WWW.NEW.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Онлайн ресурсы
 


Pages:     | 1 | 2 ||

«Р. Егоров Правовое обеспечение деятельности агентств недвижимости (Заметки практикующего юриста) § 1. Введение.. § 2. Функции юриста ...»

-- [ Страница 3 ] --

Также в этом случае встает вопрос и о порядке ведения бухгалтерского учета. В соответствии с действующим законодательством РФ имущество товарищей должно быть обособлено. В бухгалтерском учете действует правило об отражении такого имущества на отдельном балансе у одного из товарищей (речь, конечно же, может идти только об организации). Однако на практике строительная организация, как правило, не ведет отдельного баланса совместной деятельности, а учитывает как полученное от инвесторов, так и построенное имущество на своем собственном балансе. Если же каждый отдельный договор с физическим лицом именовать договором простого товарищества, не влечет ли это обязанности "заводить" отдельный баланс по каждому подобному договору? Безусловно, даже сама постановка такого вопроса смехотворна, но тогда как же быть с требованием об обособленности имущества товарищей?

Внесение вкладов товарищами .

Формирование общего имущества товарищей В целях дальнейшего взаимодействия товарищи по договору о совместной деятельности объединяют свои вклады. Согласно п. 1 ст. 1042 ГК РФ вкладом товарища признается все то, что он вносит в общее дело, в том числе деньги, иное имущество, профессиональные и иные знания, навыки и умения, а также деловая репутация и деловые связи. Анализ ст. 1042 и 1043 Кодекса позволяет сделать вывод о том, что понятие "общее дело" не равнозначно понятию "общее имущество". Общее дело представляет собой саму деятельность, осуществляемую товарищами и направленную на достижение общих целей. В процессе осуществления такой деятельности может пригодиться как имущество в его овеществленном и неовеществленном выражении, так и особенности личности товарища (профессиональные и иные знания, навыки и умения, а также деловая репутация и деловые связи) .

Общее же имущество товарищей может формироваться, во-первых, за счет имущественных вкладов товарищей в общее дело, во-вторых, за счет произведенной в результате совместной деятельности продукции и полученных от такой деятельности плодов и доходов. "Единая цель совместной деятельности диктует необходимость сближения интересов товарищей в процессе ее

ИНВЕСТИЦИИ В ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО. КОНСТРУИРОВАНИЕ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ

достижения. Одно из проявлений общности интересов сторон в договоре простого товарищества Ї создание общего имущества" .

По правилам ст. 1043 ГК РФ внесенное товарищами имущество может принадлежать товарищам на праве собственности, оно, как правило, переходит в общую собственность товарищей; имущество также может принадлежать товарищу на иных основаниях, отличных от права собственности. В этом случае оно используется в интересах всех товарищей .

Чаще всего по договору долевого участия в строительстве либо иному подобному договору вкладом товарища являются денежные средства, иногда Ї строительные материалы, права требования, принадлежащие инвесторам квартиры, иное имущество. Однако внесение этого имущества, на наш взгляд, в подавляющем большинстве случаев не может расцениваться в качестве вкладов в общее дело, ибо отсутствуют необходимые условия однонаправленного договора о совместной деятельности Ї единая цель и совместные действия участников договора .

Вкладом строительной организации в общее дело зачастую (как правило, в договорах с физическими лицами) называются деловая репутация и деловые связи, а также осуществление функций генерального заказчика (подрядчика). Поскольку в этой ситуации строительная организация принимает на себя все обязанности по осуществлению так называемой совместной деятельности, затруднительно усмотреть в отношениях сторон совместные усилия в действиях товарищей .

Распространенным явлением при заключении договоров простого товарищества с различным субъектным составом становится внесение в качестве вкладов в общее дело товарищей лицензий и разрешений на строительство на выделенных земельных участках (землеотводах). Опираясь на то обстоятельство, что в силу п. 1 ст. 747 ГК РФ именно на заказчика возложена обязанность по предоставлению земельного участка для строительства, чего на практике при возведении многоквартирных жилых домов в принципе быть не может, консультанты, как правило, советуют выбирать договор простого товарищества в качестве способа оформления договорных отношений и "сглаживания" острых углов "земельного вопроса" .

При этом, однако, не учитывается такая немаловажная деталь как правовая природа вносимых разрешений и лицензий. Ведь согласно п. 1 ст. 1042 ГК РФ вкладом товарищей могут быть: 1) деньги, 2) иное имущество, 3) профессиональные и иные знания, навыки и умения, 4) деловая репутация, 5) деловые связи. Разрешения и лицензии по сути своей не могут быть отнесены ни к одной из названных групп. Они не относятся ни к деньгам, ни к профессиональным и иным знаниям, умениям, навыкам, ни к деловой репутации, ни к деловым связям. Поэтому при внесении разрешений и лицензий стороны руководствуются тем, что они вкладывают иное имущество. Тем не менее лицензии и разрешения представляют собой адресованное конкретному лицу разрешение, носящее исключительно административный и личностный характер и имущественным правом, а следовательно, и иным имуществом, не являющееся .

Исходя из этого, авторы полагают, что разрешения и лицензии, выданные конкретному товарищу органами власти и управления, в принципе не могут быть внесены в качестве вклада в общее дело товарищей. Условие договора о таком "вкладе" ничтожно .

Покрытие расходов и убытков, связанных с совместной деятельностью товарищей Коль скоро участники строительства избирают предложенную им форму договора простого товарищества, они должны отдавать себе отчет в том, что согласно законодательству они несут обязанность не только по внесению вкладов в общее дело, но и по покрытию расходов и убытков, могущих возникнуть в процессе совместной деятельности. Так, ст. 1046 ГК РФ предусмотрено, что порядок покрытия расходов и убытков, связанных с совместной деятельностью, определяется соглашением товарищей. При отсутствии такого соглашения каждый товарищ несет расходы и убытки пропорционально стоимости его вклада в общее дело .

При этом соглашение, полностью освобождающее кого-либо из товарищей от участия в покрытии общих расходов или убытков, ничтожно .

Интересен вопрос о соотношении вклада в общее имущество товарищей и расходов и убытков товарищей, связанных с совместной деятельностью. Зачастую в договор записывается условие, что товарищи обязуются передавать в совместную деятельность опре-деленное имущество в течение всего срока действия договора, при этом внесение та- кого имущества, с одной стороны, увеличивает вклад в общее дело, с другой Ї служит источником покрытия расходов и убытков, связанных с совместной деятельностью товарищей .

Романец Ю. Указ. соч .

ИНВЕСТИЦИИ В ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО. КОНСТРУИРОВАНИЕ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Тем не менее, по нашему мнению, полное отождествление внесения вклада в общее дело и покрытия расходов и убытков, возникших в связи с ведением совместной деятельности, принципиально неверно. Дело в том, что общее имущество товарищей, формируемое, в том числе, путем внесения вкладов, служит, так сказать, одной из отправных точек совместной деятельности товарищей, результатом осуществления которой получение прибыли может и не стать .

Мало того, в процессе реализации договора простого товарищества иногда возникает необходимость несения дополнительных расходов, а результатом совместной деятельности может оказаться убыток. И такой убыток может иметь не только финансово-налоговый аспект: под убытком можно понимать и то, что общего имущества товарищей может быть недостаточно, чтобы погасить расходы и убытки, возникшие в ходе реализации договора простого товарищества. Общая направленность действий товарищей, по логике вещей, обязывает их принять риск несения таких расходов и убытков также совместно. Именно для такой ситуации закон и устанавливает запрет на освобождение кого-либо из товарищей от участия в покрытии общих расходов или убытков. При этом фактические затраты товарища на покрытие причитающейся ему доли расходов и убытков вовсе не увеличивают "удельный вес" его доли в общем имуществе товарищей и не влияют на пропорции распределения прибыли и общего имущества, остающегося после прекращения договора простого товарищества. Лишним доказательством данного вывода может считаться и положение ГК РФ, согласно которому при отсутствии такого соглашения каждый товарищ несет расходы и убытки пропорционально стоимости его вклада в общее дело. Таким образом, по общему правилу стоимость уже "сформированного" вклада и выступает необходимым "мерилом" обязанности товарища нести расходы и убытки в определенном размере .

Итак, руководствуясь данной нормой ГК РФ, строительная организация имеет все основания привлечь незадачливых "инвесторов" к несению расходов и убытков даже при условиях, что: а) инвестор полностью внес свой вклад в общее дело; б) размер вклада (реальная стоимость квартиры) был четко определен договором и по условиям договора изменению не подлежал .

Злополучные товарищи не учитывают, что вступают в договорные отношения, предметом которых является деятельность. Увы, здесь отсутствует как обязанность строительной организации передать законченный результат заказчику, так и понятие "вознаграждение строительной организации" и правила его изменения. А потому ни одна из сторон не вправе предъявлять к другой претензии по поводу увеличения стоимости объекта и необходимости вносить все больше и больше денежных средств, дабы закончить начатое совместное строительство .

С точки зрения строителя такая ситуация весьма удобна, однако нельзя забывать, что речь идет о расходах и убытках, связанных с осуществлением совместной деятельности. Это означает, что строителю нужно доказать, что дополнительные средства, внесения которых он потребует от своих "товарищей", должны носить характер покрытия убытков от совместной деятельности и расходов, связанных с осуществлением именно совместной, а не его, строителя, хозяйственной деятельности .

Вот тут-то и возникает ситуация с уяснением воли сторон договора на строительство дома целиком. Ведь конкретный гражданин вовсе не желает построить весь дом, он заинтересован в строительстве одной-единст-венной квартиры. А можно ли говорить о том, что такие убытки и расходы являются общими?.. Тем не менее вопрос этот остается нерешенным, а следовательно, очень и очень спорным .

Ответственность участников договора простого товарищества в сфере строительства В рамках договора простого товарищества участники договариваются совместно действовать для достижения общих целей. Подразумевается, что характер этих взаимоотношений, то есть непосредственно совместной деятельности, не предусматривает возможности наказывать другую сторону за несоблюдение сроков, за ненадлежащее качество работ, выставляя ей убытки или неустойки, потому как дело-то общее, а деятельность Ї совместная. Так что предъявлять претензии и чинить иски своему товарищу Ї то же самое, что наказывать самого себя за нерадивость .

С. Моргунов в статье "Когда в товарищах согласья нет" делает вывод о том, что ни ранее действовавшие, ни ныне принятые законодательные акты "не содержат норм об ответственности (в виде штрафных санкций) друг перед другом участников совместной деятельности по обязательствам из такого договора, поскольку наличие штрафных санкций противоречит сущности данного вида договора (достижение общей цели) и тем более не способствует ее достижению, а также опровергается сложившимися обычаями делового оборота по ведению совместной деятельности. К тому же предполагается, что отношения участников такой деятельности строятся на доверительной основе .

ИНВЕСТИЦИИ В ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО. КОНСТРУИРОВАНИЕ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Отсюда видна юридическая несостоятельность условий данного вида договора об ответственности (в виде штрафных санкций) его участников друг перед другом и правовая необоснованность их включения в договор, а значит, к этой части договора применимы нормы ст .

180 ГК РФ о недействительности части сделки, а исковые требования одного товарища к другому о взыскании штрафных санкций подлежат отклонению" 3 .

Сказанное свидетельствует о том, что договор простого товарищества в сфере строительства, а тем более строительства жилья, далеко не всегда отвечает интересам инвесторов и обеспечивает защиту их законных прав. В выигрыше остается только строительная организация: с нее взятки гладки .

В довершение хотелось бы отметить и то, что, предлагая инвесторам именно такую форму оформления обязательств, строители также пытаются избежать ответственности, предусмотренной законодательством о защите прав потребителей.

Доводом в свою пользу они считают следующий:

по договору о совместной деятельности ни один из участников договора не оказывает для другого услуги и не выполняет работы по заданию другой стороны .

В качестве послесловия На наш взгляд, практика заключения и реализации договоров о совместной деятельности в сфере строительства показывает, что далеко не каждый договор, именуемый договором о совместной деятельности (простого товарищества), либо содержащий определенные положения, позволяющие с первого взгляда рассматривать его как таковой, действительно им является. В подавляющем большинстве случаев более подробный анализ существа отношений сторон не позволяет квалифицировать сделку как договор простого товарищества .

Мы разделяем точку зрения Ю. Романца, который отметил, что "...применение норм института простого товарищества эффективно тогда, когда они распространяются лишь на отношения, имеющие признаки простого товарищества" 4 .

Отсутствие в отношениях сторон признаков совместной деятельности приводит к тому, что данные договоры могут быть квалифицированы как иные договоры, предусмотренные Гражданским кодексом РФ, в зависимости от фактических отношений сторон .

5. Изменение субъектного состава в отношениях между участниками строительства жилья Практика замены стороны в договорах, заключаемых строительными организациями со своими контрагентами, распространена очень широко. Вполне очевидно, что ограничить число совершаемых таким образом сделок вряд ли возможно, поскольку необходимость их заключения диктуют обычные рыночные отношения .

В принципе уступка права требования по разного рода "инвестиционным" договорам и договорам долевого участия в строительстве вряд ли противопоказана этим договорам, если, конечно, соблюдаются положения ГК РФ о порядке перемены лица в обязательстве, например, в части необходимости уведомления должника о совершенной уступке права требования .

Интересным представляется также вопрос о субъектном составе договора простого товарищества. Фидуциарность названного договора обусловливается не только наличием одной общей цели у его участников, но и специальными правилами, касающимися изменения субъектного состава участников договора .

Практика показывает, что строительные организации могут рассматривать свои взаимоотношения с контрагентами по договору простого товарищества диаметрально противоположным образом. Некоторые представляют свои отношения со всеми "дольщиками" как один большой договор простого товарищества, заключенный в связи со строительством жилого многоквартирного дома. Другие с каждым отдельным инвестором подписывают самостоятельный договор о совместной деятельности .

Нам кажется весьма сомнительной точка зрения тех, кто считает все заключенные с инвесторами договоры по поводу конкретного дома одной большой сделкой, ибо с точки зрения положений о простом товариществе в этих отношениях отсутствуют все необходимые признаки договора о совместной деятельности, поскольку получается, что каждый участник такого "простого товарищества", подписав отдельный договор со строительной компанией, почему-то вступает в сделку с неопределенным кругом лиц. Ведь о количестве и составе участников Моргунов С. Когда в товарищах согласья нет // Бизнес-адвокат, 1999, № 24 .

Романец Ю. Указ. соч .

ИНВЕСТИЦИИ В ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО. КОНСТРУИРОВАНИЕ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ

строительства многоквартирного жилого дома инвестор может только догадываться, потому что с ними в договорных отношениях он не состоит .

Кроме того, даже если чисто теоретически принять за основу возможность совершать такого рода "сделки", следует учитывать, что в процессе строительства постоянно происходит стихийное изменение субъектного состава участников строительства, о котором строительная организация не имеет возможности даже проинформировать остальных инвесторов. Разумеется, что такого рода отношения совершенно не вписываются не только в рамки договора простого товарищества, но и в рамки любого другого гражданско-правового договора, стороны которого должны быть четко определены .

По поводу же правомерности заключения массы самостоятельных договоров простого товарищества, подписываемых с каждым инвестором-дольщиком, мы уже высказывали свои сомнения. Тем не менее, на практике такие сделки совершаются достаточно часто, и достаточно часто происходит изменение субъектного состава таких договоров. В ряде случаев участники договоров о совместной деятельности еще в процессе строительства переуступают часть своих прав (например, право требовать одну из нескольких квартир) третьим лицам. Такие отношения оформляются соглашениями об уступке права требования. При этом участники нередко не выбывают полностью из отношений со строительной организацией .

Думается, если уж говорить с высоко теоретических позиций, что сделки по уступке прав требования по договору простого товарищества входят в диссонанс с самой природой данного договора .

Во-первых, рушится сам принцип доверительности отношений товарищей такого договора. Вовторых, в соответствии с положениями Гражданского кодекса РФ участник простого товарищества может либо отказаться от дальнейшего участия в бессрочном договоре о совместной деятельности, либо потребовать расторжения срочного договора простого товарищества в отношениях между ним и остальными товарищами, но никак не заменить себя другим лицом. И наконец, в-третьих, об уступке каких прав может идти речь? К кому? Разве участники договора о совместной деятельности обладают правами требования в отношении друг друга и могут рассматриваться как кредиторы и должники по отношению друг к другу?

Думается, что последующее поведение сторон совместной деятельности в виде заключения разного рода уступок прав требования по договору простого товарищества выводит заключенную "товарищами" сделку из разряда договоров о совместной деятель-ности .

Следует, однако, отметить, что по поводу возможности заключения соглашения об уступке права требования по договору простого товарищества существует еще точка зрения Высшего Арбитражного Суда РФ, который в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 25 июля 2000 года № 56 "Обзор практики разрешения споров, связанных с договорами на участие в строительстве" 5 указал, что уступка права требования по договору простого товарищества вполне возможна с согласия всех участников совместной деятельности (п. 4) .

При этом ВАС РФ подчеркнул, что уступка права требования по договору о совместной деятельности без согласия всех участников невозможна, поскольку это противоречит ст. 388 Гражданского кодекса РФ, а именно ее п. 2, который гласит, что не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника. А поскольку по договору о совместной деятельности личность его участника имеет существенное значение, уступка требования по нему возможна, только если согласие на уступку предусмотрено договором или последующим соглашением его участников .

Говоря о заключении соглашений по изменению субъектного состава договоров на строительство жилья, не можем не остановиться на еще одном связанном с этим вопросе Ї о заключении соглашений о частичной замене лица в обязательстве .

Для иллюстрации приведем следующий пример .

Два юридических лица, одно из которых строительная организация, заключили между собой некий инвестиционный договор, по которому строительная организация обязуется строить и передавать все квартиры или часть строящихся квартир второму юридическому лицу. Последнее, в свою очередь, действуя в этой схеме фактически как посредник, сводящий строительную организацию (назовем ее условно поставщиком жилья) и мелких инвесторов Ї физических и юридических лиц, заключает многочисленные договоры уступки прав требования, привлекая таким образом соинвесторов строительства .

Вестник ВАС РФ, 2000, № 9, с. 85 .

ИНВЕСТИЦИИ В ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО. КОНСТРУИРОВАНИЕ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Следует сказать, что достаточно длительное время практика заключения такого рода соглашений о частичной замене лиц в обязательстве воспринималась судами как противоречащая общим правилам перемены лица в обязательстве. При этом суды исходили из следующего .

Согласно § 1 главы 24 ГК РФ уступка требования, как, впрочем, и перевод долга, предполагает безусловную замену лица в обязательстве. Предусмотренные Кодексом положения о перемене лиц в обязательствах предполагают, что при совершении уступки права требования кредитор полностью выбывает из обязательства. Поэтому частичная перемена лица в обязательстве либо перемена лица в длящемся обязательстве противоречит требованиям закона. (Об этом см., например, постановления Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 ноября 1998 года № 4735/98, от 25 ноября 1997 года № 2233/97, от 10 сентября 1996 года № 1617/96) .

В настоящее время практика признания сделок по частичной замене лица в обязательстве не соответствующими закону приобрела совершенно иное направление и позволяет совершать уступку права требования или перевод долга в части без полного выбытия кредитора или должника из действующего обязательства .

§ 2. Договоры "собственного приготовления" Ранее мы не раз использовали уже укоренившиеся среди строителей и их контрагентов названия договоров — "договор долевого участия в строительстве", "инвестиционный договор", "договор финансового инвестирования", "договор о совместной инвестиционной деятельности" и т. д. и т. п .

В каждом конкретном случае имеет смысл внимательно изучить положения таких договоров с точки зрения их возможной квалификации по той или иной договорной схеме, предусмотренной Гражданским кодексом РФ. Зачастую "договор долевого участия в строительстве" по условиям своим в точности повторяет самый обычный строительный подряд. Иногда сами строители, не зная, как детально урегулировать свои собственные изобретенные договорные отношения, делают ссылки на то, что все вопросы, не урегулированные таким договором, регламентируются на основании норм действующего законодательства. Бывает, что в этой ситуации горе-строители сами отсылают к регулированию сочиненного ими договора нормами о подряде, включая в текст договора условия о регулировании отношений между сторонами ст. 702-757 ГК РФ. Безусловно, такое положение вещей дает дополнительные карты в руки противоположной стороне и контролирующим государственным органам .

Как правило, ничуть не меняет картины и перевод договорных отношений с инвестором из сферы подрядных в плоскость договоров об оказании услуг .

При доказывании особого характера отношений строительных организаций и их контрагентовинвесторов первые чаще всего как знаменем размахивают Федеральным законом от 25 февраля 1999 года "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" и устаревшим и частично утратившим свою силу Законом РСФСР от 26 июня 1991 года "Об инвестиционной деятельности в РСФСР" .

Основным аргументом строителей в споре служит то, что данными законами вводится особая схема договорных отношений, опосредующая инвестирование денежных средств в строительство .

При этом строители всегда говорят о том, что указанные нормативные акты ввели в теорию и практику гражданских правоотношений так называемый договор инвестирования, основные положения которого плавно вытекают из прочтения этих за-конов .

Несмотря на то, что изложенная точка зрения чрезвычайно распространена в настоящее время, мы не можем позволить себе согласиться с ней .

Данные законы, на наш взгляд, не ставят себе целью ввести и не вводят никакой особой договорной схемы Ї договора инвестирования. Так, согласно преамбуле Федерального закона "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" (далее Ї ФЗ) упомянутый федеральный закон определяет правовые и экономические основы инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений, на территории Российской Федерации, а также устанавливает гарантии равной защиты прав, интересов и имущества субъектов инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений, независимо от форм собственности .

Начнем с того, что основные термины, определяемые ст. 1 ФЗ, Ї "инвестиции", "инвестиционная деятельность", "капитальные вложения", носят очень общий характер и могут подразумевать под собой элементы большинства известных гражданскому законодательству договоров о передаче имущества, выполнении работ, оказании услуг .

ИНВЕСТИЦИИ В ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО. КОНСТРУИРОВАНИЕ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Возьмем, к примеру, термин "инвестиционная деятельность", означающий по указанному ФЗ вложение инвестиций и осуществление практических действий в целях получения прибыли и(или) достижения иного полезного эффекта. С одной стороны, вложение инвестиций может подразумевать под собой как передачу продавцом денежных средств для приобретения недвижимого имущества, так и оплату заказчиком строительных работ в целях получения результата таких работ Ї также недвижимого имущества. С другой стороны, под осуществлением практических действий можно понимать как передачу продавцом покупателю собственного имущества, осуществление подрядчиком работ по возведению жилого дома, так и объединение собственного имущества и осуществление общими силами деятельности, направленной на создание недвижимости участниками договора простого товарищества. Таким образом, термин "инвестиционная деятельность" может означать действия обеих сторон как разнонаправленного договора, так и договора, стороны которого имеют общую цель .

Аналогично обстоит дело и с термином "инвестиции": он может подразумевать под собой как оплату покупателем передаваемой ему продавцом недвижимой вещи, как выплату вознаграждения подрядчику или исполнителю, так и объединение вкладов в общее дело по договору о совместной деятельности .

Сторонники инвестиционного договора как особого вида договорных отношений основывают свои доводы также на том, что в ФЗ определены специальные субъекты инвестиционной деятельности .

В частности, одним из таких субъектов является инвестор, существование которого и возводит данный договор в ранг специального договора. Тем не менее полагаем, что законодатель, создавая данный ФЗ, вовсе не хотел изобретать нечто новое. Напротив, в нормативную оболочку закладывались экономические и правовые основы уже существующих отношений в сфере создания нового и модернизирования старого имущества. ФЗ вовсе не вводит в обиход термин "инвестиционный договор", он совсем не использует данное словосочетание. Мало того, в ст. 8 ФЗ установлено, что отношения между субъектами инвестиционной деятельности осуществляются на основе договора и (или) госу-дарственного контракта, заключаемых между ними в соответствии с Гражданским кодексом РФ .

Из этого можно сделать вывод, что понятия "инвестиционный договор", "договор инвестирования" являются ничем иным, как собирательными понятиями, подразумевающими под собой любой договор, опосредующий создание и изменение характеристик имущества определенного рода .

Анализ всего текста указанного Федерального закона наводит на мысль о том, что законодатель, создавая его, ставил себе задачу выхватить из жизни определенный пласт отношений и всесторонне определить общие основы регулирования и государственной поддержки таких отношений .

§ 3. Субъектный состав договоров в сфере строительства жилья .

Применение к отношениям строительных организаций и физических лиц законодательства о защите прав потребителей Конечным звеном в цепочке правоотношений, связанных с инвестированием жилищного строительства, как правило, становится физическое лицо. В подавляющем большинстве случаев оно приобретает квартиру либо права на нее для удовлетворения своих личных нужд, а не в связи с осуществлением предпринимательской деятельности. Фактически такое физическое лицо вступает во взаимоотношения со строительной организацией, либо непосредственно подписав с ней договор, либо получив права требования к ней посредством оформления уступок прав требования .

Как известно, для такого рода субъектов гражданско-правовых отношений законодатель ввел серьезную по своему масштабу дополнительную гарантию, предусмотрев правила о защите прав потребителей, которые представляют собой достаточно эффективный рычаг воздействия на контрагента .

К слову сказать, разрабатываемые строительными организациями договоры, как правило, не пестрят положениями об ответственности строителей за срыв сроков передачи жилья конкретному гражданину, передачу построенного жилья с недостатками и тому подобные "отступления" от надлежащего исполнения принятых на себя обязательств. Поэтому все чаще и чаще обиженные граждане обращаются за защитой в суды, опираясь не на договоры, авторами коих, как правило, выступают сами строительные организации, а на нормы законодательства о защите прав

ИНВЕСТИЦИИ В ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО. КОНСТРУИРОВАНИЕ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ

потребителей. И порой такого рода иски могут представлять серьезную угрозу для финансового благополучия строителей. Опустим пока все "за" и "против" применения к отношениям строительной организации и физического лица законодательства о защите прав потребителей и покажем это на примере иска о взыскании неустойки за нарушение строительной организацией сроков передачи квартиры гражданину .

В соответствии с п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей в случае нарушения установленных сроков выполнения работы исполнитель уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере трех процентов цены выполнения работы. Причем эта неустойка взыскивается за каждый день просрочки вплоть до окончания выполнения работы или ее этапа. Сумма взысканной потребителем неустойки (пени) не может превышать цену отдельного вида работы .

А теперь представим себе, что суд квалифицировал отношения сторон по договору как строительный бытовой подряд и применил к ним нормы о защите прав потребителей. Цена выполнения работы Ї это фактически и есть цена квартиры. При этом речь может идти о достаточно солидной квартире и Ї соответственно Ї столь же солидной цене. Трехпроцентная неустойка от такой суммы, помноженная на годовую или полугодовую просрочку, способна повлечь за собой серьезные убытки строителей. При этом даже если только часть жильцов "просроченного" многоквартирного дома обратится в суд с исками такого рода, участь строительной организации будет весьма незавидной .

С позиции потребителя такие меры жестоки, но вполне справедливы. Вряд ли кто-нибудь хотел оказаться на месте гражданина, который, давным-давно оплатив всю стоимость, скажем условно, квартиры, месяцами, а то и годами ждал возможности в нее заселиться .

Итак, вопрос о применении к отношениям между строительными организациями и физическими лицами Ї приобретателями жилья законодательства о защите прав потребителей отнюдь не праздный, учитывая последствия применения все той же трехпроцентной неустойки .

1. Доводы "за" и "против" Рассмотрим доводы сторон. Лицо физическое неизменно исходит из того, что договор, что бы в нем ни было написано, оформляет следующие фактические отношения: организация выполняет строительные работы, а затем передает их результат гражданину .

Поскольку организация фактически выполняет работы, то есть является исполнителем по договору, и кроме того, выполнение таких работ для физических лиц Ї один из видов ее деятельности, налицо отношения, подпадающие под регулирование Закона о защите прав потребителей .

Доводы о неприменимости к их отношениям с контрагентами правил названного Закона, которые приводят в свою защиту строительные организации, сводятся к следующему:

между физическим лицом и строительной организацией заключен договор долевого участия в строительстве (вариант Ї договор инвестирования строительства жилья), по которому строительная организация выступает генеральным инвестором, а посему не является продавцом, исполнителем, изготовителем по договору;

строительная организация, привлекая средства граждан, осуществляет аккумулирование денежных средств и направляет их в строительство целого жилого дома, а не конкретной квартиры (либо Ї как вариант Ї совместно с гражданином осуществляет инвестирование строительства жилого многоквартирного дома) .

Проанализируем аргументы обеих сторон. А для этого вначале подробнее рассмотрим положения Закона о защите прав потребителей с точки зрения их применимости к отношениям строительной организации и физических лиц .

Согласно преамбуле Закон о защите прав потребителей регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг). Тем самым он ограничивает круг обязательств, участие в которых предоставляет физическому лицу право на защиту его интересов по правилам данного Закона .

Для того, чтобы выяснить, может ли строительная организация выступать в отношениях с гражданами в качестве изготовителя, исполнителя или продавца товаров, обратимся к законодательным определениям, используемым Законом о защите прав потребителей применительно к понятиям "изготовитель", "исполнитель", "продавец" .

Согласно Закону изготовитель Ї это организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, производящие товары для реализации потребителям .

ИНВЕСТИЦИИ В ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО. КОНСТРУИРОВАНИЕ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Определяющим фактором для признания лица изготовителем, в нашем случае квартир, служит наличие следующих условий:

Ї лицо должно заниматься непосредственно производством товаров (например, непосредственно строительством жилья);

Ї такие товары должны предназначаться для потребителей, то есть, во-первых, деятельность организации должна быть направлена на удовлетворение потребностей физических лиц, вовторых, товары, производимые организацией, должны служить для использования их для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности .

Конечно, может показаться, что если речь идет о жилом помещении, то презюмируется потребительский характер товара. Однако такой вывод не совсем верен: ведь один и тот же товар может использоваться как в предпринимательской деятельности, так и для личных, семейных, домашних и иных нужд. Например, индивидуальный предприниматель может приобретать жилые помещения для осуществления деятельности по сдаче данных жилых помещений внаем. Таким образом, для установления характера взаимоотношений "изготовителя" жилья и его контрагента по договору становится важна цель приобретения контрагентом данного товара .

И наконец, если мы говорим об изготовителе как о лице, производящем товары для реализации потребителям, акцентировать внимание следует на вопросе о том, что потребителю реализуется именно товар. Закон о защите прав потребителей не дает собственного определения товара .

Исходя из гражданско-правового понимания, товар Ї это вещь. Таким образом, изготовитель Ї это лицо, которое производит вещи для реализации их потребителям. Рассмотрим следующую ситуацию. По условиям договора долевого участия в строительстве строительная организация выполняет работы по возведению жилого многоквартирного дома, а затем по окончании строительства передает каждому "участнику долевого строительства" некий результат работ в виде жилого помещения. Причем участник, подписав акт приема-передачи квартиры, регистрирует право собственности на такое вновь создаваемое недвижимое имущество за собой, становясь с момента государственной регистрации первым собственником недвижимости (ст. 219 ГК РФ) .

Возникает вопрос: что получает участник по такого рода договору? Полагаем, что не товар, поскольку передача товара в гражданско-правовом смысле (из собственности в собственность) в данном случае не происходит. Скорее речь идет о передаче объекта обязательственных прав, вытекающих из договора долевого участия в строительстве. Именно в этом договор долевого участия в строительстве, или так называемый договор инвестирования, очень напоминает самый обычный договор строительного подряда, в результате исполнения которого подрядчик передает результат работ, а у заказчика возникает первоначальное право собственности, так как вещь изготавливалась для заказчика. Если же мы будем говорить о возмездной передаче товара, то, по всей вероятности, опосредовать такую передачу из собственности в собственность может только договор купли-продажи или мены .

На основании изложенного представляется: для того, чтобы рассматривать строительную организацию в качестве изготовителя в договорах инвестирования, долевого участия в строительстве, нет законных оснований .

Перейдем к следующему понятию Закона о защите прав потребителей. Исполнителем закон называет организацию независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуального предпринимателя, выполняющих работы или оказывающих услуги потребителям по возмездному договору .

Определение исполнителя в смысле Закона о защите прав потребителей содержит три важных признака:

— лицо, противопоставленное физическому лицу, должно выполнять по договору работы или оказывать услуги данному физическому лицу. Договоры об оказании услуг и выполнении работ составляют одну из самых многочисленных групп видов договоров, известных действующему гражданскому законодательству. В принципе договор, согласно которому строительная организация обязуется построить и передать физическому лицу определенное жилое помещение, вполне может считаться договором на выполнение работ (если речь идет именно о строительстве) или оказание услуг (если речь идет, например, об организации строительства);

— второй стороной в договоре должен быть потребитель, то есть физическое лицо, заключившее договор на выполнение работ (оказание услуг) для удовлетворения своих личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности;

ИНВЕСТИЦИИ В ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО. КОНСТРУИРОВАНИЕ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ

— исполнителя и потребителя должен связывать договор на выполнение работ (оказание услуг), носящий возмездный характер, то есть договор, предполагающий со стороны потребителя уплату денежных средств, передачу какого-либо имущества или иное встречное предоставление в адрес исполнителя .

Как правило, в договорах, заключаемых строительными организациями со своими контрагентами Ї физическими лицами, строительные организации прямо или косвенно обязуются выполнить определенные строительные работы (даже если из буквального прочтения договора вытекает, что стороны строят жилой дом целиком совместными усилиями). Поэтому для физического лица обязательство противной стороны заключается лишь в том, чтобы построить и передать ему конечный результат работ Ї жилое помещение. Физическое лицо не может выступать и не выступает соисполнителем по договору со строительной организацией и вряд ли может выступать товарищем по договору о совместной деятельности. А потому строительная организация, с нашей точки зрения, является в таких отношениях исполнителем, ибо выполняет для заказчика Ї физического лица определенную работу и передает ее результат .

Таким образом, получается, что строительная организация в отношениях с физическими лицами (если, конечно, речь не идет о чистой продаже жилья) может выступать исключительно как исполнитель .

Последний субъект потребительских правоотношений Ї продавец. В соответствии с законом продавец Ї это организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, реализующие товары потребителям по договору куплипродажи .

Равно как и при определении изготовителя и исполнителя, определение продавца, данное Законом о защите прав потребителей, содержит три характерные черты такого субъекта правоотношений:

Ї прежде всего, деятельность продавца должна заключаться непосредственно в реализации товаров, то есть передаче товаров в собственность какого-либо лица;

Ї таким лицом должен быть потребитель, то есть физическое лицо, приобретающее данные товары для удовлетворения своих личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности;

Ї переход права собственности на товар от продавца к потребителю должен осуществляться посредством заключения и исполнения договора купли-продажи. Исходя из того, что речь идет о продаже товаров, предназначенных для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью, такой договор следует квалифицировать как договор розничной купли-продажи. Из этого следует, что продавец должен заниматься вполне определенной деятельностью, а именно предпринимательской деятельностью по продаже товаров в розницу .

Из положений Гражданского кодекса РФ о купле-продаже следует: чтобы передать вещь (товар), а в данном случае недвижимость, продавец должен обладать правом собственности на такую вещь. Согласно п. 1 ст. 131 Кодекса право собственности на недвижимые вещи подлежит государственной регистрации. Таким образом, для того, чтобы лицо могло быть квалифицировано как продавец по договору купли-продажи недвижимого имущества, это лицо должно обладать зарегистрированным за ним правом собственности на недвижимую вещь .

Строительные организации довольно редко занимаются куплей-продажей жилья как таковой, стараясь избегать расходов по реализации и регистрации недвижимости за собой .

Случаи заключения договоров купли-продажи жилья достаточно редки, чаще всего подобные ситуации возникают при реализации строителями так называемого вторичного жилья Ї квартир в уже существующем жилищном фонде: например, когда некоторые из так называемых дольщиков за новое жилье расплачиваются старым .

Таким образом, можно сделать вывод о том, что правила о защите прав потребителей могут и будут применяться к отношениям физического лица со строительной организацией, если:

¦ физическое лицо заключает договор купли-продажи жилого помещения, по которому строительная организация выступает продавцом, либо договор строительного подряда, по которому строительная организация выступает в качестве исполнителя, либо иной договор, отношения сторон по которому могут быть представлены как отношения заказчика и исполнителя;

¦ строительная организация должна быть организацией, реализующей товары потребителям по договору купли-продажи либо выполняющей работы или оказывающей услуги потребителям по возмездному договору;

ИНВЕСТИЦИИ В ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО. КОНСТРУИРОВАНИЕ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ

¦ физическое лицо заказывает или приобретает товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности .

Теперь рассмотрим доводы, приводимые строителями в обоснование своей позиции о неприменимости Закона о защите прав потребителей к отношениям с физическими лицами .

Как правило, в судебных разбирательствах строительные организации акцентируют внимание на том, что между ними и физическими лицами заключаются договоры инвестирования или долевого участия в строительстве или иные подобные им договоры. В соответствии с условиями таких договоров строительная организация вовсе не выступает в качестве исполнителя или, не дай бог, продавца .

Ранее уже приводилась возможная точка зрения на некоторые инвестиционные договоры как на разновидность договоров об оказании услуг. Поэтому строительная организация, в обязанности которой по условиям таких договоров входит оказание определенного рода услуг в адрес заказчиков-инвесторов, становится никем иным как исполнителем и в смысле положений о договорах возмездного оказания услуг, и в смысле формулировок Закона о защите прав потребителей .

Что же касается аргумента, что гражданин не покупает или заказывает квартиру, а своими средствами участвует в строительстве всего жилого дома, внося тем самым скромную лепту в создание целого имущественного комплекса, вряд ли подобное положение договоров сопоставимо с другими условиями этих же договоров, в частности о том, что:

Ї по окончании договора гражданину передается вполне конкретная квартира, Ї цена договора чаще всего рассчитывается исходя из цены за квадратный метр площади такой квартиры .

Кроме того, по всей видимости, следует учитывать и волеизъявление физического лица, в помыслы которого вовсе не входит финансирование строительства многоквартирного дома и чей интерес заключается в получении квартиры, за которую он и платит. Вполне естественно, что строительную организацию такое физическое лицо рассматривает вовсе не как соинвестора и единомышленника, а как исполнителя, который взялся построить и предоставить ему квартиру .

Полагаем, что привели достаточно доводов в пользу того, что строительная организация вполне может быть привлечена к ответственности по Закону о защите прав потребителей, а контраргументы строителей, мягко скажем, весьма неубедительны .

К этому стоит присовокупить и точку зрения Верховного Суда РФ. Так, в соответствии с п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 года (с изм. и доп. на 10 октября 2001 года) "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" 6 отношения, регулируемые законодательством о защите прав потребителей, могут возникать из… других договоров, направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности .

В качестве примера Ї дело, приведенное в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2001 года .

Определением судьи, оставленным без изменения кассационной инстанцией, исковое заявление В. к обществу с ограниченной ответственностью о защите прав потребителей и взыскании неустойки оставлено без движения. Оставляя исковое заявление В. без движения, суд полагал, что данные правоотношения не регулируются нормами Закона РФ "О защите прав потребителей" .

Президиум областного суда, рассмотрев дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ, отменил вынесенные судебные постановления и направил исковое заявление В. в суд первой инстанции для рассмотрения в установленном законом порядке, указав на следующие обстоятельства .

Между В. и ответчиком был заключен договор о долевом участии в строительстве жилого дома, по условиям которого после внесения соответствующих денежных средств (полной стоимости квартир) ответчик обязуется построить и передать ему в собственность две квартиры. Согласно договору его предметом является осуществление строительства жилого дома, в котором В. будут предоставлены две квартиры. Следовательно, по своему содержанию он является договором строительного подряда. Наименование истцов "дольщиками" в данном случае не имеет правового значения для определения характера возникших у сторон правоотношений .

Вестник ВАС РФ, 1995, № 3 .

ИНВЕСТИЦИИ В ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО. КОНСТРУИРОВАНИЕ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Вывод кассационной инстанции о том, что истцы, заключив указанный договор, инвестируют строительство, ошибочен, ибо не соответствует цели, преследуемой В. при заключении договора .

2. Полномочия потребителя Ранее мы затрагивали только одно правомочие потребителя по Закону о защите прав потребителей Ї возможность взыскания трехпроцентной неустойки за нарушение исполнителем сроков выполнения работы. Теперь же, коль скоро мы решили, что Закон о защите прав потребителей вполне применим к отношениям между строителем и гражданином, обратим внимание на остальные "рычаги" воздействия потребителя на незадачливого строителя .

Так, в соответствии со ст. 28 Закона о защите прав потребителей последствия нарушения исполнителем сроков выполнения работ (оказания услуг) могут быть следующими .

Потребитель по своему выбору вправе:

Ї назначить исполнителю новый срок;

Ї поручить выполнение работы (оказание услуги) третьим лицам за разумную цену или выполнить ее своими силами и потребовать от исполнителя возмещения понесенных расходов;

Ї потребовать уменьшения цены за выполнение работы (оказание услуги);

Ї расторгнуть договор о выполнении работы (оказании услуги) .

Потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с нарушением сроков выполнения работы (оказания услуги). Убытки возмещаются в сроки, установленные для удовлетворения соответствующих требований потребителя .

Согласно ст.

29 Закона о защите прав потребителей при обнаружении недостатков выполненной работы (оказанной услуги) потребитель вправе по своему выбору потребовать:

Ї безвозмездного устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги);

Ї соответствующего уменьшения цены выполненной работы (оказанной услуги);

Ї безвозмездного изготовления другой вещи из однородного материала такого же качества или повторного выполнения работы. При этом потребитель обязан возвратить ранее переданную ему исполнителем вещь;

Ї возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами .

В случае выявления существенных недостатков работы (услуги) потребитель вправе предъявить исполнителю требование о безвозмездном устранении недостатков, если докажет, что недостатки возникли до принятия им результата работы (услуги) или по причинам, возникшим до этого момента .

Если данное требование не удовлетворено в течение 20 дней со дня его предъявления потребителем или обнаруженный недостаток является неустранимым, потребитель по своему выбору вправе требовать:

Ї соответствующего уменьшения цены за выполненную работу (оказанную услугу);

Ї возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами;

Ї расторжения договора о выполнении работы (оказании услуги) и возмещения убытков .

Конечно, Закон о защите прав потребителей Ї не единственный документ, определяющий положение сторон правоотношения с участием потребителя. Начинать изучение полномочий гражданина–потребителя при реализации ему работ или услуг следует с Гражданского кодекса РФ, а именно с § 2 "Бытовой подряд" главы 37 "Подряд". Так, согласно п. 3 ст. 730 Кодекса к отношениям по договору бытового подряда, не урегулированным ГК РФ, применяются законы о защите прав потребителей и иные правовые акты, принятые в соответствии с ними. Это означает, что первоначально к отношениям потребителя и изготовителя, исполнителя применяются нормы, установленные ГК РФ, и только при неурегулированности ситуации нормами Кодекса Ї нормы законодательства о защите прав потребителей .

Однако не следует исходить из того, что установление Гражданским кодексом РФ конкретных полномочий заказчика, например в случае выполнения работы с недостатками, исключает возможность использовать иное полномочие, дополнительно предоставленное в этой ситуации законодательством о защите прав потребителей. Например, в п. 1 ст. 737 ГК РФ определены последствия обнаружения недостатков в выполненной работе с отсылкой к ст. 723 Кодекса .

Заказчик вправе потребовать:

Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2001 года // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2002, № 4 .

ИНВЕСТИЦИИ В ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО. КОНСТРУИРОВАНИЕ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Ї безвозмездного устранения недостатков в разумный срок;

Ї соразмерного уменьшения установленной за работу цены;

Ї возмещения своих расходов на устранение недостатков, когда право заказчика устранять их предусмотрено в договоре подряда Ї безвозмездного повторного выполнения работы;

Ї возмещения понесенных им расходов на исправление недостатков своими средствами или третьими лицами .

Статьей 29 Закона о защите прав потребителей потребителю в данной ситуации предоставлено также право потребовать от исполнителя безвозмездного изготовления другой вещи из однородного материала такого же качества или повторного выполнения работы. При этом потребитель обязан возвратить ранее переданную ему исполнителем вещь. Дело в том, что согласно п. 2 ст. 723 ГК РФ безвозмездное выполнение работы заново с возмещением заказчику причиненных просрочкой исполнения убытков является правом, а не обязанностью подрядчика при заявлении заказчиком требования об устранении недостатков .

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в данном случае сделала вывод о том, что ст. 737 ГК РФ не содержит запрета заказчику потребовать в таком случае замены результата работы ненадлежащего качества на аналогичный надлежащего качества, как установлено ст. 29 Закона о защите прав потребителей. При этом Верховный Суд РФ прямо указал: "…как следует из содержания Закона, в случае обнаружения недостатков в выполненной работе по договору бытового подряда заказчик по своему выбору осуществляет одно из предоставленных ему законом прав, в частности, он может потребовать от подрядчика замены недоброкачественного результата этой работы на аналогичный надлежащего качества.. .

Вместе с тем Закон не связывает осуществление этого права заказчика с характером обнаруженных им в выполненной подрядчиком работе недостатков и возможностью либо невозможностью их устранения" 8. К слову сказать, приведенное дело касается именно прав физического лица при передаче ему построенной квартиры ненадлежащего качества. Суд счел правомерным требование заказчика-потребителя требовать замены предоставленной ему некачественной квартиры на другую .

Следует отметить, что ст. 739 ГК РФ дает заказчику Ї физическому лицу по договору бытового подряда еще один дополнительный рычаг воздействия на исполнителя, а именно: при ненадлежащем выполнении или невыполнении работы по договору подряда потребитель имеет право воспользоваться полномочиями, предоставленными покупателю в соответствии со ст. 503Кодекса .

На основании п. 1 ст.

503 ГК РФ покупатель, которому продан товар ненадлежащего качества, если его недостатки не были оговорены продавцом, вправе по своему выбору потребовать:

Ї замены недоброкачественного товара товаром надлежащего качества;

Ї соразмерного уменьшения покупной цены;

Ї незамедлительного безвозмездного устранения недостатков товара;

Ї возмещения расходов на устранение недостатков товара .

3. Уступка права требования и защита прав потребителей Однако всегда ли к отношениям строительных организаций и физических лиц могут быть применены положения о защите прав потребителей?

Рассмотрим наиболее часто встречающийся на практике случай Ї перемену лица в обязательстве по договору, заключенному со строительной организацией .

Первый вариант достаточно прост. Строительная организация заключает договор, назовем его договором инвестирования, по которому обязуется по окончании строительства предоставить гражданину квартиру. На каком-то этапе исполнения договора заключивший договор гражданин с согласия строителя уступает право требования к строительной организации другому физическому лицу. Если иное не предусмотрено договором, право первоначального кредитора в соответствии со ст. 384 ГК РФ переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты .

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 июля 1999 года // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000, № 2 .

ИНВЕСТИЦИИ В ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО. КОНСТРУИРОВАНИЕ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Таким образом, если физическое лицо полностью передало все права по договору со строительной организацией новому кредитору Ї физическому лицу, последнее приобретает все права в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода прав .

Первоначально такой договор заключался строительной организацией с физическим лицом, приобретающим жилье для личных, семейных, бытовых целей, не связанных с предпринимательской деятельностью, а значит, имел "потребительский" характер. Следовательно, при уступке права требования новый кредитор вступает в отношения, уже сложившиеся до него, также приобретая статус потребителя .

Таким образом, строительная организация несет перед новым кредитором ответственность по правилам о защите прав потребителей независимо от фактической замены одного физического лица другим .

Если первый вариант кажется бесспорным, то второй дает пищу для размышлений .

Строительная организация первоначально, как чаще всего и бывает, заключает договор о строительстве и передаче жилья с другим юридическим лицом. Последнее уступает права требования к строительной организации физическому лицу, например своему работнику .

Возникает проблема. Ведь первоначально договор заключался между юридическими лицами и не имел характера "потребительского" договора. Изменяет ли что-то появление в таком договоре другого субъекта Ї физического лица? Должна ли строительная организация отвечать по такому договору перед новым кредитором Ї гражданином по Закону о защите прав потребителей?

С одной стороны, в соответствии со ст. 384 ГК РФ если иное не предусмотрено законом или договором, права переходят в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода прав. Поэтому можно предположить, что физическое лицо вступает во взаимоотношения со строительной организацией на тех же условиях, что и первоначальный кредитор Ї юридическое лицо. Следовательно, при нарушении строителем договорных обязательств физическое лицо может воспользоваться только теми способами защиты своих прав, которыми воспользовалось бы юридическое лицо в данной ситуации. Первоначальные отношения не носили характер "потребительских", поэтому вступившее в такие правоотношения физическое лицо также не может выходить за рамки того объема прав, который был предоставлен законом и договором прежнему кредитору Ї юридическому лицу .

Вполне понятно, что подобная точка зрения является достаточно спорной. К тому же суды, как правило, ею не руководствуются, исходя из того, что раз в отношениях появляется специальный субъект Ї физическое лицо, такие отношения регулируются Законом о защите прав потребителей и права, предоставленные потребителю законом, принадлежат любому физическому лицу, на какой бы стадии исполнения договора он ни стал стороной данных отношений .

Еще раз отметим, что в соответствии с законом право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Права кредитора, существующие на момент перехода права, определяются как положениями самого договора, так и нормами действующего законодательства .

При появлении в отношениях со строительной организацией специального субъекта Ї потребителя к определенному количеству норм, регулирующих права сторон данного договора, прибавляются нормы законодательства о защите прав потребителей, которые ранее не включались в пласт используемых норм закона. Не противоречит ли такое положение вещей норме ст. 384 ГК РФ, устанавливающей правило об определении объема и условий передаваемых прав?

Статья 384 ГК РФ содержит существенную оговорку: "если иное не предусмотрено законом или договором". Традиционно считается, что в соответствии с этой оговоркой законом или договором объем передаваемых новому кредитору прав может быть только уменьшен. Но вот вопрос: а может ли Закон предусматривать увеличение объема правомочий в случае совершения цессии? Например, если договором между юридическими лицами предусмотрена 0,01%-ная неустойка от стоимости квартиры, может ли физическое лицо Ї цессионарий воспользоваться установленным Законом о защите прав потребителей 3%-ным размером неустойки?

Ответ попытаемся найти, рассматривая следующий пример. При заключении договора между юридическими лицами кредитор помимо иных предоставленных ему законом и договором прав может претендовать либо на взыскание определенной договором неустойки за просрочку исполнения обязательств, либо на взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами согласно ст. 395 ГК РФ. Наличие права кредитора на взыскание процентов по ст. 395 презюмируется как при заключении договора, так и в любой момент его исполнения .

Следовательно, при перемене лица в обязательстве (если речь идет о безусловной замене одного лица другим) такое право переходит к новому кредитору .

ИНВЕСТИЦИИ В ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО. КОНСТРУИРОВАНИЕ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ

В случае же, когда организация в договоре заменяется новым кредитором Ї физическим лицом, вопрос о возможности взыскания трехпроцентной неустойки при просрочке выполнения работ возникает лишь с момента заключения договора уступки права требования. Полагаем, что в этой ситуации допустимо говорить об изменении объема прав заказчика по договору в сторону его увеличения. Предусмотрено ли это законом? Думается, что формулировка ст. 384 ГК РФ "если иное не предусмотрено законом или договором" может трактоваться несколько шире, чем может показаться с первого взгляда, и подразумевать под собой следующее. Если Ї в нашем примере Ї в уже сложившихся договорных отношениях появляется новый специфический субъект, автоматически вступают в силу специальные положения закона о его правах и обязанностях .

Стоит заметить, что ситуацию, когда происходит полная замена старого кредитора новым Ї лицом физическим, можно отнести к разряду идеальных. Практика же "грешит" совершенно другими отношениями. Достаточно часто строительные организации заключают договоры инвестирования строительства жилья с юридическими лицами с условием о передаче последним нескольких (а порой нескольких десятков) квартир по окончании строительства. Впоследствии юридические лица заключают множество договоров с физическими лицами, например с собственными работниками, по которым уступают права передачи в собственность конкретных квартир. Выходит, что по одной сделке, совершенной между строительной организацией и другим юридическим лицом вместо, а то и наряду с этим юридическим лицом возникает множество мелких кредиторов, которым передается право на получение в собственность квартир. Как уже упоминалось ранее, какое-то время назад судебная практика признала бы договоры уступок права требования, вытекающие из одного основного договора, ничтожными сделками, поскольку, вопервых, имела место частичная уступка прав по договору, а, во-вторых, кредитор, как правило, вовсе не выбывал из обязательства .

По крайней мере, такова была позиция Высшего Арбитражного Суда РФ (см. постановление

Президиума ВАС РФ от 10 сентября 1996 года № 1617/96), который в одном судебном деле указал:

"…переуступивший право требования кредитор из обязательства не выбывает. Оставаясь правообладающим лицом, он изменяет лишь фактический источник получения долга. Между тем согласно параграфу 1 главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования предполагает безусловную замену лица в обязательстве. Правила уступки требования не могут быть применены к договору… потому, что обязательство, неисполнение которого явилось основанием для его заключения, носит длящийся характер. В нем сохраняется тот же состав лиц… и основания возникновения правоотношений между ними. Поскольку основное обязательство не прекратилось, не может быть произведена уступка права требования по нему" .

Достаточно длительное время арбитражные суды четко следовали данной позиции ВАС РФ (см., например, постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 22 сентября 1997 года по делу № Ф09-807/97-ГК, от 16 сентября 1997 года по делу № Ф09-800/97-ГК, от 18 июня 1998 года по делу № Ф09-463/98-ГК, от 29 сентября 1998 года по делу № Ф09-827/98-ГК, постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 25 августа 1999 года по делу № А05-2053/99-1352, от 1 сентября 1998 года по делу № А56-5755/98, постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 22 февраля 2002 года № КГ-А40/55100, от 16 февраля 2001 года № КГ-А40/438-01) .

Верховный Суд РФ не направлял собственных разъяснений на этот счет, поэтому суды общей юрисдикции ориентировались и ориентируются на существующую арбитражную практику .

Поскольку в настоящее время судебная практика арбитражных судов кардинально изменилась, теперь суды считают, что передать по договору о перемене лица в обязательстве можно не только все права, вытекающие из конкретного обязательства, но и конкретные правомочия, составляющие часть обязательства. Арбитражные суды указывают, что уступка права требования не означает, что цессионарий становится стороной первоначального договора, он заменяет цедента только в том обязательстве, в которое входит уступленное ему требование. В результате уступки первоначальный кредитор выбывает из обязательства, а не из договора. Например, первоначальный кредитор может выбыть из обязательства по оплате услуг в части уступленного им новому кредитору требования, в остальной части обязательства, возникшие из договора, сохраняются с прежним составом лиц .

Таким образом, в настоящее время суды исходят из того, что в соответствии со ст. 384 Кодекса право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех основаниях, которые существовали к моменту перехода права, если иное не предусмотрено законом или договором. То есть объем передаваемых прав может быть ограничен законом или договором .

Думается, что эта позиция уже воспринята общими судами РФ .

ИНВЕСТИЦИИ В ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО. КОНСТРУИРОВАНИЕ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ

В связи с такой видоизменившейся позицией арбитражной судебной практики в рассматриваемых нами ситуациях с предоставлением по одному основному договору прав требования получения в собственность квартир сразу множеству субъектов возникает одна немаловажная проблема. Она заключается в том, что становится неясно: переходят ли в таком случае к каждому новому кредитору Ї физическому лицу правомочия по защите своих прав по нормам о защите прав потребителей?

Если следовать логике новой судебной практики, очевидно, необходимо говорить о том, что наряду со старым кредитором, не выбывающим из сложившихся правоотношений, на стороне кредитора появляется множественность лиц. Причем каждый из таких "мелких" кредиторов становится стороной данного обязательства и при этом обладает только одним весьма конкретным правом. Очевидно, что, выступая участником большого обязательства в урезанной его части, физическое лицо попадает в довольно-таки замысловатую ситуацию, ибо в этом случае требуется решить: возникают ли между ним и строительной организацией отношения, подлежащие регулированию Законом РФ "О защите прав потребителей"? Иначе говоря, является ли строитель для такого физического лица исполнителем в смысле названного Закона?

С одной стороны, вполне можно предположить, что право требования, полученное новым кредитором, также подлежит защите, несмотря на то, что оно является всего лишь одним из прав требования, вытекающих из основного договора .

Но возможно размышлять также следующим образом: в силу Закона о защите прав потребителей исполнитель Ї это организация независимо от ее организационно-право-вой формы, а также индивидуальный предприниматель, выполняющие работы или оказывающие услуги потребителям по возмездному договору. Однако наш "мелкий" новоявленный кредитор не выступал заказчиком работ строительной фирмы, не давал поручения построить, не для него старался строитель. Напротив, в отношении строительной фирмы он обладает всего-навсего одним правом Ї правом требовать передачи в собственность определенной части результата работ исполнителя. Соответственно и у строительной организации в отношении данного физического лица возникает одна-единственная обязанность Ї передать требуемое .

Полагаем, что судебная практика и в этом случае займет сторону физического лица, которое нуждается в защите и этого своего "урезанного" правомочия. Тем не менее вопросы останутся. И прежде всего, со стороны строительных организаций, которые вместо одного кредитора Ї юридического лица всегда рискуют получить целую кучу кредиторов-потребителей .

Есть и еще один интересный момент. Он часто возникает в той же самой ситуации, когда договор со строительной организацией заключает юридическое лицо, которое впоследствии уступает свои права требования передачи в собственность конкретных квартир разным физическим лицам. Причем такое юридическое лицо не удосуживается даже уведомить должника– строителя о том, что состоялись такие уступки. В свою очередь, физическое лицо также не догадывается о том, что ему следует заявить о своих правах .

Если одновременно с уступкой права требования не происходит перевода долга, например по оплате части стоимости квартиры, то отсутствие согласия строительной организации на заключение такого рода соглашения не является основанием для признания цессии недействительной. Однако должник в любом случае должен быть уведомлен о состоявшейся уступке. Согласно п. 3 ст. 382 ГК РФ если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этой ситуации исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору. Возникает вопрос: что следует относить к неблагоприятным последствиям неуведомления должника? Можно ли рассматривать в качестве такого неблагоприятного последствия невозможность взыскания со строительной организации трехпроцентной неустойки по Закону о защите прав потребителей? Думается, что нет, поскольку в противном случае законодатель должен был иначе сформулировать рассматриваемую норму Закона. Однако в невыгодном положении оказывается и строительная организация, которая не была извещена о том, что она будет иметь дело с физическим лицом, регулирование отношений с которым может происходить по более "жесткому" варианту .

Уже говорилось о том, что вступление физического лица в договор двух юридических лиц между собой с точки зрения закона вполне может быть рассмотрено как изменение характера сложившихся отношений. Такой вывод напрашивается также исходя из следующей аналогии: в обязательстве между физическим лицом и строительной организацией на основании договора цессии физическое лицо заменяется на юридическое. Вряд ли это может означать, что с момента совершения договора цессии цессионарий приобретает в отношении к должнику Ї строительной

Pages:     | 1 | 2 ||
Похожие работы:

«А.О.Килина (выпускница) ИГРОВОЙ МЕТОД В ОБУЧЕНИИ ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ Ижевск, Глазовский Государственный Педагогический Институт им. В.Г.Короленко Процессы обновления в сфере обучения иностранным языкам в школе создают условия, в которых педагогам предоставлены пра...»

«УДК 159.9: 34 ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РУКОВОДИТЕЛЯ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ © 2014 М. В. Шайкова канд. психол. наук, доцент, доцент кафедры уголовного права и процесса, e-mail: shaikovamarina@mail.ru Курский государственный университе...»

«УПРАВЛЕНИЕ ВЕТЕРИНАРИИ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ ПРИКАЗ от 09.01.2014 г. Санкт-Петербург № 1 Об утверждении ведомственного перечня государственных услуг (работ) на 2014 год В соответствии с пунктом 4 статьи 9.2 Федеральн...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ" "УТВЕРЖДАЮ" Первый проректор, проректор...»

«Алан Баркер Как решить любую проблему Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11034032 Как решить любую проблему / Алан Баркер. Пер. с англ.: Претекст; Москва; 2014 ISBN 978-5-98995-094-2 Аннотация Эта книга – о тупи...»

«1 СОДЕРЖАНИЕ Паспорт Программы развития Введение Анализ потенциала развития ДОУ Анализ реализации Программы развития ГБДОУ до 2015 г. 3.1. Анализ актуального уровня развития в динамике за три г...»

«Анатолий Васильевич Алексеев Тайная мудрость подсознания, или Ключи к резервам психики Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=182396 Тайная мудрость подсознания или ключи к резервам психики.: Феникс; Ростов – н/Д; 2003 Аннотация Новая книга автора всемирно известного бестселлера "Себя преодолеть!",...»

«УДК 343 ШТРАФ КАК ВИД УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ В США FINE AS A FORM OF PUNISHMENT IN THE UNITED STATES ШАГИДУЛЛИНА Ж.В., аспирант кафедры "Уголовное право и уголовный процесс", Университет управления "ТИС...»

«М.С. Хачатрян ОБЩЕСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И НАРОДНЫЙ КОНТРОЛЬ В СССР: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ МОДЕЛЕЙ Аннотация. В статье анализируются сходства и различия основных принципов функцион...»

«Государственный контроль и управление в сфере образования: административно-правовые аспекты СЧАСТНАЯ Кристина Николаевна, магистрант МИУ Ключевые слова: государственный контроль, образование, инспектирование, аттестация учреждений образования, государственные и негосударственные учебн...»

«БЕЛАРУСЬ Бюро по вопросам демократии, прав человека и труда Доклад за 2009 год о ситуации с соблюдением свободы вероисповедания в странах мира 26 октября 2009 года Конституция декларирует равенство религий и деноминаций перед законом, но содержит положен...»

«Алена Владимировна Либина Совладающий интеллект: человек в сложной жизненной ситуации Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=419042 Совладающий интеллект: челове...»

«• 1. О прощеном воскресении • 2. Значение Великого Поста • 3. Календарь Великого Поста • 4. Недели Великого Поста • 5. Торжество Православия • 6. О молитве и посте • 7. Притча о правде и лжи • 8. Стихи для мамы • 9.Мудрые выражения • 10.Родословное древо • 11. Поделка...»

«Сергей Юрьевич Кабашов Бюрократия. Теоретические концепции: учебное пособие Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=3373975 Бюрократия. Теоретические концепции: [электронный ресурс] учеб. пособие / С.Ю. Кабашов. – 2е изд., стереот...»

«Дарья Владимировна Нестерова Безопасный секс. Как получать от секса только наслаждение Серия "Азбука секса. Все о сексе от А до Я" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/...»

«Жан-Мишель Кинодо Приручение одиночества. Сепарационная тревога в психоанализе Серия "Библиотека психоанализа" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9370818 Приручение...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ СТАТИСТИЧЕСКОЕ НАБЛЮДЕНИЕ КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТЬ ГАРАНТИРУЕТСЯ ПОЛУЧАТЕЛЕМ ИНФОРМАЦИИ Нарушение порядка представления статистической информации, а равно представление недостоверной статистической информации влечет ответственность, установленную статьей 13.19 Кодекса Российской...»

«|® Г ВР ДЮ ЕЖА f "Пяю вская СОШ" С.С.Пешая % ^П риказ № 48 от 01.09.2015 г. % г.Ь "15. ПРОГРАММА ОРГАНИЗАЦИИ ВНЕУРОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "ПЯТОВСКАЯ СРЕДНЯЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА" СТАРОДУБСКОГО МУНИЦИПАЛЬНОГО РАЙОНА БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ СРО...»

«Вассалатий Жанна Васильевна МЕТОДИКА РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА Специальность: 12.00.09-уголовный процесс, криминалистика; оперативно-розыскная деятельность АВТОР...»

«Катрин Петрас Росс Петрас Цель кажется недостижимой, пока она не достигнута. Мотивация для мечтателей и творцов Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8683939 Цель кажется недостижимой, пока она не достигнута. Мотивация для мечтателей и творцов / Катрин Петрас, Р...»

«Леонид Пантелеев Честное слово (сборник) Текст книги предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6601309 Честное слово: Дет. лит.; Москва; 2014 ISBN 978-5-08-005221-7 Аннотация В эту книгу, написанную автором знаменитой "Республики Шкид", вошли рассказы о детях: "Честное слово", "Новень...»

«Ноября 3 (16) Священномученики Павел (Андреев) и Александр (Зверев) Осенью 1937 года в связи с решением советского правительства о фактическом уничтожении Русской Православной Церкви в России были арестованы десятки тысяч священнослужителей и пра...»

«Введение Пособие по оценке систем уголовного правосудия УПРАВЛЕНИЕ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ПО НАРКОТИКАМ И ПРЕСТУПНОСТИ Вена Введение Пособие по оценке систем уголовного правосудия ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Нью-Йорк, 2010 год Употребляемые обозначения...»

«Информационный бюллетень Управления Федеральной налоговой службы России по Республике Саха (Якутия) Выпуск №1 – 2016 год (Якутия) Содержание С 1 февраля 2016г Единый регистрационный центр осуществляет государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей всей Республ...»

«Беккин Р.И. Страхование в мусульманском праве: теория и практика / Р.И. Беккин. – М.: Анкил, 2001. – 152 с. – ISBN 5-86476-177-Х. Р.И . Беккин СТРАХОВАНИЕ В МУСУЛЬМАНСКОМ ПРАВЕ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА 1. Мусульманское право и институт страхования § 1. Понятие и источники мусульманского права В шариате сущ...»

«Валентин Леонидович Огудин Золотые правила фэншуй. 10 простых шагов к успеху, благополучию и долголетию Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=591375 Золотые правила фэншуй. 10 простых шагов к успеху, благополучию и долголетию / В. Огудин.:...»

«О СУБЪЕКТАХ ГОСУДАРСТВЕННОГО И МУНИЦИПАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ И НАДЗОРА 340.132.8 Контроль за применением законов. Правовые гарантии законности. Общественные гарантии законности. ОСИПОВ Даниил Александрович – преподаватель кафедры конституционного и...»








 
2018 www.new.z-pdf.ru - «Библиотека бесплатных материалов - онлайн ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.