WWW.NEW.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Онлайн ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«Пшипий Рустам Махмудович БЛАНКЕТНАЯ ДИСПОЗИЦИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ НОРМЫ: ДОКТРИНАЛЬНОЕ ПОНИМАНИЕ, ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ К КОНСТРУИРОВАНИЮ И П ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и наук

и Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра уголовного права и криминологии

На правах рукописи

Пшипий Рустам Махмудович

БЛАНКЕТНАЯ ДИСПОЗИЦИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ НОРМЫ:

ДОКТРИНАЛЬНОЕ ПОНИМАНИЕ, ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ

ПОДХОДЫ К КОНСТРУИРОВАНИЮ И ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ

(НА ПРИМЕРЕ ГЛАВЫ 22 УК РФ) Специальность 12.00.08 уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:

Кандидат юридических наук, доцент Феоктистов Максим Викторович Краснодар 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА. БЛАНКЕТНАЯ ДИСПОЗИЦИЯ УГОЛОВНОПРАВОВОЙ НОРМЫ: ПОНЯТИЕ, ЗНАЧЕНИЕ,

РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ И КОМПАРАТИВИСТСКИЙ АНАЛИЗ.......... 17 § 1. Ретроспективный анализ использования бланкетных диспозиций в российском уголовном законодательстве

§ 2 Понятие, сущность, виды и значение бланкетной диспозиции уголовно-правовой нормы

§ 3. Компаративистский анализ использования уголовно-правовых норм с бланкетной диспозицией в законодательстве России и зарубежных стран

ГЛАВА. БЛАНКЕТНЫЕ ДИСПОЗИЦИИ В НОРМАХ ГЛАВЫ

22 УК РФ: ОСОБЕННОСТИ КОНСТРУИРОВАНИЯ И ПРОБЛЕМЫ

КВАЛИФИКАЦИИ

§ 1. Бланкетность диспозиций уголовно-правовых норм и вопрос об источниках уголовного права

§ 2. Характер и особенности бланкетности диспозиций уголовноправовых норм, интегрированных в главе 22 УК РФ

§ 3. Проблемы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности, предусмотренных нормами с бланкетными диспозициями

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ПРИЛОЖЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования. Систему законодательства Российской Федерации, как впрочем и любого другого государства, вполне допустимо отождествить с сообщающимся сосудом, изменение в одной из частей которого непременно ведет к определенному изменению в другой .

Обозначенный тезис прямо подтверждается ставшим уже классическим примером 90-х годов XX века, который ощутила на себе российская правовая система на стадии перехода к условиям рыночной экономики. Кардинально реформированная экономическая законодательная база оказала заметное влияние на все отрасли российского законодательства. Не стало исключением и законодательство уголовное .

По справедливому утверждению И.В. Шишко: «Особенные части российских уголовных кодексов 1960 и 1996 гг. наиболее существенно отличаются именно нормами, устанавливающими ответственность за экономические преступления»1 .

Однако несмотря на то, что с момента принятия нового УК РФ прошло 19 лет, процесс взаимовлияния отраслей не прекращается по сей день и в условиях современной правовой действительности его изучение приобретает особую значимость .

Расширение межотраслевых связей, отражающих возрастающий уровень сложности общественной и государственной жизни является непременным спутником развития любой правовой системы2. Особенно актуально наличие таких связей для отрасли уголовного права, которое представляет собой классическую охранительную отрасль российского права, призванную защищать те позитивные правоотношения, которые Шишко И.В. Экономические правонарушения. СПб., 2004. С. 46 .

Пикуров Н.И. Теоретические проблемы межотраслевых связей уголовного права:

автореф. … дис. д-ра. юрид. наук. Волгоград, 1998. С. 9 .

регламентированы такими регулятивными отраслями как гражданское, налоговое, валютное, бюджетное и др .

Основной же целью принятия актов регулятивного законодательства, является регламентация определенного круга позитивных правоотношений, а также установление порядка осуществления определенного вида деятельности в конкретной сфере, о чем указывается в самих этих актах. В силу специфики законодательной техники отдельные положения и термины заимствуются из регулятивных отраслей уголовным законодательством для описания отельных признаков состава преступления .

Однако регулятивное законодательство обладает одной весьма характерной, но нежелательной чертой нестабильностью .

Соответственно при конструировании уголовно-правовых норм необходимо использовать только те приемы законодательной техники, которые способны обеспечить стабильность и гибкость уголовного закона .

Именно таким приемом является бланкетная диспозиция, которая на сегодняшний день представляет собой один из наиболее предпочтительных «орудий» законодательной техники в силу того, что позволяет повысить стабильность уголовного закона, поскольку изменение иных нормативных актов не обязывает законодателя изменять соответствующие уголовноправовые нормы .

Указанные свойства межотраслевых связей бланкетной диспозиции были использованы российским законодателем при конструировании составов уголовно-наказуемых деяний в сфере экономической деятельности, включенных в УК РФ .

Однако при установлении уголовно-правового запрета в сфере экономической деятельности государству необходимо быть предельно корректным. Как вполне обоснованно заметил А.Э. Жалинский, «действие уголовного закона в сфере экономики следует рассматривать и эмпирически отражать как процесс противоречивый, одновременно несущий в себе позитивный и негативный эффект, способный удовлетворять породившие потребности и, напротив, поддерживать отношения, объективно вредные для данного этапа социального развития»1. Один из основателей экономической теории А.Смит справедливо отмечал: «Государство в экономике должно играть роль «ночного сторожа», т.е. создавать все необходимые условия, но не вмешиваться»2. Соответственно при установлении преступности и наказуемости деяний в сфере экономики российским парламентариям необходимо учитывать присущие этим (экономическим) отношениям особенности и их специфику, а также использовать отдельные положения законодательства (гражданского, бюджетного, налогового и т.д.), регулирующего экономическую деятельность, не вторгаясь при этом в сферу нормативного регулирования последней .

В силу указанных обстоятельств выбор именно бланкетной диспозиции при конструировании составов преступлений в сфере экономической деятельности объясняется непосредственно потребностями практической (правоприменительной) деятельности. Ведь экономическая сфера деятельности государства уникальна именно тем, что ее регламентация обеспечивается весьма внушительной нормативной базой, включающей в себя как федеральное и региональное законодательство, так и огромное количество подзаконных нормативных актов, локальных актов организаций .

Более того, экономическое регулятивное законодательство является весьма динамичным. Поэтому при конструировании уголовно-правовых норм главы 22 УК РФ, устанавливающих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности, законодателем была широко использована бланкетная диспозиция, которая позволяет повысить стабильность уголовного закона .

Жалинский А.Э. Уголовный закон и экономика в условиях социальных перемен // Укрепление законности и борьба с преступностью в условиях формирования правового государства. М., 1990. С. 90 .

Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов (книги I-III) / Пер. с англ., вводная статья и комментарии Е. М. Майбурда. М., 1993. С. 93 .

Обозначенные моменты свидетельствуют о несомненной актуальности, теоретической и практической значимости исследования бланкетных диспозиций в целом и в нормах статей главы 22 УК РФ, в частности .

Степень научной разработанности темы. Различные аспекты правовой природы бланкетных диспозиций являются актуальными на протяжении ряда десятилетий и были предметом исследований в трудах Н.А. Беляева, Н.В. Беляевой, А.И. Бойко, А.И. Бойцова, Н.С. Боровикова, С.Н. Братуся, Б.В. Волженкина, Л.Д. Гаухмана, Т.В. Кленовой, В.П. Коняхина, Л.Л. Кругликова, Н.Ф. Кузнецовой, Н.А. Лопашенко, А.В. Наумова, К.В. Ображиева, Н.И. Пикурова, М.Д. Шаргородского, И.В. Шишко, П.С. Яни и др. Эти ученые внесли значительный вклад в развитие теоретических положений о сущности бланкетной диспозиции уголовного закона, совершенствование законодательства, правоприменительной практики .

Однако достигнутый уровень научной разработки проблемы применения бланкетных диспозиций объективно не может быть признан достаточным. Многие ранее существовавшие и вновь возникшие вопросы, в том числе связанные с влиянием бланкетности диспозиции уголовноправовых норм на решение вопроса об источниках уголовного права, остаются дискуссионными и нуждаются в продолжении научных исследований .

Таким образом, цель настоящей диссертации состоит в изучении юридической природы бланкетной диспозиции нормы уголовного закона, а также особенностей ее конструирования в нормах статей УК РФ, предусматривающих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности .

Цель диссертационного исследования обусловила постановку комплекса задач, в число которых входят:

1) установление дефиниции бланкетной диспозиции и определение сущности данной формы конструирования уголовного закона;

2) ретроспективный анализ использования российским законодателем бланкетной диспозиции уголовно-правовой нормы;

3) компаративистский анализ использования уголовно-правовых норм с бланкетной диспозицией в законодательстве России и зарубежных стран;

4) описание характерных особенностей бланкетных диспозиций в нормах статей главы 22 УК РФ;

5) изучение вопросов, возникающих при квалификации преступлений главы 22 УК РФ, диспозиции норм которых носят бланкетный характер .

Объектом исследования в настоящей диссертации выступают общественные отношения, возникающие в сфере теоретического анализа и использования правоприменителем такой формы конструирования уголовного закона, как бланкетная диспозиция .

Предметом диссертационного исследования являются диспозиции норм УК РФ, предусматривающих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности, которые сконструированы законодателем бланкетным способом .

Методология и методика исследования. Для достижения поставленных целей задействованы общенаучный диалектический метод познания и частнонаучные методы: формально-логический, системно-структурный, сравнительного правоведения, историко-правовой, структурнофункциональный, статистический, социологические методы .

Теоретическую основу исследования составили труды советских, российских и зарубежных ученых в области уголовного права, а также общей теории права и компаративистики .

Эмпирическую основу исследования составили результаты анкетирования (220 респондентов) и опроса (70 респондентов) научных и практических сотрудников Краснодарского края и Республики Адыгея .

Нормативную правовую основу диссертации образуют уголовное законодательство Российской Федерации и зарубежных государств (Бельгии, Великобритании, Германии, Грузии, Дании, Исламской Республики Иран, Италии, Казахстана, Китайской Народной Республики, Латвийской Республики, Республики Беларусь, Республики Корея, США, Франции, Швейцарии, Эстонии и Японии), нормативные правовые акты регулятивного законодательства России, нормативные правовые акты дореволюционного и советского периодов, а также позиции Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ .

Научная новизна исследования. В науке уголовного права уже многие годы остаются нерешенными самые принципиальные вопросы, связанные с бланкетностью диспозиций норм главы 22 УК РФ, предусматривающей ответственность за преступления в сфере экономической деятельности .

Поэтому научная новизна данного исследования заключается в совокупном рассмотрении в целом всех вопросов, касающихся применения бланкетных диспозиций и их использования при конструировании составов преступлений главы 22 УК РФ, в частности. Указанный анализ проводился в контексте взаимообусловленности общих и частных вопросов, связанных с исследуемым приемом законодательной техники, а также сквозь призму влияния одних проблем, встающих перед правоприменителем при использовании бланкетных диспозиций, на решение других .

К тому же впервые в науке уголовного права в рамках данного исследования был осуществлен подробный исторический анализ использования российским законодателем бланкетной диспозиции уголовно-правовых норм, а также детально изучен зарубежный опыт конструирования уголовно-правовых норм с бланкетной диспозицией. Также с помощью социологических методов была накоплена эмпирическая база, позволившая оценить позиции представителей науки и практики относительно таких дискуссионных вопросов, как: понятие бланкетной диспозиции, ее сущность и значение, а также уровень бланкетности диспозиций в нормах главы 22 УК РФ .

Положения, выносимые на защиту:

1. Бланкетная диспозиция уголовно-правовой нормы, как одна из форм реализации уголовной политики, представляет собой такой прием законодательной техники, при котором правоприменителю для конкретизации отдельных объективных и субъективных признаков состава преступления необходимо обращение к нормам иных отраслей законодательства, закрепленных в нормативных актах федерального, регионального и муниципального уровней, а также в локальных актах организаций .

2. Бурно развивающиеся общественные отношения порождают новые виды противоправных деяний, что относится и к сфере экономической деятельности, в частности. Устанавливая уголовную ответственность за преступления в сфере экономической деятельности, российский законодатель должен использовать «полезные» свойства бланкетной диспозиции, позволяющие, во-первых, не загромождать уголовный закон положениями регулятивного (экономического) законодательства, раскрывающего содержание некоторых признаков состава преступления, а во-вторых, не вносить изменения в редакцию уголовного закона в тех случаях, когда изменению подвергаются акты позитивного законодательства и не усугублять тем самым и без того плачевную динамику роста числа поправок, вносимых в УК .

3. Имеющиеся в науке уголовного права классификации бланкетных признаков необходимо дополнить еще двумя основаниями .

1) По иерархическому уровню актов, к которым отсылает бланкетная диспозиция, бланкетные признаки делятся на содержащиеся в:

международных правовых актах;

Конституции, федеральных конституционных и федеральных законах Российской Федерации;

подзаконных нормативных актах органов исполнительной власти Российской Федерации;

законах и подзаконных актах субъектов Российской Федерации;

актах муниципальных образований;

локальных актах организаций;

судебных актах, принятых в порядке гражданского и арбитражного судопроизводства .

2) По степени конкретизации нормативного правового акта, к которому делается отсылка, бланкетные признаки делятся на:

содержащиеся в нормативном акте, конкретно обозначенном в диспозиции нормы;

содержащиеся в определенном нормативном блоке, указанном в диспозиции нормы;

содержащиеся в определенном нормативном акте или нескольких нормативных актах, прямо не названных в диспозиции нормы, о необходимости обращения к которым указывают словосочетания:

«установленный порядок», «установленный срок» и др .

4. Появление в российском уголовном законодательстве бланкетной диспозиции и тенденция постепенного увеличения ее использования в уголовных законах детерминированы осложнением, дифференциацией, специализацией правоотношений, появлением качественно новых правоотношений, их высокой динамикой. На протяжении более 150 лет, начиная с Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., бланкетная форма диспозиции является одним из наиболее приоритетных и эффективных приемов законодательной техники .

Бланкетные диспозиции в уголовно-правовых нормах, 5 .

предусматривающих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности присущи как российскому уголовному законодательству, так и законодательству стран романо-германского, социалистического, англо-американского и мусульманского типа уголовноправовых систем .

Особенностью главы 22 УК РФ, отличающей ее от соответствующих глав уголовных законов, исследованных в рамках компаративистского анализа государств, следует признавать частоту использования бланкетных диспозиций при конструировании уголовно-правовых норм. Так, из 45 основных составов преступлений главы 22 УК РФ, 43 (95,5%) бланкетные .

Между тем, в уголовном законодательстве исследуемых стран данный показатель колеблется от 2,5 (УК Франции) до 62% (УК Эстонии), что вполне объяснимо особенностями уголовного законодательства большинства государств, исследованных в рамках компаративистского анализа .

Система источников уголовного права содержит кодифицированное и некодифицированное законодательство (дополнительное уголовное право), которое как раз и включает бланкетные уголовно-правовые нормы .

Следовательно, законодатель в указанных странах (в отличие от российского) «уходит» от бланкетности путем установления преступности тех или иных деяний в сфере экономической деятельности не только в УК, но и в специальных законах, отраслевом законодательстве, а также нормативных актах исполнительной власти. Однозначным для нас в этом вопросе является преимущество российского уголовного закона, который в ст. 1 установил, что Уголовное законодательство Российской Федерации состоит из Уголовного кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в Уголовный кодекс .

Абсолютно все сферы жизнедеятельности нашего общества развиваются весьма стремительно и законодательство их регламентирующее просто обязано соответствовать столь стремительным темпам развития, к тому же если в них определены условия уголовной ответственности. Подход российского законодателя, прибегающего к помощи бланкетной диспозиции, здесь представляется наиболее оправданным .

Кроме того, такое положение дел противоречит системности права, поскольку одним из его признаков является деление отраслей на регулятивные и охранительные (что присуще и системе романо-германского права). Однако в данном случае норма регулятивного права является одновременно и охранительной, сочетая в себе, таким образом, два метода уголовно-правового регулирования, что нарушает принцип законности .

Следовательно, опыт российского законодателя является более предпочтительным, поскольку, во-первых, УК РФ сконцентрировал в себе все нормы, охраняющие сферу экономической деятельности от преступных посягательств, а во-вторых, используя бланкетные диспозиции «избежал»

нарушения принципа системности права, т.к. нормативные акты регулятивных отраслей, к которым обращает указанная диспозиция, раскрывают лишь признаки состава преступления, не устанавливая при этом уголовной ответственности за него .

Уголовное законодательство большинства исследованных стран кодифицировано частично. Однако некоторые из них (например, Великобритания) стремятся к его полной кодификации. В этом случае, зарубежному законодателю будет весьма полезным российский опыт использования бланкетных диспозиций .

Необходимо признать в качестве формальных источников 6 .

российского уголовного права лишь те законодательные акты, которые устанавливают преступность и наказуемость деяния, устраняют преступность деяния, освобождают от ответственности и наказания, смягчают или отягчают наказание. В условиях современной российской действительности такими актами являются Уголовный кодекс РФ и вновь принятые законы, предусматривающие уголовную ответственность, которые в соответствии с ч. 1 ст. 1 УК РФ подлежат включению в Уголовный кодекс .

Нормативные правовые акты, к которым необходимо обращаться в процессе применения бланкетных диспозиций уголовно-правовых норм для уяснения отдельных признаков состава преступления, являются источниками уголовного права не в формальном, а в материальном смысле, в качестве которых предлагается понимать социально-экономические, политические и иные процессы общества, детерминирующие появление уголовно-правовых норм, а также нормативные правовые акты иных отраслей законодательства, положения которых не определяют преступность и наказуемость деяния, а раскрывают содержание объективных и субъективных признаков состава преступления .

7. При толковании бланкетных признаков составов преступлений в сфере экономической деятельности необходимо обращение не только к федеральному законодательству, но и к актам регионального, местного уровня, подзаконным нормативным актам, а также к решениям, принятым в порядке гражданского и арбитражного судопроизводства. Некоторые бланкетные признаки норм главы 22 УК РФ раскрываются также в локальных актах организаций. В частности, необходимость обращения к ним возникает при толковании бланкетного признака «коммерческая тайна», поскольку круг составляющих ее сведений (ответственность, за незаконное получение и распространение которых предусмотрена ст. 183 УК РФ) в соответствии с федеральным законодательством (Гражданский кодекс РФ, Федеральный закон «О коммерческой тайне» от 29.07.2004 г. № 98-ФЗ) определяют сами организации. Также, в качестве локального акта выступает внешнеторговый договор (контракт), указанный в диспозиции ст. 193 УК .

Выбор правового акта зависит исключительно от того, в чьем ведении находится правовое регулирование тех общественных отношений, которые охраняет норма Особенной части УК РФ .

Экономическое регулятивное законодательство является 8 .

многоуровневым, объемным и весьма динамичным, что предопределяет, вопервых, частоту использования бланкетных диспозиций в нормах главы 22 УК РФ и, во-вторых, сложность при описания нарушений его требований в нормах указанной главы. В данном случае уголовный закон выступает в качестве «заложника» ситуации, поскольку призван аккумулировать в диспозициях своих норм многотысячные положения регулятивного законодательства, в буквальном смысле слова «разбросанных» на всех уровнях законодательного регулирования, от федерального до корпоративного .

9. К нормам главы 22 УК РФ, диспозиции которых не сконструированы по типу бланкетных, можно отнести 2 состава преступления: ст. 175 (Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем) и ч. 1 ст. 184 УК РФ (Оказание противоправного влияния на результат официального спортивного соревнования или зрелищного коммерческого конкурса) .

10. При квалификации преступлений главы 22 УК РФ, диспозиции норм которых носят бланкетный характер, необходимо учитывать, что о правильной квалификации преступления в сфере экономической деятельности можно говорить только в том случае, если правоприменитель зафиксировал наличие не только уголовно-правовых признаков, но и признаков, описанных в нормативных актах иной отраслевой принадлежности, к которой обращает бланкетная диспозиция .

Теоретическое и практическое значение диссертации. Результаты исследования имеют значение для дальнейшей научной разработки вопросов, касающихся конструирования уголовно-правовых норм с бланкетной формой диспозиции. Возможно использование представленных материалов в учебном процессе при преподавании, прежде всего, курса «Уголовное право .

Часть Общая», «Уголовное право. Часть Особенная» и дисциплины «Квалификация преступлений». Практическая значимость работы состоит в том, что сформулированные в ней предложения и рекомендации могут представлять интерес при внесении изменений и дополнений, прежде всего, в УК РФ .

В 2012 г. исследование на тему «Бланкетные диспозиции уголовноправовых норм: теоретический, законодательный и правоприменительный аспекты (на примере нормативных предписаний главы 22 УК РФ)» заняло III место в конкурсе «Лучшая научная и творческая работа студентов, аспирантов, соискателей, преподавателей высших учебных заведений Краснодарского края за 2012 год», а также внедрено и используются в учебном процессе юридического факультета Кубанского государственного университета, Краснодарского университета Министерства внутренних дел Российской Федерации и Северо-Кавказского филиала «Российская академия правосудия» при преподавании учебного курса «Уголовное право .

Общая часть», «Уголовное право. Особенная часть», курса магистерской подготовки «Актуальные проблемы уголовного права» .

Магистерская диссертация на тему: «Бланкетные диспозиции в нормах статей главы 22 УК РФ: теоретический, законодательный и правоприменительный аспекты» (Краснодар, 2011. 91 с.) рекомендована к изданию в качестве учебно-методического пособия и внедрена в учебный процесс на юридическом факультете КубГУ .

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена на кафедре уголовного права и криминологии Кубанского государственного университета, где проводилось ее рецензирование и обсуждение .

Теоретические положения и выводы диссертации изложены в 15 научных работах, три из которых опубликованы в рецензируемых журналах, включенных в перечень ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации .

Результаты научного исследования обсуждались на международных и всероссийских научно-практических конференциях:

1) девятой ежегодной Международной научно-практической конференции «Проблемы российского законодательства: история и современность» (Тольятти, 21-22 февраля 2012 г.);

2) Международной научно-практической конференции «Экономика и преступность» (Санкт-Петербург, 28-29 мая 2012 г.);

третьей Международной научно-практической конференции 3) «Современные проблемы уголовной политики» (Краснодар, 28 сентября 2012 г.);

4) Международной научно-практической конференции, посвященной 55-летию образования юридического факультета КубГУ «Правовая система России: традиции и модернизация» (Краснодар, 20 апреля 2013 г.);

5) пятой Международной научно-практической конференции, посвященной 20-летию Национальной академии правовых наук Украины «Актуальные проблемы уголовного права, процесса и криминалистики»

(Одесса, 1 ноября 2013 г.);

6) третьей Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы юридической науки и правоприменительной практики» (Чебоксары, 4 декабря 2013 г.);

7) Международной научно-практической конференции «Теоретические основы и практика реализации правовой политики» (Украина, Запорожье, 26 декабря 2013 г.);

8) Международной научно-практической конференции «Уголовное право: стратегия и развитие в XXI в.» (Москва, 30-31 января 2014 г.);

Международной научно-практической конференции 9) «Эффективность права: проблемы теории и практики» (Краснодар, 10-11 октября 2014 г.);

10) Международной научно-практической конференции «Уголовное право: стратегия и развитие в XXI в.» (Москва, 30-31 января 2015 г.);

11) Всероссийской научно-практической конференции аспирантов, соискателей и магистрантов «Теоретические и практические вопросы уголовного права, уголовного процесса и криминалистики» (Краснодар, 22 ноября 2013 г.) .

Результаты диссертационного исследования используются соискателем в учебном процессе при проведении практических занятий со студентами юридического факультета Кубанского государственного университета .

Структура работы. Диссертация состоит из введения, шести параграфов, объединенных в две главы, заключения, списка использованных источников и приложений .

ГЛАВА. БЛАНКЕТНАЯ ДИСПОЗИЦИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ

НОРМЫ: ПОНЯТИЕ, ЗНАЧЕНИЕ, РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ И

КОМПАРАТИВИСТСКИЙ АНАЛИЗ

§ 1. Ретроспективный анализ использования бланкетных диспозиций в российском уголовном законодательстве Использование бланкетной диспозиции приобретает практическую значимость только в том случае, если такая форма конструирования уголовного закона не носит случайного характера, а имеет историческую перспективу1. Разделяя точку зрения Н.И. Пикурова, считаем целесообразным рассмотрение исторических закономерностей появления и развития бланкетных диспозиций в уголовном законодательстве России .

Необходимо сразу же отметить, что использование бланкетной диспозиции как приема законодательной техники не было характерно для Древнерусского права (X–X вв.), права Руси в период феодальной раздробленности (X–XV вв.) и в период образования Русского централизованного государства (вторая половина XV в. – первая половина XV в.), что объясняется как неразвитостью самой правовой системы, так и немногочисленностью и примитивностью общественных отношений, правовое регулирование которых осуществлялось всего одним или несколькими нормативными правовыми актами .

Первым же источником российского права, в котором законодатель предпринял попытку использования бланкетных диспозиций, можно считать Артикул воинский Петра 1775 г. (например, арт. 35). Однако их применение носило во многом случайный характер, поэтому данный Пикуров Н.И. Квалификация преступлений при бланкетной форме диспозиции уголовного закона (с конкретизацией запрета в административном праве): дисс. … канд .

юрид. наук. М., 1982. С. 14 .

нормативный акт не свидетельствует о целенаправленном решении законодателя использовать бланкетную диспозицию при конструировании уголовно-правовых норм .

Появление в российском уголовном законодательстве бланкетной диспозиции как одного из основных приемов законодательной техники относится ко второй половине XX века, т.е. к периоду, для которого характерно появление многочисленных уставов, регламентирующих порядок новых экономических (буржуазных) правоотношений. В этой связи у законодателя возникла потребность использования бланкетной диспозиции, суть которой как раз и заключалась в том, что в уголовном законе (Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г .

, далее – Уложение) содержалось только общее наименование правил, закрепленных в каком-либо уставе и наказание за их нарушение. Так, Особенная часть Уложения состояла из 11 разделов, поделенных на главы. Абсолютное большинство норм с бланкетной диспозицией, содержалось в Разделе VII «О преступлениях и проступках против имущества и доходов казны» и Разделе VIII «О преступлениях и проступках против общественного благоустройства и благочиния» .

Раздел VII, включал такие главы как: «О нарушении уставов монетных» (гл. II), «О нарушении уставов о гербовой бумаге» (гл. III), «О нарушении уставов горных» (гл. IV), «О нарушении уставов о соли» (гл. V), «О нарушении постановления по питейному сбору и акцизу» (гл. VI), «О нарушении уставов таможенных» (гл. VIII), «О нарушении уставов о казенных лесах» (гл. IХ разд. VII). Так, например, Уложение устанавливало ответственность за сокрытие при получении дозволительных свидетельств на производство золотого, серебряного или платинового промыслов причин, препятствующих по закону выдаче таких свидетельств (ст. 593) .

Однако наибольшее количество исследуемых нами уголовно-правовых норм с бланкетными диспозициями были размещены в разделе VIII, который содержал такие главы как: «О преступлениях и проступках против постановлений, ограждающих народное здравие» (гл. I), «О нарушении постановлений для обеспечения народного продовольствия (глава II), «О нарушении правил благоустройства и хозяйства в городах и селениях»

(гл. VII), «О нарушении правил Устава строительного» (гл. VIII), «О нарушении постановлений о кредите» (гл. XII), «О нарушении уставов торговых» (гл. XIII), «О нарушении уставов фабричной, заводской и ремесленной промышленности» (гл. XIV) и др. Так, предусматривалась ответственность должностных лиц за неимение в запасных магазинах, или нарочно устроенных для этого ямах, или скирдах хлеба в достаточном, согласно существующим постановлениям, количестве (ст. 901); уголовнонаказуемым являлось открытие частного банка без дозволения правительства или без соблюдения предписанных законом для этого правил (ст. 1152). По утверждению Т.Ю. Погосян, «на практике довольно часто применялись положения главы XIII, в которой говорилось соответственно о нарушении:

постановлений относительно самого права на торговлю, правил производства торговли, постановлений о торговых обществах, товариществах и компаниях, уставов торговых учреждений...»1. В ст. 1169, например, устанавливалась ответственность за производство торговли лицами, которые в соответствии с законом не имели на это права. Глава XIV, в свою очередь преступным признавала учреждение без надлежащего разрешения различных заводов, фабрик и мануфактур (ст. 1346-1351) .

Таким образом, конкретные признаки объективной стороны преступлений, ответственность за которые регламентирована рассмотренными разделами Уложения, можно было установить, только обратившись к этим уставам, правилам, постановлениям .

22 марта 1903 г. было принято новое Уголовное уложение, которое, по мнению его современников, «явилось, несомненно, крупным шагом вперед в Погосян Т.Ю. Торговые отношения в призме уголовного законодательства .

Историко-правовой аспект. Екатеринбург, 1998. С. 299 .

развитии русского уголовного законодательства»1. Анализ Особенной части данного нормативного акта свидетельствует о преемственности в части использования бланкетных диспозиций при конструировании уголовноправовых норм. Также как и Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. новое Уголовное уложение 1903 г. содержало нормы, в диспозициях которых указывалось на нарушение правил, закрепленных в другом нормативном акте (уставе, постановлении). Примерами являются:

глава XVI «О нарушении постановлений о надзоре за промыслами и торговлей», глава XVIII «О нарушении постановлений о производстве строительных работ и о пользовании путями сообщения и средствами сношения» .

Кроме того, помимо указания на сами правила, нарушение которых влекло ответственность, в Уложении использовались и такие бланкетные признаки как «установленный порядок» (например, ст. 311 предусматривала ответственность за нарушение правил о выпуске ценных бумаг и изготовление бланков для ценных бумаг не в установленном порядке), «надлежащее разрешение» (ст. 310 устанавливала ответственность за устройство завода, фабрики, аптеки или иного промышленного или торгового заведения без надлежащего разрешения, ст. 324 за открытие подписки на всякого рода ценные бумаги от имени не разрешенного к открытию торгового или промышленного общества или товарищества, за выпуск всякого рода ценных бумаг от имени общественного установления или торгового или промышленного общества или товарищества без надлежащего на выпуск таких бумаг разрешения, а ст. 325 за производство страховых операций от имени не имеющего надлежащего разрешения страхового общества). Отметим, что по этому же пути идет и современный российский законодатель, который, в свою очередь, использует такие бланкетные признаки как «незаконный» или «неправомерный» .

Евангулов Г.Г. Уголовное уложение. СПб., 1903. С. 92 .

12 декабря 1919 г. постановлением Народного Комиссариата юстиции РСФСР приняты Руководящие начала по уголовному праву, которые по сути представляли собой Общую часть советского уголовного законодательства и по мнению некоторых представителей уголовно-правовой доктрины явились важнейшей вехой в истории развития советского уголовного права1 .

Заместитель Народного Комиссара Юстиции РСФСР П.И. Стучка в неопубликованной статье «Третий год советской юстиции» расценивал Руководящие начала как важный момент кодификации пролетарского права переходного времени. «В коротеньких тезисах, писал он, будет изложено то, что коренным образом отличает советского криминалиста от буржуазного»2 .

Для решения задач, обозначенных в настоящем диссертационном исследовании Руководящие начала 1919 г. не представляют особой ценности, поскольку не содержат в своем тексте бланкетных диспозиций. Однако обойти указанный нормативный акт стороной не представляется возможным, ввиду того, что многие его положения и институты получили свое развитие в УК РСФСР 1922 г. и Основных началах уголовного законодательства СССР 1958 г., а также явились законодательной базой для их теоретического исследования .

Первый советский Уголовный кодекс РСФСР был принят в 1922 г. С позиции исследуемых в настоящей диссертации бланкетных диспозиций уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности, УК РСФСР 1922 г .

представляет особый научный интерес, поскольку в 11 из 16 составов преступлений главы IV «Преступления хозяйственные» использована бланкетная диспозиция .

Примечательно, что приемы законодательной техники, которые были использованы в данном нормативном акте при конструировании бланкетных Шишов О. Ф. Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 года памятник советской уголовно-правовой мысли // Правоведение.1980. № 3. С. 87 .

Шишов О. Ф. Там же. С. 88 .

диспозиций аналогичны современным приемам, специфика которых заключается в описании компонентов отдельных (или всех) элементов состава преступления бланкетными обобщающими признаками .

Для сравнения необходимо указать, что при описании бланкетных признаков современный российский законодатель часто прибегает к использованию таких обобщающих признаков, как «незаконный» (ст. 170, 180, 1854 УК РФ и др.), «несанкционированный» (ст. 181 УК РФ), «неправомерный» (ст. 169 УК РФ) и т.д., что совсем не характерно для УК РСФСР 1922 г .

Отметим, что и УК РСФСР 1922 г., и УК РФ 1996 г. содержат нормы, которые для толкования объективных признаков состава преступления обращают к конкретному нормативному акту. Так, в ст. 132 УК РСФСР 1922 г. говорилось о нарушении нанимателем установленных Кодексом законов о труде и общим положением о тарифе правил, регулирующих продолжительность рабочего дня, сверхурочные часы, ночную работу, работу женщин и подростков, оплату труда, прием и увольнение, а также нарушение специальных норм об охране труда... В свою очередь, ст. 3301 УК РФ регламентирует ответственность за злостное уклонение от исполнения обязанностей по представлению документов, необходимых для включения в предусмотренный пунктом 10 статьи 13.1 Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.. .

Однако в основном, в диспозициях норм УК 1922 г. «не уголовные»

акты, необходимые для толкования признаков состава преступления, упоминались в самой общей форме (указанная особенность также широко известна и современному российскому законодателю). Например, ст. 97 УК признавала преступным нарушение законов и обязательных постановлений о ввозе за границу или провозе за границу товаров; в ст. 136 УК говорилось о нарушении положений, регулирующих проведение в жизнь государственных монополий; в ст. 139 УК устанавливалась ответственность за скупку и сбыт в виде промысла продуктов, материалов и изделий, относительно которых имеется специальное запрещение или ограничение, а в ст. 140 УК регламентировалась ответственность за приготовление с целью сбыта вин, водок и вообще спиртных напитков и спиртосодержащих веществ без надлежащего разрешения .

Постановлением ВЦИК 22 ноября 1926 г. был принят новый Уголовный кодекс РСФСР 1926 г .

Проведенный нами анализ Особенной части УК РСФСР 1926 г .

позволяет прийти к выводу о том, что в 69 (37,9%) из 182 составов преступлений законодатель при описании признаков объективной стороны использовал бланкетную форму диспозиции. Причем указанное описание осуществлялось по-разному: в большей части бланкетных диспозиций был определен круг нормативных правовых актов, к которым необходимо обращаться для уточнения признаков объективной стороны (например, ст. 5911 УК признавала преступным нарушение положений, регулирующих проведение в жизнь государственных монополий, ст. 100 УК предусматривала ответственность за нарушение акцизных правил или правил об особом патентном сборе, ст. 185 УК за нарушение правил, установленных, для размножения и выпуска в свет печатных произведений, а равно правил фото-кино-цензуры и др.). Ст. 133 УК предусматривала ответственность за нарушение нанимателем, как частными лицами, так и соответствующими лицами государственных или общественных учреждений и предприятий, законов, регулирующих применение труда, а равно законов об охране труда и социальном страховании. Следовательно, для уяснения сути данного состава преступления советским правоприменителям необходимо было обратиться, в частности, к нормативным предписаниям Кодекса Законов о Труде РСФСР 1922 г .

В некоторых случаях нормативный акт регулятивной отрасли права прямо не указывался, а упоминался в самой общей форме (например, ст. 60 УК предусматривала ответственность за неплатеж в установленный срок налогов или сборов по обязательному окладному страхованию… Соответственно, бланкетный признак «установленный срок», подразумевает наличие определенного нормативного акта, которым этот срок регламентирован). В ст. 599, наоборот, прямо указывалось на тот нормативный правовой акт, который раскрывал признаки объективной стороны. Так, уголовно-наказуемой признавалась контрабанда, осложненная признаками, перечисленными в статье 261 Таможенного Устава .

Также отметим, что проведенный анализ свидетельствует о наибольшей концентрации норм с бланкетной диспозицией в главе II «Преступления против порядка управления» 37 составов преступлений (20,3% здесь и далее от общего количества составов преступлений), главе VIII «Нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и порядок» 11 составов преступлений (6%), главе VI «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности»

7 составов преступлений (3,8%) и главе V «Преступления хозяйственные» 5 составов преступлений (2,7%) .

На наличие бланкетных диспозиций в УК РСФСР 1926 г. указывали и ведущие теоретики права советского периода. Так, например, А.А. Пионтковский и В.Д. Меньшагин отмечали, что «в статье 5912 УК дана бланкетная диспозиция данного состава преступления: статья говорит о нарушениях правил о валютных операциях. Для того чтобы судить, какого рода общественно опасные деяния могут влечь ответственность по ст. 5912 УК, необходимо обратиться к действующему законодательству, регулирующему производство валютных операций в СССР. К такому законодательству относится, прежде всего, постановление ЦИК и СНК СССР от 7 января 1937 г. «О сделках с валютными ценностями и о платежах в иностранной валюте»1 .

Курс советского уголовного права. Особенная часть. Т. 1. / Под ред .

А.А. Пионтковского, В.Д. Меньшагина. М., 1955. С. 266 .

С 1958 г. наступил новый этап в развитии советского уголовного законодательства. В указанном году, 25 декабря, были приняты Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, после чего началась реформа республиканских УК, продолжавшаяся в течение 1959 гг. Кроме Основ общесоюзное уголовное законодательство составляли Закон об уголовной ответственности за государственные преступления (1958 г.) и Закон об уголовной ответственности за воинские преступления (1958 г.)1 .

Закон СССР от 25.12.1958 (в ред. от 02.04.1990 г.) «Об уголовной ответственности за государственные преступления» в главе II (Иные государственные преступления) предусматривал ответственность за 20 преступлений, а в 4 из них Закон установил преступность и наказуемость деяний в экономической сфере, таких как: контрабанда (ст. 15), уклонение в военное время от выполнения повинности или уплаты налогов (ст. 19), изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 24), нарушение правил о валютных операциях (ст. 25). Конструируя нормы, предусматривающие ответственность за данные преступления, советский законодатель прибегал к помощи бланкетной диспозиции .

Так, устанавливая ответственность за контрабанду, то есть незаконное перемещение товаров или иных ценностей через Государственную границу СССР, совершенное с сокрытием предметов в специальных хранилищах, либо с обманным использованием таможенных и иных документов, либо в крупных размерах, либо группой лиц, организовавшихся для занятия контрабандой, либо должностным лицом с использованием служебного положения, а равно контрабанду взрывчатых, наркотических, сильнодействующих и ядовитых веществ, оружия, боеприпасов и воинского снаряжения был использован такой бланкетный признак, как «незаконное», который указывал, прежде всего, на то, что советское законодательство Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учебник для вузов / под ред. В.С. Комиссарова, Н.Е. Крыловой, И.М. Тяжковой. М., 2012 // СПС Консультант Плюс .

располагало нормативным актом, который определял «законные» действия, связанные, к примеру, с перемещением товаров через Государственную границу СССР. Такими актами являлись: Таможенный кодекс СССР 1991 г .

(утв. ВС СССР 26.03.1991 № 2052-1), который в Разделе II определял порядок перемещения через таможенную границу СССР товаров и иных предметов, Закон СССР от 24.11.1982 «О государственной границе СССР» и др .

Также, например, для установления признаков объективной стороны состава уклонения в военное время от выполнения повинности или уплаты налогов, необходимо было определить виды налогов и круг уплачивающих их субъектов. Следовательно, советские правоприменители прибегали к помощи таких нормативных актов, как: Закон СССР от 23.04.1990 № 1443-1 «О подоходном налоге с граждан СССР, иностранных граждан и лиц без гражданства (устанавливал круг плательщиков данного налога, а также доходы подлежащие и не подлежащие налогообложению и т.д.), Закон СССР от 14.06.1990 № 1560-1 «О налогах с предприятий, объединений и организаций» (устанавливал круг плательщиков и виды налогов: налог на прибыль, налог с оборота, налог на экспорт и импорт, налог на фонд оплаты труда колхозников, налог на прирост средств, направляемых на потребление, налог на доходы и др.), Указ Президиума ВС СССР от 30.04.1943 (ред. от 23.04.1987) «О подоходном налоге с населения» (также устанавливал круг плательщиков, основания для освобождения от его уплаты и т.д.), Указ Президиума ВС СССР от 21.11.1941 (ред. от 25.12.1972) «О налоге на холостяков, одиноких и бездетных граждан СССР» (устанавливал размер налога, основания для прекращения его взыскания и т.д.) .

Новый Уголовный кодекс РСФСР был принят 27 октября 1960 г. Его создателями при конструировании большинства уголовно-правовых норм была широко использована уже известная российскому законодательству бланкетная диспозиция .

Из общего количества составов преступлений (280), закрепленных в Особенной части УК РСФСР 1960 г. 124 (44,2%) были сконструированы с использованием бланкетной диспозиции. Проведенный анализ Особенной части УК РСФСР 1960 г. также показал, что наибольшее количество норм, сконструированных при помощи бланкетных диспозиций, содержится в главе VI «Хозяйственные преступления» 29 составов преступлений (10,3%);

главе X «Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения» 23 состава преступления (8,2%); главе I «Государственные преступления» 15 составов преступлений (5,3%) .

Как и в УК РСФСР 1926 г. законодателем были применены различные способы описания бланкетных признаков. В некоторых случаях советский законодатель использовал бланкетный признак «незаконный», как, например, в ст. 155 УК, которая устанавливает ответственность за незаконное пользование чужим товарным знаком, а ст. 158 УК определяла преступность незаконного изготовления, сбыта, хранения спиртных напитков .

Все же наиболее часто законодатель определял круг нормативных актов регулятивной отрасли права, к которым необходимо обращаться для уточнения признаков объективной стороны .

Так, ст. 88 УК РСФСР 1960 г. предусматривала ответственность за нарушение правил о валютных операциях, а также спекуляцию валютными ценностями или ценными бумагами. Н.А. Беляев и М.Д. Шаргородский отмечали, что «ст. 88 УК РСФСР имеет бланкетную диспозицию»1 .

Валюта, валютные ценности и ценные бумаги – предметы рассматриваемого преступления. Законодательными актами, содержащими их перечень являлись: Постановление Совета Министров СССР от 25 октября 1948 г. «О порядке вывоза, ввоза, перевода и пересылки через границу и из-за границы валюты и валютных ценностей» и Инструкция Министерства финансов СССР от 1 апреля 1949 г. по применению Курс советского уголовного права. Часть особенная. Т. 3. / Под. ред. Н.А. Беляева, М.Д. Шаргородского Л., 1973. С. 312 .

указанного постановления, Устав Государственного банка СССР и др .

Указанные акты содержали определение валюты, валютных ценностей и ценных бумаг, а также называли действия с валютными ценностями, которые признавались законными .

Кроме того, уголовно наказуемым признавалось нарушение отдельными гражданами правил сдачи государству добытого ими из недр земли золота или других драгоценных металлов или драгоценных камней (ст. 167 УК), неоднократный или в крупных размерах выпуск из промышленного предприятия недоброкачественной, или не соответствующей стандартам либо техническим условиям, или некомплектной продукции директором, главным инженером или начальником отдела технического контроля, а также лицами, занимающими другие должности, но выполняющими обязанности указанных лиц (ст. 157 УК), а также занятие промыслом, относительно которого имеется специальное запрещение, после наложения административного взыскания за занятие этим промыслом Принятый в 1996 г. первый уголовный кодекс Российской Федерации остался верен более чем вековым традициям применения бланкетного способа при конструировании уголовно-правовых норм. Анализ Особенной части в первоначальной редакции УК РФ 1996 г. свидетельствует об использовании этого приема законодательной техники, поскольку из 255 норм 165 сконструированы при помощи бланкетных диспозиций, что составляет 65 % от их общего числа. Наиболее многочисленны, с точки зрения бланкетного способа конструирования, уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за преступления в сфере экономики (41 норма, что составляет 16%) и уголовно-правовые нормы, устанавливающие преступность и наказуемость деяний в экологической сфере (а точнее, все номы главы 26 УК РФ (6,6%) сконструированы с использованием бланкетных диспозиций)) .

Таким образом, проведенный в рамках данного параграфа исторический анализ позволил сделать ряд выводов .

Во-первых, появление в российском уголовном законодательстве бланкетной диспозиции и тенденция постепенного увеличения ее использования в уголовных законах детерминированы осложнением, дифференциацией, специализацией правоотношений, появлением качественно новых правоотношений, их высокой динамикой .

Во-вторых, на различных этапах исторического развития отечественный законодатель использовал разнообразные способы описания бланкетных признаков: упоминание о нормативном акте регулятивной отрасли права в самой общей форме; определение круга нормативных правовых актов, к которым необходимо обращаться для уточнения признаков объективной стороны; обращении к конкретному нормативному акту;

использование бланкетных признаков «незаконный», «неправомерный» и др.; использования терминологии иной отрасли права и т.д .

В-третьих, бланкетная форма диспозиции является одним из наиболее приоритетных приемов законодательной техники на протяжении более 100 лет, начиная с Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г .

вплоть до Уголовного кодекса РСФСР 1960 г .

§ 2. Понятие, сущность, виды и значение бланкетной диспозиции уголовно-правовой нормы На протяжении всей истории человечества процесс развития сфер общественной деятельности, как, впрочем, и развивающихся в их рамках общественных отношений, непременно сопровождался регулированием со стороны общества и государства. Указанное регулирование производилось посредством установления определенных регуляторов, в качестве которых всегда выступали социальные нормы (правила поведения людей в их взаимных отношениях между собой1), включающие в себя нормы права, нормы морали, нормы отдельных (негосударственных) социальных общностей и др .

Все перечисленные выше нормы непосредственно нацелены на регламентацию тех или иных видов общественных отношений, но такими свойствами, как всеобщий характер, распространенность на всех участников общественных отношений независимо от их воли и желания и, самое главное, обеспеченность силой государственного принуждения, обладает лишь норма права, которая представляет собой признаваемое и обеспечиваемое государством общеобязательное правило, из которого вытекают права и обязанности участников общественных отношений, чьи действия призвано регулировать данное правило в качестве образца, эталона, масштаба поведения2 .

Нормы права не могут пребывать в хаотичном правовом пространстве, они гармонично входят в систему права, которая представляет собой юридико-доктринальную категорию и конструкцию, включающую в себя нормы права и объединяющие их правовые институты и отрасли права3 .

Каждая правовая норма, будучи «клеточкой» системы права, в свою очередь, имеет внутреннюю структуру .

Под структурой правовой нормы понимается ее внутреннее строение, наличие в ней взаимосвязанных между собой составных частей. Структура юридической нормы – это упорядоченное единство необходимых элементов, обеспечивающих ее функциональную самостоятельность. Данная структура показывает, из каких элементов состоит норма права и как они взаимодополняют друг друга. Взятые в системе, эти элементы характеризуют Общая теория государства и права. Академический курс в трех томах. Т II. / Отв .

ред. М.Н. Марченко. М., 2007. С. 553 .

Общая теория права и государства: учебник / под ред. В.В. Лазарева. М., 2014 .

С. 189 .

Общая теория права и государства: учебник / под ред. В.С. Нерсесянца. М., 2014 .

С. 430 .

норму как автономное, в определенной мере самодостаточное правовое явление. В рамках общей теории права выделяют трехэлементную структуру нормы, состоящую из: гипотезы, диспозиции и санкции .

Отметим, однако, что вопрос о структурных элементах правовой нормы один из наиболее дискуссионных в теории права. Так, весьма специфическую точку зрения предлагает Б.И. Пугинский, утверждая, что к норме права неприменимы попытки установления структуры, т.е .

совокупности однородных связей частей нормы. Выработанная теорией концепция структуры правовой нормы не соответствует правовой реальности, не находит выражения на практике. Правовая норма цельное правовое установление, сформулированное в виде, допускающем его самостоятельное применение для регулирования тех или иных типических ситуаций1. Между тем, подобная позиция воспринимается нами критически, поскольку при таком раскладе не было бы смысла и в проводимом нами диссертационном исследовании .

В целом же, в отечественной юридической науке определенное распространение получила точка зрения, в соответствии с которой норма права состоит из двух элементов; в одних случаях это гипотеза и диспозиция, а в других диспозиция и санкция (или: гипотеза диспозиция, гипотеза санкция)2 .

Н.М. Коркунов исходил из того, что «каждая юридическая норма состоит естественно из двух элементов: из определения условий применения правила и изложения самого правила». Первый элемент называется гипотезой, или предположением, второй диспозицией, или распоряжением .

Санкцию ученый не считал составной частью структуры нормы права. Она рассматривалась им как относительно самостоятельная величина (явление) Пугинский Б.И. О норме права // Вестник Московского университета. Сер. 11 .

Право. 1999. № 5. С. 25-27. Цит. по: Теория государства и права: учебник для бакалавров / В.В. Лазарев, С.В. Липень. М., 2012. С. 302 .

Теория государства и права: учебник для бакалавров / В.В. Лазарев, С.В. Липень .

М., 2012. С. 302 .

по отношению к структуре нормы права, как самостоятельно существующее «средство принуждения»1 .

Кроме того, теоретиками права высказываются мнения о том, что регулятивные нормы состоят из гипотезы и диспозиции, а правоохранительные из диспозиции и санкции2 .

Некоторые представители уголовно-правовой доктрины также характеризуют норму права как двухэлементную. Так, профессор В.П. Коняхин утверждает, что конструктивно статьи Общей и Особенной частей УК отличаются между собой: первые содержат в себе гипотезу и диспозицию, вторые – диспозицию и санкцию (за исключением ст. 331 УК, которая не имеет санкции). Сразу же профессор отмечает, что относительно конструкции статей Общей части УК имеются и другие точки зрения. Одни авторы являются сторонниками их трехчленной структуры, другие выделяют в них один структурный элемент – диспозицию, а третья группа исследователей полагает, что нормативные предписания Общей части вообще лишены структурных элементов3. Обоснованной представляется позиция М.В. Феоктистова, который отмечает, что в УК РФ допустимо наличие как двух-, так и трех-, а в некоторых случаях и одноэлементных норм; а также наличие гипотез, диспозиций и санкций в нормах как Общей, так и Особенной частей УК4 .

Тем не менее, идея о двухзвенной структуре правовой нормы не стала приоритетной в уголовно-правовой науке. Доминирует (и не без оснований) идея трехзвенной структуры правовой нормы. То есть норма права состоит Марченко М.Н. Теория государства и права: учеб. М., 2007. С. 574 .

Черданцев А.Ф. Теория государства и права. Курс лекций. Екатеринбург, 1996 .

С. 83-84; Общая теория права / Под общей ред. А.С. Пиголкина. М., 1996. С. 157. Цит. по:

Общая теория государства и права. Академический курс в трех томах. Т. II. / Отв. ред .

М.Н. Марченко. М., 2007. С. 566 .

Российское уголовное право (Общая часть): Учебник для вузов / Под ред .

В.П. Коняхина, М.Л. Прохоровой. М., 2014. С. 77 .

Феоктистов М.В. Структура уголовно-правовой нормы // Общая часть уголовного права: состояние законодательства и научной мысли / Под ред. Н.А. Лопашенко. СПб.,

2011. С. 155-156 .

не из двух, а из трех составных элементов гипотезы, диспозиции и санкции1 .

В академическом курсе по общей теории государства и права2 предлагаются следующие определения обозначенных выше элементов .

Закрепленные в правовой норме условия, при которых возникают, изменяются или прекращаются права и обязанности участников общественного отношения, носят название гипотезы .

Та часть правовой нормы, которая закрепляет права и обязанности как меру их поведения, именуется диспозицией .

Закрепленные в норме права предписания о мерах принуждения за неисполнение обязанностей и в целях защиты прав других лиц носят название санкции .

Поскольку настоящее исследование посвящено изучению бланкетных диспозиций, соответственно, наше внимание будет обращено лишь на один элемент структуры нормы права – диспозицию .

Диспозиция (юридическое расположение сторон) – элемент нормы права, определяющий модель поведения субъектов с помощью установления прав и обязанностей, возникающих при наличии указанных в гипотезе юридических фактов3. Диспозиция выступает основной регулирующей частью нормы, ее ядром (например, в гражданском праве и ряде других регулятивных отраслей диспозиции выступают в виде правил правомерного поведения, фиксирующих соответствующие права и обязанности сторон – покупателя и продавца, наследника и наследодателя, кредитора и должника;

в уголовном праве и других охранительных отраслях большинство диспозиций содержит признаки запрещенных деяний) .

Если рассматривать диспозицию через призму уголовно-правовой науки, то согласно позиции В.П. Коняхина, она представляет собой Марченко М.Н. Указ. соч. С. 574 .

Общая теория государства и права. Академический курс в трех томах. Т II. / Отв .

ред. М.Н. Марченко. М., 2007. С. 562-564 .

Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. М., 2004. С. 78 .

центральный структурный элемент нормативных предписаний Общей и Особенной частей УК. Она устанавливает должные (возможные) варианты поведения участников уголовно-правовых отношений, причем в статьях Особенной части традиционно указываются запрещенные варианты такого поведения1 .

Диспозиции весьма разнообразны и классифицируются по определенным основаниям. Заслуживает внимания классификация диспозиций, предложенная Н.А. Лопашенко2 .

1. В зависимости от способов изложения информации в диспозиции, они делятся на простые и описательные .

В простой диспозиции преступление лишь называется, его признаки не раскрываются (ст. 126, 241, 353 УК и др.) .

Описательная диспозиция не только называет преступление, но и раскрывает все или некоторые его признаки, позволяющие отграничить этот состав преступления от других, а также от непреступных действий (ст. 105, 1291 УК и др.) .

2. В зависимости от полноты охвата признаков преступления, диспозиции делятся на: 1) полностью охватывающие описание преступного деяния (ст. 105, 135, 209, 277 и др.) и 2) отсылающие для его уяснения к иным нормам, в том числе содержащимся в других нормативных актах .

Последняя группа диспозиций подразделяется на ссылочные, бланкетные и ссылочно-бланкетные (смешанные) диспозиции .

Ссылочная диспозиция внешне похожа на простую или описательную, но во избежание повторений в тексте закона содержит обязательную ссылку на другую статью или на другую часть этой же статьи. Например, ст. 117 (истязание, не повлекшее последствий, указанных в ст. 111, 112 УК) .

Российское уголовное право (Общая часть): Учебник для вузов / Под ред .

В.П. Коняхина, М.Л. Прохоровой. М., 2014. С. 78 .

Лопашенко Н.А. Основы уголовно-правового воздействия: уголовное право, уголовный закон, уголовно-правовая политика. СПб., 2004. С. 102 .

Бланкетной называется такая диспозиция, которая для уяснения признаков состава преступления отсылает к нормативным актам других отраслей права (гражданского, налогового, трудового, экологического, и т.д.), или к другим отраслям знаний (к медицине, например). Как бланкетные в УК сформулированы, например, диспозиции норм в ст. 171, 215, 246 и др .

В ссылочно-бланкетных (смешанных) диспозициях могут одновременно присутствовать признаки как ссылочной, так и бланкетной видов диспозиций; соответственно законодатель отсылает для уяснения сути состава преступления сразу и к другим статьям уголовного закона, и к нормативным актам других отраслей права. Примером такой диспозиции может служить диспозиция ст. 268 (нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта, пассажиром, пешеходом или другим участником движения (кроме лиц, указанных в ст. 263 и 264 УК)) .

3. В зависимости от количества вариантов преступного поведения диспозиции могут быть 1) с единственным вариантом поведения и 2) альтернативными .

Диспозиция с единственным вариантом поведения представляет собой такую диспозицию, в которой назван только один возможный вариант преступного деяния, например неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие (ст. 270 УК) .

Альтернативная диспозиция это фактически несколько самостоятельных диспозиций, собранных в одной. Примером может служить диспозиция ч. 1 ст. 325 УК: похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов, штампов или печатей, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности .

Еще один вариант классификации диспозиций был предложен В.П. Коняхиным, который в целом аналогичен той, что разработана Н.А. Лопашенко, но в отличие от нее В.П. Коняхин дифференцирует исследуемый элемент правовой нормы также в зависимости от степени определенности и в этой связи отмечает, что диспозиции делятся на определенные и относительно-определенные. Определенные диспозиции исчерпывающе формулируют правило поведения, не оставляя места для усмотрения со стороны правоприменителя (ч. 1 ст. 78, ч. 1 ст. 121 УК) .

Относительно-определенные диспозиции предоставляют своим адресатам возможность варьировать свое поведение в рамках обозначенного в них правила (ч. 6 ст. 15, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК)1 .

В контексте настоящего исследования более подробному изучению будет подвергнута именно бланкетная диспозиция уголовно-правовой нормы .

В общей теории права некоторыми учеными отмечается, что бланкетная диспозиция содержит правило поведения в самой общей форме, отсылая субъекта реализации своих правомочий к другим юридическим нормам2 .

Особенность бланкетного способа изложения нормы права, по мнению М.Н. Марченко, заключается в том, что «в статье может содержаться лишь один из элементов структуры нормы права, а другой или другие могут только подразумеваться. Бланкетный способ изложения предполагает получение сведений об остальных элементах нормы права в других нормативноправовых актах»3 .

А.С. Пиголкин также выделял бланкетную диспозицию в качестве одного из видов данного элемента нормы права. Однако сущность бланкетности он раскрывал не посредством диспозиции, а описывая ее применительно ко всей норме. Так, по его утверждению, «бланкетная норма называет в общей форме, какие правила необходимо исполнять. Что же касается конкретного содержания этих правил, то они даются в специальных нормативных актах отдельно от данной нормы. Бланкетные нормы обычно содержат ссылки на правила техники безопасности, ГОСТы, нормы Российское уголовное право (Общая часть): Учебник для вузов / Под ред .

В.П. Коняхина, М.Л. Прохоровой. М., 2014. С. 80 .

Абдулаев М.И. Теория государства и права. М., 2004. С. 89 .

Марченко М.Н. Указ. соч. С. 578 .

естественной убыли и иные правила, подвергающиеся достаточно оперативному обновлению»1 .

А.В. Мицкевич2, напротив, утверждает, что бланкетными, то есть прямо не содержащими конкретного правила поведения могут быть только диспозиции. Такие нормы, по существу, не устанавливают содержание правила, а предусматривают наличие других норм, часто содержащихся в иных нормативных правовых актах .

В доктрине уголовного права как России, так и зарубежных стран данный элемент нормы права также вызывает огромный научный интерес, и сам термин «бланкетная диспозиция» используется в науке уголовного права довольно давно .

Стоит отметить, что первоначально в науке возник термин «бланкетный закон». Автором, давшим жизнь указанному термину, является немецкий ученый К. Биндинг. По его определению, бланкетным называется такой уголовный закон, который не формулирует самостоятельного запрета, а ограничивается ссылкой на правила, содержащиеся в других юридических постановлениях, и предусматривает лишь санкцию за их нарушение3 .

Однако кроме словосочетания «бланкетный закон» имелись и другие определения этой формы конструирования уголовно-правовой нормы. По подсчетам еще одного немецкого юриста Лобергера, только в немецкой юридической литературе существовало около 16 определений: «открытый уголовный закон», «условная санкция», «слепой закон», «неполное полицейское предписание» и др.4 Пиголкин А.С. Теория государства и права. М., 2003. С. 78 .

Общая теория государства и права. Академический курс в трех томах. Т. II. / Отв .

ред. М.Н. Марченко. М., 2007. С. 562-564 .

Binding K. Die Normen und ihre Ubertrettung. Erster Land, Leipzig, 1922, s. 161, 162 .

Цит. по: Пикуров Н.И. Квалификация преступлений при бланкетной форме диспозиции уголовного закона (с конкретизацией запрета в административном праве): дисс. … канд .

юрид. наук. М., 1982. С. 28 .

Lohberger I. Blanhettstrufrecht und Grundgesetz. Diss. Munchen, 1968. s. 12, 13. Цит .

по: Пикуров Н.И. Квалификация преступлений при бланкетной форме диспозиции уголовного закона (с конкретизацией запрета в административном праве): дисс. … канд .

юрид. наук. М., 1982. С. 29 .

В российской уголовно-правовой науке также нет единого мнения ученых по данному вопросу. Так, нередко используемый в литературе термин «бланкетная норма» представляется нам весьма некорректным. Под бланкетной нормой уголовного законодательства предлагают понимать «норму, конкретное содержание которой раскрывается в законе, относящемся к другой отрасли права, и (или) ином нормативном правовом акте»1, а также «норму уголовного закона, в которой один или несколько ее структурных элементов содержат признаки (признак), неуяснимые без обращения к законам или другим нормативным правовым актам иных права»2. В отраслей качестве бланкетной уголовно-правовой нормы некоторые авторы также рассматривают правовую норму, содержащую прямую или скрытую (косвенную) отсылку к другой норме (нормам) либо акту, уяснение смысла и эффективная реализация которой без этого невозможна3 .

В этой связи Н.А. Лопашенко справедливо отмечает, что в уголовном праве нет бланкетных, т.е. отсылочных к другому праву, норм; все нормы принадлежат уголовному праву и формулируются в нем. Можно вести лишь речь о бланкетных диспозициях статей уголовного закона»4 .

Другие авторы используют также термин «бланкетные статьи»5 .

А.В. Сельский и вовсе отмечает, что явление бланкетности присуще как логической (идеальной) уголовно-правовой норме, так и формально выраженному в тексте уголовного закона предписанию диспозиции статьи Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений. М., 2001. С. 237 .

Михайлова И.А. Бланкетные нормы в уголовном законе и их применение органами внутренних дел: автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2009. С. 9 .

Боровиков Н.С. Об особенностях применения бланкетных уголовно-правовых норм (по материалам изучения уголовных дел и социологического исследования) // Черные дыры в российском законодательстве. 2008. № 4. С. 117 .

Лопашенко Н.А. Указ. соч. С. 104 .

Керимов Д.А. Законодательная техника. М., 2002. С. 4748 .

Особенной части. В идеальной уголовно-правовой норме, состоящей из гипотезы и диспозиции, бланкетность свойство гипотезы1 .

Представляется более корректной позиция Б.В. Волженкина, который справедливо отмечал, что «ни уголовно-правовая норма, как общеобязательное правило поведения, ни состав преступления, как совокупность признаков, характеризующих деяние как преступление, не могут быть бланкетными. Бланкетен лишь способ изложения соответствующей нормы в диспозиции статьи закона и в описании состава преступления опять-таки в статье закона. Поэтому бланкетными могут быть лишь диспозиции статей уголовного закона»2 .

В рамках настоящего исследования нами проводилось анкетирование, респондентами в котором выступили ученые, а также практические работники – представители суда, прокуратуры, нотариата и адвокатуры .

Респондентам был задан вопрос о том, какой термин, по их мнению, является наиболее предпочтительным и предложено четыре варианта ответа:

бланкетная диспозиция, бланкетная норма, бланкетная статья, бланкетный состав. Так, ровно половина респондентов отдала предпочтение термину «бланкетная диспозиция» (50% – 110 человек); 45% респондентов (99 человек) наиболее корректным посчитали термин «бланкетная норма» и только 5% (11 человек) выбрали третий вариант ответа – «бланкетная статья». Термин «бланкетный состав» не был отмечен ни одним из респондентов .

Разногласия ученых касаются и самого наименования исследуемого вида диспозиции – «бланкетная». Так, в немецкой юридической литературе XIX в. многие ученые-юристы, по примеру Биндинга, стали называть бланковыми (Blanketstrafgesetze) именно нормы, «имеющие вид бланка, в Сельский А.В. Бланкетные нормы в уголовном законодательстве России: автореф .

дисс. … канд. юрид. наук. М., 2010. С. 8 .

Волженкин Б.В. О содержании бланкетных диспозиций статей об экономических преступлениях в УК РФ // Актуальные проблемы юридической ответственности за нарушения в сфере экономической деятельности и налогообложения. Материалы третьей научно-практической конференции. Ярославль, 2004. С. 22 .

котором санкция соответствует подписи, а диспозиция – тому пробелу, в котором компетентная власть должна вписать соответственный приказ или запрет»1 .

Между тем, профессор Н.И. Пикуров отмечает, что «бланк – это лист с частично напечатанным текстом (реквизитами), в прочей части подлежащий заполнению (С.И. Ожегов). Если проанализировать содержание обычной бланкетной диспозиции, можно сделать вывод, что это далеко не бланк .

Выражаясь тем же языком, можно сказать, что бланкетная диспозиция имеет не только реквизиты, но и полностью завершенное описание запрещаемого деяния. Такую форму изложения уголовно-правового запрета можно назвать закрытой бланкетной диспозицией, каковых большинство в УК РФ .

Нормативные акты иных отраслей, связанные с закрытой бланкетной диспозицией, лишь уточняют содержание того, что в общей форме уже указано в уголовном законе»2 .

Однако необходимо заметить, что существуют еще и бланкетные диспозиции открытого типа, в которых содержание большинства признаков объективной стороны того или иного состава преступления детализируются с помощью нормативных актов другой отрасли права. Например, в составе незаконной охоты на территории заповедника (п. «г» ч. 1 ст. 258 УК РФ) практически все признаки объективной стороны определены в региональном законодательстве и в подзаконных актах (в Правилах охоты). Именно такого рода диспозиции последователи учения Биндинга, видимо, считали бланкетными. Поэтому мы не находим оснований для критики предложенного Биндингом термина .

Кроме того, в российской уголовно-правовой науке до сих пор не разработана единая дефиниция бланкетной диспозиции, которая бы наиболее полно отражала ее суть .

Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Т. I. М., 1994. С. 80 .

Пикуров Н.И. Действительные и мнимые проблемы бланкетной диспозиции уголовного закона // Уголовное право: стратегия развития в XX веке. Материалы второй международной научно-практической конференции. М., 2003. С. 72 .

В работах советских юристов наибольшее признание получило определение, согласно которому бланкетной называется диспозиция уголовного закона, отсылающая для уточнения отдельных признаков состава преступления к нормативным актам иных отраслей1 .

Попытку установления более конкретных признаков бланкетной диспозиции предпринял В.В. Соколов. Он выделил два основных признака, которые, по его мнению, присущи только бланкетной диспозиции: вопервых, наличие изменяющейся множественности компонентов отдельных элементов преступления, описанной в обобщенном виде в уголовном законе;

во-вторых, наличие связи бланкетной диспозиции2 .

В советской уголовно-правовой доктрине также имелось определение, согласно которому бланкетной называется диспозиция статьи Особенной части, которая непосредственно в самом законе не определяет признаков преступного деяния, а отсылает к другим законам или иным нормативным актам постановлениям и распоряжениям правительства, приказам и инструкциям министерств, решениям местных органов власти и др .

Уже в наши дни И.В. Шишко замечает, что «сравнение определений бланкетных диспозиций, предложенных в научной литературе, позволяет выделить в них два компонента: характеристику описания признаков преступления (первый компонент) и указание на связь таких диспозиций с нормами других отраслей права (второй компонент)»3 .

Так, М.П. Журавлев4 и Б.В. Яцеленко5, а также некоторые другие авторы, выделяя такую разновидность диспозиций норм УК РФ, как Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. М., 1969. С. 98; Беляева Н.В .

Некоторые вопросы применения бланкетных диспозиций УК и их классификация // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1967. Вып. 31. С. 73 .

Соколов В.В. Применение бланкетного способа изложения диспозиций норм уголовного права // Уголовное право в борьбе с преступностью. М., 1981. С. 91 .

Шишко И.В. Экономические правонарушения. СПб., 2004. С. 48 .

Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Л.Д Гаухмана, С.В. Максимова. М., 2005. С. 69 .

Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / Под ред .

А.И. Рарога. М., 2012. С. 19 .

бланкетные, утверждали, что таковыми являются диспозиции, которые не определяют признаков преступления в самом уголовном законе .

А.Н. Игнатов, в свою очередь, отмечает, что «бланкетная диспозиция не содержит точного описания всех признаков преступления, а отсылает к другим законодательным или нормативным актам»1 .

Другая группа ученых придерживается несколько иной позиции. По мнению С.И. Никулина, «бланкетная диспозиция в самой общей форме указывает на признаки конкретного преступления, но для их детализации необходимо обратиться к другим нормативным источникам»2 .

В.П. Малков утверждает, что «бланкетной считается диспозиция статьи УК, в которой описываются признаки соответствующего преступного деяния путем указания на нарушение каких-либо правил (иногда специальных понятий), установленных или определяемых в нормативных правовых актах иных отраслей права»3 .

Г.А. Есаков указывает, что «бланкетная диспозиция описывает действие (бездействие) как признак объективной стороны конкретного состава преступления через указание, что таким действием (бездействием) нарушены те или иные специальные правила, установленные нормативными правовыми актами других отраслей права»4 .

Н.Д. Сергеевский отмечал, что при бланкетном способе изложения «уголовный закон в своей диспозиции указывает лишь самым общим образом тот источник права, в котором должны быть установлены определенные нормы, за нарушение которых полагается наказание»5 .

Уголовное право России: Учебник / Под ред. А.Н. Игнатова, Ю.А. Красикова. М.,

2010. С. 40 .

Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник / Под ред .

В.К. Дуюнова. М., 2009. С. 44 .

Уголовное право России. Часть Общая: Учебник / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. М.,

2000. С. 53 .

Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред .

Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М., 2008. С. 65 .

Пособие к лекциям Сергеевского Н.Д., заслуженного профессора С.-Петербургского Императорского Университета. СПб., 1905. С. 60. Цит. по: Шишко И.В. Экономические правонарушения. СПб., 2004. С. 40 .

По мнению С.М. Кочои, «бланкетной является такая диспозиция, которая для восполнения недостающих признаков преступления отсылает к нормам других отраслей права»1 .

М.В. Феоктистов утверждает, что «бланкетной является такая диспозиция, которая для своего точного понимания требует обращения к значению термина или признака, содержание которых изложено в ином нормативном акте»2 .

Некоторые ученые определяют исследуемый вид диспозиций как один из приемов законодательной техники. Так, К.В. Ображиев отмечает, что «бланкетная диспозиция представляет собой специфическую форму конструирования уголовного закона, при которой уголовно-правовая норма формулируется с помощью ссылки на нарушение виновным нормативных предписаний иных отраслей права, в связи с чем для уголовно-правовой квалификации необходимо установление и признаков неуголовного правонарушения»3. А.В. Сельский, в свою очередь, заметил, что «бланкетная диспозиция» представляет собой характерный для статей Особенной части уголовного закона способ формулирования запрета, для раскрытия характера, содержания или отдельных признаков которого требуется обращение к нормативным правовым актам иных отраслей права»4 .

Другие представители уголовно-правовой науки раскрывают сущность бланкетных диспозиций через их полезные свойства. Так, А.И. Бойко называет бланкетные диспозиции «наиболее известным каналом нормативной связи уголовного права (закона)»5, а М.С. Жук, в свою очередь, Кочои С.М. Уголовное право. Общая и Особенная части: Краткий курс. М., 2010 .

С. 28 .

Феоктистов М.В. Указ. соч. С. 161 .

Ображиев К.В. Формальные (юридические) источники российского уголовного права. М., 2010. С. 103 .

Сельский А.В. Указ. соч. С. 8 .

Бойко А.И. Система и структура уголовного права: В 3 т. Т. I: Системология и структурализм в современной познавательной культуре. Ростов н/Д., 2007. С. 347 .

считает бланкетность «наиболее развитой, зрелой, технически совершенной формой отражения межотраслевых связей»1 .

Констатируя столь широкий плюрализм мнений, в рамках указанного выше анкетирования мы предложили на выбор респондентов три понятия «бланкетная диспозиция», разработанных Н.И. Пикуровым, И.В. Шишко и А.В. Наумовым. Результаты показали, что наиболее полно отражающим сущность бланкетной диспозиции, по мнению респондентов (55% – 121 человек), является определение, предложенное А.В. Наумовым: «Бланкетной называется диспозиция, которая непосредственно в самом уголовном законе не определяет признаки преступного деяния, а отсылает для этого к другим законам или иным нормативным актам другой отрасли права»2 .

Однако, наиболее предпочтительным является определение, разработанное И.В. Шишко. Бланкетной называется диспозиция, «в которой все или часть признаков состава преступления описаны как обобщающие признаки, признаки-понятия либо обобщающие признаки-понятия, если в них непосредственно заключена связь уголовного права с иными отраслями, к которым и следует обращаться для уяснения указанных признаков»3. Этот вариант определения бланкетной диспозиции был выбран 25% респондентов (55 человек) .

Уголовно-правовая доктрина выделяет также виды бланкетных диспозиций, классифицируя их по различным основаниям. При чем наряду с бланкетными диспозициями выделяют виды бланкетности, бланкетных норм и бланкетных признаков. Указанное тождество в контексте рассматриваемого вопроса вполне допустимо .

Так, Н.Ф.

Кузнецова выделяет несколько разновидностей бланкетности:

Жук М.С. Учение об институтах российского уголовного права: концептуальные основы и перспективы развития. М., 2013. С. 227 .

Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. М., 1996. С. 91 .

Шишко И.В. Указ. соч. С. 63 .

1) указание в диспозициях норм Особенной части УК на нарушение тех или иных правил;

2) указание в диспозиции на «незаконность» или «неправомерность»

тех или иных действий (бездействия);

3) указание на бланкетность прямыми отсылками к отраслевому праву;

4) использование явно не уголовно-правовой терминологии, взятой из других отраслей права1 .

Л.Д.

Гаухман отмечает целесообразность дифференцирования бланкетных норм по трем основаниям:

1) месту в системе УК РФ. По данному основанию бланкетные нормы подразделяются на нормы, находящиеся в Общей части УК РФ и нормы, находящиеся в Особенной части УК РФ .

2) Содержанию. По данному основанию бланкетные нормы подразделяются на нормы, относящиеся к определению признаков составов преступлений (все бланкетные нормы Особенной части УК РФ) и нормы, не относящиеся к определению данных признаков (например, ч. 2 ст. 1, ч. 2 ст. 13, ч. 3 и 4 ст. 97 УК РФ) .

3) Форме выражения позитивные и негативные .

В позитивных бланкетных нормах так или иначе указывается на то, что их конкретное содержание раскрывается в других не уголовных законах и (или) иных нормативных правовых актах. В негативных бланкетных нормах не указывается на то, что их конкретное содержание раскрывается в других не уголовных законах и (или) иных нормативных правовых актах, но это подразумевается (например, ст. 4 УК РФ) .

И.А.

Михайлова предлагает классифицировать систему бланкетных норм по следующим основаниям:

- по связи с нормативными правовыми актами иной отрасли права:

Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений». М., 2007. С. 110-111 .

1) нормы, имеющие признаки, указывающие на нарушение тех или иных правил, законов, законодательства; 2) нормы, имеющие признаки, указывающие на незаконность деяния; 3) нормы, включающие термины, содержание которых раскрывается в иных нормативных правовых актах других отраслей права;

- по отраслевой принадлежности нормативных правовых актов, с которыми связана бланкетная норма: нормы, связанные с нормативными правовыми актами административного, гражданского, таможенного и т.д .

законодательства;

по форме выражения: 1) нормы с «явной» («открытой») бланкетностью; 2) нормы со «скрытой» («неявной») бланкетностью; 3) нормы со «смешанной» бланкетностью;

- по бланкетному описанию следующих компонентов (составных частей) элементов состава преступления: 1) объекта; 2) предмета; 3) поведения потерпевшего; 4) признаков потерпевшего; 5) поведения субъекта (деяния); 6) места совершения преступления; 7) орудий (средств); 8) способа;

9) времени совершения преступления; 10) последствий; 11) признаков специального субъекта;

- по месту бланкетных признаков в структуре нормы: 1) содержащие признаки в гипотезе; 2) в диспозиции; 3) в санкции;

по наличию слов-индикаторов: 1) нормы, имеющие словаиндикаторы; 2) нормы, не имеющие слов-индикаторов .

Соглашаясь в целом с предложенной классификацией бланкетных признаков (хотя отдельные ее основания, например, «по месту бланкетных признаков в структуре нормы», являются достаточно спорными) мы предлагаем дополнить ее еще двумя основаниями .

1. По иерархическому уровню актов, к которым отсылает бланкетная диспозиция, бланкетные признаки делятся на содержащиеся в:

1) международных правовых актах;

2) Конституции, федеральных конституционных и федеральных законах Российской Федерации;

3) подзаконных нормативных актах органов исполнительной власти Российской Федерации;

4) законах и подзаконных актах субъектов Российской Федерации;

5) актах муниципальных образований;

6) локальных актах организаций;

7) судебных актах, принятых в порядке гражданского и арбитражного судопроизводства .

2. По степени конкретизации нормативного правового акта, к которому делается отсылка, бланкетные признаки делятся на:

1) содержащиеся в нормативном акте, конкретно обозначенном в диспозиции нормы;

2) содержащиеся в определенном нормативном блоке, указанном в диспозиции нормы;

3) содержащиеся в определенном нормативном акте или нескольких нормативных актах, прямо не названных в диспозиции нормы, о необходимости обращения к которым указывают словосочетания:

«установленный порядок», «установленный срок» и др .

Следует сказать также о том, что бланкетность может выражаться не только в ссылке на национальное право (национальная бланкетность), но и на международное тоже (международная бланкетность). По этому основанию А.И. Бойцов различает бланкетность нисходящую, обращенную к внутренним актам подзаконного (подчиненного) уровня, и восходящую, обращенную к международно-правовым актам надзаконного (приоритетного) характера. По его мнению, «первая локализует сферу действия национального уголовного закона, вторая же расширяет ее до планетарных масштабов»1 .

Уголовное право. Общая часть / Под ред. Н.М. Кропачева, Б.В. Волженкина, В.В. Орехова. СПб., 2006. С. 238-239 .

А.В. Наумов делит международно-правовую бланкетность норм российского уголовного права на явную и неявную. При явной бланкетности в самом тексте диспозиции напрямую делается отсылка к нормам международного права. Например, согласно ст. 355 УК РФ наступает ответственность за разработку, производство, накопление, приобретение или сбыт оружия массового поражения, запрещенного международным договором. Это значит, что описание запрета содержится не только в национальном уголовном праве, но и в международном договоре. При неявной бланкетности уголовно-правовой запрет обусловлен обязанностью России, вытекающей из международных договоров, при этом напрямую в тексте об этих договорах не упоминается. Речь в таком случае может идти и о так называемых общеуголовных преступлениях1 .

Анализ научной литературы о бланкетных диспозициях показал, что все положения, касающиеся данной формы конструирования уголовноправовой нормы, толкуются учеными по-разному. Дискуссии возникают буквально по каждому поводу и, как было отмечено выше, единого мнения среди теоретиков (не говоря уже о практических работниках) нет даже по самым принципиальным вопросам, начиная с понятийного аппарата и заканчивая вопросами квалификации. Споры различного характера возникают вновь и вновь. Чем же объясняется подобный интерес к бланкетным диспозициям?

По нашему мнению, это обусловлено тем значением, которое имеют бланкетные диспозиции в правовой системе России .

Л.Л. Кругликов и Л.Е. Смирнова утверждают, что «использование бланкетных диспозиций является одним из основных направлений унификации в уголовном праве, под которой авторы понимают способ Наумов А.В. Проблемы имплементации норм международного права в Уголовном кодексе Российской Федерации // Уголовное право России: проблемы и перспективы / Под ред. С.В. Бородина и С.Г. Келиной. М., 2004. С. 142-143 .

совершенствования содержания и формы права, сведение их к чему-либо единому, весьма сходному или совпадающему»1 .

А. Нашиц, в свою очередь, отмечает, что «основная цель использования бланкетных диспозиций состоит в том, чтобы добиться большей концентрации нормативного материала и избежать излишних повторений»2 .

Нельзя не согласиться и с Т.В. Кленовой в том, что «применение бланкетных диспозиций при конструировании составов преступлений позволяет сделать уголовный закон, с одной стороны, более гибким, а с другой – повысить его стабильность, поскольку изменение иных нормативных актов не обязывает законодателя изменять соответствующие уголовно-правовые нормы»3 .

Также о двояком значении норм с бланкетными диспозициями (но уже с отрицательными «нотками») пишет Л.Д. Гаухман: «С одной положительной стороны, включение в этом УК норм с бланкетными диспозициями избавляет законодателя от описания признаков составов преступлений, содержание которых раскрыто в других не уголовном законах и (или) иных нормативных правовых актах, и обеспечивает тем самым экономию текста УК РФ. С другой отрицательной стороны, наличие в этом УК таких норм «размывает» уголовное законодательство обилием других не уголовного законов и иных нормативных правовых актов, без использования которых невозможно применять уголовный закон, и существенно затрудняет практическим работникам дознания, следствия и суда, а также прокурорам применение норм УК»4 .

Кругликов Л.Л., Смирнова Л.Е. Унификация в уголовном праве. СПб., 2008. С. 54, 140 .

Нашиц А. Правотворчество. Теория и законодательная техника. М., 1974. С. 181 .

Кленова Т.В. Структура уголовно-правовой нормы и выражение ее предписаний в законодательстве // Советское государство и право. 1988. № 11. С. 83 .

Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М., 2005 .

С. 241-242 .

Весьма развернуто и красноречиво о достоинствах бланкетной диспозиции говорит А.И. Бойко: «У данного законодательно-технического приема конструирования уголовно-правовых запретов есть масса позитивных черт: а) без инородных вкраплений текст УК превратился бы в многотомное собрание сочинений, неподъемное для практикующей юриспруденции;

б) бланкетность самый надежный способ снятия диалектического противоречия между требованием стабильности закона и необходимостью его систематического обновления; в) без взаимного обмена терминами и прочей информацией в текстах разноотраслевых нормативных актов не только практики, но и сам законодатель утратил бы системное видение права; г) употребление в тексте УК бланкетной информации хотя бы частично сглаживает ту неловкость, которая порождена тысячелетней заповедью «незнание закона не освобождает от уголовной ответственности»»1 .

В литературе, однако, указывается, что к бланкетным диспозициям нужно подходить с известной осторожностью. Их применение допустимо лишь тогда, когда диспозиция охватывает большое количество самых разнообразных нарушений, описать которые в одной статье закона невозможно. При этом недопустимо, чтобы ссылка делалась к правовым актам, которые сами содержат отсылку к каким-либо другим нормам .

Довольно значительное число исследователей высказывается за снижение уровня бланкетности уголовного законодательства ввиду особых сложностей в практике применения норм, имеющих одновременно несколько источников выражения разной отраслевой принадлежности и в силу издания этих источников правотворческими и нормотворческими органами различных уровней2 .

Бойко А.С. Бланкетность гордиев узел уголовного права // Библиотека уголовного права и криминологии. 2013. № 1. С. 14 .

Беляева Н.В. Указ. соч. С. 73-76; Ковалев М.И. О технике уголовного законодательства // Правоведение. 1962. № 3. С. 144 .

Более того, О.Л. Дубовик утверждает, что «бланкетность вынужденная черта современного законодательства, не успевающего за стремительным развитием науки и техники. Однако надо по мере сил стремиться ограничивать размеры этого неизбежного зла. Один из эффективных путей к этой цели максимальное упрощение уголовного закона. Это равным образом благотворно скажется и на научных исследованиях, и на правоприменительной практике»1 .

Придерживаясь противоположной точки зрения относительно высказанной О.Л. Дубовик отметим, что бланкетная диспозиция действительно на первый взгляд создает определенные сложности, поскольку трудно сразу определить тот круг актов, к которым она обращает. Однако именно то стремительное развитие техники, о котором говорит ученый, способствует нивелированию этой проблемы, поскольку правовые информационные технологии позволяют без особых трудностей установить даже нормативные акты отдельных муниципальных образований, не говоря уже о нормативных блоках федерального законодательства. И более того, если уж говорить об упрощении уголовного закона, то как раз бланкетная диспозиция в данном случае позволяет не загромождать текст уголовного закона положениями регулятивного законодательства, указывая лишь «адрес», где описаны необходимые признаки состава преступления, упрощая тем самым содержание УК .

Следовательно, в настоящее время именно бланкетная диспозиция является тем эффективным приемом законодательной техники, позволяющим обеспечить стабильность уголовного закона в условиях, когда нормативная база регулятивного законодательства, составляющего бланкетное содержание диспозиций уголовно-правовых норм, во-первых, весьма внушительна по своему объему (учитывая подзаконные нормативные акты, акты Дубовик О.Л. Экологическое право в вопросах и ответах: Учебное пособие. М.,

2001. С. 149 .

регионального и муниципального уровней), а во-вторых, подвержена частому изменению .

Весьма своеобразно, используя смысловые параллели, об указанных выше достоинствах говорит Н.И. Пикуров: «Бланкетную диспозицию, обращаясь к технической образности, можно сравнить с рессорой, которая позволяет жесткой в целом структуре уголовного закона выдержать колебания перманентные изменения содержания охраняемого им объекта .

Ее достоинством является то, что нет необходимости всякий раз вносить изменения в уголовное право, если изменились специальные правила. Она позволяет в отсутствие собственной иерархической структуры нормативных актов сочетать стабильность уголовного закона с оперативностью подзаконных нормативных предписаний, реагирующих на изменения в регулируемых общественных отношениях»1 .

Результаты проведенного анкетирования также позволяют говорить о том, что бланкетная диспозиция, как способ конструирования уголовноправовой нормы, является эффективным приемом законодательной техники (это признали 100% опрошенных респондентов) .

Кроме того, представляется возможным назвать еще одно свойство бланкетной диспозиции, которое заключается в использовании последней при конструировании уголовно-правовых норм как одной из форм реализации методов уголовной политики современного российского государства, которая, по справедливому определению А.И. Коробеева, представляет собой выработанную государством генеральную линию, определяющую основные направления, цели и средства воздействия на преступность путем формирования уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного законодательства, регулирования практики его Энциклопедия уголовного права. Т. 1. Понятие уголовного права. СПб., 2005 .

С. 390 .

применения, а так же путем выработки и реализации мер, направленных на предупреждение преступности1 .

Между тем, указанное научное определение уголовной политики представляет собой скорее не объективно существующую реальность, а тот идеал, который хотели бы видеть как представители науки, так и практики .

Некоторые ученые в области уголовного права подвергают сомнению сам факт существования той «генеральной линии», о которой говорит А.И. Коробеев. Так, Н.А. Лопашенко, анализируя мнения российских ученых об уголовной политике нашей страны, отмечает, что почти все сходятся в одном: с уголовной политикой в стране плохо, а, возможно, ее и вовсе нет;

она переживает если не кризис, то совсем не лучшие времена2 .

В свою очередь, М.В. Феоктистов говорит о том, что «направление уголовной политики российского государства трудно назвать прямолинейным... генеральной линии в уголовной политике последних лет практически не наблюдается...»3. В подтверждение этому ученый приводит многочисленные примеры неаргументированной и, с научной точки зрения, неоправданной бессистемной модификации уголовного законодательства .

Н.В. Огородникова, подсчитала, что только за первые десять лет действия УК РФ число поправок внесенных в его редакцию превысило их количество за все 36 лет действия предыдущего УК РСФСР 1960 г.4 Обозначенная статистика, с одной стороны, способна шокировать, но с другой необходимо понимать, что в Российской Федерации, как впрочем и в других странах, преступность, к сожалению, не стоит на месте, постоянно совершенствуется, появляются новые виды преступных деяний, а уже Российское уголовное право. Общая часть: учеб. / под ред. В.С. Комиссарова .

СПб., 2005. С. 42 .

Лопашенко Н.А. Уголовная политика. М., 2009. С. 3 .

Феоктистов М.В. Уголовно-правовая политика: есть или нет? // Современные проблемы уголовной политики: материалы III Международной научно-практической конференции. Краснодар, 2012. С. 324 .

Огородникова Н.В. Российская уголовная политика на современном этапе:

тенденции развития // Современные проблемы уголовной политики: материалы III Международной научно-практической конференции. Краснодар, 2012. С. 160 .

известные уголовному закону становятся все более изощренными .

Указанные обстоятельства выступают детерминантами принятия незамедлительных мер уголовно-правовой репрессии. Так, осуществляя уголовную политику государство использует конкретный арсенал форм и методов ее реализации. Одним из основных методов уголовно-правовой политики является криминализация, под которой понимается процесс выявления общественно опасных форм индивидуального поведения, признания допустимости, возможности и целесообразности уголовноправовой борьбы с ними и фиксации их в законе в качестве преступных и уголовно наказуемых1 .

На стадии законодательного закрепления общественно опасных форм индивидуального поведения в редакции УК и при конструировании конкретных составов уголовно-наказуемых деяний законодатель обязан использовать только те приемы законодательной техники, которые способны обеспечить стабильность и гибкость уголовного закона, в условиях нестабильности регулятивного законодательства. Именно таким приемом является исследуемая нами бланкетная диспозиция, которая на сегодняшний день является одним из наиболее предпочтительных приемов законодательной техники .

Устанавливая уголовную ответственность за преступления в сфере экономической деятельности, российский законодатель должен использовать «полезные» свойства бланкетной диспозиции, позволяющие, во-первых, не загромождать уголовный закон положениями регулятивного (экономического) законодательства, раскрывающего содержание некоторых признаков состава преступления, а во-вторых, не вносить изменения в редакцию уголовного закона в тех случаях, когда изменению подвергаются акты позитивного законодательства и не усугублять тем самым и без того плачевную динамику роста числа поправок, вносимых в УК .

Полный курс российского уголовного права: в 5 томах. Т. 1: Преступление и наказание / Под ред. А.И. Коробеева. СПб., 2008. С. 98 .

Таким образом, представляется возможным считать использование бланкетных диспозиций при конструировании уголовно-правовых норм одной из форм реализации методов уголовной политики современного российского государства, поскольку бурно развивающиеся общественные отношения порождают все новые и новые виды противоправных деяний, законодательное описание которых возможно только при помощи такого приема законодательной техники, который способен обеспечить стабильность, а самое главное, гибкость уголовного законодательства .

С учетом сказанного выше мы полагаем возможным предложить свое определение бланкетной диспозиции .

Бланкетная диспозиция уголовно-правовой нормы, как одна из форм реализации уголовной политики, представляет собой такой прием законодательной техники, при котором правоприменителю для конкретизации отдельных объективных и субъективных признаков состава преступления необходимо обращение к нормам иных отраслей законодательства, закрепленных в нормативных актах федерального, регионального и муниципального уровней, а также в локальных актах организаций .

§ 3. Компаративистский анализ использования уголовно-правовых норм с бланкетной диспозицией в законодательстве России и зарубежных стран Научное исследование правовых явлений и институтов наиболее продуктивно в том случае, когда их изучение проводится посредством использования сравнительно-правового метода, основанного на сопоставлении содержания различных институтов права, категорий и понятий с соответствующими нормами и понятиями зарубежного законодательства. Грамотная реализация указанного метода в контексте сопоставительного анализа способствует выявлению наиболее передового опыта зарубежного законодателя, который в силу ряда причин может иметь преимущество перед законодательством отечественным и в случае необходимости применяться при совершенствовании последнего .

Ценность обозначенного сравнительно-правового метода исследования наиболее ярко проявляется в ситуации, когда изучению подвергнуто правовое явление, не получившее однозначной правовой оценки как со стороны представителей науки, так и практики. К подобным явлениям в российском уголовном праве необходимо отнести диспозицию уголовноправовой нормы, имеющей бланкетную форму. Таковой, по нашему мнению, является диспозиция, которая для конкретизации отдельных объективных и субъективных признаков состава преступления обращает правоприменителя к нормам иных отраслей законодательства .

Несмотря на те достоинства, которыми бесспорно обладает бланкетная диспозиция уголовно-правовой нормы (ее применение при конструировании составов преступлений позволяет сделать уголовный закон, с одной стороны, более гибким, а с другой – повысить его стабильность, поскольку изменение иных нормативных актов не обязывает законодателя изменять соответствующие уголовно-правовые предписания), в то же время, она часто подвергается критике ввиду особых сложностей в практике применения норм, имеющих одновременно несколько источников выражения разной отраслевой принадлежности и в силу издания этих источников правотворческими и нормотворческими органами различных уровней .

Таким образом, используя потенциал сравнительно-правового метода в целях всестороннего изучения бланкетной диспозиции, осуществим анализ практики ее использования в российском и зарубежном законодательстве .

Исходя из темы настоящего исследования сопоставление будет проведено преимущественно на примере уголовно-правовых норм, регламентирующих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности .

Рассмотрение вопросов, стоящих перед нами в данном параграфе, хотелось бы начать со слов французского ученого, одного из крупнейших специалистов в области сравнительного правоведения Рене Давида, который очень правильно заметил: «Различия между правом разных стран значительно уменьшаются, если исходить не из содержания их конкретных норм, а из их более постоянных элементов, используемых для создания, толкования, оценки норм. Сами нормы могут быть бесконечно разнообразны, но способы их выработки, систематизации, толкования показывают наличие некоторых типов, которых не так уж и много. Поэтому возможна группировка правовых систем в «семьи», но отсутствует единое мнение о том, каким путем должна быть проведена эта группировка и какие «семьи права» мы признаем в итоге. Одни стремятся провести классификацию, исходя из концептуальных структур правовых систем или иерархии различных источников права. Другие считают, что классификация не может основываться на второстепенных технических свойствах, и выдвигают на первый план тип общества, которое стремятся создать с помощью права или место права в рамках данного социального строя. На споры такого рода потрачено много чернил, но большого смысла в них нет»1 .

Вопрос о классификации уголовно-правовых систем до сих пор остается сложным и спорным. Это обусловлено трудностью выбора наиболее правильных критериев типологии, а также динамикой развития самих уголовно-правовых систем2. В рамках компаративистского анализа мы несколько отстранимся от дискуссии по данному вопросу и лишь отметим, что и в российском правовом сообществе, и в зарубежных научных кругах сложился некий классический подход (основанный на классификации, предложенной Рене Давидом), в рамках которого возможно выделить следующие типы уголовно-правовых систем: 1) романо-германский;

2) социалистический; 3) англо-саксонский 4) мусульманский .

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. M.,

1997. С. 48 .

Малиновский А.А. Сравнительное уголовное право: учебник. М., 2014. С. 65 .

В рамках каждого из указанных типов будет установлен круг стран входящих в него. И, конечно же, начало компаративистского анализа невозможно без установления вопроса: к какому из обозначенных типов уголовно-правовых систем может быть отнесена Российская Федерация?

По мнению А.А. Малиновского, «российская модель уголовноправовой системы отражает особенности уголовно-правовой доктрины постсоветсткого периода, утратившей идеологическое, политическое и права»1 .

экономическое содержание социалистического Согласно же утверждению О.Н. Ведерниковой, «сохраняются исторические черты, свидетельствующие о близости российского права к романо-германскому типу: стремление к кодификации уголовных законов, отказ от прецедентного и обычного права, обобщенная формулировка уголовно-правовых норм .

Вместе с тем, в отличие от уголовно-правовых систем романо-германского типа российского уголовное законодательство: 1) полностью кодифицировано и не использует дополнительное уголовное законодательство как источник права; 2) базируется на материальном определении понятия преступления, что сближает российское уголовное право скорее с правом Китая, чем с правом европейских государств; 3) не знает института уголовной ответственности юридических лиц, существующего во многих европейских странах как отражение социальноэкономического направления уголовно-правовой мысли»2 .

Тем не менее, принадлежность России к романо-германской уголовноправовой системе не вызывает сомнений, поскольку, во-первых, основным источником права в нашей стране является закон, что соответствует «духу»

романо-германской правовой семьи, и, во-вторых, основным объектом уголовно-правовой охраны в России являются права и свободы человека и гражданина, что существенно отличает ее от стран социалистической Малиновский А.А. Там же. С. 71 .

Ведерникова О.Н. Современные уголовно-правовые системы: типы, модели, характеристики // Государство и право. 2004. № 1. С. 68-76. Цит. по: Малиновский А.А .

Сравнительное уголовное право: учебник. М., 2014. С. 72 .

уголовно-правовой системы, охраняющих в приоритетном порядке государственную (социалистическую) собственность .

Таким образом, определившись с классификацией уголовно-правовых систем, рассмотрим уголовное законодательства стран, входящих в каждый из обозначенных типов и проанализируем нормы об ответственности за преступления в сфере экономической деятельности на предмет выявления бланкетных диспозиций в конструкции уголовно-правовых норм .

Бланкетные диспозиции в уголовном законодательстве стран, принадлежащих к романо-германской системе права В рамках данной уголовно-правовой системы анализу будет подвергнуто законодательство таких государств, как: Бельгия, Германия, Грузия, Дания, Казахстан, Латвийская Республика (далее Латвия), Республика Беларусь (далее Беларусь), Украина, Франция, Швейцария и Эстония .

В контексте рассматриваемого вопроса законодательный опыт некоторых из указанных стран представляет особый научный интерес, поскольку их уголовное законодательство является одним из наиболее стабильных. Так, самыми продолжительными по времени своего действия являются Уголовный кодекс Бельгии и Уголовный кодекс Германии, которые действуют уже более 140 лет (с 1867 и 1871 гг. соответственно), а уголовный кодекс Франции, принятый в 1992 г. пришел на смену «классическому»

кодексу Наполеона 1810 г., просуществовавшему во Франции более 180 лет .

Продолжительность действия уголовных законов Дании и Швейцарии (с 1933 и 1937 гг. соответственно) выглядит более скромной по сравнению с обозначенными выше, однако исходя из общемировых тенденций можно с уверенностью назвать их наиболее стабильными .

Кроме того, сам термин «бланкетный закон» имеет немецкие «корни», поскольку его автором считается немецкий ученый Карл Биндинг, который утверждал, что бланкетным называется такой уголовный закон, который не формулирует самостоятельного запрета, а ограничивается ссылкой на правила, содержащиеся в других юридических постановлениях, и предусматривает лишь санкцию за их нарушение .

Анализ уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности1 в редакции всех обозначенных уголовных законов позволил сделать вывод о том, что главной особенностью, отличающей их от УК РФ, необходимо признать разницу в частоте использования бланкетных диспозиций при конструировании уголовно-правовых норм в исследуемой сфере .

УК РФ содержит 45 основных составов преступлений в исследуемой сфере, 43 из которых бланкетные. Совсем иная ситуация наблюдается при анализе особенных частей уголовных кодексов обозначенных нами стран романо-германской правовой системы .

Так, несмотря на то, что УК Бельгии и УК Беларуси из всех обозначенных выше уголовных законов содержат наибольшее количество составов преступлений в сфере экономической деятельности, тем не менее в первом из 55 составов в указанной сфере лишь в 11 (20%) диспозиции сконструированы по признаку бланкетных, а во втором в 19 (45%) из 42 составов .

Уголовные же кодексы Грузии, Казахстана, Латвии и Эстонии содержат примерно равное количество составов преступлений в сфере экономической деятельности и практически одинаковое количество составов с бланкетной диспозицией. Так в УК Эстонии из 29 составов преступлений 18 (62 %) имеют бланкетную форму диспозиции2; в УК Грузии (из 30 составов преступлений)3 и в УК Казахстана (из 36 составов)4 19 Далее по тексту будет использован термин «бланкетный состав» .

Уголовный кодекс Эстонской республики. СПб., 2001. 262 с .

Уголовный кодекс Грузии. СПб., 2002. 409 с .

Уголовный кодекс Республики Казахстан. СПб., 2001. 466 с .

сконструированы как бланкетные, а в УК Латвии из 34 составов преступлений 20 (59%)1 .

Наиболее малочисленны относительно бланкетного способа конструирования составы преступлений в сфере экономической деятельности в УК Швейцарии, поскольку из 25 составов преступлений лишь 2 (8%) имеют бланкетную диспозицию и УК Франции, который и вовсе содержит лишь 4 состава преступления в указанной сфере и только 1 (2,5%) из них бланкетный .

В УК Германии (23 составов преступлений в исследуемой сфере) и в УК Дании (15 составов преступлений) лишь 5 (21 и 33% соответственно) составов имеют бланкетную диспозицию .

Наибольшее количество бланкетных диспозиций уголовно-правовых норм в исследуемой сфере содержит уголовный закон Украины. Анализ раздела VII УК Украины свидетельствует о том, что из 30 составов преступлений в исследуемой сфере 28 (93%) содержит бланкетную диспозицию. Указанное обстоятельство с научной точки зрения «сближает»

УК Украины с уголовным законом нашей страны. Отметим также некоторые сходные подходы в российской и украинской терминологии .

Так, по справедливому утверждению представителя уголовно-правовой науки Украины Г.З. Яремко, «бланкетная диспозиция статьи Особенной части Уголовного кодекса Украины представляет собой структурный элемент запретительной уголовно-правовой нормы, который непосредственно лишь абстрактно называет или описывает состав преступления, а для установления конкретных его признаков отсылает (прямо или опосредованно) к нормам других отраслей права, которые могут быть формализированы в правовых актах, правовых договорах и правовых Уголовный кодекс Латвийской Республики. СПб., 2001. 313 с .

обычаях, и которые выступают дополнительным нормативным основанием уголовно-правовой квалификации»1 .

Анализируя указанное определение, можно сказать, что автор признает наличие в бланкетной диспозиции признаков состава преступления, с чем мы полностью согласны. Кроме того, мы разделяем позицию Г.З. Яремко относительно применения норм других отраслей права при квалификации уголовно-наказуемых деяний и считаем, что при квалификации необходимо учитывать, что группа собственно уголовно-правовых признаков без соотнесения их с бланкетными признаками теряет свое содержание и не сможет выполнить роль основания уголовной ответственности .

В целом же, закономерен вывод о том, что законодатель в указанных странах совсем неохотно применяет бланкетную диспозицию при конструировании составов преступлений в сфере экономической деятельности. Вместе с тем, данное обстоятельство вполне объяснимо особенностями уголовного законодательства большинства государств романо-германской правовой системы .

Так, в некоторых государствах исследуемой правовой семьи система источников уголовного права включает кодифицированное и некодифицированное законодательство. В ФРГ, например, Strafrecht (уголовное право) подразделяется на Stafgesetzbuch (уголовный кодекс) и Nebengesetzen (дополнительные законы). Некодифицированное уголовное право как раз включает бланкетные уголовно-правовые нормы2. Во Франции уголовно-правовые нормы могут содержаться в таких нормативных актах, как: Трудовой кодекс 1973 г., Кодекс о торговле 2000 г., Валютнофинансовый кодекс 2000 г., Кодекс о здравоохранении 2000 г., отдельные законы, не вошедшие ни в один из кодексов (например, Закон 1978 г .

Яремко Г.З. Бланкетные диспозиции в статьях Особенной части Уголовного кодекса Украины: автореф. … дисс. канд. юрид. наук. Львов, 2010. С. 18 .

Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений». М., 2007. С. 108 .

информатике, картотеках и свободах и др.), а также ордонансы органов исполнительной власти .

Показательным в данном вопросе представляется также уголовноправовой опыт Италии. Уголовный кодекс этого государства устанавливает преступность и наказуемость деяний в сфере экономической деятельности и делит их на две группы: преступления, посягающие на государственную экономику и преступления, посягающие на интересы промышленности и торговли. Кроме того, уголовная ответственность за отдельные виды преступных деяний установлена в специальных законах, декретах Президента Итальянской Республики, королевских декретах и т.д. Так, например, Закон № 516 от 7 августа 1982 г. предусматривает ответственность за налоговые преступления; кредитные правоотношения охраняются Законом № 141 от 7 марта 1938 г. «Об охране сбережений и порядке кредитования», который предусматривает, например, уголовную ответственность за мошеннические действия в целях получения кредита; ответственность за валютные преступления установлена Законом № 159 «Об уголовно-правовых нормах в сфере валютных правонарушений»; королевским Декретом от 16 марта 1942 г. № 267 устанавливает ответственность за преступное банкротство и др .

Таким образом, итальянский законодатель, как немецкий и французский (в отличие от российского) «уходит» от бланкетности путем установления преступности тех или иных деяний в сфере экономической деятельности не только в УК, но и в специальных законах, а также нормативных актах исполнительной власти. Что касается специальных законов, то это вполне характеризует романо-германскую правовую семью, поскольку уголовное законодательство входящих в нее стран не стремится к полной кодификации. Насколько это рационально и удобно для правоприменительной практики? Однозначным для нас в этом вопросе является преимущество российского уголовного закона, который в ст. 1 установил, что Уголовное законодательство Российской Федерации состоит из Уголовного кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в Уголовный кодекс .

В то же время Н.Ф. Кузнецова отмечала: «В дискуссиях с коллегами из ФРГ выяснилось, что они в принципе не допускают полную кодификацию уголовного законодательства ввиду его обширной бланкетности. И удивляются, как российскому уголовному праву удается следовать правилу полной кодификации. Между тем проблема не так уж сложна. Чтобы процесс бланкетизации не размывал границы преступлений и проступков, надо четко фиксировать в диспозициях норм УК криминообразующие признаки»1 .

Именно так и поступает российский законодатель, используя положения нормативных актов регулятивного законодательства лишь для конкретизации бланкетных признаков состава преступления, но криминообразующие признаки, такие как: размер, ущерб, вред и другие устанавливаются непосредственно УК РФ .

Допустима ли также ситуация, когда уголовная ответственность установлена нормативными актами регулятивного законодательства? Нам представляется, что нет. Такое положение дел противоречит системности права, поскольку одним из его признаков является деление отраслей на регулятивные и охранительные (что присуще и системе романо-германского права). Однако в данном случае норма регулятивного права является одновременно и охранительной, сочетая в себе, таким образом, два метода уголовно-правового регулирования, что нарушает принцип законности .

Следовательно, опыт российского законодателя является более предпочтительным, поскольку, во-первых, УК РФ сконцентрировал в себе все нормы, охраняющие сферу экономической деятельности от преступных посягательств, а во-вторых, используя бланкетные диспозиции «избежал»

нарушения принципа системности права, т.к. нормативные акты регулятивных отраслей, к которым обращает указанная диспозиция, Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений». М., 2007. С. 108 .

раскрывают лишь признаки состава преступления, не устанавливая при этом уголовной ответственности за него .

И все же, как нами было отмечено ранее, уголовное законодательство стран романо-германского типа уголовно-правовой системы использует бланкетные диспозиции при описании признаков составов преступлений в сфере экономической деятельности. Анализ Особенных частей исследуемых уголовных законов дает основание утверждать, что те приемы законодательной техники, которые использованы в них при конструировании бланкетной диспозиции аналогичны отечественным, специфика которых заключается в описании компонентов отдельных (или всех) элементов состава преступления обобщающими признаками, признаками-понятиями либо обобщающими признаками-понятиями1 .

Так, при описании бланкетных признаков в § 290 УК Германии, который устанавливает ответственность официальных кредиторов, предоставляющих ссуды под залог имущества и при этом незаконно использующих предметы, взятые ими в залог, немецкий законодатель использовал такой обобщающий признак, как «незаконный»; в § 290 УК Дании говорится о «неправомерном» завладении фондами, которое не затронуло любое особенно защищаемое право.., а в ст. 182 УК Бельгии о «неправомерном» применении клейма, поставленного гарантийным бюро, на другой объект; в ст. 200 УК Латвии, которая устанавливает ответственность за недозволенное получение для личного использования или использования другим лицом, или разглашения экономических, научно-технических или иных сведений, составляющих служебную или коммерческую тайну, латвийский законодатель использовал такой обобщающий признак, как «недозволенный»; в ст. 190 УК Грузии говорится о «необоснованном» отказе в регистрации предприятия, а в ст. 206 УК Украины о «противоправном»

требовании прекратить заниматься хозяйственной деятельностью .

Шишко И.В. Экономические правонарушения. СПб., 2004. С. 55 .

Кроме того, в качестве обобщающих признаков-понятий в § 355 УК Германии использованы такие как: «налоговая тайна» и «коммерческая тайна», а в ст. 162 УК Швейцарии еще и «производственная тайна» .

Также в исследуемых диспозициях «неуголовные» акты, необходимые для толкования признаков состава преступления упоминаются в самой общей форме (указанная особенность широко известна и российскому законодателю). Например, в § 283 b УК Германии говорится о том, что лишением свободы на срок до двух лет или денежным штрафом наказывается тот, кто не ведет торговые книги, ведение которых является обязанностью согласно закону, или ведет или изменяет их таким образом, что затрудняет получение представления о своем имущественном положении; в § 203 УК Дании регламентирована ответственность лица, которое зарабатывает на жизнь азартными играми или пари аналогичного характера, не разрешенными специальными правилами.., а в ст. 302 УК Бельгии устанавливается ответственность организаторов, предпринимателей, администраторов, служащих и агентов лотерей, не разрешенных законом... В ст. 1484 УК Эстонии говорится о нарушении требований, установленных правовыми актами, регулирующими ведение бухгалтерского учета и отчетности по хозяйственной, в том числе торговой и финансовой деятельности, а ст. 217 УК Грузии устанавливает ответственность за невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте, в соответствии с законодательством Грузии подлежащих обязательному зачислению на счета уполномоченного банка Грузии; в ст. 2091 УК Украины говорится об умышленном непредставлении, несвоевременном представлении или представлении недостоверной информации о финансовых операциях, которые в соответствии с законом подлежат финансовому мониторингу.., а ст. 211 того же уголовного закона регламентирует ответственность за издание должностным лицом нормативно-правовых или распорядительных актов, изменяющих доходы и расходы бюджета вопреки установленному законом порядку.. .

Отметим однако, что и УК России, и отдельные уголовные законы анализируемых стран содержат нормы, которые для толкования объективных признаков состава преступления обращают к конкретному нормативному акту. Так, в ст. 489 УК Бельгии говорится об ответственности за противозаконные действия коммерсанта, находящегося в состоянии банкротства в смысле ст. 2 Закона о банкротствах.., а в ст. 166 УК Швейцарии, устанавливающей ответственность за неисполнение обязанностей по ведению бухгалтерского учета, делается отсылка к ст. 43 Закона о взыскании долга и конкурсном производстве. Ч. 8 ст. 1484 УК Эстонии регламентирует ответственность за невыполнение уполномоченным на то правомочным должностным лицом обязанностей, возложенных на юридическое лицо или учреждение Законом о налогообложении; в ст. 221 УК Латвии говорится об ответственности за нарушение правил хранения или перевозки спирта или алкогольных напитков; ст. 2221 УК Украины установлена ответственность за умышленные действия должностного лица участника фондового рынка, которые имеют признаки манипулирования на фондовой бирже, установленные согласно закону о государственном регулировании рынка ценных бумаг. В свою очередь, ст. 3301 УК РФ регламентирует ответственность за злостное уклонение от исполнения обязанностей по представлению документов, необходимых для включения в предусмотренный пунктом 10 статьи 13.1 Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.. .

Указанные примеры являются единичными .

Еще одной особенностью, присущей и российскому законодательству, и законодательству исследуемых стран является то, что для толкования бланкетных диспозиций они обращают правоприменителя к нормативным актам различного уровня. Так, на примере уголовно-правовых норм, регулирующих сферу экономической деятельности можно сказать, что законодательство в указанной области (как российское, так и исследуемых стран) является весьма многоуровневым и включает даже локальные акты организаций. Именно к ним приходится обращаться, в частности, для толкования бланкетных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 209 УК Латвии, устанавливающей ответственность за учреждение предприятия (предпринимательского общества) с использованием ложных сведений в качестве прикрытия деятельности, не предусмотренной в учредительных документах .

Необходимо обращение к локальным актам и в случае толкования бланкетного признака-понятия «коммерческая тайна», поскольку круг составляющих ее сведений (уголовная ответственность, за незаконное получение и распространение которой предусмотрена ст. 183 УК РФ и ст. 200 УК Латвии, ст. 200 УК Казахстана, ст. 202 УК Грузии, ст. 231 и 232 УК Украины и др.) в соответствии с законодательством определяют сами организации (см., например, Гражданский кодекс РФ, Федеральный закон № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» от 29.07.2004 г.) .

Бланкетные диспозиции в уголовном законодательстве стран, принадлежащих к социалистической системе права Социалистический тип уголовно-правовой системы имеет классовый характер и ориентирован на построение социализма и коммунизма. Для него характерны: приоритетная охрана государственной собственности, отрицание частного права, руководящая роль компартии, поддержание общественного правопорядка нередко вопреки интересам личности1. В настоящее время в рамках социалистического строя остались такие страны, как Куба, Китай, Вьетнам, Лаос, Северная Корея .

Н.В. Огородникова и О.А. Ругина отмечают, что «характеризуя эту семью, как правило выделяют китайскую уголовно-правовую модель. Не Российское уголовное право. Общая часть: учебник для вузов / Под ред .

В.П. Коняхина, М.Л. Прохоровой. М., 2014. С. 529 .

потому, что в Китае проживает фактически пятая часть населения земного шара, но и по причине строительства в этой стране социализма с «китайской спецификой» и «социалистической модернизации» государственного строя (что позволяет современное состояние экономической и политической системы Китая назвать «коммунистический капитализм»)»1 .

Уголовное законодательство стран социалистической правовой семьи будет рассмотрено на примере Китайской Народной Республики, которая отличается своей уникальностью в рамках исследуемой научной проблемы .

Так, в экономической сфере КНР были проведены весьма серьезные преобразования: многие элементы классической рыночной экономики, хотя и под достаточно жестким контролем государства, были легализованы. Все это потребовало внесения определенных корректив и в уголовное законодательство2 .

Особенная часть УК КНР содержит 92 состава преступлений в сфере экономической деятельности, что является наибольшим показателем среди всех уголовных законов, исследованных в рамках компаративистского анализа. Однако всего 24 (26%) из указанных 92 составов преступлений китайский законодатель сконструировал с использованием бланкетной диспозиции. Отметим, что среди стран азиатского континента в УК КНР содержится наибольшее количество составов преступлений в сфере экономической деятельности, диспозиции которых сконструированы по типу бланкетных (в отличие, например, от Республики Корея, в уголовном кодексе которой содержится 18 составов преступлений в сфере экономической деятельности, из которых лишь 1 (5,5%) с бланкетной формой диспозиции;

в УК Японии и вовсе ни один из 11 составов преступлений в указанной сфере не сконструирован при помощи бланкетных диспозиций) .

Проведем анализ Особенной части УК КНР по аналогии со странами романо-германской правовой системы. Приемы законодательной техники, Российское уголовное право. Общая часть: учебник для вузов / Под ред .

В.П. Коняхина, М.Л. Прохоровой. М., 2014. С. 530 .

Уголовный кодекс Китайской Народной Республики. СПб., 2002. С. 5 .

которые использованы в исследуемом уголовном законе при конструировании бланкетной формы диспозиции заключаются в описании компонентов отдельных (или всех) элементов состава преступления обобщающими признаками, признаками-понятиями либо обобщающими признаками-понятиями1 .

Так, при описании бланкетных признаков в ст. 204 УК КНР говорится о «незаконном» возврате государственной экспортной пошлины.., а в ст. 205 о «неправомерной» выписке специальной квитанции об уплате налога на добавленную стоимость.. .

Кроме того, в качестве обобщающего признака-понятия в ст. 219 УК КНР использован такой как: «коммерческая тайна» .

Также в исследуемых диспозициях «неуголовные» акты, необходимые для толкования признаков состава преступления упоминаются в самой общей форме (указанная особенность широко известна и российскому законодателю). Например, в ст. 143 УК КНР говорится о производстве и реализации не соответствующей санитарно-гигиеническим нормам пищевой продукции, могущие повлечь за собой тяжелую пищевую интоксикацию или иное серьезное пищевое отравление.. .

Отметим также, что УК КНР содержит нормы, которые для толкования признаков состава преступления обращают к конкретному нормативному акту. Так, в ст. 489 УК говорится об ответственности за передачу, продажу права пользования землей с целью извлечения прибыли в нарушение Земельного кодекса при отягчающих обстоятельствах.., а в ст. 230, устанавливающей ответственность за уклонение от проведения товарной экспертизы, самовольную реализацию или использование импортных товаров, подлежащих проверке органами товарной экспертизы, или самовольный вывоз за границу не прошедших проверку на соответствие органами товарной экспертизы экспортных товаров, при отягчающих Шишко И.В. Экономические правонарушения. СПб., 2004. С. 55 .

обстоятельствах, делается отсылка к Закону о контроле за экспортноимпортными товарами .

Таким образом, констатируем не особую популярность исследуемого приема законодательной техники в УК КНР, как в прочем и в рассмотренных нами государствах романо-германской модели уголовно-правовой системы .

Однако если подобная ситуация в последних объясняется наличием дополнительного уголовного права и рассредоточенностью уголовноправовых норм, регламентирующих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности, в различных нормативно-правовых актах, то уголовное законодательство КНР, как и Российской Федерации, является полностью кодифицированным .

Бланкетные диспозиции в уголовном законодательстве стран, принадлежащих к англо-саксонской системе права Англо-американский тип уголовно-правовой системы характерен для стран, принадлежащих к правовой семье общего права, которая включает право Великобритании, Северной Ирландии, США, Канады, Австралии и Новой Зеландии. Характерные черты этого права кардинально отличаются от права всех систем романо-германской семьи: наличие судебного прецедента в системе источников права; необязательность кодификации законодательства; казуистичность правовых предписаний; особое положение правовой доктрины, являющейся дополнительным источником права;

приоритет процессуального права над материальным1. Норма общего права менее абстрактна, чем норма права романо-германской правовой семьи, и направлена на то, чтобы разрешить конкретную проблему, а не сформулировать общее правило поведения на будущее. Следовательно, главное отличие англо-американского типа от романо-германского состоит в Российское уголовное право. Общая часть: учебник для вузов / Под ред .

В.П. Коняхина, М.Л. Прохоровой. М., 2014. С. 530 .

признании судебных решений по уголовным делам источником права наряду с законодательными актами, а также научными доктринами .

Тем не менее, по справедливому утверждению О.Н. Ведерниковой, степень значимости прецедента как источника уголовного права и степень кодификации уголовного законодательства в странах, относящихся к данному типу, существенно различаются. В этой связи, профессор выделяет следующие основные модели: британская уголовно-правовая модель и американская модель1. Мы имеем все основания согласиться с данной точкой зрения, поскольку британская уголовно-правовая система характеризуется отсутствием кодифицированного законодательства, в то время как Австралия, Канада и США (относящиеся к американской модели) располагают в своем законодательном арсенале актами кодификации (хотя, забегая вперед, отметим, что в силу особенности американского дуалистического федерализма, в этой стране отсутствует единый кодифицированный уголовно-правовой акт, однако в каждом из 50 штатов действует свой уголовный кодекс) .



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«Вестник ПСТГУ IV: Педагогика. Психология 2009. Вып. 4 (15). С. 50–61 ДУХОВНОЕ НАСТАВНИЧЕСТВО КАК ЭТАЛОН ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ Н. Е. ШАФАЖИНСКАЯ В статье рассказывается о феномене духовного наставничест...»

«Трухина Елена Николаевна ПРИЕМЫ ПОВЫШЕНИЯ ПОДУКТИВНОСТИ ГОРОХА В ОДНОВИДОВЫХ И БИНАРНЫХ АГРОЦЕНОЗАХ НА ОБЫКНОВЕННЫХ ЧЕРНОЗЕМАХ САРАТОВСКОГО ПРАВОБЕРЕЖЬЯ Специальность 06.01.01 – общее земледелие, растениеводство Диссертация на соискание ученой степени кандидата сельскохозяй...»

«Элизабет Ломбардо Лучше совершенства. Как обуздать перфекционизм Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9362635 Лучше совершенства. Как обуздать перфекционизм / Элизабет Ломбардо; пер. с англ. Юлии Пиминовой: Манн, Иванов и Фербер; Москва; 2015 ISBN 978-5-00057-445-4 Аннотация Ж...»

«Василий Павлович Пугачёв Политология Серия "Высшее образование (АСТ)" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8724389 Политология / Пугачёв В.П.: АСТ:СЛОВО; Москва; 2010 ISBN 978-5-17-064671-5, 978-5-8123-0576-5 Аннотация Предлагаемая книга...»

«Захар Прилепин Не чужая смута. Один день – один год (сборник) Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9095124 Прилепин, Захар. Не чужая смута. Один день – один год: АСТ, Редакция Елены Шубиной; Москва; ISBN 978-5-17-089798-8 Аннотация Захар Прилепин – прозаик, публицист, музыкант, обладатель...»

«Владимир Михайлович Русалов Темперамент в структуре индивидуальности человека. Дифференциальнопсихофизиологические и психологические исследования Серия "Достижения в психологии" Текст предоставлен правообладателем...»

«Государственный контроль и управление в сфере образования: административно-правовые аспекты СЧАСТНАЯ Кристина Николаевна, магистрант МИУ Ключевые слова: государственный контроль, образование, инспектирование, аттестация учреждений образования, государственные и негосударственные учебные заведения; Государственн...»

«1 НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Юридический факультет В.И. Гладких, В.С. Курчеев УГОЛОВНОЕ ПРАВО РОССИИ Общая и Особенная части Учебник НОВОСИБИРСК 2015 УДК ББК Гладких В.И., Курчеев В.С. Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник. Под общей редакцией д.ю.н., профессора...»

«Ольга Владимировна Гордеева Измененные состояния сознания и культура: хрестоматия Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=183704 Измененные состояния сознания и культура: Хрестоматия. : Питер; СПб.; 2009 ISBN 978–5–388–00318–8 Аннотация Хрестоматия содержит работы отечественных и зарубежных авторов,...»

«ЛИТВИНА Елена Сергеевна НАКАЗАНИЕ В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ ПРАВА ЗАНИМАТЬ ОПРЕДЕЛЕННЫЕ ДОЛЖНОСТИ ИЛИ ЗАНИМАТЬСЯ ОПРЕДЕЛЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ Специальность 12.00.08. – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Томск 2003 Раб...»

«Зигмунд Фрейд Таинство девственности (сборник) Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9508067 Таинство девственности / Зигмунд Фрейд ; пер. с нем. Я. М. Когана, под ред. И. Д. Ермакова, А. В. Вяхирева, И. Е. Полякова, М. В. Вульфа, О. Б....»

«Эрнст Й. Кипхард Как развивается ваш ребенок? Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=178608 Как развивается ваш ребенок? / Эрнст Й . Кипхард.: Теревинф; Москва; 2006 ISBN 5-901599-55-1 Аннотация Доктор Эрнст Й. Кипхард – известный в...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УТВЕРЖДАЮ Заместитель Министра образования Российской Федерации Л.С. Гребнев 12.02.2003 г. Номер государственной регистрации 557 иск/сп ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ОБЛАСТИ КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВА СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 053100 Социально-культурная...»

«Салих Ахмад аш-Шами Слово мудрости имама ал-Газали Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6222087 Слово мудрости имама ал-Газали / Пер. с перс. яз. Д.А....»

«Общие сведения об учреждении Полное наименование образовательного учреждения в соответствии с Уставом: Муниципальное бюджетное учреждение дополнительного образования "Детско-юношеская спортивная школа" Акбулакского района Оренбургской обл...»

«Государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский городской университет управления Правительства Москвы" Институт высшего профессионального о...»

«Надежда Арбатова ЗАМОРОЖЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ В КОНТЕКСТЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ Кавказский кризис августа 2008 г. поставил отношения России и Запада на грань новой холодной войны. Россия и США оказались на волоске от прямой военной конфронтации в Черном море. Однако именно этот кризис вновь привлек международно...»

«УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ "АКАДЕМИЯ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ" УДК 343.352 (476) (043.3) КЛИМ АНАТОЛИЙ МАРЬЯНОВИЧ ВЗЯТОЧНИЧЕСТВО: КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических...»

«Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Территориальный отдел Управления Роспотребнадзора по Сахалинской области в _ Корс...»

«Светлана Владиславовна Сысоева Гульфира Крок Большая книга директора магазина Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=3932725 Большая книга директора магазина.: Питер; Санкт-Петербург; 2012 ISBN 978-5-459-00932-3 Аннотация "Большая книга ди...»

«©1993 г. Н.Я. ЛАЗАРЕВ ТЕРРОРИЗМ КАК ТИП ПОЛИТИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ Политический терроризм стал объектом научного анализа в последние десятилетия, а его становление как заметного явления в политической жизни обычно датир...»

«Дмитрий Леонидович Шукуров Русский литературный авангард и психоанализ в контексте интеллектуальной культуры Серебряного века Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9740451 Д. Шукуров. Рус...»

«Роман Сиренко О. О. Петрова Юлия Алексеевна Матюхина Специальная педагогика. Шпаргалка Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=180540 Специальная педагогика. Шпаргалка: Окей-книга; Москва; 2008 ISBN 978-5-9745-0412-9 Аннотация Настоящее издание поможет систематиз...»

«Робин Ла Фиверс Жестокое милосердие Серия "Его верный убийца", книга 1 Текст предоставлен правообладателем . http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6567078 Ла Фиверс Р. Его верный убийца. Книга 1: Жестокое ми...»

«Институт Государственного Управления, Главный редактор д.э.н., профессор К.А. Кирсанов тел. для справок: +7 (925) 853-04-57 (с 1100 – до 1800) Права и Инновационных Технологий (ИГУПИТ) Опубликовать статью в журнале http://publ.naukovedenie.ru Интернет-журнал "НА...»

«Михайлов Александр Александрович ИЗМЕНЕНИЕ ПРОКУРОРОМ ОБВИНЕНИЯ И ОТКАЗ ПРОКУРОРА ОТ ОБВИНЕНИЯ В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность Автореферат диссер...»

«Наталия Александровна Дзеружинская Олег Геннадьевич Сыропятов Посттравматическое стрессовое расстройство. Пособие для самоподготовки Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8647319 Посттравматическое стрессовое расстройство: пособие для самоподго...»

«БОГОСЛОВСКИЕ СОБЕСЕДОВАНИЯ 4. Усвоение жертвы Христовой в Евхаристии происходит по вере действием СвяДуха. Евхаристия соединяет нас с вочеловечившимся Сыном Божий м Иисусом Христом и делает нас причастниками Его существа. Поэтому в Евхаристии даруется нам оставление гре...»

«Павел Васильевич Крусанов О людях и ангелах (сборник) Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8326252 Крусанов П. О людях и ангелах : романы: Азбука, А...»

«НЕЗАВИСИМАЯ ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ РОССИИ Ю.Н.Аргунова Права граждан с психическими расстройствами (вопросы и ответы) Издание второе, переработанное и дополненное Москва 2007 г. ББК 67.400.7 56.14 Аргунова Ю.Н. Права граждан с психическими расстройствами. Изд. 2-е, перераб. и доп. – М...»

















 
2018 www.new.z-pdf.ru - «Библиотека бесплатных материалов - онлайн ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.