WWW.NEW.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Онлайн ресурсы
 


Pages:     | 1 || 3 |

«Чепуров Виталий Владимирович ПОСТРОЕНИЕ САНКЦИЙ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ И ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ: ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЙ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Одним из наиболее опасных преступных посягательств на половую свободу и половую неприкосновенность в Японии признается изнасилование, под которым понимается совращение женщины путем применения насилия (177 УК). Санкция за данное преступление предусматривает наказание в виде лишения свободы с принудительным трудом на срок не ниже двух лет 3. Несмотря на то, что в УК Японии имеется указание на возраст потерпевшего (лицо, достигшее или не достигшее тринадцати лет), на наказуемость деяния это не влияет, как не оказывает на нее воздействия и использование беспомощного состояния потерпевшего .

Более мягкая санкция предусмотрена за совершение развратных действий с применением насилия, которые могут совершаться как в отношении мужчины, так и в отношении женщины. Она предполагает возможность применения лишения свободы с принудительным трудом на срок от шести месяцев до семи лет (ст. 176 УК). Таким образом, санкция за насильственные действия фактически сокращена на половину. Квалифицирующих признаков, влияющих на санкцию при совершении развратных действий сексуального характера, как и в случае изнасилования, не предусмотрено. Вероятно, при наступлении тяжких последствий в результате изнасилования требуется дополнительная квалификация .

Самая мягкая санкция за половые посягательства в уголовном законодательстве Японии предусмотрена за публичные непристойные действия (аналоУголовный кодекс Японии / под ред. А.И. Коробеева. СПб., 2003. С. 110-113 .

Еремин В.Н. Уголовное право Японии // Уголовное право зарубежных стран. Особенная часть: учебник / под ред. И.Д. Козочкина. М., 2004. С. 472-473 .

В соответствии со ст.12 УК лишение свободы с принудительным трудом устанавливается на определенный срок в пределах от одного месяца до пятнадцати лет .

гичны развратным действиям в УК РФ, но связаны с наличием свидетелей данного деяния). В соответствии со ст. 174 УК за подобное посягательство предусмотрена санкция в виде лишения свободы с принудительным трудом на срок до шести месяцев или штрафа в размере до трех тысяч иен, или ареста1 .

Таким образом, уголовное законодательство Японии предусматривает достаточно сдержанные санкции за посягательства на половую неприкосновенность и половую свободу, допуская разницу в их построении за изнасилование и насильственные развратные действия .

Более строгие санкции предусмотрены в уголовном законодательстве Китайской Народной Республики. УК Китая был принят 14 марта 1997 г. и вступил в силу 1 октября этого же года2. Посягательства на половую неприкосновенность и половую свободу предусмотрены в УК Китая в главе 4 «Преступления против права граждан на жизнь и демократических прав граждан» .

В соответствии со ст. 236 УК Китая за совершение полового акта с женщиной с применением насилия или угроз предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок от трех до десяти лет .

Усиление санкции за изнасилование предусмотрено при установлении квалифицирующих обстоятельств в виде особой жестокости по отношению к женщине, неоднократности, совершения его группой лиц и др. За подобные деяния предусмотрена альтернативная санкция в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет3, бессрочного лишения свобода и смертной казни (ст .

236 УК). Таким образом, изнасилование в Китае наказывается достаточно жестко .

Еще одним преступлением, связанным с посягательством на половую свободу и половую неприкосновенность, является понуждение женщины к совершению унижающих ее достоинство действий. Санкция за него предусматВ соответствии со ст. 16 УК Японии штраф назначается на срок от одного до тридцати дней с содержанием осужденного в арестном доме .

Уголовный кодекс Китайской Народной Республики / под ред. А.И. Коробеева .

СПб., 1999 .

В соответствии со ст. 45 УК Китая срочное лишение свободы устанавливается на срок от шести месяцев до пятнадцати лет .

ривает наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет (ст. 237 УК) .

Что представляют собой действия, унижающие достоинство потерпевшей, из закона не вытекает, но главное, чтобы они не обладали признаками изнасилования (обнажение женщины и т.п.) .

Следующим азиатским государством, в уголовном законодательстве которого предусмотрена ответственность за посягательства на половую неприкосновенность и половую свободу личности, является Республика Корея. В УК Республики Корея, принятом 18 сентября 1953 г., посягательства на половую неприкосновенность и половую свободу предусмотрены в главе XXXII «Преступления, связанные с изнасилованием и бесчестным поведением»1. Первым из них является изнасилование. Потерпевшей от применения насилия и совершения полового акта может быть только женщина. Закон предусматривает санкцию в виде каторжных работ на срок не менее трех лет (ст. 297 УК)2. Данная санкция применяется и в случае полового сношения с лицом, находящимся в беспомощном состоянии («квазиизнасилование» – ст. 299 УК) .

Кроме изнасилования, наказывается и совершение непристойных действий как в отношении мужчин, так и женщин3. Санкция за подобное преступление предусматривает наказание в виде каторжных работ на срок до десяти лет или штрафа в размере пятидесяти миллионов вон (ст. 298 УК) .

Более строгое наказание установлено за изнасилование и непристойное поведение, совершаемое при отягчающих обстоятельствах, к которым относится неумышленное причинение смерти другому лицу в процессе совершения подобных посягательств. Санкция за это преступление предусматривает альтернативное наказание в виде пожизненных каторжных работ или каторжных Уголовный кодекс Республики Корея / под ред. А.И. Коробеева. СПб., 2004. С. 191В соответствии со ст. 42 УК Республики Корея каторжные работы назначаются на срок от одного месяца до пятнадцати лет, а в случае усиления наказания – до двадцати пяти лет. Вопрос об усилении наказания, скорее всего, должен специально оговариваться в санкции. Поскольку в санкции не указывается на усиление наказания, то его максимум за изнасилование составляет пятнадцать лет .

Это преступление представляет собой насильственные действия сексуального характера в понимании российского УК .

работ на срок не менее пяти лет (ст. 301 УК). Если же в процессе изнасилования или непристойного поведения совершается убийство, назначается наказание в виде пожизненных каторжных работ или каторжных работ на срок более десяти лет (ст. 302 УК) .

За половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости, установлена относительно определенная санкция в виде каторжных работ на срок до пяти лет. Половой акт с зависимым лицом, не связанный с несовершеннолетием потерпевшего, наказывается каторжными работами на срок более пяти лет или штрафом в размере не более пятнадцати миллионов вон (ст. 303 УК Республики Корея) .

Таким образом, законодательство Республики Корея, как и УК Китая, предусматривает за посягательства на половую неприкосновенность или половую свободу длительные сроки лишения свободы либо пожизненное заключение за преступления, совершенные при отягчающих обстоятельствах .

Еще одним азиатским государством, предусматривающим в УК ответственность за посягательства на половую неприкосновенность и половую свободу личности, влекущие строгие санкции, является Таиланд. УК этого государства принят 13 ноября 1956 г. Он, как и УК КНР и УК Республики Корея, предусматривает достаточно строгие санкции за половые посягательства, нормы о которых содержатся в разделе IX «Преступления сексуального характера»1 .

Как в УК КНР и УК Японии, одним из преступных посягательств на половую свободу и половую неприкосновенность является изнасилование, совершаемое в отношении женщины. В соответствии со ст. 276 УК Таиланда санкция за изнасилование является кумулятивной. В ней предусмотрено тюремное заключение на срок от четырех до двадцати лет со штрафом в размере от восьми тысяч до сорока тысяч бат. Усиление наказания за изнасилование предусмотрено в случае установления отягчающих обстоятельств: использование огнестрельного оружия или взрывчатого вещества. Санкция предусматриУголовный кодекс Таиланда / под ред. А.И. Коробеева и Ю.В. Голика. М., 2005. С .

140-150 .

вает, во-первых, увеличение нижнего предела санкции в виде тюремного заключения с четырех до десяти лет при том же верхнем пределе и штраф от тридцати до сорока тысяч бат и, во-вторых, возможность применения пожизненного тюремного заключения. Еще большее усиление наказания происходит в случае причинения смерти потерпевшей или серьезных физических повреждений, когда альтернативно применяются пожизненное лишение свободы или смертная казнь (ст. 277-2 и ст. 277-3 УК) .

Строгие санкции предусмотрены и за совершение полового акта с лицом, не достигшим половой зрелости (девушка, не достигшая пятнадцати лет). В случае простого полового сношения назначается наказание в виде тюремного заключения на срок от четырех до двадцати лет и штраф в размере от восьми тысяч до сорока тысяч бат (ст. 277 УК). Увеличение наказания предусмотрено в случае, если потерпевшая не достигла тринадцати лет: назначается наказание в виде тюремного заключения от семи до двадцати лет и штрафа в размере от четырнадцати до сорока тысяч бат или пожизненного тюремного заключения (ч.2 ст. 277 УК). Только пожизненное заключение предусмотрено в санкции за деяние, связанное с лишением потерпевшей девственности (ч.3 ст. 277 УК) .

Более строго, чем в законодательстве иных государств, наказываются непристойные (развратные) действия. Наказание за непристойные действия, совершенные в отношении лица, достигшего пятнадцати лет, состоит в тюремном заключении на срок до десяти лет или штрафе в размере до двадцати тысяч бат, либо применении обоих наказаний вместе (ст. 279 УК). При совершении непристойных действий в отношении лица, не достигшего пятнадцати лет, применяется наказание в виде тюремного заключения на срок до пятнадцати лет или штрафа до тридцати тысяч быт, или того и другого вместе (ст. 280 УК). В случае применения насилия к несовершеннолетним непристойные действия наказываются пожизненным тюремным заключением (ст. 281 УК) .

Уголовно наказуемым является половой акт с лицами, не состоящими в браке, как с добровольного их согласия (тогда назначается наказание от одного года до десяти лет тюремного заключения – ст. 282 УК), так и путем обмана (тогда назначается наказание в виде тюремного заключения на срок от пяти до двенадцати лет – ст. 283 УК) .

Таким образом, уголовное законодательство Таиланда содержит самые строгие санкции за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности по сравнению с УК других стран Восточной Азии, предусматривая не только пожизненное тюремное заключение практически за все эти преступные посягательства, совершаемые при отягчающих обстоятельствах, но и самое суровое наказание – смертную казнь .

Подводя итог рассмотрению, осуществленному в рамках данного параграфа, приходим к следующим выводам:

Наиболее близкие к УК РФ по содержанию санкции за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности предусмотрены в Уголовных кодексах государств – выходцев из бывшего СССР .

Однако в вопросах определения видов наказаний, их размеров и пределов единства не наблюдается. В одних государствах установлены достаточно мягкие санкции (УК Республика Беларусь), предусматривающие за изнасилование и насильственные действия сексуального характера возможность назначения наказания, не связанного с лишением свободы. В других же максимальное наказание заключается в смертной казни (УК Кыргызстана). В некоторых странах предусмотрен аналог ограничения свободы в качестве дополнительного наказания .

Определенными особенностями обладают санкции за посягательства на половую неприкосновенность и половую свободу, предусмотренные в уголовных законах зарубежных стран, относящихся к континентальной правовой системе. При совершении изнасилования максимальные сроки лишения свободы составляют пятнадцать – двадцать лет, а по УК Германии посягательства на половую неприкосновенность могут влечь пожизненное лишение свободы .

Санкции, предусмотренные в законодательстве стран с англосаксонской правовой системой, содержат длительные сроки лишения свободы за совершение простого изнасилования, а при наличии отягчающих обстоятельств предусматривают пожизненное лишение свободы .

Самые строгие санкции за посягательства на половую неприкосновенность и половую свободу предусмотрены в странах мусульманской правовой системы. Практически любые сексуальные действия влекут возможность применения санкции в виде телесных наказаний либо смертной казни .

Санкции, позволяющие применять пожизненное лишение свободы 5 .

или смертную казнь, а также длительные сроки лишения свободы, предусмотрены в уголовном законодательстве стран Восточной Азии .

ГЛАВА 2. САНКЦИИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ

НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ И ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ:

ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

–  –  –

Для правильного и детального подхода к построению санкций за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности необходимо определиться с понятием санкций, их видами и правилами формирования .

Итак, первый вопрос, на который необходимо ответить, – что же означает сам термин «санкция». Он должен решаться, исходя из положений теории государства и права1. Как справедливо указывал И.И. Веремеенко, общепринятого определения санкции в юридической литературе нет, но изучение сущности санкции должно начинаться именно с него2 .

В общих чертах можно выделить следующие подходы к определению санкции в теории государства и права:

1) санкция представляет собой структурный элемент нормы права, который указывает на меры наказания, применяемые при ее нарушении3;

2) санкция определяет неблагоприятные последствия, возникающие в результате нарушения диспозиции правовой нормы4;

3) санкция – это меры принуждения, наказания, иного воздействия на нарушителей, реакция государства на такого рода деяния1;

Как справедливо замечает И.Э. Звечаровский, вряд ли обоснованно в юридических исследованиях, посвященных уголовному праву, игнорировать общенаучное понимание санкции, ссылаясь при этом на правовые традиции. См.: Звечаровский И.Э. Уголовноправовые нормы, поощряющие посткриминальное поведение личности. Иркутск, 1991 .

С.79 .

Веремеенко И.И. Административно-правовые санкции. М., 1975. С. 14-20 .

Алексеев С.С. Общая теория права. М., 2009. С. 305 .

Теория государства и права: учебник / отв. ред. В.Д. Перевалов. М., 2008. С. 167 .

4) санкция является выражением негативного отношения государства и общества к лицам, не соблюдающим действующие нормы права и пытающимся собственный интерес противопоставить интересу, закрепленному в праве2;

5) санкция – самостоятельный элемент структуры нормы права, способствующий реализации диспозиции3;

6) санкция – это вид и мера возможного наказания (кары) за совершенные рекомендуемые действия, если субъекты не выполняют предписание диспозиции4 .

Таким образом, теория государства и права связывает понятие санкции, во-первых, со структурным элементом нормы права. Санкция – это часть нормы права, которая зависит от предыдущих двух частей – гипотезы и диспозиции. Без данных частей санкция не может существовать. Диспозиция во многом определяет необходимость наличия санкции и ее содержание .

Во-вторых, санкция – это часть нормы права, в которой указывается на неблагоприятные последствия, которые могут наступить для лиц, нарушающих предписания, содержащиеся в диспозиции правовой нормы. Другими словами, санкция предполагает определенные негативные последствия для тех, кто допускает нарушение нормы права, и выступает его последствием. В связи с этим следует констатировать, что санкция является заключительной частью нормы права. Только при наличии гипотезы и диспозиции санкция нормы права может применяться. Поэтому санкция и закрепляется в конце нормы права .

В-третьих, санкция всегда связывается с вероятными последствиями, так как она направлена на реализацию нормы права. Наличие в норме санкции отнюдь не означает ее обязательное применение в случае нарушения предписаний закона. Даже в случае нарушения диспозиции санкция не обязательно реализуется применительно к нарушителю .

Морозова Л.А. Теория государства и права: учебник. М., 2008. С. 246 .

Сырых В.М. Теория государства и права: учебник. М., 2006. С. 126 .

Поляков А.В. Общая теория права: курс лекций. СПб., 2001. С. 472 .

Комаров С. А., Малько А.В. Теория государства и права: учебник. М., 2001. С. 303 .

В теории государства и права существует мнение, что санкции бывают, в том числе, позитивными. К ним относятся меры поощрения (премия за добросовестное выполнение работником служебных обязанностей, государственная награда, условно-досрочное освобождение из мест лишения свободы и т.п.)1 .

Такое мнение представляется весьма спорным. Санкция никогда не может выступать как поощрение. Угроза ее применения сдерживает лицо от совершения правонарушения. Стимулирование же направлено на реализацию позитивных последствий в отношении лица, совершившего правомерные деяния. Таким образом, здесь очевидна разная правовая природа названных последствий .

Достаточно серьезное внимание уделяется дефиниции санкции и в теории уголовного права, так как учение о наказании, содержание которого определяется в санкции нормы, предусматривающей то или иное преступление, является одной из основ уголовно-правовой доктрины. Как и в общей теории права, в теории уголовного права по вопросам понятия и содержания санкций сформированы неоднозначные позиции .

По мнению некоторых ученых, санкция представляет собой часть нормы уголовного закона, содержащей указание на вид и размер наказания2. Эта дефиниция является чересчур узкой, так как ограничивается лишь указанием на место ее закрепления (норма закона) и содержание (вид и размер наказания), не раскрывая сущности явления .

Как полагает И.Я. Козаченко, санкцией следует признавать часть нормы права, где излагаются последствия преступного деяния, т.е. назначение наказания3. По его мнению, раскрывая правовой аспект уголовного наказания, Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: учебник. М., 2004 .

Дементьев С.И. Построение уголовно-правовых санкций в виде лишения свободы .

Ростов-н/Д., 1986. С.31-32; Иванова Е.Н. Некоторые проблемы законодательного изложения санкций ст. 290 УК РФ // Противодействие преступности: уголовно-правовые, криминологические и уголовно-исполнительные аспекты: материалы III Российского Конгресса уголовного права (29-30 мая 2008 г.). М., 2008. С. 227; Сивицкая Н.А. Некоторые проблемные вопросы установления уголовно-правовых санкций // Противодействие преступности: уголовно-правовые, криминологические и уголовно-исполнительные аспекты: материалы III Российского Конгресса уголовного права (29-30 мая 2008 г.). М., 2008. С. 124 .

Козаченко И.Я. Глава V: Уголовный закон // Полный курс уголовного права: в пяти томах / под ред. А.И. Коробеева. Том 1: Преступление и наказание. СПб., 2008. С. 201 .

санкция одновременно указывает и на вид и на размер конкретного (конкретных) наказания (наказаний). Следовательно, она выполняет роль меры уголовного наказания, предусмотренного за соответствующее преступление1. В данном определении автор делает акцент на такие показатели санкции, как часть нормы права и последствия преступного деяния, и связывает ее с видом и размером наказаний за конкретное посягательство .

Более широкое определение уголовно-правовой санкции предлагает А.П .

Козлов. Он признает ею часть уголовно-правовой нормы, носящую качественно-количественный государственно-принудительный характер. Санкция, по его мнению, представляет собой формально определенную объективносубъективную модель мер уголовно-правового воздействия, применяемых к лицам, совершившим преступление2 .

Из этого определения вытекают следующие признаки уголовноправовой санкции: часть нормы права; носит государственно-принудительный характер; связана с количественно-качественными показателями; является объективно-субъективной моделью мер уголовно-правового воздействия3;

применяется к лицам, совершившим преступление. Положительным моментом в данном понятии является указание на государственно-принудительный характер санкции. Кроме того, можно выразить солидарность и с выделением признака количественно-качественного характера санкции, поскольку в ней содержится определение вида наказания (качественный показатель), а также его срок или размер (количественный показатель) .

Но вместе с тем упомянутое определение содержит и ряд спорных положений. В частности, это указание на то, что санкция выступает в качестве модели мер уголовно-правового воздействия. В ст. 2 УК РФ указывается на то, Козаченко И.Я. Санкции за преступления против жизни и здоровья: обусловленность, структура, функции, виды. Томск, 1987. С. 74 .

Козлов А.П. Механизм построения уголовно-правовых санкций. Красноярск, 1998 .

С.38-39 .

На объективно-субъективный характер санкции указывают и иные авторы. См., напр.: Кирюшкина М.В. Механизм функционирования уголовного наказания // Правоведение. 2001. №1. С.145-146 .

что наказание является мерой уголовно-правового характера, наряду с иными мерами (принудительными мерами медицинского характера и др.), а, следовательно, последние им не ограничиваются. В санкции не находят отражения иные меры, например, уловное осуждение, конфискация имущества и другие .

Спорным также является указание в санкции на возможность ее применения к лицам, совершившим преступление. Санкция устанавливает наказание, которое в соответствии со ст. 43 УК РФ может применяться только к лицам, признанным судом виновными в совершении преступления. Поэтому дважды указывать на виновность вряд ли обоснованно. Кроме того, в анализируемом определении отсутствует указание на то, что санкции связаны с конкретными преступлениями .

М.Д. Шаргородский полагал, что часть статьи Особенной части УК, которая устанавливает наказание за конкретное преступление, представляет собой санкцию1. Несколько уточняет это определение Р.Р. Галиакбаров, по мнению которого санкцией называется часть статьи уголовного закона, в которой определяются виды и размеры наказания за конкретное преступление2 .

Представленные определения связывают санкцию с частью статьи уголовного закона, что достаточно спорно .

А.В.Наумов считает, что санкция уголовно-правовой нормы совпадает с санкцией статьи Особенной части УК. Но вместе с тем он замечает, что в некоторых случаях необходимо обращаться к статьям Общей части УК для ее уточнения. Это необходимо делать, например, для установления минимума соответствующего наказания, если он не указан в санкции статьи Особенной части3 .

Как справедливо указывает А.В. Иванчин, санкция выступает частью уголовно-правовой нормы, а не статьи Особенной части УК РФ4. Статьи имеШаргородский М.Д. Уголовный закон. М., 1948. С.89 .

Галиакбаров Р.Р. Уголовное право. Общая часть: учебник. Краснодар, 1999. С. 50 .

Наумов А.В. Российское уголовное право. Том 1. Общая часть: курс лекций. М.,

2004. С.87 .

Иванчин А.В. Законодательная техника и ее роль в российском уголовном правотворчестве. М., 2011. С. 133 .

ют несколько частей, каждая из которых содержит самостоятельную санкцию, при этом, если обратиться, например, к ст. 264 УК РФ, их может быть шесть .

Каждая из частей статьи признается самостоятельной нормой права .

Следует также помнить, что возможность применения тех или иных наказаний, предусмотренных в УК РФ, не всегда ограничивается указанием на это в санкции уголовно-правовой нормы. В Общей части предусмотрены наказания, которые могут применяться даже в тех случаях, когда они отсутствуют в санкции нормы Особенной части УК. Они признаются санкциями общего характера (нормы уголовного права) .

В частности, Л.Л. Кругликов к наказаниям, которые входят в санкцию общего характера, относит лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, применяемое тогда, когда суд приходит к выводу о необходимости его применения (ст. 47 УК РФ); лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград (ст. 48 УК РФ); назначение ограничения по военной службе при его применении вместо исправительных работ (ст. 51 УК РФ); назначение содержания в дисциплинарной воинской части, применяемого вместо лишения свободы (ст. 55 УК РФ) и др.1 Еще шире вопрос о разграничении санкций статьи Особенной части и санкции нормы права решается в работе В.П. Силкина.

Он справедливо выделяет следующие случаи применения положений Общей части УК РФ с целью уточнения содержательной стороны санкции статьи Особенной части УК РФ:

1) при определении минимального предела наказания, когда он не указан в соответствующей санкции; 2) при определении минимума наказания за данное преступление, когда имеются признаки рецидива преступлений; 3) при определении максимального срока или размера наказания за данное преступление, когда имеются специальные правила назначения наказания при наличии смягчающих обстоятельств; 4) при определении того или иного вида наказания из Кругликов Л.Л. Содержание общих начал назначения наказания в Уголовном кодексе 1996 года // Юридические записки Ярославского государственного университета им .

П.Г. Демидова. Ярославль, 1998. С. 192-194 .

числа предусмотренных в конкретной санкции статьи Особенной части УК, когда этот вид наказания может быть назначен определенным категориям осуждаемых; 5) при определении предусмотренных в санкции статьи Особенной части УК пределов или сроков наказания, которое может быть назначено определенным категориям осуждаемых; 6) при определении дополнительных наказаний, когда они не предусмотрены в санкции соответствующей статьи Особенной части УК, но суд может их назначить по своему усмотрению; 7) для определения пределов наказания, которые могут быть назначены за конкретное преступление при наличии исключительных обстоятельств; 8) при неприменении реально наказания, которое указано в санкции статьи Особенной части УК, если суд решает считать назначенное наказание условным (ст.73 УК РФ)1 .

В определении М.Д. Шаргородского и Р.Р. Галиабарова отсутствует указание на то, что санкция является последствием преступного деяния и применяется как реакция на совершения конкретного преступления. Однако в них содержится вполне справедливое указание на виды и размеры наказания. Но при этом все-таки правильнее применять словосочетания «вид (виды) и срок (сроки) или размер (размеры) наказания». Выбор вида наказания в некоторых статьях исключается, поскольку санкция ограничивается лишь указанием на один из них, что предопределяет слово «вид». Что же касается сроков и размеров, то эти термины чаще всего используются во множественном числе, хотя при пожизненном лишении свободы «срок» можно употребить лишь в единственном числе. Этот вид наказания не предполагает каких-то определенных пределов, несмотря даже на возможность условно-досрочного освобождения от него при фактическом отбытии не менее двадцати пяти лет. Нельзя вести речь о размерах наказания и применительно к смертной казни2 .

Силкин В.П. Уголовно-правовые санкции за преступления против собственности:

дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2004. С.17-18 .

Следует, однако, помнить, что в соответствии с определением Конституционного Суда РФ от 19.11.2009 г. № 1344-О-Р положения о смертной казни признаны не конституционными, в связи с чем предусмотрен запрет не только на применение смертной казни, но и на ее назначение. См.: Определение Конституционного Суда РФ от 19.11.2009 г. № 1344Г.Т. Чернобель справедливо утверждает, что санкция – это тот внешний фактор по отношению к данной норме, который выполняет функцию ее реального гарантирования1. Санкция действительно является гарантией соблюдения тех запретов, которые содержатся в уголовном законе. Зная о том, какие виды и размеры наказания грозят в случае совершения преступного деяния, многие воздерживаются от общественно опасного поведения. Однако в данном определении отсутствует указание на то, что санкция – это не только гарантия, но и реально применяемая к тем, кто совершает преступные деяния, мера наказания .

По мнению А.И. Нечаевой, санкция выполняет определенную служебную роль, которая проявляется в придании этому поведению характера юридической обязанности, и нарушение которой влечет за собой возможность применения мер уголовно-правового характера2. Вряд ли можно санкцию признавать обязанностью. Как указывает Г.Т. Чернобель, санкция, скорее, гарантия, чем обязанность. Обязанность подвергнуться тем или иным неблагоприятным мерам, которые содержатся в санкции, не реализуется во всех случаях, так как существует достаточно много иных мер уголовно-правового характера, которые могут применяться к виновному лицу и помимо санкций .

Достаточно широкое понятие санкции предлагает А.В. Рыбина. По ее мнению, санкция уголовно-правовой нормы представляет собой выраженную в норме уголовного закона меру государственного принуждения (наказания), налагаемую на виновного в рамках охранительного уголовно-правового правоотношения, в котором реализуется уголовная ответственность лица, виновно О-Р // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. № 48. Ст. 5867. Вместе с тем изменения в УК РФ относительно отмены смертной казни так и не внесены, и в перечне видов наказаний смертная казнь сохраняется .

Чернобель Г. Т. Структура норм права и механизм их действия (логические аспекты) // Правоведение. 1983. №6. С. 41 .

Нечаева И.А. Построение санкций за преступления в сфере экономической деятельности: дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2002. С. 19 .

совершившего общественно опасное, противоправное деяние (действие или бездействие)1 .

В данной дефиниции справедливо указывается на государственнопринудительный характер санкции, реализуемый в рамках охранительного отношения2. Но автор забывает о ее возможном применении в качестве одной их форм реализации уголовной ответственности. Вряд ли в определении санкции следует указывать на совершение лицом общественно опасного и противоправного деяния, ведь это поглощается понятием совершения конкретного преступления .

Таким образом, по нашему мнению, под санкцией в уголовном праве следует понимать часть правовой нормы, которая определяет негативные для лица последствия совершения им преступного деяния, закрепленного в диспозиции, носит государственно-властный характер и предусматривает возможность применения конкретных видов (вида) наказания с учетом его конкретных сроков (срока) или размеров (размера) за совершение конкретного преступления .

Предлагаемая дефиниция уголовно-правовой санкции отражает ее сущность и содержание с точки зрения не только законодательной конструкции, но и возможности ее применения .

Следующим моментом, исследование которого необходимо при рассмотрении вопроса о построении санкций за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, является определение видов санкций3 .

Рыбина А.В. Проблемы построения санкций и эффективность их применения за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов: дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2005. С. 89-90 .

На применение санкций в рамках охранительного уголовно-правового отношения указывали еще Я.М. Брайнин и В.И. Курляндский. См.: Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. М., 1963. С. 25; Курляндский В.И .

Уголовная ответственность и меры общественного воздействия. М., 1965. С. 19 .

В теории уголовного права высказывалось мнение о том, что, исходя из содержания уголовного закона, существует только один вид санкции – относительно-определенная, которая в свою очередь может быть единичной или альтернативной. См.: Ковалев М.И. Советское уголовное право. Курс лекций. Свердловск, 1974. С.91 .

Установление вида санкции уголовно-правовой нормы, как справедливо отмечает Л.Л. Кругликов, позволяет определить пределы наказуемости, обозначает рамки судейского усмотрения и др.1. Таким образом, деление санкций на виды имеет не только большое теоретическое значение при их построении, но и важно при применении оных .

Как и в вопросе о понятии санкций, нет единообразия и в подходах к их классификации2. Вызвано такое положение неоднозначным отношением к определению основания классификации. Одни ученые предлагают классификацию санкций на виды по одному единственному критерию, внутри которого возможно выделение разновидностей того или иного вида санкции. Это предопределяет построение вертикали видов санкций3 .

По нашему мнению, следует выделять не одно, а несколько оснований для классификации санкций в уголовном праве. Это вполне обоснованно, ведь санкции отличаются по содержанию, срокам или размерам, обязательности их применения и другим обстоятельствам. Невозможно в один ряд поставить санкции, предусматривающие основные и дополнительные наказания, содержащие один или несколько его видов, указывающие только на верхний предел наказания или предусматривающие и верхнюю и нижнюю его границы .

Два вида санкций – относительно-определенные и альтернативные – предлагает выделять А.В. Наумов4. Такая классификация представляется весьма узкой и не охватывающей всей палитры санкций, встречающихся в уголовКругликов Л.Л., Васильевский А.В. Дифференциация ответственности в уголовном праве. СПб., 2003. С. 268 .

Вместе с тем в общетеоретическом плане некоторые ученые высказывали мнение о том, что проблема видов санкций в юридической науке решена, и общепринята классификация санкций на абсолютно определенные, относительно определенные, альтернативные и кумулятивные санкции. См.: Веремеенко И.И. Административно-правовые санкции. М.,

1975. С. 22 .

См.: Зубкова В. Проблемы построения и взаимообусловленности санкций и категорий преступлений в УК РФ // Уголовное право. 2002. №4. С. 18-20; Козлов А.П. Уголовноправовые санкции. Красноярск, 1989; его же. Механизм построения уголовно-правовых санкций: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1991; его же. Система санкций в уголовном праве. Красноярск, 1991; Чернов А.Д. Тенденции развития уголовно-правовых санкций на современном этапе // Юрист. 1999. №1. С. 15-21 .

Наумов А.В. Указ. соч. С. 96 .

ном законе. В частности, в один ряд ставятся санкции с основными и дополнительными наказаниями, санкции, в которых указаны либо не указаны оба предела сроков или размеров наказания, и др .

Три вида санкций – абсолютно-определенные, относительноопределенные и альтернативные – выделяет Р.Р. Галиакбаров1. Недостатком данной классификации является, во-первых, отсутствие единого основания для деления, что поставило в один ряд различные по содержанию санкции. Вовторых, данная классификация является неполной в связи с отсутствием в ней указания на многие виды санкций, которые выделяются в науке и встречаются в уголовном законе (кумулятивные, единичные и др.) .

Боле развернутую классификацию уголовно-правовых санкций предлагает А.П. Козлов. В зависимости от количества видов наказаний все санкции он делит на абсолютно-определенные и относительно-определенные. В свою очередь, по признаку наличия дополнительных наказаний данные виды санкций делятся на простые и кумулятивные, а по признаку количества наказаний

– на альтернативные и неальтернативные2. В результате классификация становится запутанной, не всегда отвечающей существующему положению. Деление санкций в зависимости от видов наказаний на относительно-определенные вряд ли справедливо. Как указывалось ранее, оснований деления санкций должно быть несколько в связи с многогранностью их содержания. Выделять одни и те же разновидности внутри каждого из видов не совсем логично .

По мнению В.П. Малкова, в зависимости от особенностей конструкции санкции делят на абсолютно-определенные и относительно-определенные (данные санкции конструируются двумя способами – с указанием на верхний предел наказания или с указанием на верхний и нижний предел уголовного наказания)3. Без указания на основания их выделения В.П. Малков называет единичные и альтернативные, простые и кумулятивные санкции. Такое деление Галиакбаров Р.Р. Уголовное право. Общая часть: учебник. Краснодар, 1999. С. 50Козлов А.П. Уголовно-правовые санкции. Красноярск, 1989. С. 58-59 .

Малков В.П. Глава 3. Уголовный закон и принципы его действия // Уголовное право. Общая часть: учебник / под ред. Л.Л. Кругликова. М., 2004. С. 58-59 .

является вполне обоснованным, так как в целом отражает все возможные варианты видов санкций. Однако оно не вполне последовательно с точки зрения отсутствия оснований для двух классификаций, а также не полно в связи с отсутствием деления кумулятивных санкций на виды, которые фактически используются российским уголовным законом .

Е.В. Благов предлагает следующую классификацию санкций. По содержащимся в них наказаниям они делятся на простые (содержащие лишь основное наказание) и кумулятивные (содержащие и основное, и дополнительное наказание) .

Кумулятивные, в свою очередь, делятся на обязательные и факультативные. По характеру определения пределов наказания санкции делятся на полные (указаны и нижние и верхние пределы наказания) и усеченные (указан лишь верхний предел наказания). В зависимости от числа предусмотренных наказаний санкции делятся на единичные (в которых предусмотрен лишь один вид основного наказания) и альтернативные (в которых предусмотрены несколько видов основных наказаний)1 .

Такая классификация представляется вполне приемлемой. Она охватывает практически все возможные варианты конструирования санкций, используемые действующим уголовным законом. Однако в этой классификации не места такому виду санкций, как относительно-определенная, наличие которой признается большинством ученых. Вероятно, для ее выделения автору пришлось бы называть абсолютно-определенную санкцию, которая в российском уголовном законодательстве не встречается. В связи с этим он и не использует подобное деление санкций. Действительно, в российском уголовном законодательстве отсутствуют абсолютно-определенные санкции2, хотя в ранее действующем законе они были представлены .

Благов Е.В. Уголовный закон и преступление: лекции. М., 2011. С. 7-8 .

В теории уголовного права высказывалось мнение о том, что и в УК РФ 1996 г. содержались абсолютно определенные санкции. Так, К.Р. Самвелян полагал, что поскольку в ряде статей Особенной части УК РФ предусмотрено только наказание в виде лишения свободы, то при минимальном пределе наказания сроком свыше десяти лет в случае несовершеннолетия субъекта преступления его в соответствии со ст.88 УК РФ ждет абсолютноопределенная санкция, содержащая только наказание в виде лишения свободы на срок десять лет. См.: Самвелян К.Р. Уголовно-правовые санкции: проблемы конструирования и приНаиболее развернутую классификацию санкций предлагает Л.Л. Кругликов. По его мнению, в зависимости от оснований выделения (содержание которых непосредственно в работе не раскрывается) уголовно-правовые санкции делятся на: 1) простые и кумулятивные; 2) единичные и альтернативные; 3) абсолютно-определенные и относительно-определенные; 4) непосредственноопределенные и опосредованно-определенные; 5) в которых содержится упоминание только об уголовном наказании или в которых предусмотрена возможность применения иных мер уголовно-правого характера1 .

Выделяя некоторые из санкций, автор указывает на отсутствие определенных видов санкций в действующем российском уголовном законодательстве. Данная позиция в целом является верной, так как отражает многие как теоретические, так и практические положения. Однако вряд ли следует выделять те виды санкций, которые в уголовном законе отсутствуют. Это, в частности, относится к абсолютно-определенным санкциям, опосредованноопределенным, а также предусматривающим наряду с наказанием и иные меры уголовно-правового характера. В классификации также не представлено деление некоторых видов на подвиды, которые фактически присутствуют в санкциях уголовного закона. Это относится к кумулятивным и относительноопределенным санкциям .

По нашему мнению, можно выделить следующие виды уголовноправовых санкций с учетом различных для этого оснований .

В зависимости от числа основных наказаний, содержащихся в санкциях уголовно-правовых норм, их необходимо делить на единичную и альтернативную. Единичная санкция предполагает наличие в санкции уголовноправовой нормы указания только на одно основное наказание. Альтернативная санкция предполагает содержание в санкции уголовно-правовой нормы неменения: дис.... канд. юрид. наук. Волгоград, 1997. Следует отметить, что такое мнение было справедливо лишь до принятия Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ, так как в настоящее время нижний предел наказания несовершеннолетним сокращается на половину, и поэтому граница между минимальным и максимальным пределом лишения свободы при назначении наказания этим лицам всегда имеется .

Кругликов Л.Л., Васильевский А.В. Указ. соч. С. 273-274 .

скольких основных видов наказания, из которых при назначении наказания необходимо выбрать только одно .

В зависимости от видов наказаний, предусмотренных в санкции, их необходимо делить на простые и кумулятивные. Простая санкция предполагает содержание в ней только основных видов наказаний. Кумулятивная санкция предусматривает как основные, так и дополнительные наказания .

При этом в зависимости от обязанности назначить дополнительные наказания кумулятивные санкции подразделяются на кумулятивные с обязательным применением дополнительного наказания и кумулятивные с факультативным применением дополнительного наказания. Обязательное применение наказания означает, что судья должен назначить дополнительное наказание. Факультативное применение дополнительного наказания означает, что судья по своему усмотрению с учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного может применить или не применить дополнительное наказание .

В зависимости от конкретизации пределов (сроков или размеров) наказания санкции делятся на абсолютно-определенные, относительно- определенные и смешанные. Абсолютно-определенные санкции представляют собой санкции, в которых предусмотрено наказание с точно установленным пределом (сроком или размером) наказания. Относительно-определенная санкция подразумевает установление определенного разрыва между нижним и верхним пределом (сроком или размером) наказания. Смешанная санкция представляет собой санкцию, в которой одни наказания имеют разрывы между пределами наказания, а другие точно определены в уголовном законе (смертная казнь, пожизненное лишение свободы) .

В зависимости от предусмотренности пределов наказания в статье (части статьи) Особенной части1 санкции делятся на описательные и ссылочные .

Следует помнить, что мы имеем в виду санкцию нормы уголовного закона, а не статьи (части) статьи, так как пределы, которые отсутствуют в непосредственной санкции статьи Особенной части, восполняются предписаниями Общей части. Таким образом, положеОписательными признаются санкции, в которых нижний и верхний пределы (сроки или размеры) наказаний непосредственно содержатся в статье (части статьи) Особенной части УК РФ. Ссылочными признаются санкции, в которых верхний предел (срок или размер) наказания предусмотрен в статье (части статьи) Особенной части, а нижний предел (срок или размер) наказания предусмотрен в статьях Общей части УК РФ (главы 9, 10, 14 УК РФ) .

Представленная классификация предполагает возможность признания той или иной санкции альтернативной, кумулятивной, описательной и т.п. Такое положение обусловило выделение типов санкций в уголовном праве1. Типизация исходит из наличия разных по расположению в классификации санкций в рамках непосредственно предусмотренной их системы в конкретной норме Особенной части УК РФ. Тип санкции при этом предполагает предусмотренность различных видов санкций в санкции нормы Особенной части УК РФ .

Правильный учет типологии санкций позволяет построить ее таким образом, чтобы она соответствовала уголовному закону, а также тем тенденциям, которые намечены в науке уголовного права. Неправильное сочетание типов санкций не может способствовать предупреждению преступных посягательств .

Например, неприменение таких дополнительных видов наказаний, как лишение права занимать определенные должности или права заниматься определенной деятельностью и ограничение свободы, позволит осужденному продолжить свою преступную деятельность после отбытия основного наказания .

Таким образом, можно сформулировать следующие основные выводы:

1. Под санкцией в уголовном праве следует понимать часть правовой нормы, которая определяет негативные для лица последствия совершения им ния Общей и Особенной частей предполагают точное установление санкции уголовноправовой нормы, о чем уже говорилось ранее .

См.: Кругликов Л.Л. Классификация уголовно-правовых санкций // Советское государство и право. 1983. №5; его же. О видах и типах санкций в уголовном законодательстве // Кругликов Л.Л. Проблемы теории уголовного права: избранные статьи. 1982-1999 г.г .

Ярославль, 1999; Силкин В.П. Уголовно-правовые санкции за преступления против собственности: дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2004 и др .

преступного деяния, закрепленного в диспозиции, носит государственновластный характер и предусматривает возможность применения конкретных видов (вида) наказания с учетом его конкретных сроков (срока) или размеров (размера) за совершение конкретного преступления .

2. Классификация санкций в уголовном праве должна осуществляться по различным основаниям. По нашему мнению, следует выделять следующие санкции: 1) в зависимости от числа основных наказаний, содержащихся в санкции уголовно-правовой нормы, их необходимо делить на единичную и альтернативную; 2) в зависимости от видов наказаний, предусмотренных в санкции, – на простые и кумулятивные (при этом в зависимости от обязанности назначить дополнительные наказания кумулятивные санкции подразделяются на кумулятивные с обязательным применением дополнительного наказания и кумулятивные с факультативным применением дополнительного наказания); 3) в зависимости от конкретизации пределов (сроков или размеров) наказания санкции делятся на абсолютно-определенные, относительноопределенные и смешанные; 4) в зависимости от предусмотренности пределов наказания в статье (части статьи) Особенной части санкции делятся на описательные и ссылочные .

2.2 Основные правила построения санкций уголовно-правовых норм Важным вопросом, изучение которого необходимо для анализа проблемы построения санкций за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, является вопрос о правилах их формирования .

Изучение понятия, признаков и видов санкций необходимо, в конечном счете, для их построения в рамках уголовного закона применительно к тому или иному преступному деянию .

В научной литературе вопрос о построении санкций является менее разработанным по сравнению с уровнем исследования иных граней данного явления, о которых речь шла ранее. Процесс построения санкции крайне трудоемкий и сложный1. Как верно подмечает И.А. Нечаева, эффективность применения уголовного закона, повышение его авторитета в целом зависит от правильного построения санкции2 .

Однако, по нашему мнению, правильное построение санкции должно иметь значение не только для тех лиц, в отношении которых они применяются, но и способствовать соблюдению уголовно-правовых запретов всеми остальными гражданами .

Подход к определению содержания требований, которым должна соответствовать санкция при ее построении, в теории уголовного права не отличается единообразием. Это вполне естественно, так как данная проблема затрагивает различные аспекты деятельности законодателя .

По мнению Я.М. Семенова, законодатель должен учитывать три обстоятельства во время построения санкции уголовно-правовой нормы: 1) выбор вида санкции и ее конкретное изложение зависит от формы построения диспозиции, отражающей общественную опасность преступления; 2) при построении санкции необходимо точно учитывать степень общественной опасности в зависимости от особенностей элементов состава преступления; 3) санкции отдельных статей должны быть согласованы между собой3 .

Такой подход во многом соответствует тем предписаниям, которые должен учитывать законодатель. Однако первое и второе положение несколько пересекаются, так как оба сводятся, по сути, к учету общественной опасности (в первом имеется в виду характеристика общественной опасности, которая отражена в диспозиции, а во втором – степень общественной опасности, связанная с элементами состава преступления, которые тоже, в основном, отражены в диспозиции). В данном случае отсутствует, во-первых, указание на требования для включения дополнительного наказания и требования, которым Иванчин А.В. Указ. соч. С. 134 .

Нечаева И.А. Указ. соч. С. 67 .

Семенов Я.И. Законодательная техника в уголовном праве: автореф. дис. … канд .

юрид. наук. Челябинск, 2007. С. 18 .

оно должно соответствовать; во-вторых, не учитывается согласованность санкции за одно преступление с санкциями за иные, сходные преступления .

По мнению Л.Л. Кругликова, «размеры наказаний1, предусмотренных в санкциях, должны быть строго выдержаны, взаимно согласованы, соизмеримы с тяжестью преступления и личностью виновного»2. Указанные требования к построению санкций отражают многие объективно необходимые обстоятельства, которым должны соответствовать санкции за любое преступление .

Н.А. Лопашенко считает, что в целях минимизации криминогенности уголовно-правовых норм необходимо правильно строить санкции уголовноправовых норм, в связи с чем законодатель должен следовать следующим правилам построения санкций: «1) наказания за преступления небольшой и средней тяжести должны быть вариативными, т.е. предусматривать не один вид наказания, которое может быть назначено; 2) вариативность наказаний в то же время не должна быть бесконечной, и санкции не должны включать в себя половину и более всех существующих в УК видов наказаний; 3) в вариативных санкциях самый строгий вид наказания не может отягощаться дополнительным видом наказания, даже если он является факультативным, поскольку это означает практически двойное ужесточение самого строгого наказания; 4) границы, в которых может быть назначено наказание, особенно по штрафу и лишению свободы, должны быть обозримыми и не превращать судейское усмотрение в произвол»3 .

Указанные правила уже затрагивают вопросы построения санкций с дополнительными наказаниями, вопросы установления количества видов наказания и его пределов. Но вместе с тем в предложенных правилах не отмечается обязательность учета общественной опасности, отражением которой и являютПри этом следует учитывать, что Л.Л. Кругликов под размерами наказания понимает как его пределы, связанные со сроками наказаний, так и размеры наказаний, не связанных со сроками .

Кругликов Л.Л. Глава II: Общие начала назначения наказания // Энциклопедия уголовного права. Том 9. Назначение наказания. СПб., 2008. С. 190-191 .

Лопашенко Н.А. Уголовная политика. М., 2009. С. 166-167 .

ся санкции, предусмотренные за те или иные преступления, а также не акцентируется внимание на необходимости согласованности наказаний .

Рассуждая по вопросу построения санкций, И.А. Нечаева отмечает, что законодатель должен придерживаться положительного опыта зарубежных стран, а также правотворческого наследия и научных позиций прошлых лет .

Кроме того, он должен учитывать сложившиеся в определенном государстве в данный период времени экономические, политические, социальные, культурные, моральные и другие условия1. Такое мнение отражает некоторые необходимые положения, которые должны учитываться в рассматриваемом процессе .

Так, исторический опыт в построении санкций, конечно, должен найти отражение в законодательстве. Но его необходимо согласовывать с характером и степенью общественной опасности преступления, отношение к которым с течением времени может измениться. Что касается зарубежного опыта построения санкций, то, учитывая его позитивные аспекты, также следует иметь в виду разный уровень правосознания в государствах, особенности правовых систем, законодательные традиции, специфику законодательной техники и другие обстоятельства .

При конструировании санкций необходимо, по мнению З.А. Тростюка, учитывать терминологический аппарат, который предполагает, во-первых, соответствие содержания санкции названиям и порядку расположения наказаний в системе Общей части УК. Во-вторых, при конструировании кумулятивных санкций необходимо учитывать знаки пунктуации между основными и дополнительными наказаниями, а также то, что степень суровости дополнительных наказаний должна быть меньшей, чем у основного наказания. В противном случае утрачивается предупредительный аспект основного наказания2. По нашему мнению, эти правила тоже должны учитываться, однако в формулировке первого из них можно было бы указать на учет положений Общей части не Нечаева И.А. Указ. соч. С. 81 .

Тростюк З.А. Понятийный аппарат санкций статей (частей статьи) Особенной части Уголовного кодекса Украины // Уголовное право: истоки, реалии, переход к устойчивому развитию: материалы VI Российского Конгресса уголовного права (26-27 мая 2011 г.). М.,

2011. С. 781 .

только в плане названия, порядка расположения, но и минимальных и максимальных сроков и размеров наказаний. Что касается второго из предлагаемых правил, то оно вполне применимо, ведь большинство санкций в Особенной части УК РФ в настоящее время являются кумулятивными в связи с расширением возможности применения дополнительных видов наказаний, что требует и соблюдения соответствующих правил их построения .

По нашему мнению, при конструировании санкций уголовно-правовых норм необходимо учитывать следующие правила их построения: 1) необходимо учитывать положения Общей части УК РФ в части учета видов наказаний, их иерархии, определения максимальных и минимальных сроков или размеров и др.; 2) при формулировании санкций уголовно-правовых норм должно учитывать характер и степень общественной опасности преступления, за которое они предусмотрены, а также экономические, политические, социальные процессы, происходящие в обществе, влияющие на оценку уровня общественной опасности деяния; 3) санкции должны учитывать личность виновного (с точки зрения применимости тех или иных видов наказания к определенным категориям лиц за совершение соответствующего преступления); 4) санкция должна быть строго выдержана (содержать указание на определенное число видов наказаний, обусловленных общественной опасностью преступления, и предусматривать определенный разрыв в минимальных и максимальных сроках и размерах наказаний, как основных, так и дополнительных); 5) санкции должны отвечать требованиям грамматики; 6) санкции за одни преступления должны согласовываться с санкциями за иные преступления; 7) санкция за тяжкие и особо тяжкие преступления должна позволять применять положения о назначении наказания с учетом специальным правил .

Итак, первое правило, которое необходимо учитывать при построении уголовно-правовых санкций, заключается в учете положений Общей части

УК РФ. Оно предполагает следующее:

1) Учет перечня видов наказаний. В соответствии со ст. 3 УК РФ могут применяться лишь те наказания, которые закреплены в перечне их видов, т.е .

включены законом в систему наказаний. Система наказаний, как справедливо указывают многие исследователи, представлена в виде исчерпывающего перечня видов наказаний, находящихся в определенном порядке1. Таким образом, в санкции статьи (части статьи) Особенной части УК РФ могут предусматриваться только те наказания, которые включены в перечень видов наказаний .

2) Название каждого из наказаний, содержащихся в санкции статьи (части статьи) Особенной части УК, должно точно соответствовать его терминологическому обозначению в Общей части .

3) Наказания, содержащиеся в санкции Особенной части, должны полностью соответствовать его разновидностям (основное, дополнительное, «смешанного» типа), которые установлены в главе 9 УК РФ .

4) Сроки или размеры наказаний, предусмотренные в санкции статьи Особенной части, должны варьироваться в тех минимальных и максимальных переделах, которые предусмотрены для того или иного вида наказания в нормах Общей части .

Следующее правило, которое необходимо учитывать при построении санкций, связано с необходимостью учета в них характера и степени общественной опасности преступления, за которое они установлены. Спорным представляется мнение А.В. Иванчина, что санкция – мерило общественной опасности, поэтому для ее создания важен правильный «замер» уровня вредоносности деяния. Мы поддерживаем мнение А.И Коробеева, что «не санкция должна определять примерную тяжесть криминализируемых деяний, в самом деянии необходимо искать мерило, критерий его общественной опасности .

Санкция, содержащая наказание, должна всего лишь служить вспомогательСм.: Зубкова В.И. Уголовное наказание и его социальная роль: теория и практика .

М., 2002. С. 179; Милюков С.Ф. Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа. СПб., 2000. С.143; Становский М.П. Назначение наказания. СПб., 1999. С. 25; Чугаев А.П. Назначение наказания: учебное пособие. Краснодар, 2003. С. 18; Чугаев А.П., Веселов Е.Г. Назначение наказания: учебно-практическое пособие. М., 2008. С. 6; Якушин В.А .

Система уголовных наказаний и их классификация: Глава III // Энциклопедия уголовного права. Том 8: Уголовная ответственность и наказание. СПб., 2007. С. 228 и др .

ным средством отражения характера и степени общественной опасности данного преступления»1. Санкция должна отражать общественную опасность, но мы не можем поддержать утверждение, что это мерило последней. Санкция создается законодателем, т.е. несет в себе субъективный момент, в то время как общественная опасность является объективной категорией, которая не зависит от воли и сознания законодателя .

Общественная опасность определяется объектом преступного посягательства, формой вины, характеристикой деяния и другими обстоятельствами .

Но вместе с тем следует учитывать, что общественная опасность должна соотноситься с экономическими, политическими, социальными процессами, происходящими в обществе. Одно и то же деяние в различные периоды развития государства с учетом изменений, происходящих в нем, может характеризоваться разными уровнями общественной опасности. Он может снижаться или повышаться, что проявляется в криминализации и декриминализации преступных деяний, а в сфере построения уголовно-правовых санкций – в пенализации и депенализации .

Учет личности виновного при построении санкции уголовно-правовой нормы, прежде всего, заключается в том, чтобы в ней не содержалось указание на наказания, которые не могут назначаться отдельным категориям лиц, совершающим определенные преступные деяния. В частности, такие виды наказаний, как ограничение по военной службе и содержание в дисциплинарной воинской части, могут предусматриваться только за преступления против военной службы .

Одним из правил построения санкций уголовно-правовых норм является выдержанность санкций. Отношение к содержанию этого правила в литературе неоднозначно. Выдержанность заключается, во-первых, в установлении количества видов наказаний, которые предусматриваются за совершение престуКоробеев А.И. Советская уголовно-правовая политика: проблемы криминализации и пенализации. Владивосток, 1987. С. 144 .

пления и, во-вторых, в определении оптимальных нижних и верхних пределов наказаний .

Вопрос о количестве наказаний, которое должно содержаться в санкции, является дискуссионным. Это обусловлено высокой степенью оценочности данного явления. Несколько видов наказаний предусматриваются в санкциях альтернативных и кумулятивных .

В альтернативных санкциях встречаются два, три, четыре и пять видов наказаний. Мы согласны с мнением А.Д. Чернова, В. Зубковой, что нет необходимости в многоальтернативных санкциях, которые «размывают» границы наказания1 .

Вопрос о достаточно большом количестве альтернативных наказаний может возникать лишь в санкциях за преступления небольшой и средней тяжести. Однако применительно к тяжким и особо тяжким преступлениям число альтернативных наказаний в санкциях не должно превышать двух-трех2, либо санкции за данные преступления должны содержать лишь одно основное наказание .

Решение вопроса о количестве дополнительных наказаний не представляет серьезных трудностей. Как правило, дополнительные наказания, непосредственно содержащиеся в санкции статьи (части статьи) Особенной части УК РФ, ограничиваются двумя. При этом следует помнить, что дополнительные наказания применяются для достижения конкретных ближайших целей с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, обстоятельств его совершения, а также особенностей личности виновного. Дополнительные наказания не должны по жесткости превосходить основные наказания. Это обусловлено тем обстоятельством, что дополнительные наказания сами по себе не могут обеспечивать достижения целей наказания .

Чернов А.Д. Тенденции развития уголовно-правовых санкций на современном этапе // Юрист. 1999. №1. С. 15-21; Зубкова В. Проблемы построения и взаимообусловленности санкций и категорий преступлений в УК РФ // Уголовное право. 2002. №4. С. 18-20 .

При этом следует помнить, что три альтернативных наказания предусмотрены для особо тяжких преступлений против жизни, в санкции за которые указаны лишение свободы на определенный срок (до двадцати лет), пожизненное лишение свободы и смертная казнь .

Следует, кроме того, учитывать, что неправильной является конструкция санкции, в которой один и тот же вид наказания предусмотрен и в качестве основного, и в качестве дополнительного. На невозможность применения одних и тех же наказаний в качестве основных и в качестве дополнительных неоднократно указывал Пленум Верховного Суда РФ1 .

Сам факт установления одного и того же наказания в качестве основного и в качестве дополнительного при применении санкции на практике не позволяет в полном объеме оценить характер и степень общественной опасности совершенного преступления. Так, санкция ч.1 ст. 290 УК РФ предусматривает штраф как в качестве основного, так и в качестве дополнительного к лишению свободы наказания. Штраф как основное наказание предусмотрено в пределах от двадцатикратного до пятидесятикратного размера взятки, а как дополнительное – от десятикратной до двадцатикратной ее суммы. Разрыв в размере штрафа, таким образом, незначительный. Получается, что в одном случае можно назначить только штраф, в другом лишение свободы и штраф, что существенно отличается по правоограничениям, возлагаемым на личность. Во избежание подобных нарушений в санкции следовало бы исключить случаи установления одного и того же наказания одновременно в качестве основного и в качестве дополнительного .

Что касается пределов наказаний, то их сроки или размеры в санкциях должны быть такими, чтобы судья, с одной стороны, не был стеснен чрезмерно узкими рамками, предусмотренными в законе, и имел простор в избрании наказания, а, с другой стороны, – чтобы данный простор не порождал субъектиСм.: Пункт 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г .

№ 20 (в ред. от 23 декабря 2010 г.) «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. № 1; СПС «Консультант Плюс»; п.п. 3, 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. № 2 (в ред. от 03.12.2013 г.) «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. № 4; СПС «Консультант Плюс» (оба постановления утратили силу после выполнения диссертационного исследования в связи с принятием постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г .

№ 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2016. № 2); в нем аналогичное положение сформулировано в п .

59) .

визма, т.е. избранное наказание не было явно излишним. Это встречается тогда, когда законодателем допускается слишком большой разрыв между минимальными и максимальными границами санкции1. В подобных ситуациях данное требование серьезным образом нарушается .

В частности, в связи с принятием Федерального закона от 7 марта 2011 г .

№26-ФЗ многие санкции за преступления средней тяжести, тяжкие, а в некоторых случаях и особо тяжкие перестали содержать нижние пределы2. В результате санкция за такое особо тяжкое преступление, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч.4 ст. 111 УК РФ), предусматривает возможность назначения наказания в виде лишения свободы на срок от двух месяцев до пятнадцати лет .

Такая санкция представляется допускающей неприемлемо широкое усмотрение при ее применении. Это будет пагубно отражаться на реализации принципа справедливости, на достижении цели исправления осужденных и предупреждения совершения новых преступлений как лицами, совершившими общественно опасные деяния, так и иными лицами .

Верным в этом плане представляется высказывание В.М. Хомича. По его мнению, необходимо оптимизировать сроки лишения свободы в таких пределах, когда лишение свободы на определенный срок будет восприниматься преступником как осознаваемо-эффективное страдание за совершенное преступление3 .

Применительно к данному правилу построения санкций следует помнить о вопросе пересечения санкций за преступление с признаками основного состава, квалифицированного и особо квалифицированного. Имеется в виду сиКругликов Л.Л. Общие начала назначения наказания. Глава II // Энциклопедия уголовного права. Том 9: Назначение наказания. СПб., 2008. С. 190-191 .

См.: О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 07 марта 2011 г. № 26-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2011. № 11 .

Ст. 1495 .

Хомич В.М. Криминологическая оценка целей применения уголовно-правовых санкций и их эффективность // Категория «цель» в уголовном, уголовно-исполнительном праве и криминологии: материалы IV Российского Конгресса уголовного права (28-29 мая 2009 г.). М., 2009. С. 114 .

туация, когда верхний предел наказания за преступление с признаками основного состава выше, чем нижний предел за квалифицированное посягательство, но ниже его верхнего предела. Таким образом, происходит как бы «перехлест»

пределов санкций. Однако в УК РФ очень часто встречаются ситуации, кода санкции за преступления с признаками основного и квалифицированного, а в некоторых случаях и особо квалифицированного состава имеют один нижний предел, отличаясь только верхними пределами (например, санкции ч.1, 2, 3, 4 ст. 158 УК РФ). Такое положение представляется неправильным и нарушающим правила построения санкций .

Как верно заметил М.Н. Каплин, при таком положении выделение квалифицированного состава может потерять всякий смысл, поскольку наказание может остаться одинаковым как в случае совершения преступления с простым, так и с квалифицированным составом1. Нижний предел санкции за квалифицированное (особо квалифицированное) посягательство должен превышать нижний предел санкции за преступление с основным (квалифицированным) составом, но должен быть меньше, чем верхний предел этой санкции. Такое положение позволит правильно оценить характер и степень общественной опасности преступного посягательства и назначить лицу справедливое наказание с учетом требований индивидуализации .

Очень важно при построении уголовно-правовых санкций соблюдать правила грамматики применительно к альтернативным и кумулятивным санкциям. В данном случае речь идет о правильности применения союзов и знаков препинания. Исходя из содержания санкций статей (частей статьи), законодатель при конструировании основных наказаний при их альтернативности применяет союз «либо», который означает возможность выбора лишь одного из основных наказаний. Между основным и дополнительными наказаниями применяются союзы «и», «или», предлоги «с», «со», что позволяет определить Каплин М.Н. Дифференциация уголовной ответственности за преступления против жизни и здоровья: дис. … канд. юрид. наук. Ярославль, 2002. С. 51 .

степень вариативности либо обязательности применения дополнительных наказаний .

Последнее правило построения санкций заключается в необходимости согласованности санкций за одни преступления с санкциями за другие преступления. Указанное правило должно касаться схожих составов преступлений .

Что касается соотношения санкций, то их полное совпадение прослеживается в ст. 131 и ст. 132 УК РФ, подтверждая данное правило. Однако в санкциях ст .

126 и ст. 127 УК РФ просматривается серьезная диспропорция, когда разница в наказании в виде лишения свободы (ч.3 ст. 126 и ч.3 ст. 127 УК РФ) составляет более десяти лет. Такое положение обусловлено несовершенством в построении санкций .

Очень важным правилом является учет в санкции за тяжкие и особо тяжкие преступления положений о назначении наказания с использованием специальным правил. К специальным правилам назначения наказания мы относим, в частности, назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств (ст. 62 УК РФ); при вердикте присяжных заседателей о снисхождении (ст. 65 УК РФ); за неоконченное преступление (ст. 66 УК РФ); при рецидиве преступлений (ст. 68 УК РФ). В названных статьях предусмотрены специальные минимальные и максимальные пределы наказания, за которые суд не имеет права выйти, назначая его за конкретное преступление .

Если не учитывать данное обстоятельство, то суд может выйти за пределы санкции статьи Особенной части. В соответствии со ст. 60 УК РФ это возможно только при наличии условий, указанных в ст. 64, 69 и 70 УК РФ. Например, не соответствует предъявляемым требованиям санкция ч. 3 ст. 162 УК, в которой в качестве основного предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от семи до двенадцати лет. За приготовление к данному преступлению наказание в соответствии с ч. 2 ст. 66 УК РФ необходимо назначить не более шести лет лишения свободы, что не согласуется с санкцией статьи .

Как разъяснял Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 11 января 2007 г. № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», если в случае назначения наказания по правилам ст. 62 УК РФ оно оказывается ниже нижнего предела санкции, то ссылаться на ст. 64 УК РФ не надо (аналогичное положение содержится в ч. 2 п. 34 ранее названного постановления от 22.12.2015 г. № 58). Такое разъяснение представляется весьма спорным, так как в соответствии со ст. 60 УК РФ выход за пределы санкции возможен только при наличии условий, указанных в ст. 64, 69 и 70 УК РФ .

Подобная несогласованность возникает и в случае назначения наказания с учетом рецидива преступлений. Так, например, санкция ч.4 ст. 131 УК РФ предусматривает в качестве основного наказания лишение свободы на срок от двенадцати до двадцати лет лишения свободы. Если учитывать правила, указанные в ч.2 ст. 68 УК РФ, то минимальный срок наказания должен быть не менее одной трети максимального предела наказания. В приведенном нами случае это десять лет, хотя минимальный срок, предусмотренный санкцией, составляет двенадцать лет. Получается, что, назначив минимальный срок лишения свободы, суд учел правила определения наказания при рецидиве. Но, тем не менее, такое решение не логично и не способствует достижению целей наказания .

Таким образом, при конструировании санкций уголовно-правовых норм необходимо учитывать следующие правила их построения: 1) необходимо учитывать положения Общей части УК РФ, касающиеся видов наказаний и определения их максимальных и минимальных сроков или размеров, и др.; 2) санкции уголовно-правовых норм должны учитывать характер и степень общественной опасности преступления, за которое они предусмотрены, и строиться с учетом экономических, политических, социальных процессов, происходящих в обществе и влияющих на определение уровня общественной опасности тех или иных деяний в тот или иной исторический период существования государства; 3) санкции должны учитывать личность виновного (с точки зрения применимости тех или иных видов наказания к определенным категориям лиц за совершение соответствующего преступления); 4) санкции должны быть строго выдержаны (должны предусматривать определенное число видов наказаний, обусловленных общественной опасностью преступления, и содержать определенный разрыв в минимальных и максимальных сроках и размерах наказаний как в отношении основного, так и в отношении дополнительного наказания); 5) санкции должны отвечать требованиям грамматики; 6) санкции за одни преступления должны согласовываться с санкциями за иные преступления; 7) санкции за тяжкие и особо тяжкие преступления должны строиться так, чтобы создавать условия для применения положений, касающихся назначения наказания с учетом специальных правил .

ГЛАВА 3. ПОСТРОЕНИЕ САНКЦИЙ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ И ПОЛОВОЙ

СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ В ДЕЙСТВУЮЩЕМ УГОЛОВНОМ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИИ

3.1 Санкции за насильственные преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности и вопросы их построения в УК РФ УК РФ 1996 г. предусматривает пять составов преступлений, посягающих на половую неприкосновенность и половую свободу личности, – изнасилование (ст. 131); насильственные действия сексуального характера (ст. 132);

понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133); половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (ст. 134); развратные действия (ст. 135) .

Названные преступления обладают достаточно высокой общественной опасностью, связанной с важностью общественных отношений, на которые посягают лица, их совершающие. Показателем важности обеспечения половой свободы и половой неприкосновенности личности выступает подход к построению санкций статей, предусматривающих охрану данных объектов .

Изнасилование и насильственные действия сексуального характера являются достаточно распространенными видами преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности и наиболее опасными из них. Санкции, предусмотренные за них, одинаковы во всех частях обеих статей. Это обусловлено, во-первых, схожестью объектов преступных посягательств1; во-вторых, наличием тождественных признаков объективной стороКак справедливо полагает С.М. Мальков, изнасилование и насильственные действия сексуального характера глубоко затрагивают сокровенно-интимную сферу жизни человека, сопряжены с применение насилия или угрозы его применения, за исключением случаев, когда потерпевший (потерпевшая) находится в беспомощном состоянии. См.: Мальков С.М. Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы: лекция. Красноярск, 1999. С. 4 .

ны преступления (за исключением, конечно, самих сексуальных действий); втретьих, полным сходством системы квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков; в-четвертых, одинаковыми последствиями, которые могут наступать в результате совершения данных преступных посягательств .

В случае совершения «простого» (с основным составом) изнасилования, а также насильственных действий сексуального характера (ч.1 ст. 131 и ч.1 ст .

132 УК РФ) санкция предусмотрена по типу единичная, простая, относительно-определенная и описательная (лишение свободы сроком от трех до шести лет) .

Построение именно такой санкции, с одной стороны, объяснимо. Посягательство виновного лица направлено не только на половую неприкосновенность и половую свободу личности, но и на здоровье .

В соответствии с п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 04.12.2014 г. № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности», если при изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера потерпевшему лицу был причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, содеянное охватывается диспозициями статей 131 и 132 УК РФ1 .

Санкция ч.1 ст. 112 УК РФ предусматривает наказания за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, наиболее строгое из них – лишение свободы на срок до трех лет. Следовательно, санкция за насильственное посягательство на половую свободу с применением насилия, повлекшего причинение средней тяжести вреда здоровью, должно превышать три года лишения свободы, но должно учитывать и причинение вреда основному объекту – половой свободе и половой неприкосновенности хотя бы в тех же пределах санкции (три года лишения свободы). Поэтому и предусмотрено наказание в виде лишения свободы от трех (причинение вреда как минимум основному объекту) до шести лет (к трем годам лишения свободы за вред основному объСм.: Российская газета. 2014. 12 декабря; http://www.vsrf.ru/Show_pdf.php?Id=9636 (дата обращения – 12 мая 2014 г.) .

екту добавляется три года лишения свободы за нарушение дополнительного объекта) .

С другой стороны, такая санкция представляется вполне обоснованной и применительно к ситуации с причинением легкого вреда здоровью. В соответствии с ч.1 ст. 115 УК РФ самое строгое наказание, которое может назначаться за умышленное причинение легкого вреда здоровью, – арест на срок от двух до четырех месяцев. Если учитывать, что наказание за причинение вреда основному объекту посягательства условно представлено тремя годами лишения свободы, то с учетом наказания за умышленное причинение легкого вреда здоровью общее наказание должно превышать его как минимум на два месяца, что вполне допустимо в процессе правоприменительной деятельности .

Как представляется, не совсем отвечает требованиям соответствия общественной опасности санкция за изнасилование (насильственные действия сексуального характера), совершаемое путем использования беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей). В этом случае страдает половая неприкосновенность потерпевшего (потерпевшей)1, а здоровье человека – нет. Применительно к такой ситуации нижний предел санкции представляется весьма суровым, не соответствующим общественной опасности преступного посягательства. При такой санкции суд вынужден назначать минимальный срок лишения свободы и нередко применять положения об условном осуждении как единственном варианте реализации принципа справедливости .

Не совсем последователен подход к построению такой санкции и с точки зрения ответственности за приготовление к изнасилованию или насильственным действиям сексуального характера (с признаками основного состава). Так как изнасилование (насильственные действия сексуального характера) относится к тяжкому преступлению, то и приготовление к совершению данного преступления в соответствии с ч. 2 ст. 30 УК РФ уголовно наказуемо. Часть 2 ст.66 УК РФ предусматривает, что при приготовлении к преступлению срок Иванов Н.Г. Уголовное право России. Общая и Особенная части: учебник для вузов .

М., 2003. С. 479; Учебно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. А.Э. Жалинский. М., 2005. С. 396 .

или размер наказания не может превышать половины срока или размера наиболее строгого вида наказания. Приготовление к изнасилованию в таком случае всегда будет влечь за собой назначение наказания в виде трех лет лишения свободы. При приготовлении к изнасилованию получается, что санкция статьи превращается в абсолютно определенную, не позволяющую учитывать степень общественной опасности совершенного преступления, обстоятельства его совершении, личность виновного, что нарушает принцип справедливости (ст. 6 УК РФ) .

Такая ситуация исключается, например, в случае реализации санкции ч.2 ст. 131 УК РФ (ч. 2 ст. 132 УК РФ), в которой предусмотрено основное наказание в виде лишения свободы на срок от четырех до десяти лет .

Суды в случаях покушения на изнасилование и насильственные действия сексуального характера с применением насилия назначают наказание с учетом минимального срока, что соответствует общественной опасности деяния. Так, приговором Черкесского городского суда Д. осужден за покушение на изнасилование по ч. 3 ст.30, ч.1 ст. 131 УК РФ к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком в три года1 .

Анализ практики применения санкций за простое изнасилование выявил такую закономерность: три года лишения свободы назначено в 58% случаев осуждения, свыше трех до четырех лет – в 37%, лишь 5% приговоров содержат указание на применение этого наказания на срок свыше четырех лет. Получается, что и при покушении на изнасилование, и при изнасиловании фактически назначается одно и то же наказание в виде трех лет лишения свободы, что вряд ли свидетельствует о соблюдении принципов индивидуализации и дифференциации наказания .

Опрос практических работников показал: 58 % из них считают, что сокращение нижнего предела наказания, предусмотренного в санкции за изнасиСм.: Архив Черкесского городского суда за 2002 г. Обвинительный приговор в отношении Д. Аналогичное наказание назначено и по другим делам. См., напр.: Дело № 1-385/ 2006 // Архив Кочубеевского районного суда Ставропольского края за 2006 г.; дело № 1Архив Черкесского городского суда за 2008 г .

лование (с признаками основного состава), необходимо и является правильным, как с точки зрения создания условий для наказуемости приготовления к изнасилованию, так и для ситуации применения при его совершении насилия в виде легкого вреда здоровью или нанесения побоев .

Таким образом, для устранения выявленных противоречий следовало бы сократить нижний предел санкции ч.1 ст. 131 УК РФ до двух лет лишения свободы. Верхний же предел наказания необходимо оставить прежним .

За квалифицированное изнасилование (ч.2 ст. 131 УК РФ) и насильственные действия сексуального характера (ч. 2 ст.132 УК РФ) предусмотрена санкция, которая по типу относится к единичным, кумулятивным с факультативным применением дополнительного наказания, относительноопределенным, описательным .

В качестве основного наказания за указанные преступления санкция предусматривает лишение свободы на срок от четырех до десяти лет, в качестве дополнительного наказания предусмотрено альтернативно («либо без такового») ограничение свободы до двух лет (минимальный срок шесть месяцев – ч.2 ст. 53 УК РФ) .

Установление такого основного наказания практически соответствует всем требованиям, предъявляемым к построению санкции. Однако подход к решению вопроса об учете общественной опасности данного посягательства вызывает некоторые сомнения .

В ч. 2 ст. 131 и ч.2 ст.

132 УК РФ объединены такие квалифицированные виды изнасилования (насильственных действий сексуального характера), как:

а) совершение его группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или к другим лицам; в) повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием. Применительно к групповому преступлению такая санкция, возможно, и выглядит вполне убедительно и соответствует его повышенной общественной опасности, даже если не углубляться в вопрос о различии форм соучастия, объединенных в рамках одной нормы .

Однако применительно к угрозе убийством или причинению тяжкого вреда здоровью, а также заражению венерическим заболеванием санкция представляется не соответствующей правилам ее построения. Угрозы возможным причинением смерти лицу или причинением тяжкого вреда здоровью должны рассматриваться как средство преодоления сопротивления потерпевшего лица, когда у него имеются основания опасаться реального осуществления этой угрозы1. Получается, что угроза убийством и причинением тяжкого вреда здоровью применяется помимо насилия в виде побоев, умышленного причинения легкого и средней тяжести вреда здоровью и угроз их нанесением .

Санкция ч.1 ст. 119 УК РФ, предусматривающая наказание за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, является менее строгой, чем санкция за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью. Если по ч.1 ст. 112 УК РФ предусмотрена возможность назначить максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет, то по ч.1 ст. 119 УК РФ максимальное наказание в виде лишения свободы составляет два года лишения свободы. Возникает вопрос, а как же тогда использование названной угрозы повышает степень общественной опасности изнасилования (насильственных действий сексуального характера), увеличивая наказание на целых четыре года?2 Наказание, которое назначается судами при наличии такого квалифицирующего признака, в основном выражается в четырех годах лишения свободы, составляя минимальный срок, предусмотренный санкцией ч.2 ст. 131 и ч.2 ст .

132 УК РФ. Например, такое наказание назначено по делу Б., рассмотренного Кочубеевским районным судом Ставропольского края3. Оно вполне укладываПункт 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 04.12.2014 г. № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» .

Максимальное наказание за совершение изнасилования (насильственных действий сексуального характера) при наличии признаков основного состава составляет шесть лет лишения свободы, а квалифицированного – десять лет .

См.: Архив Кочубеевского районного суда Ставропольского края за 2006 г. Дело №1-30/ 2006 .

ется в рамки ч.1 ст. 131 УК РФ (санкция от трех до шести лет) .

Единственная ситуация, которая должна влиять на санкцию, повышая ее пределы, это совершение изнасилования и насильственных действий сексуального характера при условии, что лицо, применяя насилие, не добивается желаемого результата и использует угрозу убийством. Но на практике такие случаи фактически не встречаются .

Таким образом, квалифицирующий признак, предусмотренный п. «б» ч.2 ст. 131 и «б» ч.2 ст. 132 УК РФ, связанный с применением угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, с точки зрения оценки общественной опасности и построения санкции, следует исключить. При реализации этого предложения ситуации совершения изнасилования и насильственных действий сексуального характера, сопряженных с такой угрозой, будут подлежать квалификации по ч.1 ст. 131 УК РФ, санкция которой вполне отражает реальное содержание деяния .

Что касается особой жестокости по отношению в потерпевшей (потерпевшему) или другим лицам как квалифицирующего признака, предусмотренного в п. «б» ч.2 ст. 131 и «б» ч.2 ст. 132 УК РФ, то, с точки зрения построения санкций, его наличие вполне оправдано. Названные деяния должны признаваться совершенными по признаку особой жестокости, когда в процессе преступного посягательства потерпевшему (другим лицам) умышленно причинены особые физические или нравственные страдания и мучения. Данный квалифицирующий признак присутствует в случаях издевательства и глумления над потерпевшим лицом (потерпевшими), его истязания в процессе совершения преступного деяния, причинения телесных повреждений, совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера на глазах родных или близких потерпевшего лица. Особая жестокость также может выражаться в способе подавления сопротивления, которые сопровождаются тяжелыми физическими либо нравственными мучения и страданиями самого потерпевшего лица или других лиц1. Таким образом, последствия от подобного деяния намного серьезней, чем предусмотренные в ч.1 ст. 131 и ч.1 ст. 132 УК РФ, что, несомненно, должно отражаться на построении санкций .

Менее опасным, с точки зрения общественной опасности, по сравнению с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является заражение венерической болезнью. За совершение этого преступления ч.1 ст.121 УК РФ вообще не предусмотрено лишение свободы. Однако в составе изнасилования или насильственных действий сексуального характера заражение венерическим заболеванием является последствием, сочетаясь с применением физического и психического насилия и совершением полового акта .

Если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью характеризуют совершаемое деяние, при котором данная угроза применяется вместо насилия или угрозы его применения, то заражение венерическим заболеванием является последствием, сочетаясь с насилием или угрозами его применения .

Это, на наш взгляд, обусловливает необходимость увеличения санкции по сравнению с основным составом, оправдывает предусмотренность данного признака в качестве квалифицирующего и соответствует установленной санкции .

Что касается разрыва в санкциях ч.2 ст. 131 и ч.2 ст. 132 УК РФ, то он составляет шесть лет (лишение свободы от четырех до десяти лет). Это вполне оправдано. Он позволяет индивидуализировать наказание с учетом различных обстоятельств. В частности, на практике нередки случаи совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера при наличии нескольких квалифицирующих признаков (например, группой лиц по предварительному сговору и с особой жестокостью). Это может влечь, например, назначение наказания от семи до десяти лет лишения свободы, а при наличии какого-либо одного признака – от четырех до восьми лет .

Достаточно спорным выглядит установление за квалифицированные соСм.: Пункт 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 04.12.2014 г. № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» .

ставы изнасилования и насильственных действий сексуального характера дополнительного наказания в виде ограничения свободы. Ограничение свободы появилось в санкции в результате принятия Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде ограничения свободы»1. До этого момента ограничение свободы могло применяться только как основное наказание. Изменения произошли не только в части определения вида этого наказания, но и его содержания2 .

Как отмечает П.В. Тепляшин, новая редакция ч. 1 ст. 53 УК предусматривает комплекс ограничений («не уходить...», «не посещать...», «не выезжать...», «не участвовать...», «не изменять место жительства...»), по существу являющихся запретами, применение которых направлено на предупреждение совершения новых преступлений осужденными, но не на их исправление3 .

В.С. Овчинский полагает, что рассматриваемое наказание ориентировано на лиц, которые «в быту пьянствовали, хулиганили, потребляли наркотики, избивали соседей. И что, предлагается их вернуть в ту же среду, которая помогла им стать преступниками, и назвать это мерой наказания? Чтобы они, не испытав на себе реального наказания, вновь продолжали отравлять жизнь окружающим?»4 .

По мнению Д. Дядькина, исполнение наказания в виде ограничения свободы после освобождения лица из мест лишения свободы будет нецелесообразно, поскольку либо создаст объективные трудности в социальной адаптации Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. № 52 (1 ч.). Ст. 6453 .

Орлов В.Н. Ограничение свободы как мера наказания // Российский криминологический взгляд. 2013. № 3. С. 343-348 .

Тепляшин П.В. Новый закон об уголовном наказании в виде ограничения свободы // Законность. 2011. № 3. С. 38 .

Овчинский В.С. О реформе российской пенитенциарной системы в условиях финансово-экономического кризиса // Уголовная политика и право в эпоху перемен: материалы международной научно-практической конференции, посвященной памяти профессора П.С .

Дагеля / науч. ред. А.И. Коробеев. Владивосток, 2010. С. 149 - 150 .

(например, значительно затруднит поиск работы, трудоустройство, включая работу вахтовым методом или в ночное время суток), либо автоматически превратит освобожденное лицо в злостного нарушителя порядка отбывания ограничения свободы с последующим осуждением по ч. 1 ст. 314 УК1 .

Несовершенство законодательства Г. Верина видит в том, что, назначая лишение свободы условно и ограничение свободы, суд устанавливает в отношении осужденного во многом дублирующие обязанности и ограничения. В этой части между условным осуждением как иной мерой уголовно-правового характера и ограничением свободы как видом уголовного наказания возникает много общих уголовно-правовых свойств, которые не просто существенно осложняют задачи инспектора уголовно-исполнительной инспекции, но и нарушают принцип справедливости2 .

Таким образом, многие авторы критически относятся к ограничению свободы, выступающему в качестве дополнительного наказания. Однако, по нашему мнению, применительно к изнасилованию и насильственным действиям сексуального характера ограничение свободы необходимо как дополнительное наказание. Вопрос правоограничений, связанных с непосещением определенных мест, запретом на нахождение вне пределов жилья в определенные периоды времени, будет способствовать предупреждению новых половых посягательств. Последние чаще всего совершаются в вечернее время, в состоянии алкогольного опьянения. Следовательно, исключив возможность нахождения соответствующих граждан в определенное время вне жилища, можно оптимизировать процесс предупреждения возможности совершения лицами, осужденными за половые преступления, новых преступных посягательств. Рецидив при совершении преступлений против половой неприкосновенности и половой Дядькин Д. Конкуренция норм о назначении наказания в виде ограничения свободы с нормами об условном осуждении // Уголовное право. 2010. № 3. С. 34 .

Верина Г. Ограничение свободы как вид уголовного наказания в свете законодательных новелл // Уголовное право. 2010. № 5. С. 8. См. также: Оленников С.М. Пределы ограничения свободы слова средствами уголовного права: проблемы законодательной конструкции статьи 282 УК РФ // Адвокат. 2010. № 2. С. 77 свободы личности составляет около 35%1. Поэтому предупреждение половых преступлений выступает крайне важной целью, которая должна достигаться, в том числе, путем эффективного построения санкций за эти посягательства .

Вопрос о «перехлесте» провоограничений, предусмотренных для ограничения свободы как дополнительного наказания и условного осуждения к лишению свободы, легко решается в процессе применения санкций. Ограничение свободы как дополнительное наказание является альтернативным, то есть может назначаться, а может и не назначаться. Поэтому судья, признавая лицо виновным и решая вопрос о назначении наказания, должен помнить, что если он назначает наказание в виде лишения свободы реально, то может назначить в качестве дополнительного наказания и ограничение свободы. Если же осуждение за изнасилование или насильственные действия сексуального характера является условным, то ограничение свободы назначать не следует .

Единственный спорный момент в применении ограничения свободы как дополнительного наказания в процессе осуждения за изнасилование может быть связан с тем, что лица, совершившие преступления, по разным причинам могут не иметь места жительства, работы и т.п. 2 Осужденный может сразу же стать нарушителем, поскольку не будет обладать возможностью выполнить требования, предъявляемые к исполнению наказания в виде ограничения свободы. Мы полагаем, что этот момент также должен учитываться судьей при назначении наказания .

Особо квалифицированный состав изнасилования (ч.3 ст. 131 УК РФ) и насильственных действий сексуального характера (ч. 3 ст.132 УК РФ) содержит санацию, которая по типу относится к единичным, кумулятивным (с факультативным применением одного дополнительного наказания и обязательным применением другого), относительно-определенным, описательным .

В качестве основного наказания за указанные преступления санкция

Поддубная Е.В. Изнасилование и насильственные действия сексуального характера:

уголовно-правовая характеристика и квалификация: дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. С .

73 .

Косевич Н.Р. Новеллы законодательства, связанные с введением в действие наказания в виде ограничения свободы // СПС «КонсультантПлюс» – 2010 .

предусматривает лишение свободы на срок от восьми до пятнадцати лет, а в качестве дополнительных наказаний – лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет (минимальный срок шесть месяцев – ч.2 ст. 47 УК РФ) и ограничение свободы до двух лет (минимальный срок шесть месяцев – ч.2 ст. 53 УК РФ) .

Таким образом, за особо квалифицированное изнасилование и насильственные действия сексуального характера установлена весьма строгая санкция .

Основное наказание, как и в санкциях предыдущих частей, связывается только с лишением свободы, что оправдано высоким уровнем общественной опасности посягательства. Однако решение вопроса об учете в санкции общественной опасности каждого из особо отягчающих обстоятельств вызывает некоторые сомнения .

Так, санкция за изнасилование и насильственные действия сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетний (несовершеннолетнего), вполне оправдана. Несовершеннолетними признаются лица, которым к моменту совершения полового посягательства исполнилось четырнадцать лет, но не исполнилось восемнадцати лет. Половое сношение с ребенком, связанное с насилием или угрозами его применения, либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего, «вредят не только здоровью лица и загрязняют его душу, но вредят и его воспитанию, искажают характер тех социальных отношений, среди которых ему приходится жить»1. Несовершеннолетнему причиняется не столько физическая травма, что происходит нередко, сколько нравственная. Она вызывает у него боязнь остаться наедине с посторонними лицами, подозрительность и т.п., которые у несовершеннолетнего сохраняются достаточно долгое время. Количество сексуальных посягательств на несовершеннолетних за последнее время резко возросло, что требует установления адекватной и справедливой санкции, которая будет способствовать предупреждению подобных преступных посягательств .

Андреева Л.А., Кондрашова Т.В. Глава 1: Изнасилование // Энциклопедия уголовного права. Том 15: Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности. СПб., 2011. С. 109 .

Разрыв семь лет в санкциях, предусмотренных на эти виды посягательств, позволяет в каждом конкретном случае оценить степень общественной опасности совершенного деяния, а также учесть личность виновного. Такой разрыв свойствен, например, и такому посягательству, как похищение несовершеннолетних (п. «д» ч. 2 ст. 126 УК РФ), которое тоже может сопровождаться применением насилия .

Вопрос относительно содержания санкции возникает в отношении особо квалифицированных видов изнасилования (насильственных действий сексуального характера), связанных с причинением по неосторожности тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражением ее ВИЧ-инфекцией и наступлением иных тяжких последствий (п. «б» ч.3 ст. 131, п. «б» ч.3 ст. 132 УК РФ) .

Санкция, установленная за них, представляется в определенной части оправданной. С другой стороны, она чрезмерно строга, не обусловлена общественной опасностью данного преступления и не согласуется с иными сходными по тяжести преступлениями. В данной норме указаны обстоятельства, которые выступают в качестве последствий. Некоторые из них предусмотрены в качестве самостоятельных преступных посягательств, за которые установлена самостоятельная санкция. Санкция за заражение ВИЧ-инфекцией представлена максимально строгим наказанием – лишением свободы на срок до пяти лет (ч.2 ст. 122 УК РФ), наказание за причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности предусмотрено в виде ограничения свободы до трех лет или ареста до шести месяцев (ч. 1 ст. 118 УК РФ), за иные же тяжкие последствия в виде доведения до самоубийства (ст. 110 УК РФ) – в виде лишения свободы на срок до пяти лет .

Таким образом, если ориентироваться на правила назначения наказания по совокупности преступлений, то нынешнее содержание санкции ч.3 ст. 131 и ч.3 ст. 132 УК РФ позволяет дифференцировать наказание применительно к заражению ВИЧ-инфекцией, а также отчасти к иным тяжким последствиям .

Оба этих последствия являются весьма опасными и серьезно повышающими степень общественной опасности изнасилования и насильственных действий сексуального характера .

Проблема распространения ВИЧ-инфекции в современных условиях приобрела характер мировой угрозы, что обусловлено как общей тенденцией роста заболеваемости данным смертельным недугом, так и тем общесоциальным значением, которое имеет решение проблемы СПИДа в целях обеспечения безопасности конкретных государств и мирового социума в целом1. Последствия заболевания ВИЧ-инфекцией, как правило, связаны с возможным наступлением смерти лица через определенное время. Социальные последствия – это нежелание друзей, близких, иных граждан общаться с ВИЧинфицированным, работать с ним и т.п. Таким образом, санкция ч.3 ст.131 и ст.132 УК, установленная за деяние, повлекшее заражение ВИЧ-инфекцией, учитывает общественную опасность содеянного, согласуясь с санкциями за иные посягательства, в частности, содержащимися в ст. 122 УК РФ .

Вполне оправданной представляется санкция ч.3 ст. 131 и ч.3 ст. 132 УК РФ в части наступления иных тяжких последствий. Ими являются последствия, которые не связаны с наступлением тяжкого вреда, наступлением смерти от непосредственных действий виновного. Ими, как правило, признается самоубийство потерпевшей (в некоторых случаях покушение на самоубийство2)3 .

Доведение до самоубийства в соответствии со ст. 110 УК РФ предусматривает достаточно строгую санкцию (ограничение свободы на срок до трех лет, принудительные работы на срок до пяти лет или лишение свободы на тот же срок), преступное посягательство характеризуется умышленной формой вины, что и предопределяет высокий уровень его общественной опасности. В составе изнасилования или насильственных действий сексуального характера иные тяжкие последствия наступают по неосторожности. Однако сам факт наличия Романова Л.И., Крайнова Н.А. Проблемы квалификации преступлений, связанных с умышленным заражением ВИЧ-инфекцией в исправительных учреждениях // Уголовноисполнительная система: право, экономика, управление. 2005. № 5 .

См.: Шалаев Н.Г., Зорин И.Л. Об особо тяжких последствиях изнасилования // Вопросы судебно-медицинской экспертизы и криминалистики. Выпуск 3. Горький, 1966. С. 40 .

См.: Пункт 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 04.12.2014 г. № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» .

преступных последствий, связанных со смертью лица, хотя и наступивших по неосторожности, но обусловленных умышленными насильственными посягательствами, свидетельствует о высокой общественной опасности посягательства и необходимости адекватного на них реагирования. В данном случае можно провести параллель с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью, повлекшим по неосторожности смерть человека (ч.4 с. 111 УК РФ), где верхний предел наказания тоже составляет пятнадцать лет лишения свободы .

Санкция ч.3 ст. 131 УК РФ в плане установления основного наказания не обусловлена таким квалифицирующим признаком, как причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности. Статья 118 УК РФ, в которой предусмотрено в качестве самостоятельного преступления причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, в ч.1 содержит санкцию, в которой наиболее строгим наказанием выступает арест на срок до шести месяцев. Следовательно, если добавить в полном объеме наказание за причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности к максимальному сроку наказания, предусмотренному в санкции ч.1 ст. 131 и ч.1 ст. 132 УК РФ, то оно окажется намного ниже, чем нижний предел санкции ч.3 ст. 131 и ч.3 ст. 132 УК РФ. При этом в одном ряду представлены последствия, связанные с причинением вреда здоровью и смерти (иные тяжкие последствия в виде самоубийства потерпевшего лица, заражение ВИЧ-инфекцией, при котором смерть является, хотя и отдаленным, но результатом). По нашему мнению, изнасилование, повлекшее причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, должно влечь наказание, установленное санкцией ч.2 ст. 131 и ч.2 ст. 132 УК РФ. Соответственно, данный квалифицирующий признак подлежит перемещению в названную норму .

Достаточно спорным является включение в санкцию ч.3 ст. 131 и ч.3 ст .

132 УК РФ такого дополнительного вида наказания, как лишение права заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет1. Такое наказание На нелогичность введения такого наказания применительно к половым посягательствам уже указывалось в теории уголовного права. См.: Баумштейн А.Б. Концептуальное единство уголовного закона и поправки-«заплатки» // Уголовное право: истоки, реалии, пебыло введено Федеральным законом от 27.07.2009 г. № 215-ФЗ в связи с необходимостью усиления охраны прав и свобод несовершеннолетних .

Желание законодателя обеспечить охрану половой неприкосновенности несовершеннолетних вполне объяснимо. По данным МВД РФ, к моменту принятия названного Закона количество зарегистрированных случаев педофилии увеличилось в 25 раз, а за предшествующие ему семь лет – в тридцать раз1 .

Вместе с тем процент совершения преступных посягательств с использованием виновным своих должностных полномочий либо профессиональной или иной деятельности незначителен. Однако основанием для назначения данного дополнительного вида наказания должно выступать совершение преступного деяния именно с использованием должностных полномочий или профессиональной, а равно иной деятельности .

Несомненно, лишение права занимать те или иные должности следует распространять на должностных лиц, руководителей предприятий, лиц, выполняющих управленческие функции, медицинских работников, педагогов и тех виновных, на кого были возложены обязанности соблюдать специальные правила2. Именно определенные лица в состоянии использовать свои полномочия либо профессиональную или иную деятельность для обеспечения доступа к несовершеннолетним, которые относятся к указанным лицам с особым доверием .

Проблема возникает в связи с тем, что санкция должна соответствовать не только общественной опасности деяния, но и широте диспозиции. В диспозиции уголовно-правовых норм (ст. 131 и ст. 132 УК РФ) ничего не говорится об использовании должностных или служебных полномочий. Данное наказареход к устойчивому развитию: материалы VI Российского Конгресса уголовного права (26мая 2011 г.). М., 2011. С. 412-413 .

См.: Пояснительная записка к проекту Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // www.duma.qov.ru .

См.: Дворецкий М.Ю. Эффективная реализация постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 года №2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» в оптимизации применения лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью // Военноюридический журнал. 2008. № 3 .

ние для других преступлений практически всегда связывается с признаками объективной стороны состава преступления (например, ч.3 ст. 109, ч. 2 ст. 118, ч. 2 ст. 120, ч. 4 ст. 122 УК и др.). Таким образом, законодатель не связывает совершение изнасилования или насильственных действий сексуального характера с выполнением определенных полномочий или соответствующей деятельностью, но, наказывая, ограничивает лиц в возможности осуществления этих функций .

Желание законодателя оградить несовершеннолетних от лиц, которые уже совершали половые посягательства в отношении несовершеннолетних, вполне объяснимо и заслуживает поддержки. Но такой длительный срок дополнительного наказания ничем не аргументирован и криминологически не обоснован. Фактически за лицом, осужденным к лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, в течение двадцати лет необходимо осуществлять контроль, проверять исполнение требований приговора администрацией организаций, в которых работают осужденные (ч.3 ст. 33 УИК). При этом осужденный может достаточно часто менять место жительства, что, несомненно, затруднит исполнение наказания. Таким образом, возможность реализации данного наказания в течение длительного срока представляется весьма сомнительной .

Кроме того, если назначить основное наказание в виде лишения свободы на срок пятнадцать лет, к нему прибавить дополнительное сроком в двадцать лет, то получается, что осужденный фактически отбывает наказание сроком в тридцать пять лет. Не стоит забывать и о судимости, определение момента погашения которой будет вызывать сложности .

К тому же, следует учитывать, что мера ответственности в виде невозможности занимать определенные должности, связанные с общением с несовершеннолетними, установлена и другими законодательными актами. В частности, в ст. 65 (ст. 3511) Трудового кодекса РФ установлено, что условием для заключения трудового договора является справка «о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям, выданная в порядке и по форме, которые устанавливаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, – при поступлении на работу, связанную с деятельностью, к осуществлению которой в соответствии с настоящим Кодексом, иным федеральным законом не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию» .

В п.4 ст. 22.1 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ закрепляется, что «не допускается государственная регистрация физического лица в качестве индивидуального предпринимателя, который намерен осуществлять определенные виды предпринимательской деятельности в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации, в случае, если данное физическое лицо имеет или имело судимость, подвергается или подвергалось уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконной госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, и клеветы), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, а также против общественной безопасности)»1 .

См.: О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей: Федеральный закон от 08.08.2001 г. № 129-ФЗ (в ред. от 29.06.2015 г.) // Собрание законодательства РФ. 2001. № 33 (часть I). Ст. 3431; СПС «КонсультантПлюс» – 2015 .

Таким образом, лицо с имеющейся или имевшейся судимостью не может заниматься деятельностью в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организацией их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних. При этом не имеет значения, как оформляется эта деятельность – трудовыми отношениями либо гражданско-правовыми отношениями (предпринимательская деятельность). Получается, что лица, имеющие вообще судимость, причем как сохраняющуюся, так и погашенную, никак не смогут осуществлять деятельность, связанную с несовершеннолетними .

Следовательно, фактически возникает ситуация двойного ограничения, имеющего много общего в порядке реализации, что вряд ли имеет смысл .

Введение столь длительных сроков наказания в виде лишения права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью за посягательства на несовершеннолетних приводит к следующим противоречиям. Федеральный закон от 1 марта 2012 г. предусмотрел возможность назначения в качестве дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или права заниматься определенной деятельностью на срок до десяти лет за заражение ВИЧ-инфекцией несовершеннолетнего лицом, знающим о наличии у него этой болезни (ч.3 ст. 122 УК РФ)1. В то же время за заражение ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей установлено подобное наказание на срок до трех лет (ч.4 ст. 122 УК РФ). При этом вторая ситуация как раз таки и связана непосредственно с профессиональной деятельностью виновного в отличие от первой, где это лишь вероятность, встречающаяся на практике крайне редко .

См.: О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних: Федеральный закон от 29 февраля 2012 г. № 14-ФЗ // Российская газета. 2012. 2 марта .

С нами солидарны 68% опрошенных респондентов, которые считают нецелесообразным установление такого длительного срока лишения права занимать определенные должности или права заниматься определенной деятельностью .

По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, в 2014 г .

лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью было применено лишь к двадцати четырем из одной тысячи ста двенадцати двух осужденных по ч.3, ч.4 ст. и ч. 5 ст. 131 УК РФ; за первые 6 мес. 2015 г. – к 20 – из 7581. Возникает вопрос, какой смысл в наказании, которое фактически не применятся?

По нашему мнению, срок данного дополнительного наказания вполне может ограничиваться теми пределами, которые установлены для него применительно к любому иному преступлению .

Вопрос об ограничении свободы как дополнительном наказании мы рассмотрели применительно к квалифицированным видам изнасилования и насильственных действий сексуального характера .

Наиболее строгая санкция установлена за изнасилование и насильственные действия сексуального характера при наличии признаков составов исключительной тяжести (ч.4 ст. 131 и ч.4 ст. 132 УК РФ). По типу санкция названных норм сходна с санкцией за особо квалифицированные виды изнасилования и насильственных действий сексуального характера. Отличие состоит лишь в сроках основного наказания. В ч.4 ст. 131 и ч.4 ст. 132 УК РФ предусмотрено основное наказание в виде лишения свободы на срок от двенадцати до двадцати лет. Таким образом, мы видим, что верхний предел лишения свободы является максимально возможным для данного вида наказания, предусмотренного за одно преступное деяние (ч. 2 ст. 56 УК РФ). Более строгим наказанием является лишь пожизненное лишение свободы или смертная казнь, которые могут назначаться только за особо тяжкие преступления, направленные против жизни, а пожизненное лишение свободы еще за особо тяжкие посягательства на полоСм.: http://www.cdep.ru .

вую неприкосновенность несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста1, на общественную безопасность2, а также здоровье населения и общественную нравственность3 (ст. 57, 59 УК РФ) .

Таким образом, названного рода изнасилования и насильственные действия сексуального характера обладают одним из самых высоких уровней общественной опасности. Чем же объясняется подобная оценка законодателем данных преступлений? В части четвертой ст. 131 и ст. 132 УК РФ в качестве отягчающих обстоятельств предусмотрено наступление по неосторожности смерти потерпевшего (потерпевшей) (п. «а»), а также недостижение ими возраста четырнадцати лет (п. «б») .

Итак, первым обстоятельством исключительной тяжести является наступление смерти по неосторожности. Несомненно, смерть человека является одним из самых опасных преступных последствий, предусмотренных в УК РФ, что позволяет говорить о значительном повышении степени общественной опасности изнасилования и насильственных действий сексуального характера, что, в конечном итоге, не может не отразиться на содержании санкции. Однако такое последствие наступает по неосторожности, при этом максимально применяемое насилие не может выражаться в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, так как в последнем случае возникает ситуация совокупности соответствующих преступлений – насильственного полового посягательства (ст. 131, 132 УК РФ) и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ст .

111 УК РФ) .

Но, тем не менее, санкция за насильственное половое посягательство, повлекшее причинение смерти по неосторожности, намного выше, чем за См.: О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних: Федеральный закон от 29 февраля 2012 г. № 14-ФЗ // Российская газета. 2012. 2 марта .

См.: О внесении изменений в статьи 57 и 205 Уголовного кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 21.07.2004 г. № 74-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. № 30. Ст. 3092 .

См.: О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: Федеральный закон от 1 марта 2012 г. № 18-ФЗ // Российская газета. 2012. 2 марта .

умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (причем, как по нижнему, так и по верхнему пределу санкции). Фактически санкция ч.4 ст. 131 и ч.4 ст. 132 УК РФ сопоставима с наказанием за убийство при отягчающих обстоятельствах, террористический акт, бандитизм (кроме смертной казни и пожизненного лишения свободы, установленных за убийство и террористический акт). Но, на наш взгляд, последствия от подобного рода насильственных половых преступлений едва ли можно поставить в один ряд с последствиями упомянутых выше посягательств. Например, умышленное причинение смерти нескольким лицам в результате совершения террористического акта, убийство двух или более лиц .

Санкция ч.1 ст. 109 УК РФ предусматривает максимально строгое наказание в виде лишения свободы сроком на два года. Такой подход законодателя не позволяет говорить о более высокой степени общественной опасности этого последствия по сравнению с самоубийством, заражением ВИЧ-инфекцией, наказание за которые согласно санкциям ч.3 ст. 131 и ч.3 ст. 132 УК РФ намного ниже .

По нашему мнению, анализ характера и степени общественной опасности изнасилования и насильственных действий сексуального характера, повлекших по неосторожности смерть потерпевшего, и сопоставление санкций, установленных за них, с наказаниями за смежные преступления обусловливает необходимость переноса квалифицирующего признака, предусмотренного в п .

«а» ч.4 ст. 131 и п. «а» ч.4 ст. 132 УК РФ, в п. «б» ч. 3 ст. 131 и п. «б» ч. 3 ст .

132 УК РФ .

С подобным мнением согласились и 84% опрошенных нами практических работников .

Не вполне обоснованной с позиции согласованности с санкциями за другие преступления выглядит санкция ч.4 ст. 131 и ч.4 ст. 132 УК РФ применительно к изнасилованию и насильственным действиям сексуального характера, совершенным в отношении лица, не достигшего четырнадцати лет (малолетнего). В случае убийства малолетнего минимальный размер санкции предусмотрен в виде восьми лет лишения свободы, в то время как за половое посягательство на него при условии, что он жив, а вред причиняется его здоровью, нравственному и физическому развитию, минимальный размер санкции составляет двенадцать лет лишения свободы. Разница составляет четыре года. Максимальное же наказание у них фактически одинаковое, если не принимать во внимание предусмотренные за убийство пожизненное лишение свободы, которое применяется не более чем к семидесяти осужденным в год, и смертной казни, которая не назначается. Таким образом, половая неприкосновенность малолетних охраняется более строго, чем их жизнь .

Анализируя ужесточение наказания в санкциях за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы, произошедшее в результате принятия Федерального закона от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ, С.Д. Цэнгэл справедливо утверждает, что только усиление репрессии не способно изменить ситуацию в сфере противодействия половым преступлениям. Наказание должно быть не столько жестким, сколько неотвратимым. Достижение неотвратимости наказания является важной задачей охраны половой неприкосновенности и половой свободы личности1 .

По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, в 2010 г .

по ч.3 и ч.4 ст. 131 УК РФ к наказанию на срок пятнадцать лет лишения свободы и свыше осуждены 29 лиц из 344 осужденных2. Это при условии, что в статистике не отражен факт осуждения только за половые посягательства, а указывается на окончательное наказание, назначенное по совокупности преступлений. Данное обстоятельство объясняется тем, что половые преступления нередко совершаются в совокупности с другими посягательствами, в том числе направленными против жизни и здоровья .

По данным 2012 г., по ч.4 названных статей всего осуждено 146 (ч.4 ст .

131 УК РФ) и 369 (ч.4 ст. 132 УК РФ) человек; при этом по 10 осужденных за Цэнгэл С.Д. Уголовно-правовая защита половой неприкосновенности и половой свободы личности в условиях глобализации // Научные основы уголовного права и процессы глобализации: материалы V Российского Конгресса уголовного права (27-28 мая 2010 г.) .

М., 2010. С. 238 .

См.: http://www.cdep.ru .

каждое из названных деяний получили лишение свободы на срок свыше 15 лет; от 10 до 15 лет – 100 осужденных по ч.4 ст. 131 УК РФ и 246 осужденных по ч.4 ст. 132 УК РФ1. В 2013 г. картина выглядела следующим образом: назначено свыше 15 лет лишения свободы двум из 69осужденных по ч.4 ст. 131 УК РФ и семи из 313 осужденных по ч.4 ст. 132 УК РФ; от 10 до 15 лет – 44 осужденным по ч.4 ст.131 УК РФ и 175 – по ч.4 ст.132 УК РФ2 .

Согласно статистике 2014 г. по ч.4 названных статей всего осуждено 196 (ч.4 ст. 131 УК РФ) и 853 (ч.4 ст. 132 УК РФ) человек; при этом 10 осужденным по ч.4 ст. 131 УК РФ и 24 – по ч.4 ст. 132 УК РФ назначено лишение свободы на срок свыше 15 лет; от 10 до 15 лет – 127 осужденных по ч.4 ст. 131 УК РФ и 491 – по ч.4 ст. 132 УК РФ. За первые 6 мес. 2015 г. по названным нормам осуждено соответственно 119 и 412 чел., назначено лишение свободы на срок свыше 15 лет – 5 и 12, от 10 до 15 лет – 88 и 2453 .

Федеральным законом от 29 февраля 2012 г. № 14-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних» в ст. 131 и ст. 132 УК РФ были введены новые части (ч.5 ст. 131 и ч.5 ст .

132 УК РФ). В санкциях этих норм произошло еще большее усиление наказаний4 .

По типу санкции ч.5 ст. 131 и ч.5 ст. 132 УК РФ отличаются от ранее проанализированных. Во-первых, различается содержание основных наказаний .

Так, если ранее рассмотренные санкции были единичными, содержа лишь одно основное наказание, то указанные санкции являются альтернативными. Что касается определения пределов наказания, то они смешанные, поскольку содержат элементы как относительно-определенной, так и абсолютно-определенной санкции .

См.: Там же .

См.: Там же .

См.: Там же .

Российская газета. 2012. 2 марта .

Итак, основные наказания представлены, во-первых, лишением свободы на определенный срок (от пятнадцати до двадцати лет) и, во-вторых, пожизненным лишением свободы, а дополнительное наказание, которое применяется только с первым основным наказанием, – лишением права занимать определенные должности или права заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет .

Общественная опасность рассматриваемого нами преступного посягательства появляется в том, что изнасилование или насильственные действия сексуального характера в отношении лица, которое не достигло четырнадцати лет, совершаются лицом, ранее судимым за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Таким образом, повышение общественной опасности обусловлено наличием специального рецидива преступлений. В данном случае законодатель использует понятие «лицо, имеющее судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего». Лица, ранее совершавшие посягательства на половую неприкосновенность несовершеннолетних и продолжающие после осуждения свою преступную деятельность, создают серьезную угрозу не только для обеспечения половой неприкосновенности конкретных лиц, но и для превращения в потенциальных потерпевших неопределенно широкого круга малолетних лиц .

Таким образом, выделение такого квалифицирующего признака с усилением санкции во многом оправдано. Но в УК положения, касающиеся учета специального рецидива в качестве квалифицирующего признака, были исключены Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации»1. Законодатель посчитал, что общественная опасность деятеля никак не может сказываться на степени общественной опасности и, соответственно, квалификации преступлений. При этом ранее специальный рецидив в качестве квалифицирующего признака преступления предусматривался в статьях многих глав Особенной части УК РФ. Однако последние изменения, его «реанимирующие», коснулись Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. № 50. Ст. 4848 .

лишь норм о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Таким образом, прослеживается определенная непоследовательность в формировании уголовно-правовой политики в части регламентации вопросов ответственности лиц, совершающих умышленные преступления и имеющих судимость за умышленные тождественные (однородные) преступления. Законодатель должен быть последовательным в своих решениях, принимая их обдуманно и со знанием дела .

Что касается непосредственно анализа санкций ч.5 ст. 131 и ч.5 ст. 132 УК РФ, то начнем с основных наказаний. Сочетание в рассматриваемых нами санкциях основных видов наказаний и их размеров типично для ряда последних изменений УК РФ, когда пожизненное лишение свободы, приобретя статус самостоятельного наказания, стало предусматриваться в нормах, где отсутствует указание на смертную казнь (ч.3 ст. 205 УК РФ в редакции Федерального закона от 27.12.2009 г. № 377-ФЗ; ч.4 ст. 206 УК РФ в редакции Федерального закона от 27.12.2009 г. № 377-ФЗ; ч.4 ст. 210 УК РФ в редакции Федерального закона от 03.11.2009 г. № 245-ФЗ; ч. 5 ст. 2281 УК РФ в редакции Федерального закона от 1 марта 2012 г. №18-ФЗ). Заметим, что в предложенном перечне преступлений только террористический акт и захват заложника непосредственно связаны с посягательством на жизнь .

За ряд иных преступлений, посягающих, в том числе, на жизнь, в отношении которых предусматривается лишение свободы на определенный срок и пожизненное лишение свободы, санкции устанавливают более низкий размер срочного лишения свободы – от двенадцати (ст.ст. 277, 295, 317 и 357 УК РФ) или от восьми (ч.2 ст. 105 УК РФ) лет. Таким образом, получается, что деяния, непосредственно связанные с посягательством на жизнь человека, обладают меньшим уровнем общественной опасности, что вряд ли соответствует объективным реалиям .

Фактически изнасилование и насильственные действия сексуального характера, предусмотренные ч.5 ст. 131 и ч.5 ст.132 УК РФ, совершаемые с лицом, не достигшим четырнадцатилетнего возраста, наказываются более строго, чем убийство такого потерпевшего (п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ)1. Подобная санкция не способна в полной мере выступить в качестве превенции убийства малолетних при совершении в отношении них изнасилования и насильственных действий сексуального характера, поскольку сами по себе половые преступления наказываются более строго, нежели убийство указанных лиц. В обществе должно сохраняться представление о жизни человека как о главной ценности, заслуживающей особую охрану, в том числе уголовноправовыми средствами .

Порядок назначения наказания по совокупности преступлений, которые предусмотрены в ч.2 ст. 105 и ч.5 ст. 131 или ч.5 ст. 132 УК РФ, серьезных ухудшений положения виновного не предусматривает. За убийство может быть добавлено как максимум пят лет лишения свободы, поскольку по совокупности преступлений это вид наказания назначается на срок до двадцати пяти лет. Пожизненное же лишение свободы поглотит любое иное основное наказание .

Что касается лишения свободы на определенный срок в санкциях ч.5 ст.131 и ч.5 ст. 132 УК РФ, то по сравнению с ч.4 ст. 131 и ч.4 ст. 132 УК РФ оно отличается лишь нижним пределом. Если в ч.4 ст. 131 и ч.4 ст. 132 УК РФ лишение свободы начинается от двенадцати лет, то в ч.5 ст.131 и ч.5 ст.132 УК РФ его минимальный срок составляет пятнадцать лет. Верхний же предел санкций и ч.4 ст. 131, ч.4 ст. 132 УК РФ и ч.5 ст.131, ч.5 ст.132 УК РФ одинаков – двадцать лет лишения свободы. Таким образом, произошло лишь Несмотря на то, что санкция ч.2 ст. 105 УК РФ предусматривает самое строгое наказание – смертную казнь, свидетельствуя об адекватной оценке законодателем опасности совершаемого преступления, в настоящее время, как известно, в соответствии с определением Конституционного Суда РФ от 19.11.2009 г. № 1344-О-Р «О разъяснении пункта 5 резолютивной части постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 г. № 3-П по делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, пунктов 1 и 2 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 г. «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях»» данный вид наказания судами РФ назначаться не может. См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. № 48 .

Ст. 5867 .

небольшое увеличение минимального срока, на который можно назначить наказание в виде лишения свободы виновному лицу. Такой подход вряд ли можно признать последовательным. Для назначения минимального срока наказания, определенного в санкции, необходимо устанавливать определенные обстоятельства, свидетельствующие в пользу виновного, позволяющие суду принять соответствующее решение. Однако вряд ли применительно к преступлениям против половой неприкосновенности малолетних такие обстоятельства можно выявить .

По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, за 2014 год из 608 человек, осужденных по ч.3, ч.4 и ч. 5 ст.131 УК РФ, лишение свободы на пятнадцать и свыше лет применялось лишь к шестидесяти пяти осужденным1. При этом статистика не отражает окончательного наказания по совокупности преступлений .

Таким образом, как свидетельствует статистика, суды не часто назначают за изнасилование лишение свободы на срок свыше пятнадцати лет. Подобная ситуация складывается и применительно к насильственным действиям сексуального характера .

В принципе же, следует отметить, что предусмотренный санкциями ч.5 ст.131 и ч.5 ст.132 УК РФ разрыв между нижним и верхним пределами срока лишения свободы вполне оправдан и позволяет судье с учетом всех обстоятельств совершенного преступления назначить законное и обоснованное наказание, которое бы способствовало достижению целей, предусмотренных в ч.2 ст. 43 УК РФ .

Вместе с тем, по нашему мнению, санкции ч.5 ст.131 и ч.5 ст.132 УК РФ в части установления лишения свободы не отличаются серьезно от санкций ч.4 ст.131 и ч.4 ст.132 УК РФ. В связи с этим полагаем, что первые из названных норм вряд ли стоило выделять в качестве самостоятельных. Соответствующим квалифицирующим признаком, раз уж законодатель посчитал См.: http://www.cdep.ru .

необходимым его предусмотреть, можно было дополнить ч.4 ст. 131 и ч.4 ст.132 УК РФ .

Что касается санкции в виде пожизненного лишения свободы, то подобная санкция, как следует из осуществленного нами компаративистского анализа, содержится в уголовном законодательстве некоторых зарубежных государств, но при этом она, как правило, предусмотрена за совершение половых посягательств, связанных с умышленным причинением смерти потерпевшей (потерпевшему). В российском уголовном законодательстве данный вид наказания предусмотрен впервые. До принятия Федерального закона от 21 июля 2004 г. №74-ФЗ «О внесении изменений в статьи 57 и 205 Уголовного кодекса Российской Федерации» такое основное наказание, как пожизненное лишение свободы, предусматривалась лишь в качестве альтернативы смертной казни. В настоящее время данный перечень серьезно расширен .

Кроме особо тяжких преступлений против жизни, пожизненное лишение свободы предусмотрено и за преступления против общественной безопасности, здоровья населения и общественной нравственности, половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста. При этом если совершение преступлений против общественной безопасности и здоровья населения жизнь как объект уголовно-правовой охраны, так или иначе, затрагивает1, то в процессе посягательств на половую неприкосновенность этого может и не происходить .

В рамках же статей 131 и 132 УК РФ охват причинения смерти возможен только при наличии неосторожной формы вины. Умышленное ее причинение влечет дополнительную квалификацию по п. «к» ч.2 ст. 105 УК РФ2 .

Сочетание изнасилования или насильственных действий сексуального харакИсключением является лишь ч.4 ст.210 УК РФ. Однако, как показывает практика, преступные сообщества (преступные организации) совершают тяжкие и особо тяжкие преступления, включая, как правило, и убийства .

См.: Пункт 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 04.12.2014 г. № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2015. № 2 .

тера с убийством в настоящее время и так могут послужить основанием для назначения пожизненного лишения свободы в соответствии с санкцией ч.2 ст. 105 УК РФ .

Действующая редакция ч.5 ст. 131 и ч.5 ст. 132 УК РФ предусматривает санкцию, где пожизненное лишение свободы может назначаться за сам факт изнасилования лица, не достигшего четырнадцати лет, совершенного виновным, ранее судимым за преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего. При этом не требуется даже применения к потерпевшему насилия. Да и применение насилия в ст.131 и ст. 132 УК РФ предполагает как максимум умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью потерпевшего (потерпевшей). Вряд ли факта специального рецидива, образуемого судимостями за половые посягательства на несовершеннолетних, достаточно для установления пожизненного лишения свободы. К тому же, в соответствии с примечанием к ст.131 УК РФ соответствующий признак образует не только наличие судимости за изнасилование или насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетнего, но и за совершение иных посягательств на половую неприкосновенность такого лица (ст. 133-135 УК РФ) .

Несмотря на то, что до введения пожизненного лишения свободы за посягательства на половую неприкосновенность, а также за преступления против здоровья населения оно было предусмотрено применительно к семи составам преступлений, назначался данный вид наказания только за убийства при отягчающих обстоятельствах (ч.2 ст. 105 УК РФ) и террористический акт при особо отягчающих обстоятельствах (ч.3 ст.206 УК РФ). Так, в 2009 г. к пожизненному лишению свободы было осуждено 67 человек, из них 66 – за убийство при отягчающих обстоятельствах и один – за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа; в 2010 г. пожизненное лишение свободы было назначено 60 осужденным, совершившим убийства при отягчающих обстоятельствах; в 2011 г. оно назначалось 62 осужденным, 59 из которых совершили убийство при отягчающих обстоятельствах и 3 – террористический акт при особо отягчающих обстоятельствах; в 2012 г. – к 52 осужденным за убийство при отягчающих обстоятельствах, к одному лицу, совершившему преступление, предусмотренное ч.3 ст. 205 УК РФ, и к трем осужденным за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа; в 2013 г. – к 57 лицам, осужденным по ч.2 ст. 105 УК РФ; в 2014 г. – к 55 осужденным за убийство при отягчающих обстоятельствах и 5 – за деяние, предусмотренное ч.3 ст. 205 УК РФ. За первые 6 мес. 2015 г. – к 29 осужденным, главным образом, за убийство при отягчающих обстоятельствах. Таким образом, судьи применяют данный вид наказания только за умышленные посягательства, направленные на лишение жизни другого человека. Применительно к преступлениям против половой свободы и половой неприкосновенности личности пожизненное лишение свободы было назначено по ч.5 ст. 132 УК РФ один раз в 2014 г.; за первые 6 мес. 2015 г. – ни разу .

По нашему мнению, пожизненное лишение свободы не следует применять за преступления против половой неприкосновенности, в том числе, даже малолетних лиц .

Вызывает недоумение отсутствие в санкциях ч.5 ст. 131 и ч.5 ст. 132 УК РФ такого дополнительного наказания к лишению свободы на определенный срок, как ограничение свободы на срок до двух лет. При этом в санкциях ч.4 ст.131 и ч.4 ст. 132 УК РФ оно предусмотрено, хотя максимальное наказание в виде лишения свободы на определенный срок во всех этих санкциях одинаково

– двадцать лет. По идее законодателя преступления, предусмотренные ч.5 ст .

131 и ч.5 ст. 132 УК РФ, более общественно опасны, что обусловлено повторным совершением преступного посягательства. Следовательно, существует необходимость особого наблюдения за осужденными и после отбытия основного наказания. Таким образом, подход законодателя, отраженный в санкциях ч.5 ст.131 и ч.5 ст.132 УК РФ, в указанной части представляется не вполне последовательным либо свидетельствующим об упущениях при построении этих санкций .

Подводя итог анализу санкций за насильственные половые преступления, приходим к следующим выводам:

1. Необходимо сократить нижний предел санкции ч.1 ст. 131 и ч.1 ст. 132 УК РФ до двух лет лишения свободы. Нынешнее содержание санкции представляется не вполне обоснованным применительно к изнасилованию, сопряженному с причинением легкого вреда здоровью и нанесением побоев, наказание за которые не связано с лишением свободы (в отличие от санкции за причинение средней тяжести вреда здоровью). Необоснованность санкции прослеживается и при назначении наказания за приготовление к данным преступлениям, так как она, по сути, превращается в абсолютно определенную .

2. Квалифицирующий признак, предусмотренный в п. «б» ч.2 ст. 131 и «б» ч.2 ст. 132 УК РФ, касающийся применения угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, с точки зрения уровня общественной опасности и построения санкции, следует исключить. Случаи же совершения изнасилования и насильственных действий сексуального характера при наличии такого признака следует квалифицировать по ч.1 ст. 131 УК РФ или ч.1 ст.132 УК, санкция которых вполне адекватна таким деяниям .

3. Санкция ч.3 ст. 131 и ст.132 УК РФ в части основного наказания не обоснована применительно к такому квалифицированному виду рассматриваемых преступлений, как совершение их с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего по неосторожности. В соответствии с ч.1 ст. 118 УК РФ причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности позволяет применять санкцию, в которой наиболее строгим наказанием выступает арест на срок до шести месяцев. Изнасилование и насильственные действия сексуального характера, совершенные с причинением тяжкого вреда здоровью по неосторожности, должны влечь наказание, предусмотренное санкцией ч.2 ст. 131 и ч.2 ст.132 УК РФ, в которой и следует указать на это обстоятельство .

4. Назначение дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью представляется вполне оправданным. Но в случаях, когда преступные деяния совершаются с использованием виновным своей должности, деятельности или профессиональных функций, особенно в отношении несовершеннолетних. Однако сроки данного наказания должны соответствовать срокам, предусмотренным применительно к любому иному преступлению (то есть до трех лет). Следует учитывать, что законодатель установил целый ряд нормативных ограничений, предусмотренных нормами иных отраслей права, которые лишают соответствующих лиц возможности контактировать с несовершеннолетними .

5. Результаты анализа характера и степени общественной опасности изнасилования и насильственных действий сексуального характера, повлекших по неосторожности смерть, и сопоставления санкций за смежные преступления привели к выводу о необходимости переноса квалифицирующего признака, предусмотренного в п. «а» ч.4 ст. 131 и п. «а» ч.4 ст. 132 УК РФ, в п. «б» ч. 3 ст. 131 и п. «б» ч. 3 ст. 132 УК РФ .

6. По нашему мнению, ч.5 ст. 131 и ч. 5 ст. 132 УК РФ должны быть исключены с перенесением признака, предусмотренного ими, в ч. 4 ст. 131 и ч.4 ст. 132 УК РФ .

7. Пожизненное лишение свободы не следует применять за преступления против половой неприкосновенности, в том числе, даже малолетних лиц .

Подобная санкция не способна в полной мере выступить в качестве превенции убийства таковых при совершении в отношении них изнасилования и насильственных действий сексуального характера, поскольку сами по себе половые преступления наказываются более строго, нежели убийство указанных лиц .

3.2 Санкции за ненасильственные преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности и вопросы их построения в УК РФ Наиболее развернутая санкция предусмотрена за совершение понуждения к действиям сексуального характера (ч.1 ст. 133 УК РФ). По типу она относится к простой, альтернативной, относительно-определенной и ссылочной .

В настоящее время в санкции за названное посягательство предусмотрены такие виды наказания, как штраф в размере ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, обязательные работы на срок до четырехсот восьмидесяти часов, исправительные работы на срок до двух лет, принудительные работы на срок до одного года, лишение свободы на срок до одного года .

Таким образом, санкция предусматривает пять основных видов наказания, четыре из которых не связаны с изоляцией осужденного от общества. Такое большое число видов наказания обусловлено желанием законодателя обеспечить возможность максимальной его индивидуализации в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений. В части установления числа наказаний эта позиция серьезных возражений не вызывает, поскольку количество наказаний, которые могут назначаться в качестве основных, в соответствии с системой наказаний значительное (одиннадцать наказаний, если считать и наказания «смешанного» типа) .

Такое сочетание наказаний в санкции обусловлено общественной опасностью данного преступного посягательства и соотношением его с содержанием санкций за иные преступления. Общественная опасность понуждения к действиям сексуального характера не очень значительна. Это, во-первых, обусловлено объектом преступного посягательства. В результате его совершения нарушается право гражданина вступать в половые отношения с тем лицом, в той форме и столько раз, сколько желает он сам. Кроме того, могут нарушаться личные, имущественные, профессиональные и иные интересы лица1. Вовторых, особенностями объективной стороны преступления, содержание которой заключается в психическом воздействии на потерпевшего (психологическом давлении на него) с целью добиться его согласия на совершение полового Коряковцев В.В. Глава III: Понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133 УК РФ) // Энциклопедия уголовного права. Том 15: Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности. СПб., 2011. С. 342 .

акта или совершения иных действий сексуального характера1. При этом объективная сторона не должна содержать насилие и угрозу применения насилия .

Способы воздействия на потерпевшего связаны лишь с возможным негативным воздействием на нравственный облик человека, его имущественное и социальное положение (использование шантажа, угрозы распространения сведений, порочащих честь и достоинство потерпевшего, использование материальной или иной зависимости и др.), но не затрагивают его здоровья2 .

Однако если проанализировать содержание санкции, то определенные замечания все же возникают .

Наказания в виде штрафа, обязательных и исправительных работ направлены на то, чтобы привлечь внимание осужденного к социальной вредоносности его поступка и достичь целей, которые ставятся перед наказанием .

Все эти наказания являются менее строгими, хотя и отличаются по содержанию ограничений правового статуса осужденного. Такие наказания, как справедливо заметил О.В. Грицай применительно к штрафу, обладают меньшей степенью репрессивности, чем другие наказания: они не ограничивают свободу передвижения осужденного, его право менять по своему усмотрению место жительства или место работы3 .

Различны и исчисления подобных наказаний, что вызвано их содержанием. Но если проанализировать санкцию ч.1 ст. 133 УК РФ, то можно заключить, что применительно к обязательным и исправительным работам законодаДьяченко С.А. Уголовно-правовая охрана граждан в сфере сексуальных отношений .

М., 1994. С. 64 .

В науке высказано мнение о необходимости изменения редакции ст. 133 УК и включении в нее способов, связанных с насилием: «Понуждение другого лица к половому сношению, совершению действий сексуального характера путем угроз применения насилия, шантажа либо угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей)». См.: Гусева Ю.А. Уголовно-правовые особенности понуждения к действиям сексуального характера // Российское право в Интернете. 2008. №4. По нашему мнению, такая позиция является спорной, при ее реализации будут возникать сложности при разграничении изнасилования, насильственных действий сексуального характера и понуждения к действиям сексуального характера .

Грицай О.В. Актуальные проблемы применения штрафа как меры имущественного взыскания, установленной приговором суда // Российская юстиция. 2008. № 10 .

тель предусматривает возможность назначения их максимальных пределов1, а размер штрафа составляет незначительную часть от его максимальных размеров2. Но это не согласуется с принципами построения системы наказаний. В соответствии со ст. 44 УК РФ штраф является наименее строгим видом наказания. Следовательно, максимальные пределы более строгих наказаний, предусмотренных в санкции за конкретное преступление, никак не могут быть меньше пределов менее строгих наказаний. Следовательно, размер штрафа в санкции ч.1 ст. 133 УК РФ должен согласовываться с пределами таких наказаний, как обязательные и исправительные работы. По нашему мнению, размер штрафа за понуждение к действиям сексуального характера необходимо повысить для того, чтобы наказания в виде штрафа, обязательных и исправительных работ сочетались между собой .

Опрос практических работников по данному вопросу также показал, что 63% респондентов согласны с необходимостью повышения размеров штрафа за понуждение к действиям сексуального характера и приведения их в соответствие с пределами обязательных и исправительных работ .

По нашему мнению, максимальный размер штрафа в санкции ч.1 ст. 133 УК РФ должен составлять двести тысяч рублей или исчисляться в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев .



Pages:     | 1 || 3 |
Похожие работы:

«Наталья Петровна Локалова Школьная неуспеваемость: причины, психокоррекция, психопрофилактика Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=183642 Школьная неуспеваемость: причины, психокоррекци...»

«Ольга Скороходова МЬЯНМОМАНИЯ И УРОКИ ДЛЯ РОССИИ1 Политический ландшафт Республики Союз Мьянма, известной прежде в России и за ее пределами как Бирма (например, справочник ЦРУ до сих пор использует старое название) 2, претерпел серьезные перемены в течение последних лет. За время, которое весь мир потратил на поиски выхода...»

«Тео Компернолле Мозг освобожденный. Как предотвратить перегрузки и использовать свой потенциал на полную мощь Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=15707...»

«Т.В. Шклярова ДЛЯ ШКОЛЬНИКОВ И АБИТУРИЕНТОВ Т. В. ШКЛЛРОВА СПРАВОЧНИК по русскому языку для школьников и абитуриентов Издание 2-е, исправленное и дополненное издательство Грамотеи ББК81.2.Р-922 УДК 373.167.1:808.2 Т.В. Шклярова Русский язык. Справочник по русскому языку для школьников и абитуриентов. (пособие для с...»

«ТЕОРИЯ ПЕРЕПЛЕТЕНИЙ Часть 1 ГЛАВНЫЕ И ПРОИЗВОДНЫЕ ПЕРЕПЛЕТЕНИЯ В работе приведены методы и особенности построения фундаментальных переплетений и их производных. Приведены примеры построения заправочных рисунков тканей, выработанных данными видами перепле...»

«Карл Густав Юнг Структура и динамика психического (сборник) Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9370834 Структура и динамика психического / Юнг К.Г. Пер. с англ.: Когито-Центр; Москва; 2008 ISBN 978-5-89353-230-2, 0-691-09774-7 Аннотация На протяжении многих десятилетий швей...»

«114 П РА В О В А Я К У Л ЬТ У РА 2 0 16 № 1( 24) Артем Григорьевич Репьев Старший преподаватель кафедры административного права и административной деятельности органов внутренних дел Барнаульского юридического института МВ...»

«Дональд Калшед Внутренний мир травмы. Архетипические защиты личностного духа Серия "Современная психотерапия (Когито-Центр)" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12051427 Внутренний мир травмы. Архетипические защиты личностного духа/Дональд Калшед: Когито-Цен...»

«Ирина Германовна Малкина-Пых Справочник практического психолога Серия "Справочник практического психолога" текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=174639...»

«Коллектив авторов Большая книга праздничных блюд Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=567275 Большая книга праздничных блюд. : Эксмо; Москва; 2011 ISBN 978-5-699-45214-9 Аннотация Праздничный стол – всегда приятное событие, хотя и хлопотное, и утомительное для тех, кто его гото...»

«М. А. Гулина Словарь-справочник по социальной работе http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=181688 М.А. Гулина. Словарь-справочник по социальной работе: Питер; Санкт-Петербург; 2008 ISBN 978-5-469-00450-9 Аннотация...»

«Дмитрий Коваль Атлас целительных точек. Печень, почки, желудок Серия "Целительные точки нашего тела" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6612255 Атлас целительных точек. Печень, почки, желудок / Дмитрий Коваль.: АСТ; Москва; 2014 ISBN 978-5-17-082237-9 Аннотация Кита...»

«125 Сергей Михайлович Балашов Аспирант кафедры уголовного права и криминологии Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации E-mail: balashov_sm@mail.ru Уголовно-правовая оценка состояния жертв криминального гипноза Аннотац...»

«VAS-RF_#01_2010_1ch:VAS-RF.qxd 29.12.2009 12:53 Page 118 Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 1/2010 Артем Георгиевич Карапетов профессор Российской школы частн...»

«Барбара Константин Амели без мелодрам Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8920987 Константин Б. Амели без мелодрам : роман: Азбука, Азбука-Аттикус; СПб; 2015 ISBN 9...»

«Правозащитный центр "МЕМОРИАЛ" Комитет "ГРАЖДАНСКОЕ СОДЕЙСТВИЕ" Под редакцией Светланы Алексеевны Ганнушкиной ЧЕЧЕНЦЫ В РОССИИ Уголовные преследования жителей Чеченской Республики. Положение женщин в Чеченской Республике. Проблемы собств...»

«Язычество в православии и мифологическое мышление в синтоизме. Щепетунина Марина Словосочетание "советская культура" подразумевает определенное мировоззрение. Советский человек воспитывался таким образом, чтобы атеистическая картина мира была для него единственно возможной. Если в дореволюционной...»

«Институт Государственного управления, Главный редактор д.э.н., профессор К.А. Кирсанов тел. для справок: +7 (925) 853-04-57 (с 1100 – до 1800) права и инновационных технологий (ИГУПИТ) Опубликовать статью в журнале http://publ.naukovedenie.ru Интернет-...»

«Татьяна Семенистая Все о недвижимости. Покупка, продажа, налоги, аренда, наследование, дарение Серия "Справочник для населения" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=10423360 Все о недвижимост...»

«Восточные Отцы IV века Протоиерей Георгий В. Флоровский Текст приводится по изданию: Г.В. Флоровский. Восточные отцы IV века (из чтений в Православном Богословском институте в Париже). Париж, 1931. + Добавления.Содержание: 1. Основные черты Богословской жизни IV-г...»

«Татаркина Ксения Павловна ФОРМА СДЕЛОК В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИИ Специальность 12.00.03. – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Томск 2009 Работа выполнена на кафедре гражданского права ГОУ ВПО "Томский государственный университет"...»

«Вопросы акционеров по Добровольному предложению о приобретении ценных бумаг ОАО "РН Холдинг" (далее – Добровольное предложение) Вопрос Ответ Когда ОАО "НК "Роснефть" направило ОАО "НК "Роснефть" направило Добровольное Добровольное предложение в ОАО "РН предложение в ОАО "РН Холдинг"...»

«Ирина Германовна Малкина-Пых Техники транзактного анализа и психосинтеза Справочник практического психолога – "И.Г.Малкина-Пых Техники транзактного анализа и психосинтеза": ЭксмоМосква; Москва; 2004 ISBN 5-...»








 
2018 www.new.z-pdf.ru - «Библиотека бесплатных материалов - онлайн ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.