управления общества из-брано лицо, действия которого принесли убытки эмитенту и/или акционеру, а само это лицо .

Но есть и иные примеры. Акционерное общество обратилось к департаменту государственного и муниципального имущества города с иском о возмещении убытков, вызванных принятым советом директоров решением о прекращении полномочий генерального директора общества. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением ФАС Московского округа от 6 мая 1999 года по делу № КГ-А401/1320-99 в иске было отказано. При этом кассационная инстанция указала, что решение о прекращении полномочий было принято выборным органом акционерного общества — советом директоров, а отнюдь не ответчиком по настоящему делу; сам ответчик в состав директоров общества не входил и не входит, что имеет немаловажное значение .

Представители государства или муниципального образования в совете директоров несут предусмотренную ст. 71 Закона об АО ответственность наряду с другими членами совета директоров открытого общества (п. 6 ст. 71). При это не вполне ясно, чем по логике законодателя ответственность членов совета директоров открытого акционерного общества отличается от ответственности членов совета директоров закрытого акционерного общества .

Однако необходимо отметить, что в части акционерных обществ, акции которых принадлежат государству, голосование членов различных органов управления представителей государства осуществляется ими на основании полученных от уполномоченных государственных органов директив [см. Положение об управлении находящимися в федеральной собственности акциями открытых акционерных обществ и использовании специального права на участие Российской Федерации в управлении открытыми акционерными обществами ("золотой акции"), утвержденное постановлением Правительства РФ от 3 декабря 2004 года № 738 (далее постановление № 738)]. Голосовать иным образом, нежели указано в директиве, они не имеют права. Соответственно волеизъявление осуществляет не член органа управления представитель государства, а иное лицо государственный орган. Если принятое решение причинит убытки обществу или акционеру, привлечение к ответственности представителя государства вряд ли целесообразно; к ответственности скорее следует привлекать сам государственный орган .

По искам акционеров дочернего общества в отношении основного общест- ва (ст. 105 ГК РФ, ст. 6 Закона об АО) ответчиком будет выступать основное обще-ство .

К сожалению, Закон об АО не содержит указания на то, что к ответственности может быть привлечен акционер физическое лицо в случае возникновения у дочернего общества убытков или же его банкротства по вине этого физического лица, имеющего полномочие определять деятельность дочернего общества и столь неудачно им воспользовавшегося .

Полагаю, однако, что в случае причинения убытков акционеру такое физическое лицо понесет ответственность в силу ст. 15, 1064 ГК РФ (скорее всего дело будет подведомственно суду общей юрисдикции), однако возможность обратиться к нему с косвенным иском пока не нашла отражения в судебной практике .

По моему мнению, акционер физическое лицо, по чьей вине дочернее общество, решения которого он определял, понесло убытки или же стало банкротом, не должен находиться в преимущественном положении по сравнению с юридическим лицом, привлекаемым к ответственности за подобные действия. Можно предположить, что до разъяснения высших судебных инстанций арбитражные суды будут склоняться к тому, чтобы прекращать подобные дела за неподведомственностью ар-битражному суду. При этом следует ожидать указания на то, что закон (ст. 105 ГК РФ, ст. 6 Закона об АО) не предоставил акционеру дочернего общества права Корпоративное право 87 обращаться с косвенными исками к физическому лицу. В качестве ответчика по косвенному иску может выступить и само акционерное общество. Если акционер добьется удовлетворения иска, а эмитент непосредственно после вступления судебного акта в силу прекратит обязательство прощением долга, цель иска не будет достигнута .

При этом необходимо учитывать, что действия крупных акционеров и лиц, входящих в органы управления акционерного общества, в определенных ситуациях и есть действия самих органов управления. Органы управления юридического лица всегда формируют и выражают свою волю при содействии физических лиц. Соответственно при наличии вины упомянутых лиц/органов в убытках виновно и само акционерное общество .

Все это дает возможность привлечь эмитента к участию в деле в качестве ответчика, обязав его в возмещение убытков принять денежные средства. Целесообразно объединить косвенный иск с оспариванием какой-либо сделки, совершенной эмитентом, решение о совершении которой было принято или одобрено ответчиком. В этом случае привлечение акционерного общества к участию в деле в качестве ответчика не вызовет споров .

Если истец обратится в суд с требованием о возмещении убытков лично ему, то сам эмитент может быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет иска. При этом если акционерное общество само обратится с иском о возмещении убытков, то в дело, инициированное акционером, оно может быть привлечено в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет иска .

Однако если акционером заявлен косвенный иск, то процессуальное положение общества не всегда однозначно. Недостаточная исследованность его роли в ходе су-дебного разбирательства неоднократно становилась причиной отмены судебных актов .

Так, ФАС Московского округа постановлением от 14 марта 2006 года по делу № КГ-А40/1768-06-П, отменив акты нижестоящих судов, отправил дело на новое рассмотрение и указал следующее. Из содержания данной правовой нормы (ст. 71 Закона об АО) следует, что акционер обращается в суд с требованием о взыскании убытков не в свою пользу, а в пользу акционерного общества. Соответственно присуждение при доказанности исковых требований также осуществляется в пользу акционерного общества, из чего следует, что акционер не имеет самостоятельного материально-правового интереса в исходе дела5, несмотря на то что он обладает процессуальными полномочиями на возбуждение в суде дела по заявленному требованию в интересах общества, которое наряду с исполнительным органом является субъектом (стороной) спорного правоотношения .

В данном случае общество привлечено к участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований относительно предмета спора .

Третье лицо без самостоятельных требований согласно ч. 2 ст. 51 АПК РФ ограничено в процессуальных правах исходя из того, что оно не является субъектом спорного правоотношения. Разрешение вопроса об удовлетворении либо об отказе в иске лицу, которое не является истцом по рассматриваемому делу, — процессуальное нарушение .

В связи с этим суду следовало обсудить и разрешить вопрос о надлежащем процессуальном положении акционерного общества, в интересах которого заявлен настоящий иск .

Аналогичной позиции придерживался и ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 7 февраля 2006 года по делу № А52-2758/2005/1 .

По моему мнению, вполне возможно привлечение эмитента в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет иска, хотя более правильно его привлечение в качестве ответчика (ч. 3 ст. 44 АПК РФ) .

Безусловно, если бы эмитент сам заявил иск, его можно было бы привлечь к участию в деле, инициированном акционером, в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет иска. Однако правовая конструкция косвенных исков и была разрабоС данным утверждением трудно согласиться. Каждый акционер, обладая определенными имущественными правами в отношении акционерного общества, в высшей степени заинтересован в финансовом благополучии своего контрагента и отсутствии у него убытков. С этим связана не только возможная выплата дивидендов, но и изменение стоимости принадлежащих акционеру акций .

88 Хозяйство и право тана для ситуаций, когда акционерное общество, пусть и обладающее правом требовать возмещения убытков, не делает этого, ибо в его воле есть порок, она подавлена, находясь в зависимости от лица, деятельность которого стала причиной убытков. В этом случае его "парализованная" воля восполняется волей акционера, имеющего гражданско-правовой интерес увеличения стоимости своих акций, условием чего выступает финансовая успешность акционерного общества .

В случаях, когда может быть заявлен косвенный иск, эмитенту сложно адекватно защищать свои нарушенные права, более того, на практике он может всячески препятствовать акционеру, обратившемуся в суд с косвенным иском .

Поскольку всякое требование (в том числе требование третьего лица, участвующего в деле) предполагает наличие независимой воли и свободного волеизъявления, следовательно, и третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования на предмет иска, может быть только лицо, обладающее такой свободой. Очевидно, что принимаемое решение способно повлиять на права и обязанности эмитента, но сам он с самостоятельным иском обратиться хоть и вправе, но не может .

Так как косвенный иск предполагает "связанность" воли эмитента, бездействие которого стало причиной обращения с иском в суд, компенсируя его недолжное поведение, привлечение его к участию в деле в качестве ответчика наиболее правильно отражает его процессуальную роль .

Привлечение эмитента, являющегося выгодоприобретателем по иску, к участию в деле в качестве истца или третьего лица, заявляющего или не заявляющего самостоятельные требования на предмет иска, создаст больше сложностей, нежели выгод .

Материально-правовое требование истца к ответчику в случае, когда акционер требует возместить убытки лично ему, совершенно традиционно для исков о взыскании убытков .

Однако если речь идет о косвенном иске, истец требует возместить убытки не ему, а третьему лицу .

По общему правилу физические и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Соответственно в обычной ситуации юридическое лицо, понесшее убытки по чьей-либо вине, вправе как требовать их возмещения, так и не заявлять такого требования, но когда доли в уставном капитале хозяйственного общества принадлежат нескольким лицам, имеющим разный гражданско-правовой интерес, как правило, формирование органов управления осуществляется согласно воле лица, имеющего наибольшую долю в уставном капитале. При этом воля миноритарных акционеров принимается во внимание в сравнительно небольшом числе специально оговоренных законом случаев .

Учитывая, что каждый акционер выступает участником предпринимательской деятельности, а цель деятельности любого акционерного общества извлечение прибыли (ст. 50 ГК РФ), следует признать действия, препятствующие этому, не соответствующими целям акционерного общества и акционеров6 .

В связи с этим предмет косвенного иска формулируется как требование истца (акционера) к ответчику (иному акционеру или лицу, входившему и/или входящему в состав органов управления эмитента) возместить убытки, понесенные третьим лицом (акционерным обществом) вследствие действий ответчиков. Его целесообразно дополнить требованием к самому эмитенту принять соответствующие суммы в возмещение убытков .

За исключением случаев, когда акционерные общества используются с целью извлечения прибыли в ином месте. Например, во многих холдингах некоторые составляющие его юридические лица служат центрами накопления прибыли, при этом путем использования различных финансовых схем из других юридических лиц прибыль изымается. Это требует согласия всех акционеров, состоящих в этом холдинге. Наиболее справедливо, когда все акционеры имеют соответствующие доли в уставном капитале юридических лиц, являющихся центрами формирования прибыли .

В принципе эти схемы удобны и экономически целесообразны для холдинга. Оставляя за рамками рассмотрения корректность налогообложения, следует подчеркнуть, что миноритарный акционер входящего в холдинг эмитента, прибыль которого изымается в интересах других лиц, будет вправе обратиться в суд с целью возмещения ему и акционерному обществу убытков .

Корпоративное право 89 Обстоятельства, на которые истец ссылается в обоснование своих требований, по рассматриваемым искам весьма различны. Если акционер требует возмещения убытков ему лично, то конструкция выглядит достаточно традиционно: доказывается виновное поведение субъекта, факт убытков и причинно-следственная связь между деянием нарушителя и убытками. Доказывать можно как прямые убытки, так и упущенную выгоду .

Акционер обладает как правами на акцию, так и имущественными правами, предоставленными акцией. Соответственно умаление любого из них может быть расценено как убыток .

Рассматривая права на акцию, нужно отметить, что они имеют рыночную стоимость, которая зависит от состояния дел акционерного общества. Уменьшается стоимость акций эмитента, несущего убытки или имеющего стабильно низкую прибыль. Доказав причинноследственную связь между уменьшением рыночной стоимости своих акций и виновными действиями третьих лиц, акционер может рассчитывать на возмещение убытков .

Доказывать факт невыплаты дивидендов целесообразно только владельцам привилегированных акций, выплаты по которым определяются как процент от чистой прибыли эмитента за отчетный период (или схожих: такие акции выпускались до вступления в силу Закона об АО). Выплата всех прочих дивидендов право, но не обязанность общества. Доказать, что при отсутствии у эмитента убытков было бы принято решение о выплате дивидендов, весьма затруднительно .

При предъявлении косвенного иска доказывать убытки общества проще, поскольку бльшая часть убытков непосредственно связана с каким-либо действием или совокупностью действий ответчиков, вина которых также должна быть доказана .

При косвенном иске необходимо доказывать нарушение прав общества. Нельзя согласиться с авторами, утверждающими, что акционер, обратившийся в суд с подобным иском, должен доказывать также нарушение и своих прав7. Прежде всего, конечно, необходимо доказать существование убытков истца или эмитента, а также ви-ну ответчика (см. постановления ФАС Центрального округа от 13 февраля 2004 го- да по делу № А08-5583/03-4, ФАС Московского округа от 15 декабря 2005 года по делу № КГ-А40/12187-05, ФАС Северо-Восточного округа от 1 декабря 2005 года по делу № А33-6285/05-Ф02-5960/05-С2). Нельзя упускать из виду и обязательность доказывания отсутствия добросовестности и разумности при совершении действия, которое, по мнению истца, стало причиной убытков (см. постановление ФАС Уральского округа от 6 декабря 2005 года по делу № Ф09-3772/05-С6). При определении оснований и размера ответственности членов совета директоров, единоличного исполнительного органа общества и (или) членов коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющей организации или управляющего должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела (п. 3 ст. 71 Закона об АО) .

В случае привлечения основного общества к солидарной ответственности по сделкам, заключенным во исполнение его указаний дочерним обществом, нужно до-казать не только исполнение указаний, но и право основного общества давать до-чернему обществу обязательные для исполнения указания .

Закон об АО не указывает, что основное общество может быть привлечено к ответственности только в случае, если его право или возможность были использованы для того, чтобы дать дочернему обществу обязательные для последнего указания. Напротив, имеет значение то, что основное общество использовало имеющиеся у него право или возможность в целях совершения дочерним обществом действия .

Существующая практика пока не позволяет уверенно судить о том, в каком направлении будут развиваться рассмотренные правоотношения в России. В настоящее время она только формируется: в частности, нет единообразия в определении таких важных позиций, как процессуальное положение акционерного общества и про-цедура доказывания. Можно надеяться,

–  –  –

ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ              Право собственности и реконструкция линейного объекта Три аффилированные монтажные компании, действуя совместно, предложили собственнику высоковольтной линии электропередачи (ВЭЛ) (назовем его "Стамэнерго") провести реконструкцию линии, в частности замену старых опор. Эти компании связаны между собой близким родством руководителей и взаимным участием в капитале, что позволяет характеризовать действия всех трех компаний (далее ответчика) как согласованные и реализующие единые намерения .

Насколько можно судить, необходимость реконструкции была вызвана нуждами потребителя электроэнергии (завода). Проведя согласованную реконструкцию, одна из монтажных компаний, ссылаясь, в частности, на то, что в ходе реконструкции на ее имя были оформлены права аренды на земельные участки под опорами, зарегистрировала на себя право собственности на ВЭЛ и передала ее в аренду заводу .

"Стамэнерго" обратился к монтажной компании с иском о признании за ним права собственности; истец полагал, что этот объект принадлежит ему, а ответчик лишь произвел реконструкцию, не имея законных оснований обладать правом собственности на спорный объект. Ответчик возражал против иска, ссылаясь на то, что линия электропередачи, принадлежавшая ранее истцу, уничтожена в процессе реконструкции, а смонтированные подрядчиком новые опоры и другие конструктивные элементы никакого отношения к истцу не имеют и принадлежать ему не могут. Кроме того, у истца нет права и на те земельные участки, которые отведены ответчику для размещения опор .

Возникший спор привлек внимание к ряду сложных вопросов, вызвавших затруднения у суда. Споры, связанные с реконструкцией, вообще непросты, а в данном случае юридические аспекты реконструкции осложнены еще тем, что мы имеем дело с линейным объектом, природа которого остается не вполне ясной .

Прежде всего, следует обсудить аргумент ответчика, состоящий в том, что истец утратил свое право собственности, поскольку "не возражал" против "ликвидации" существующего объекта, что влечет прекращение права собственности в силу п. 1 ст. 235 ГК РФ. Необходимо заметить, что закону неизвестны такое понятие, как "ликвидация" имущества, а также такое основание прекращения права собственности, как отсутствие возражений собственника при "ликвидации" имущества. На самом деле собственник действительно вправе прекратить свое право собственности своими действиями, уничтожив принадлежащую ему вещь. Для этой цели собственник может прибегнуть и к помощи третьих лиц: например, заключить договор со специализированной организацией для разрушения зараженного здания. Несомненно, однако, что единственным основанием договора служит интерес собственника, инициатива 92 Хозяйство и право уничтожения исходит от него, и третьи лица привлекаются для разрушения лишь постольку, поскольку собственник сам принял такое решение .

Видимо, нет смысла подробно описывать различия между гибелью вещи и отказом собственника от права собственности во втором случае вещь сохраняется. Но в любых обстоятельствах уничтожение вещи как целенаправленный юридический акт должно производиться не иначе, как в силу прямо выраженной воли собственника; только случайная гибель происходит иначе. Она тем и характерна, что нет никакого намерения собственника уничтожить вещь, случайная гибель вещи не может быть предметом соглашения. Итак, гибель вещи может происходить исключительно по воле собственника либо случайно. Нельзя при этом квалифицировать как гибель по воле собственника такие действия третьих лиц по уничтожению вещи, которые совершены без возражений собственника .

Но здесь мы обнаруживаем гораздо более существенный аспект проблемы: в чем суть отношений по реконструкции? Какую роль эти отношения играют в судьбе объекта? В описываемом деле между истцом и ответчиком велись переговоры о работах на спорной линии электропередачи. Стороны обменивались письмами, в которых у истца испрашивалось согласие на ведение работ. Кроме того, в письмах, направляемых ответчиком иным органам, сообщалось о согласовании работ с собственником. Таким образом, поскольку невозможно без соглашения с собственником проводить какие-либо работы с его имуществом, наличие соглашения с собственником (истцом) предполагается. В противном случае такие действия являются самоуправством, а если речь идет о работах в течение длительного периода, то их следует признать и фактически невозможными .

Убедившись в том, что соглашение с собственником состоялось, мы должны определить суть этого соглашения. Очевидно, что воля собственника, как и воля его контрагентов, не была направлена на отчуждение линии электропередачи. Дело не столько в том, что стороны не облекли свое соглашение в форму единого документа, сколько в самой сути этого соглашения. Ни одна из сторон никак не выражала воли на отчуждение либо приобретение ВЭЛ; в ходе спора каких-либо ссылок на такой договор также не было. Следовательно, воля сторон была направлена на иной результат. Переписка указывает только на одну цель: реконструкцию ВЭЛ.

Именно такие работы фактически и вели ответчик и иные связанные с ним лица:

были заменены опоры, смонтированы новые фундаменты .

Сама по себе реконструкция может расцениваться как возникновение новой вещи либо сохранение старой, однако реконструкция (капитальный ремонт) по соглашению с собственником тем и отличается от строительства, что всегда осуществляется собственником и/или для собственника реконструируемой (ремонтируемой) вещи. Понятно, что реконструкция по договору с собственником не может выступать как форма отчуждения имущества, поскольку такой договор не указан в п. 2 ст. 218 ГК РФ и по своей сути не является отчуждением .

Известных оговорок требует договор простого товарищества, созданного для капитального ремонта или реконструкции: во-первых, цель этого договора не обязательно совпадает с созданием объекта права, поэтому возникновение новой вещи (иного объекта) не представляет собой обязательную черту этого договора; во-вторых, договор простого товарищества не является договором о приобретении/отчуждении вещи .

Результатом создания и деятельности простого товарищества может быть возникновение общей собственности на вещь, хотя это и не обязательно; возможен иной результат: например, совместная эксплуатация вещи после реконструкции .

В нашем случае простое товарищество не предполагалось, поэтому сосредоточимся на фактически заключенном договоре .

То обстоятельство, что собственник мог допускать, что реконструкция влечет замену тех или иных частей принадлежащего ему имущества, само по себе отнюдь не означает, что он якобы санкционировал уничтожение своей вещи. Как уже говорилось, в договоре на уничтожение вещи прямо выражена воля собственника, причем эта воля исчерпывается именно уничтожением вещи, но никак не изменением ее, в том числе улучшением, изменением ее качеств и т. п. Совершенно понятно, что если воля собственника охватывает будущее состояние вещи, Опыт правоприменения 93 то, стало быть, речь идет о его вещи. Всякий раз, когда происходит реконструкция (ремонт) вещи по согласованию с собственником, все работы по реконструкции производятся не иначе как для собственника. Законное создание новой вещи для себя (п. 1 ст. 218 ГК РФ) возможно только помимо собственника, без всякого его участия, то есть относительно вещи, у которой собственника нет и в соглашение с которым вступить невозможно. В этом вопросе невозможны субъективные разногласия: тот, кто ведет работы, полагал, что он производит их для себя, тогда как собственник считал бы иначе. Ведь если у вещи есть собственник, то любые изменения вещи, даже влекущие утрату идентичности, все равно осуществляются для него. Поэтому и в случае заблуждения лица, вложившего средства в изменения вещи, у него все равно не возникает права на вещь, а есть лишь право на иск о возмещении затрат при наличии к тому оснований .

Впрочем, поскольку речь идет о строительных работах, образуются дополнительные доказательства, подтверждающие намерения сторон, в публичной сфере. Нужно, однако, заметить, что соблюдение публичных процедур не создает само по себе частных прав, а только служит условием или чаще преградой (в случае несоблюдения) их возникновения. В данной ситуации намерение ответчика вести работы не для себя, а для собственника достаточно убедительно доказывается тем, что ответчик не согласовал техусловия (что абсолютно обязательно при строительстве ВЭЛ), не провел государственную экспертизу проекта, что он должен был сделать, если бы возводил объект для себя .

Итак, весьма важный вывод состоит в том, что в случае капитального ремонта (реконструкции) вещи собственник не утрачивает права собственности, хотя бы вещь подверглась изменениям .

Другой сам по себе очень интересный вопрос состоит в том, возникла ли при этом новая вещь. Теории права известна поставленная еще римскими юристами задача: если заменить в корабле одну доску, будет ли это все тот же корабль? Сколько же нужно заменить досок, чтобы корабль стал другим? Юристы пришли к выводу, что в любом случае корабль продолжает оставаться все тем же кораблем. Излагая этот вывод более формально, можно сказать, что если вещь состоит из различных частей, элементов (составная вещь), то замена этих частей сама по себе не означает гибели прежней и возникновения новой вещи .

Именно поэтому закон предусматривает, что при выяснении того обстоятельства, возникла ли новая вещь (обычно это делается для целей реконструкции, то есть без смены собственника), нужно выяснять не то, сколько новых элементов, частей появилось в составе вещи, а оценивать иные ее характеристики. Так, в п. 67 Правил ведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (утвержденных постановлением Правительства РФ от 18 февраля 1998 года № 219, в ред. на 22 ноября 2006 года) указано на такие признаки изменения идентичности вещи, как, скажем, изменение назначения объекта. В литературе отмечают также изменение габаритов и т. п.1 Однако нигде не обозначена замена частей, элементов, какой бы значительной она ни была, как основание изменения объекта, а тем более утраты объектом идентичности .

Согласно п. 5.7.5 Правил технической эксплуатации электрических станций и сетей Российской Федерации (утвержденных приказом Минэнерго РФ от 19 июня 2003 года № 229) замена элементов ВЭЛ охватывается понятием капитального ремонта линии. Как видно из формулировки нормы, как бы много элементов не было заменено, никакой речи о том, что создана новая ВЭЛ, нет. Указанные Правила расценивают эти действия (замену элементов) как капитальный ремонт, который, как и реконструкция, означает сохранение прежнего собственника .

Старые части, элементы, замененные новыми, после утраты их связи с вещью не могут рассматриваться как прежняя вещь. Поэтому ссылки ответчика на то, что сохранившиеся фундаменты старых опор якобы и представляют собой принадлежавшую истцу линию элекСм., например: Пискунова М. Г., Киндеева Е. А. Реконструкция и перепланировка: особенности регистрации и технического учета // ЭЖ-Юрист, 2006, № 23 .

94 Хозяйство и право тропередачи, ошибочны. Линия все время остается одной, независимо от наличия разрозненных и не связанных с ней частей и элементов. Если части вещи после реконструкции утратили связь с вещью и тем самым приобрели качества объектов права, это отнюдь не означает, что в них теперь и сосредоточена старая вещь, замененная другой, новой. Только связь между частями дает им качества вещи. В этом и состоит разница между сложной и составной вещью:

сложная вещь это несколько вещей, тогда как в составной вещи ее части (элементы) лишь потенциально могут стать вещами после отделения, но в составе вещи они качеств объекта не имеют. Это обстоятельство, кстати, не было учтено банком, который принял в залог от ответчика в период, когда он значился собственником ВЭЛ, отдельные опоры ВЭЛ как вещи в составе сложной вещи. Но опоры, как и другие элементы ВЭЛ, пока они выступают частями линии, не являются объектами права и не могут быть предметом сделок, в том числе залога, как раз потому, что ВЭЛ в данном случае не сложная, а составная вещь. Следовательно, после того как суд первой инстанции иск удовлетворил, банк-залогодержатель столкнется не с проблемой следования залога после отпадения права собственности залогодателя (что нетождественно прекращению права собственности, нужно заметить), но с другим вопросом: ничтожностью залога по существу из-за отсутствия предмета залога .

Отдельной оценки заслуживает довод ответчика, что у него возникли новые права пользования землей с иными кадастровыми номерами, что выступает, как он полагает, решающим обстоятельством, указывающим на возникновение нового объекта. На самом деле эти факты важны только для права собственности на такую вещь, как земельный участок. Для ВЭЛ связь с землей имеет чисто техническое и второстепенное значение. Самостоятельных прав на земельный участок собственнику ВЭЛ и не требуется, достаточно прав производных (сервитут, аренда). Соответственно через указание на кадастровый номер земельного участка идентифицировать линейный объект (ВЭЛ, в частности), конечно, невозможно. Действительно, что определенного мы можем сказать об объекте, если знаем, что он связан с землей в точках А, В, С, расположенных на одной линии? Это может быть эстакада, подвесная дорога или трубопровод и т. д. Здесь нужно понимать вот что: если для объекта недвижимости обязательна связь с землей, то сама по себе эта связь не является самым важным свойством любого такого объекта. Между тем объект права, вещь не естественное явление природы, которая, как некоторым кажется, дает свои свойства вещам. В природе вообще не существует вещей. Вещь это продукт деятельности человеческого общества, направленной на разрыв природных связей и создание явлений, чуждых природе, утративших с ней связь2. Вещь идентифицируется через определенную совокупность экономически и социально важных свойств, которые опять-таки никак не сводятся к описанию физических или химических свойств объекта .



Pages:     | 1 || 3 |
Похожие работы:

«Лебедева Ксения Юрьевна ИСКОВАЯ ДАВНОСТЬ В СИСТЕМЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ СРОКОВ Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридич...»

«Альберт Иванович Кравченко Психология и педагогика Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=323872 Психология и педагогика: Учебник: ИНФРА-М; Москва; 2008 ISBN 978-5-16-003038-8 Анно...»

«Библиотека психолога (Флинта, МПСИ) Дмитрий Клевцов Стратегическая психотерапия, основанная на многоосевой диагностике. Справочное руководство "ФЛИНТА" УДК 615.851(035) ББК 53.57я2 Клевцов Д. А. Стратегическая психоте...»

«ФОРМУЛА: Модуль "Учет рабочего времени" Интеграция PERCo-S-20 и 1С:Предприятия 8.2 Руководство пользователя Право тиражирования программного средства "ФОРМУЛА: Модуль "Учет рабочего времени". Интеграция с PERCo-S-20" и документации к нему п...»

«Адам Рекс Дом, или День Смека Серия "Смек", книга 1 Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=10751719 Дом, или День Смека : [фэнтези] / Адам Рекс: Амфора; Санкт-Петербург; 2015 ISBN 978-5-367-03320-5 Аннотация Если вы никогда не встречалис...»

«ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР ВОПРОСЫ митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Иоанну и ИЕРАРХИИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ (Текст в уточненной редакции от 24 октября 1996 г.) Северо-западное региональное представительство © Публикуемые материалы являются дост...»

«ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ СТРАТЕГИИ № 3 (18) 2013 УДК 94(495) ББК 63.3(0)4 Величко Алексей Михайлович*, заместитель директора департамента Московского Правительства, доктор юридических наук. Византийские императрицы Видел ты в женском теле мужскую душу? Видел женское целомудрие, память с кото...»

«Теодор Шварц Большая книга тайных знаний. Нумерология. Графология. Хиромантия. Астрология. Гадания Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=422942 Большая книга тайных знаний. Нумерология. Графология. Хиромантия...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В. И. ПИНЧУК СОУЧАСТИЕ В ПРЕСТУПЛЕНИИ Учебное пособие Санкт-Петербург ББК 67.408 Пинчук В ....»

«С.В. Лонская УКАЗ О ЕДИНОНАСЛЕДИИ 1714 Г.: ПОПЫТКА НЕОИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ Аннотация: Указ о единонаследии 1714 г. исследуется с помощью методологии неоинституционального подхода. Отмечается, что Указ является примером институци...»

«ЮНСИТРАЛ КОМИССИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ПО ПРАВУ МЕЖДУНАРОДНОЙ ТОРГОВЛИ Справочник по ЮНСИТРАЛ Основные факты о Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Дополнительную информацию можно получить по адресу: UNCITRAL secre...»

«Проект Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "РОССИЙСКАЯ ТАМОЖЕННАЯ АКАДЕМИЯ" ПРИМЕРНАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ "ТАМОЖЕННЫЕ ПЛАТЕЖИ" Рекомендуется для направления подготовки (специальности) 036401 Таможенное дело Квалификация (степень) выпускника – специ...»

«Шепель Тамара Викторовна ДЕЛИКТ И ПСИХИЧЕСКОЕ РАССТРОЙСТВО: ЦИВИЛИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора юриди...»

«Аксенов Артемий Баширович О ГРАЖДАНСТВЕ В СВЯЗИ С ПРАВОПРЕЕМСТВОМ ГОСУДАРСТВ Специальность12.00.10-Международное право . Европейское право. АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических...»

«Виктор Васильевич Смирнов Игорь Яковлевич Болгарин Милосердие палача Серия "Адъютант его превосходительства", книга 3 Серия "Военные приключения" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/bi...»

«Андрей Михайлович Столяров Мир иной (сборник) Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11641413 Мир иной / Андрей Столяров: ЛитСовет; Москва; 2015 Аннотация Три повести, рисующие картины возможного будущего. "Мелодия мотылька": Человечество уже полнос...»

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА ЖУКИ-КСИЛОФАГИ – ВРЕДИТЕЛИ ДРЕВЕСНЫХ РАСТЕНИЙ РОССИИ Справочник Том II БОЛЕЗНИ И ВРЕДИТЕЛИ В ЛЕСАХ РОССИИ Москва УДК 595.76 Никитский Н.Б., Ижевский С.С. Жуки-ксилофаги – в...»

«Юрий АНТОНЯН Проститутка глазами психолога I О проституции написаны горы книг, статей, очерков. О ней известно почти все, точнее очень многое: когда она появилась и что представляла собой в древности, к...»

«Татьяна Андреевна Михайлова Домашняя птица в личном хозяйстве предоставлено правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=654335 Т. Михайлова "Домашняя птица в личном хозяйстве", серия "Урожайкины. Энциклопедии": Э...»

«К 60-летию В.В. Витрянского Исследовательский центр частного права имени С.С. Алексеева при Президенте Российской Федерации О договорах Сборник статей к юбилею В.В. Витрянского УДК 347.44 ББК 67.404.201 О 11 Состави...»

«Советы руководителям образовательных организаций о взаимодействии образовательной организации c благотворителями и добровольцами Для привлечения дополнительных средств либо для решения конкретных задач, возникающих в деятельности образовательной организации (далее – ОО), ОО вправе взаимодей...»

«Глеб Погожев Борис Васильевич Болотов Золотые рецепты здоровья и долголетия Текст предоставлен изд-вом http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=181525 Золотые рецепты здоровья и долголетия: Питер; СПб.; 2008 ISBN 978-5-388-00546-5 Аннотация Наконец-то появился универсальный справ...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ" "УТВЕРЖДАЮ" Первый проректор, проректор по учебной работе _ "_"_2012 г. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС Д...»

«УСН | НА ПРАКТИКЕ СОД ЕР ЖАНИ Е Пригарина М. В., практикующий юрист, начальник юридического отдела ООО "Инфа" Прием наличных средств без кассы и инкассация Сдача денежных средств в банк является не правом, а обязанностью компаний. Накопление юридическим лицо...»








 
2018 www.new.z-pdf.ru - «Библиотека бесплатных материалов - онлайн ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.