WWW.NEW.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Онлайн ресурсы
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«репродуктивного здоровья Монография подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта №14-43-93005 СОДЕРЖАНИЕ Предисловие Право на материнство Момент рождения ребнка в российском ...»

-- [ Страница 3 ] --

Для повышения эффективности сохранения беременности происходит перенос нескольких эмбрионов в полость матки. Также некоторые эмбрионы изначально замораживаются для того, чтобы в случае неудачи повторить весь процесс .

Инструкция о ВРТ (п. 28-30) устанавливает, что в случае диагностики многоплодной беременности в целях профилактики осложнений во время беременности, родов и в перинатальном периоде у новорожднных, связанных с многоплодием, проводится операция редукции эмбриона(ов) при наличии информированного добровольного согласия. Число эмбрионов, подлежащих редукции, определяется женщиной с учтом рекомендации лечащего врача .

Выбор сохраняемых и подлежащих редукции эмбрионов должен проводиться с учтом данных ультразвукового исследования, характеризующих их состояние, в сроке до 12 недель беременности .

Редукция эмбрионов – название, призванное завуалировать сущность действа, которое можно именовать совершенно по другому – селективный аборт. Проводится редукция под ультразвуковым контролем посредством введения иглы в сердце зародыша. Учитывая, что по российским данным многоплодная беременность возникает примерно в 30 % случаев218, необходимо вспомнить тезис о том, что для зарождения жизни (цель суррогатного материнства) приходится совершать действия, имеющие противоположную направленность .

Происходят и обратные ситуации, когда многоплодная беременность сохраняется.

Рождение большого количества детей с помощью ВРТ вызывает неоднозначную реакцию в обществе, заставляя вновь вернуться к теме:



насколько общество может вмешиваться в решение индивидуумом столь деликатного вопроса. В начале 2009 г. общественный резонанс вызвало рождение в США 8 детей Надей Сулеман. У не до этого были свои 6 детей (зачатых также искусственным путм). В результате теперь ей предстоит воспитывать 14 отпрысков, не имея ни мужа, ни работы. 33-летняя Сулеман живет с родителями и получает социальное пособие. Кроме того, родительский дом на момент рождения детей находился в залоге и мог быть отобран из-за По данным Российской ассоциации репродукции человека. По данным, которые озвучиваются противниками репродуктивных технологий, многоплодие наступает в около 60 % случаев .

долгов в размере 23 тысяч долларов219. Причем сама Надя Сулеман принципиально не хочет выходить замуж и объясняет свой поступок страстью иметь много детей. Более того, второй муж, Марко Гутьерре развлся с ней изза нежелания жены иметь детей .

Врач, который помог жительнице Калифорнии зачать столько детей, был обвинн медицинской комиссией Калифорнии в нарушении врачебной этики .

«Мы пытаемся понять, было ли в этом случае нарушение меры заботливости»,

– объяснил обвинение представитель комиссии Кэндис Коэн. Во время участия в одном из ток-шоу на вопрос ведущей, зачем она подсаживала так много эмбрионов, Сулеман ответила: «Это мои дети, они у меня были, и я их использовала. Я рискнула»220. Учитывая, что в США отсутствует запрет на подсаживание столь большого количества эмбрионов, данный случай акцентировал дискуссию на установление дополнительных ограничений на осуществление ВРТ в целях допуска к ним только тех граждан, которые могут обеспечить нормальное воспитание, развитие и материальное обеспечение родившимся детям .

Вскоре после рождения детей и Н. Сулеман возникли проблемы с финансами, которые она пыталась поправить благодаря съмкам в порнографическом фильме с названием «Одна дома». Сюжет весьма примитивен: заботливая мамочка отправляет детишек погулять, а сама предается страсти в одиночестве .





Надя считает, что ничего зазорного в этом фильме нет, ведь она снималась без партнера – весь ролик Сулеман удовлетворяет себя сама221. После съмок в фильме женщина со своими детьми переехала в новый съмный дом в Палмдейле (Калифорния), но сразу же после переезда отправилась в реабилитационную клинику лечиться — она зависима от антидепрессанта «Ксанакс». В 2012 г. в день рождения детей многодетная мать призналась в том, что ненавидит своих отпрысков, не стесняясь при этом в выражениях222. В 2014 г. Сулеман были предъявлены уголовные обвинения. Ей вменяли утаивание доходов от многочисленных телевизионных съемок в фильмах и ток-шоу. Как утверждает обвинительная сторона, прокуратура Калифорнии, помимо того, что «октомама» не задекларировала заработанные 30 тысяч долларов, она незаконно получала социальное пособие от государства223 .

Анализ указанной процедуры выявляет ряд проблем, которые должны найти свое адекватное отражение в нормативных актах:

– допустимость целенаправленного причинения медицинским работником вреда здоровью женщины;

У американки, родившей восьмерых близнецов, могут отобрать детей. 26 февраля 2009 г .

// http://www.newsru.com Новости Америки. 7 февраля 2009 г. // http://www.americaru.com/news/35642 URL: http://www.missus.ru/articles/family/fashionmother/26-06-2012/suleiman/7190 URL: http://www.topnews.ru/media_id_9738.html URL: http://deti.mail.ru/news/mame-14-detej-grozit-tyurma/

– соотношение причиннного вреда здоровью участникам программы с ожидаемым результатом;

– судьба «лишних» эмбрионов .

Инструкция о ВРТ (п. 25) о судьбе «лишних» половых клеток весьма кратка: «Решение о дальнейшей тактике (донорство, криоконсервация, утилизация) в отношении лишних половых клеток (эмбрионов) принимает лицо, которому принадлежат данные половые клетки (эмбрионы), с оформлением письменного согласия и договора о донорстве и криоконсервации с указанием срока их хранения» .

Как известно, замороженный эмбрион – плод инициативы двух людей – мужчины и женщины. Это создат почву для потенциального юридического конфликта, когда один из участников процесса пожелает решить судьбу эмбриона без участия второй стороны. За продолжительный период хранения может пройти значительное количество событий: развод «прародителей»

эмбриона, смерть или болезнь одного из них и др. Первооткрывателями такого рода тяжб стали Мэри Сью Дэвис и е бывший муж Дж. Дэвис, потребовавшие от суда определить, кто вправе решать судьбу замороженных эмбрионов, полученных из их гамет224. Верховный суд штата Теннеси установил, что человеческий эмбрион не является объектом права собственности, но в то же время и не является человеческой личностью, заняв промежуточную позицию .

Испанское законодательство допускало хранение эмбрионов в течение 5 лет, но большинство клиник оставляли нетронутой невостребованные клетки даже по прошествии установленного срока .

Так, общий запас замороженных эмбрионов в стране к 2003 г. составил приблизительно 30-40 тысяч, из них пятая часть – «просроченные». В 2003 г. были внесены изменения в законодательство, согласно которым при каждой попытке соответствующей репродуктивной технологии женщина будет оплодотворяться не более чем тремя яйцеклетками, а в случае, если останутся «лишние» эмбрионы, она и е муж должны принять решение: заморозить их для рождения следующего ребнка (на весь детородный период женщины, а не на 5 лет, как было раньше) или отдать другой бездетной паре или передать медицинским учреждениям для научных исследований225. В июле 2010 г. в Испании возник скандал, когда пары из Великобритании, пользовавшиеся услугами испанских репродуктивных центров, узнали, что их «лишние» эмбрионы имплантировались другим пациенткам без согласия на то прародителей. Институт Маркеса (Барселона) на вполне легальной основе стал осуществлять программу «дарения»

эмбрионов226. Возмутились именно британские пары, поскольку в их стране такая операция допустима только с согласия генетических родителей .

В США по инициативе агентства «Снежинка», оказывающего услуги по пересадке человеческих эмбрионов, обозначилась общественная дискуссия о Мастерс У., Джонсон В., Колодни Р. Основы сексологии. М., 1998. С. 593 .

Роковые яйцеклетки // URL: http://www.espana.ru/press/4/rubrics/3911/publication/2481/

Испанские врачи дарили «чужие» эмбрионы пациенткам. 30 июля 2010 г. // URL:

http://www.newsspain.ru/novost4339.html распространении правил усыновления на эмбрионы. Против этого выступают сторонники абортов, по мнению которых, эмбрион не может иметь статус родившегося младенца. Если в указанном вопросе эмбрион будет приравнен к ребнку, тогда аборт будет рассматриваться как убийство227. Поднятию проблемы способствует отказ пар оплачивать услуги по хранению эмбрионов (ежегодно составляет около 300 долларов). В клиниках эмбрионы не уничтожаются из-за возможных судебных исков .

В 2005 г. Итальянский национальный комитет по биоэтике принял решение о разрешении усыновления замороженных эмбрионов. Комитет, являющийся совещательным органом национального правительства, принял данное решение, чтобы восполнить пробел в соответствующем законе .

Законодательство Италии с февраля 2004 г. запрещало уничтожение «лишних»

эмбрионов, которые оставались после процедуры искусственного оплодотворения, но и не определяло их судьбу. Комитет постановил, что супружеские пары, сожительствующие пары и одинокие люди могут усыновлять эмбрионы. В своем интервью итальянскому изданию La Repubblica кардинал Франческо Помпедда, отставной префект Верховного Суда Апостольской сигнатуры, заявил, что усыновление замороженных эмбрионов является морально приемлемым, так как предпринимается для спасения человеческой жизни, которой угрожает смерть228 .

При смерти генетических родителей эмбрионов возникают споры вокруг возможности определения их судьбы между наследниками имущества, близкими родственниками и медицинским учреждением. В некоторых странах практикуется завещательное распоряжения, что предполагает внесение изменений в наследственное законодательство .

Медицинские учреждения также заинтересованы в получении прав на половые клетки. Это обусловливается научным интересом, поскольку без лишних юридических проволочек позволяет проводить эксперименты. Кроме того, эмбрионы могут быть использованы для изготовления лекарств, что создат соблазн для их производства в промышленных целях .

Зарубежная судебная практика знает споры и между бывшими супругами вокруг определения судьбы замороженных ими эмбрионов. Одним из значимых в этой сфере судебных решений следует считать решение Европейского Суда по правам человека от 10 апреля 2007 г. по делу «Эванс против Соединнного Королевства». Натали Эванс была диагностирована предраковая опухоль в обоих яичниках. До операции по удалению яичников несколько е здоровых яйцеклеток были взяты для экстракорпорального оплодотворения спермой е сожителя. В последующем пара рассталась, и партнр Натали попросил уничтожить замороженные эмбрионы. Однако Эванс, заявляя о свом Американцы добиваются того, чтобы процесс пересадки эмбриона был приравнен к усыновлению. Новостная лента 2 июля 2002 г.

// URL:

http://palm.newsru.com/world/02jul2002/child.html

Что делать с замороженными эмбрионами? // URL:

http://www.catholic.uz/tl_files/reading_room/embryos/ фундаментальном праве на уважение семейной жизни, потребовала разрешения их использовать. Британские суды ей последовательно отказывали в удовлетворении данной просьбы, ссылаясь на отзыв согласия е бывшего партнра, а также на нормы закона, согласно которым любая из сторон имеет право отозвать сво согласие на процедуру ЭКО вплоть до момента имплантации эмбриона в матку матери. Кроме того, всегда должно учитываться будущее благополучие ребнка, включая «необходимость отца». Европейская практика не выработала единых критериев по данному вопросу. Например, в Венгрии женщина имеет право следовать процедуре ЭКО даже вопреки возражениям партнра. В Австрии, Италии и Эстонии согласие мужчины может быть отменено только до оплодотворения яйцеклетки. В Испании мужчина может отозвать сво разрешение на процедуру только если он состоит в браке и живт вместе с женщиной229. Европейский Суд по правам человека по жалобе Эванс сослался на противоречивость европейской практики, указал, что вопрос о том, какой момент можно считать началом действия права человека на жизнь, находится в пределах свободы усмотрения каждого государства, где возникает такой вопрос. По законодательству Соединнного Королевства человеческий зародыш не имеет самостоятельных прав или законных интересов и не может претендовать – или чтобы от его имени претендовали – на охрану права на жизнь со ссылками на ст. 2 Конвенции. Суд, исходя из норм законодательства Соединнного Королевства, пришел к выводу, что отказ сожителя заявительницы от дальнейшего хранения замороженных эмбрионов был правомерен и что поэтому по делу не было допущено никаких нарушений Конвенции .

Суд отклонил также довод о нарушении ст. 8 ЕКПЧ. По мнению Суда, государство обладает определенной долей усмотрения в регулировании процедуры искусственного оплодотворения. В судьбе эмбриона сконцентрированы интересы как женщины, так и мужчины. Справедливое равновесие может быть достигнуто путм установления согласия донорамужчины. Суд констатировал дилемму интересов. Если будут удовлетворены интересы женщины, тогда мужчине придется стать отцом против его воли .

Удовлетворение интересов мужчины лишает женщину родительства. Однако помимо конкуренции частных интересов есть общественный интерес, заключающийся в отстаивании примата согласия в решении репродуктивных вопросов .

Американская судебная практика также знает споры о судьбе эмбрионов .

Например, в 1998 г. Апелляционный суд Нью-Йорка в решении по делу «Касс против Касс» постановил, что условия хранения замороженных эмбрионов должны определяться условиями контракта, подписанного супружеской парой с медицинским учреждением. Супруги воспользовались услугами медицинского учреждения, пытаясь забеременеть путм искусственного оплодотворения. После нескольких неудачных попыток они развелись, а с учреждением заключили соглашение, согласно которому ему было передано

Суды ограничивают право на использование ЭКО // URL:

http://www.queerumir.ru/articles/176/1/Zagadka-embriona/Page1.html право на хранение полученных эмбрионов и использование в исследовательских целях. Женщина в последующем изменила сво решение, но суд не поддержал е позицию, указав на действительность договора и обязательность его исполнения. В 2001 г. Верховный суд Нью-Джерси в решении по делу «JB против MB» постановил, что право мужа на воспроизведение потомства не нарушено, когда жена потребовала уничтожения замороженных эмбрионов. Таким образом желание одного из супругов избежать деторождения превосходит желание другого воспроизвести потомство230 .

В программе суррогатного материнства могут использоваться более утончнные схемы. Если супруга-заказчица не может дать свою яйцеклетку для оплодотворения, то привлекается донор, которым, в свою очередь, может быть либо суррогатная мать либо ещ один участник правоотношений. Если сперма супруга-заказчика не может быть использована в программе суррогатного материнства, тогда привлекается донор спермы. В этих случаях возникает проблема отбора доноров, а также возможность передачи различных заболеваний. Во многих странах женщина не обладает правом отбора доноров .

Медицинское учреждение самостоятельно учитывает некоторые пожелания пациентки по каким-то фенотипическим признакам, но она (или пара) не могут настаивать на использовании определенного донорского материала, даже если он представлен близкими родственниками. Такие правила, например, существуют во Франции, Испании. В условиях анонимности возникают весьма курьзные случаи. В 2009 г. семейная пара американцев подала в суд на врача Бену Рамалей, который, по их мнению, во время процедуры искусственного оплодотворения вместо спермы мужа пациентки использовал собственную .

Причем супруги настаивали на том, что он сделал это умышленно. Путаница действительно произошла. Тем более, что она была очевидна – светлокожие дети (две девочки) у папы-афроамериканца. Анализ ДНК подтвердил, что папа не является их биологическим отцом. Врач настаивал, что случайно перепутал сперму мужа пациентки с чьей-то ещ. Рамалей категорически отрицал использование своих сперматозоидов, но и отказался сдать анализ на ДНК .

Доктор добровольно отказался от медицинской лицензии и уплатил штраф в 10 000 долларов231 .

4. Вынашивание и рождение ребнка. После успешного завершения процедуры перенесения эмбриона в полость матки, когда наступает беременность, для женщины наступает достаточно длительный срок, в течение которого она выступает матерью, ответственной за жизнь будущего ребнка .

Именно вопрос об ответственности за жизнь вынашиваемого ребнка вызывает некоторую дискуссию. Как правило, в обязательстве женщина указывает, что будет выполнять рекомендации, которые будут даны медицинскими работниками. Помимо этого, есть комплекс некоторых правил, которые URL: http://law.jrank.org/pages/9796/Reproduction-Pregnancy-Medical-Developments.html Дзугова Ж. Врач для лечения бесплодия пациентки воспользовался своей спермой // Комсомольская правда. 2009. 14 ноября .

женщина обязана выполнять для рождения в будущем полноценного ребнка, она не должна принимать наркотики, употреблять алкогольные напитки. В течение 9 месяцев женщина подчиняется режиму, который наиболее благоприятен для ребнка. Если она не захочет этого делать, то заставить е практически невозможно. Возникает целый ряд трудноразрешимых вопросов:

возможно ли в этом случае расторжение договора с супружеской парой? по чьей инициативе допустимо расторжение договора в течение срока беременности? какие основания расторжения договора будут считаться уважительными? каковы последствия расторжения договора?

Если суррогатная мать отказывается продолжать отношения, то е модель поведения может строиться в двух вариантах. Совершение искусственного прерывания беременности или вынашивание беременности. В условиях российской действительности первый вариант возможен только при сроке беременности 12 недель. Действует общее правило, предусмотренное статьй 56 Закона об основах охраны здоровья граждан. Только если будут присутствовать социальные или медицинские показания, вопрос об аборте будет рассматриваться при сроках беременности 12 недель и выше. При втором варианте ребнок может быть оставлен женщиной. Тогда она будет записана как родитель со всеми права и обязанностями, вытекающими из семейного законодательства, либо она может отказаться от него после рождения в рамках общей процедуры. Могут ли генетические родители настоять на том, чтобы суррогатная мать доносила беременность, иными словами принудить е к совершению всех действий, направленных на выполнение договора? Обладают ли требования генетических родителей правом исковой защиты в судебных инстанциях? Можно ли взыскать убытки с несостоявшейся суррогатной матери? Ответ на все эти вопросы, по-видимому, должен быть отрицательный .

Супружеская пара также спустя некоторое время может отказаться от услуг вынашивающей матери. При этом она становится менее обременнной стороной, так как на не не ложится груз ответственности за вынашивание и рождение ребнка. Подобный факт можно наблюдать в российской практике .

Как указывают авторы очерка о программе «Суррогатное материнство»: «По настоятельной просьбе генетических родителей, в связи с изменившимися социальными обстоятельствами и с согласия суррогатной матери, беременность была прервана в 10/11 недель в одном случае»232. Можно сказать, что всего лишь один случай, но надо учитывать, что он был один на 22 обращения. А это уже почти 5 %, если считать в процентном отношении. Причм супружеские пары, обращавшиеся за помощью, отнюдь были не безбедные. Эти же авторы далее признают: «Несмотря на то, что перед началом проведения процедуры обе стороны дают информированное согласие на проведение процедуры, их решение нельзя рассматривать как окончательное и неизменное»233. Учитывая, что большинство суррогатных матерей идт на эксперимент со своим Исакова Э.В., Корсак В.С., Громыко Ю.А. Опыт реализации программы «Суррогатное материнство» // Проблемы репродукции. 2001. № 3. С.26 .

Там же. С.27 .

здоровьем, исходя из своего материального положения, возникает проблема, что делать с ребнком, который не является к тому же генетически родным .

Если срок беременности до 12 недель, женщина может избавиться от нежелательной беременности. Если же генетические родители отказываются от услуг вынашивающей матери на поздних сроках беременности, когда нельзя сделать аборт, ребнок становится никому не нужным .

5. Определение юридических отношений между супружеской парой и родившимся ребнком. Суррогатное материнство поколебало общепризнанный принцип: мать ребнка – это та, которая его родила. В этом случае рождение происходит для других будущих родителей, которые таковыми являются по генетическим показателям. Ребнок на заказ .

Соответственно создатся почва для споров, а кто именно будет выступать юридической матерью, та, которая родила или та, чья яйцеклетка была оплодотворена. В юридической литературе сложились три точки зрения .

Первая не подвергает сомнению общее правило: Мать – всегда та, которая родила. Вторая исходит из того, что ребнку передаются генетические особенности того организма, из чьего «материала» он сделан. Соответственно мать – это женщина, давшая яйцеклетку. Третья точка зрения предлагает компромисс: биологическая и генетическая мать имеют юридические права на признание материнства. То есть за ребнком признатся наличие двух матерей234. Следует отметить и аналогичный «разброс» моделей правового регулирования сложившейся ситуацией. Однако большинство стран склоняется к тому, что женщина, выносившая и родившая ребнка, имеет некоторые права на него. У этой проблемы есть и другая сторона – отказ генетических родителей от рожднного ребнка .

Российское законодательство впервые попыталось урегулировать взаимоотношения заменяющей матери и генетических родителей в 1995 г. с принятием Семейного кодекса РФ. Тем самым семейное законодательство отреагировало на уже сложившиеся обстоятельства – программа «Суррогатное материнство» уже действовала на территории России. Как было отмечено ранее, прямого разрешения суррогатного материнства, как и запрета в российском законодательстве нет до сих пор. В этом аспекте совершенно неправильным является утверждение, что возможное введение запрета на предоставление услуг вынашивающей матери специальным законом будет противоречить нормам Семейного кодекса РФ235. Статья 51 Семейного кодекса РФ устанавливает порядок записи родителей ребенка в книге записей рождений. Как и в случае с искусственным оплодотворением женщины донорским материалом, общий принцип признания материнства и отцовства не подвергается сомнению. В этой статье речь идт именно о записи родителей, то есть о закреплении юридических отношений между родителями и ребнком .

Биология остатся «за кадром». Пункт 4 статьи 51 закрепляет: «Лица, См. Дргонец Я., Холлендер П., Современная медицина и право. М., 1991. С. 173-174 .

См. Шевчук С.С. Некоторые проблемы правового регулирования применения искусственных методов репродукции // Юрист. 2002. № 9. С. 61 .

состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери)». Тем самым приоритет устанавливается за биологической матерью. Справедливо отмечается, что законодательство не устанавливает срока, в течение которого биологическая мать должна отказаться. Статья 16 (пункт 5) Федерального закона от 15 ноября 1997 года № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния»236 устанавливает: «При государственной регистрации рождения ребенка по заявлению супругов, давших согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, одновременно с документом, подтверждающим факт рождения ребенка, должен быть представлен документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), на запись указанных супругов родителями ребенка» .

Обращает внимание, что российское законодательство не регулирует ситуацию, когда ребнок становится невостребованным ни биологической матерью, ни генетическими родителями. На это указывалось в главе, посвящнной понятию материнства в российском праве .

Приведнные факты обусловливают, как минимум, настороженное отношение к программе суррогатного материнства .

Это должно также привести к значительным ограничениям порядка и условий проведения программы. В настоящий момент российское законодательство представляет собой пример одних из самых либеральных сводов правил. Следует не согласиться с мнением О.А. Хазовой, считающей, что введение запрета «женщине выступать в роли суррогатной матери, если е решение не связано с эксплуатацией и принуждением, может явиться вторжением в е репродуктивную свободу и серьзным ограничением права женщины самостоятельно принимать решения, связанные с осуществлением е репродуктивных прав»237 .

В Заявлении об искусственном оплодотворении и трансплантации эмбрионов, принятом Всемирной Медицинской Ассоциацией (Мадрид, 1987 год), указывается, что «суррогатное материнство» должно разрешаться национальным законодательством. При этом все участники подобной процедуры должны дать осознанное добровольное согласие на е проведение .

При принятии решения об использовании этого метода, врач обязан считаться со всеми законодательными, этическими и моральными аспектами проблемы «суррогатного материнства». В Заявлении специально отмечается: «Сказанное не означает, что ВМА безусловно поддерживает идею «суррогатного материнства», при котором женщина за вознаграждение соглашается на искусственное оплодотворение спермой мужчины с целью рождения ребнка, который будет усыновлен этим мужчиной и его женой» .

Собрание законодательства РФ. 1997. № 47. Ст. 5340 .

Хазова О.А. Репродуктивные права в России: пределы законодательного регулирования // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 2000. № 4. 2001. № 1. С. 21 .

Анализируя последствия программы суррогатного материнства, нельзя не остановиться на некоторых фактах, которые тщательно замалчиваются представителями репродуктивной медицины. Во-первых, при искусственном оплодотворении высока степень развития пороков у родившегося ребнка. Вовторых, программа суррогатного материнства отличается низкой результативность, которую можно оценивать из Отчета Российской ассоциации репродукции человека за 2009 г.238 Всего известно о наступлении 13 220 беременностей. Частота наступления беременности в циклах ВРТ практически остается неизменной с 2006 г., снижение и подъм этого показателя наблюдаются в пределах 1 – 1,5%. В программе ЭКО частота наступления беременности в 2009 г. составила в расчте на цикл – 33,0% (2008 г. – 33,1%), на пункцию – 34,4% (2008 г. – 34,4%), на перенос эмбрионов – 37,5% (2008 г. – 37,4%). В программе ИКСИ эти показатели составили соответственно 32,6, 3,4, 35,9% (2008 г. – 31,3, 32,0, 34,7%). Частота наступления беременности в программе «Донорство ооцитов» составила в расчете на цикл – 43,2% (2008 г. – 41,6%), на перенос эмбрионов – 45,8% (2008 г. – 44,4%). Эти же показатели в программе переноса размороженных эмбрионов равнялись в расчте на цикл – 24,9% (2008 г. – 25,0%), на перенос эмбрионов – 26,6% (2008 г. – 27,1%). В программе ПГД: на цикл – 29,0% (2008 – 23,1%), на пункцию – 29,3% (2008 – 23,2%), на перенос эмбрионов – 33,3% (2008 г. – 31,1%). В 2009 г. в 44 центрах ВРТ (2008 г. – 38 центров) 524 цикла с участием суррогатных матерей завершились переносом эмбрионов (2008 г. – 430 циклов). В результате наступило 216 (41,2%) беременностей (в 2008 г. – 186 (43,3%). Неизвестен исход 32 беременностей. Родами закончились 47 (79,9%) беременностей от известных исходов (2008 г. – 79,5%). Аборты и неразвивающаяся беременность были диагностированы в 26 случаях. Зарегистрировано 2 случая внематочной беременности.

Анализ данных, представленных в Отчте, показывает:

– в 2009 г. в России продолжилось увеличение числа циклов ВРТ, было выполнено более 40 тыс. циклов. По сравнению с 2008 г. число циклов ВРТ в расчете на 1 млн населения выросло и составило 288,7 циклов (в 2008 г. – 219,2). В Москве и Санкт-Петербурге выполняется больше половины (55,9%) всех циклов ВРТ России;

– с 2007 г. остатся без значимых изменений соотношение долей циклов в программах ВРТ. В 2009 г. абсолютное число циклов с проведением преимплантационной генетической диагностики увеличилось на 144 случая;

– наблюдается стагнация в основных качественных показателях, характеризующих ВРТ: практически не изменились частота наступления беременности и родов во всех программах ВРТ, доля переносов 3 и 4 эмбрионов; имеет тенденцию к снижению частота завершения наступивших беременностей родами в расчте на число проведенных циклов .

Анализируя последствия программы суррогатного материнства, нельзя забывать о правовом положении самого эмбриона. Современная юриспруденция знакома с дискуссиями вокруг определения момента Проблемы репродукции. 2012. № 1 .

возникновения права на жизнь. Если данный момент отсчитывать с момента зачатия, тогда вся программа суррогатного материнства требует значительной корректировки. Подпадает под запрет заготовка так называемых «лишних»

эмбрионов, редукция эмбрионов. Основания такому суждению формируются в современной юридической науке и практике. Декларация прав ребнка, принятая Резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г., в Преамбуле подчркивает: «ребнок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения». Аналогичную формулировку использует и Конвенция о правах ребнка 1989 г. в своей Преамбуле. В статье 6 предусматривается, что Государства-участники признают, что каждый ребнок имеет неотъемлемое право на жизнь. Это означает, что международно-правовые и зарубежные конституционные акты направлены на установление обязательств по надлежащей защите эмбриона, что не является тождественным признанию правосубъектности человека с момента зачатия. На европейском уровне действует Конвенция о защите прав человека и человеческого достоинства в связи с применением достижений биологии и медицины (Конвенция о правах человека и биомедицине, ETS № 164, заключена в г. Овьедо 4 апреля 1997 г.), статья 18 которой закрепляет:

«Если закон разрешает проводить исследования на эмбрионах in vitro, он же должен предусматривать надлежащую защиту эмбриона». Приведнная норма опять же фиксирует обязательство по установлению надлежащей защиты, но отнюдь не по признанию правосубъектности человека с момента зачатия. Некая осторожность в международном праве применительно к данной проблеме понятна. Вопрос серьзен, его однозначное решение повлечт глубокие изменения национальных правовых систем .

Несмотря на столь осторожный подход, создаются серьзные предпосылки развитию данного направления.

Доводы признания правосубъектности человеческого эмбриона наиболее чтко сформулированы Жаком Судо, обозначающим его биологическую и антропологическую ценность:

«...человеческий эмбрион имеет в наличии все характеристики человеческого индивидуума:

– имеет новую, специфическую биологическую сущность со своей программой жизни и развития;

– имеет внутренний динамизм, определяемый и управляемый геномой, и направленный на постепенное развитие вплоть до формирования взрослого человека;

– существует в виде независимого организма, то есть организованного биологического единства, который действует и размножается в строго определнном порядке;

– является независимым, то есть не нуждается во внешних силах для поддержания своей жизненной структуры;

– является самоконтролируемым в осуществлении своей генетической программы;

– гаметы, из которых он образуется, доказывают его принадлежность к человеческому роду, что ясно определяется также по особенностям принадлежащей ему генетической структуры (геномы)» .

Нередко в качестве охранительного отношении к дородовой жизни человека приводят законодательство Ирана, где ответственность за причинение повреждений эмбриону (плоду) дифференцирована в зависимости от стадии его развития, а на поздних сроках беременности – и в зависимости от пола плода .

Так, за повреждение спермы в полости матки виновный должен уплатить материальное возмещение вреда в размере 20 динаров, за повреждение зиготы – 40 динаров, за повреждение эмбриона на стадии формирования мягких тканей – 60 динаров, за повреждение эмбриона на стадии формирования костных тканей

– 80 динаров, за повреждение эмбриона на заключительной стадии формирования мягких и костных тканей до появления «живого духа» – 100 динаров, за повреждение плода после появления в нем «живого духа» – полную виру, если плод имеет мужские половые признаки, или половину полной виры, если плод имеет женские половые признаки. При этом если беременность была многоплодной, то наказание назначается за каждый поврежденный эмбрион (плод) отдельно239. Уголовный кодекс Франции240 в специальном отделе III Книги Пятой – «О защите человеческого эмбриона» – содержит целую группу составов, направленных на недопущение вовлечения эмбрионов в коммерческий оборот. Так, приобретение человеческих эмбрионов на условиях оплаты в какой бы то ни было форме наказывается семью годами тюремного заключения и штрафом. Наказуемы также посредничество в торговле эмбрионами, осуществление зачатия in vitro человеческих эмбрионов в промышленных или коммерческих целях (статья 511-17), в исследовательских или экспериментаторских целях (статья 511-18). В Австралии имеет место принцип, согласно которому эмбрион обладает правом подать иск о возмещении вреда, причиненного ему по неосторожности в период его внутриутробного развития. Законодательство Калифорнии устанавливает ответственность за убийство эмбриона241 .

Механическое отношение к этике, культуре, наконец, к самому человеку порождает специфическое отношение к ВРТ как к средству эгалитарных интересов, не обремененных этической оценкой. Так, Элвин Тоффлер констатировал перспективы биологической революции: «Подобно географии планеты, человеческое тело до последнего времени представлялось неизменной основой человеческого знания, «данностью». Однако мы быстро приближаемся к тому дню, когда тело перестанет быть данностью. Человечество в довольно короткие сроки получит возможность изменить не только человеческое тело, но Закон об исламских уголовных наказаниях Исламской Республики Иран / Науч. ред. А.И .

Ахани. СПб., 2008. С. 225 – 227 .

Уголовный кодекс Франции. СПб., 2002. Далее ссылки идут на настоящее издание .

Mason & McCall Smith Law and Medical Ethics. Butterworths. London, Edinburg, Dublin,

1999. P. 125– 126. Цит по: Перевозчикова Е.В., Панкратова Е.А. Конституционное право на жизнь и правовой статус эмбриона человека // Медицинское право. 2006. № 2 .

и всю человеческую расу. Молекулярная биология неудержимо врывается в мир. Новые генетические знания позволяют нам уже сегодня работать с человеческой наследственностью и манипулировать генами для создания совершенно новой «версии» человека»242. Создание «биологической углеродной копии самого себя» изменит отношения к наследственности, окружающему миру, принципам взаимного влияния природы и человека .

Естественно, от общего рассуждения об улучшении биологических качеств человека автор переходит к репродукции человека, вводя такой термин как «технология рождения». В центре внимания – ребнок на заказ: «Эмбрион, как и было задумано, родится с гарантией, что он будет свободен от генетических дефектов. Покупательница может также оговорить цвет глаз и волос ребнка, его пол, его вероятные размеры в зрелости и его вероятное IQ. Через какое-то время можно будет вырастить человека и вне женской матки. Нет принципиальных препятствий для появления детей вне человеческого тела .

Результаты работ, начатых д-ром Даниэлем Петруччи в Болонье и других ученых в США и СССР, говорят о том, что это вопрос всего лишь нескольких лет. Женщины, которые хотят иметь детей без дискомфорта беременности, получат такую возможность»243. Э. Тоффлер видит перспективы внеутробного оплодотворения в возможной колонизации Вселенной: «Мы могли бы послать на Марс не взрослых, а обувную коробку, наполненную такими клетками, и вырастить их, получив население большого города уже на Марсе». Автор подводит итог: «Задолго до того, как в отношении внешнего космоса произойдут все эти изменения, наш дом на Земле испытает на себе воздействие новейших технологий, разбивающих наши представления о сексуальности, материнстве, любви, деторождении и образовании. Пока идут дискуссии о будущем семьи, в лабораториях варится «ведьмино варево». Моральный и эмоциональный выбор, который нам предстоит в ближайшее десятилетие, поистине может свести с ума»244 .

Френсис Фукуяма, философский рупор либеральной демократии, определяет в числе важнейших проблем XXI века расширение знаний в области биотехнологий: «Они вызовут ожесточнные споры, потому что противоречат весьма ценимым концепциям равенства людей и их способности морального выбора. Они дадут обществу новые средства для контроля над гражданами, они изменят наше понимание личности и идентичности человека, они перетряхнут существующие социальные иерархии и скажутся на скорости материального, интеллектуального и политического развития, и они изменят природу глобальной политики»245 .

Человек посягает на саму сущность самого себя, что переоценит основные понятия о справедливости, морали и хорошей жизни. В центре развития биотехнологий – статус эмбриона, поскольку исследования над Тоффлер Э. Шок будущего. М., 2002. С. 219 – 220 .

Тоффлер Э. Указ. соч. С. 222 .

Тоффлер Э. Указ. соч. С. 223 .

Фукуяма Ф. Наше постчеловеческое будущее: Последствия биотехнологической революции. М., 2004. С. 122 .

ним – кладезь знаний. Ф. Фукуяма настаивает на его особом положении:

«Пусть эмбриону не хватает некоторых человеческих свойств, которые есть у младенца, но все же он не просто группа клеток и тканей, поскольку он обладает потенциалом развиться в полноценного человека. В этом отношении он отличается от младенца, которому тоже не хватает многих важнейших свойств взрослого, только по степени реализации своего природного потенциала. Из этого следует, что хотя моральный статус эмбриона ниже, чем у младенца, он выше, чем у произвольной группы клеток или тканей, с которой работают ученые»246. Данный вывод обусловливает наличие определнных правовых барьеров и ограничений вокруг деятельности, предметом которой выступают манипуляции с эмбрионом. Ф. Фукуяма оппонирует представителям отраслевой науки, высказывающим общее мнение, что они сами формируют этические критерии исследования. Действительно, довод о том, что учный – не монстр, он сам видит границы этичности – неэтичности, подкупает. В нашем общем представлении о мире сведущий человек выступает в роли лучшего эксперта. Ф. Фукуяма категорически с этим не согласен: «Сама по себе наука не может определить цели, которым она служит. Наука может открывать вакцины и средства от болезней, но может и создавать инфекционные агенты; может открывать физику полупроводников – и физику водородных бомб. Наука как таковая абсолютно безразлична к тому, собирались ли опытные данные при скрупулзном соблюдении интересов людей – объектов исследования... Многие врачи-нацисты, вводившие вирусы заключенным концлагерей или пытавшие узников до смерти огнем или холодом, были вполне легитимными учеными, которые собирали данные, потенциально весьма информативные. И только теология, философия или политика могут задать цели науки и технологии, которую наука порождает, и объявить эти цели хорошими или плохими .

Учные могут помочь определить моральные нормы, касающиеся их собственного поведения, но это они делают не как учные, а как научно информированные члены более широкого политического сообщества. В сообществе исследователей, работающих в биомедицине, есть много талантливых, целеустремлнных, энергичных, порядочных и вдумчивых людей, но их интересы не обязательно соответствуют интересам общества. Учными во многом движет честолюбие, а зачастую и денежная заинтересованность в каких-то конкретных технологиях или медикаментах. Следовательно, вопрос о том, что нам делать с биотехнологией, — вопрос политический, и решать его не технократам»247 .

Ф. Фукуяма выбивает и другой довод, часто используемый в процессе обсуждения репродуктивных технологий. Наиболее заинтересованной стороной выступает конкретный человек, а точнее мать, которая обладает монопольным правом на рождение ребнка. В этом случае она и должна решать все репродуктивные вопросы, исходя из своего видения проблемы. Нередко приводится гендерный аспект. Мол, большинство политиков – мужчины, вот Фукуяма Ф. Указ. соч. С. 253 .

Фукуяма Ф. Указ. соч. С. 261 – 262 .

они и присвоили себе право решать судьбу женщины и е ребнка .

«Противопоставление суждения мужиков-бюрократов заботе любящих матерей

– умный риторический прим, но он не по теме. Мужчины – судьи, госслужащие и социальные работники – уже постоянно вмешиваются в жизнь женщин, говоря, что нельзя пренебрегать ребнком или обижать его, что ребнка надо отправлять в школу, а не выгонять зарабатывать деньги для семьи, что нельзя давать детям наркотики или оружие. И тот факт, что подавляющее большинство женщин используют свою власть разумно, не отменяет необходимости правил, особенно если технология сделает возможным всякие неестественные способы размножения (вроде клонирования), окончательные последствия которых могут быть неблагоприятны для здоровья ребнка»248, – определяет Ф. Фукуяма .

Автор подробно разбирает всю возможную аргументацию, которая используется представителями репродуктивной медицины для получения большей свободы в своих исследованиях. Приводится довод, что рождение ребнка – есть проявление его свободы, которое предполагается. Френсис Фукуяма пишет, что в этом случае репродуктивное решение служит удобством родителя, а не ребнка. В этом случае государство будет обязано вмешаться и защитить ребнка. Отметим, что установление запрета на такие технологии как донорство яйцеклеток, «усыновление» эмбрионов, суррогатное материнство во многих странах обосновывается высокой степенью риска передачи заболеваний будущему ребнку. В некоторых странах практикуются иски детей с требованием компенсации за то, что им позволили родиться. Так, в столице Австралии городе Канберра в ноябре 2005 г. Высокий суд рассматривал дела двух инвалидов, которые требуют компенсации за то, что врачи позволили им родиться. Одна из истиц – 24-летняя Алексия Харритон с рождения слепа, глуха и умственно недоразвита. Е мать, Ольга, во время беременности заболела краснухой. Сейчас Ольга говорит, что если бы врачи е правильно проконсультировали, то она бы сделала аборт. Другая девочка, Киден Уоллер, которой в августе исполнилось пять лет, имеет перманентное повреждение мозга, страдает церебральным параличом и неконтролируемыми припадками .

Е отец, Лоренс, имеет заболевание свертываемости крови под названием AT3, однако во время беременности врачи не провели соответствующую проверку на это заболевание. Он и его жена, Дэбби, говорят, что если бы они знали, то использовали бы донорскую сперму либо сделали аборт. Адвокаты двух инвалидов обратились в Высокий суд Австралии, с требованием вынести вердикт, могут ли имеющие серьзную инвалидность дети подавать в суд на врачей за халатность, следствием которой стала их жизнь, а не смерть .

Адвокаты считают, что имело место «неправомерное оставление в живых» .

Адвокаты Алексии Харритон указывали, что нынешнее законодательство признает право родителей требовать возмещения расходов на воспитание ребнка, рождение которого стало результатом халатности, однако не признает право ребнка подавать в суд после рождения, ставшего результатом Фукуяма Ф. Указ. соч. С. 262 – 263 .

халатности врачей. В 2004 г. Апелляционный суд Нового Южного Уэльса отклонил иски о компенсации от имени указанных детей-инвалидов249. Эти иски подавались под знаменем человеческой свободы, но присутствует ли она здесь – большой вопрос .

В указанном аспекте следует обратиться к работе Ф. Фукуямы: «Может статься, что мы каким-то образом обречены на этот новый вид свободы или что на следующей стадии эволюции, как некоторые предполагают, мы сознательно возьммся за наше биологическое строение, а не оставим его в руках слепых сил естественного отбора. Но если мы на это пойдем, то делать это надо с открытыми глазами. Многие считают, что постчеловеческий мир будет выглядеть совсем как наш – свободный, равный, процветающий, заботливый, сочувственный, – но только с лучшим здравоохранением, большей продолжительностью жизни и, быть может, более высоким уровнем интеллекта. Однако постчеловеческий мир может оказаться куда более иерархичным и конкурентным, чем наш сегодняшний, а потому полным социальных конфликтов. Это может быть мир, где утрачено будет любое понятие общечеловеческого, потому что мы перемешаем гены человека с генами стольких видов, что уже не будем ясно понимать, что же такое человек .

Это может оказаться мир, где средний человек будет заживаться далеко за вторую сотню лет, сидя в коляске в доме престарелых и призывая никак не идущую смерть. А может быть, это окажется мягкая тирания вроде описанной в Дивном новом мире, где все здоровы и счастливы, но забыли смысл слов надежда, страх или борьба. Мы не обязаны принимать любое такое будущее ради фальшивого знамени свободы, будь то свобода ничем не ограниченного размножения или свобода беспрепятственного научного исследования. Мы не обязаны считать себя рабами неизбежного технологического прогресса, если этот прогресс не служит человеческим целям. Истинная свобода означает свободу политической общественности защищать ценности, которые ей всего дороже, и именно этой свободой мы должны воспользоваться сегодня по отношению к биотехнологической революции»250 .

Следует признать, что ВРТ вбирают в себя целый комплекс этических, философских, правовых проблем. Во многих из ВРТ человек низводится до лабораторной крысы. Государство обязано выработать определнный механизм вмешательства в репродуктивные права родителей, если это обусловлено общественным интересом .

Дополнительно укажем, что ВРТ в устах некоторых политиков, медиков, юристов выступает как мощный рычаг, способный оказать воздействие на традиционную семью. Искусственное зачатие легко поставить под внешний контроль. Манипуляции с генами способны программировать ребнка .

Суррогатное материнство можно осуществлять по социальным показаниям, оно В Австралии девушки-инвалиды хотят засудить врачей за то, что те позволили им родиться / URL: http://www.newsru.com/world/11nov2005/invalid_print.html Фукуяма Ф. Указ соч. С. 307 – 308 .

отрицает связь между биологической матерью и вынашиваемым ею ребнком .

Следует признать, что нельзя отрицать разрушительный потенциал ВРТ, пересматривающего базовые принципы семейного права. В этой части необходимо привести высказывание М. Мид: «Не случайно наиболее успешные и крупномасштабные случаи ликвидации семьи происходили не среди простых дикарей, существовавших на грани выживания, а среди великих наций и сильных империй, с богатыми ресурсами, громадным населением и почти неограниченной властью… Неудачные исторические попытки построить общества, в которых Homo sapiens действовал бы не как знакомое нам человеческое существо, но как существо, напоминающее скорее муравья или пчелу, хотя и усвоенными, а не врожденными схемами поведения, служат нам предостережением. Сильнее, чем аналогии, которые примитивные люди видели между своим поведением и поведением мохнатых обитателей леса, они напоминают нам, что мы пользуемся нашей современной формой человечности в кредит и что можно потерять е»251 .

Мид М. Отцовство у человека – социальное изобретение // Семья: Книга для чтения. Кн. 1 / Сост. И.С. Андреева, А.В. Гулыга. М., 1991. С. 214 – 215 .

Право на искусственное прерывание беременности (аборт) Право на аборт занимает центральное место в системе репродуктивных прав, так как вызывает наибольшие дискуссии в любом обществе, причм настолько, что зачастую с помощью решения данного вопроса государством оценивают степень демократичности общества. Хотя, как отмечает Брижет Тобес, проблема абортов в правозащитном контексте очень противоречива: «С одной стороны встат вопрос о том, в какой степени еще не родившийся ребнок обладает правом на жизнь. С другой стороны, необходимо понять, вправе ли мать сама распоряжаться своим телом и обладает ли она вытекающим отсюда правом на физическую неприкосновенность и на личную жизнь. Как следствие такой неопределенности, очень сложно уравновесить права ещ не родившегося ребнка и матери, сделать выбор между ними»252 .

Как сторонники разрешения практики абортов, так и противники обосновывают свои требования на одних и тех же правовых ценностях. Страдают больше всего медики. В случае разрешения абортов противники устраивают погромы абортариев и убийства врачей, что можно наблюдать в Соединнных Штатах Америки. В сентябре 2003 г. по приговору суда в США (штат Флорида) был казнн бывший священник протестантской церкви Пол Хилл, который убил доктора, практиковавшего аборты, и его охранника. Убийца утверждал, что этим преступлением он спасает жизни нерожднных младенцев. 49-летний Хилл застрелил доктора Джона Байярда Бритонна и его охранника, лейтенанта в отставке ВВС США Джеймса Хермана Барретта. Инцидент произошел 29 июля 1994 года в женской клинике Ladies Centre в Пенсаколе. В ходе нападения Хилла была также ранена жена Бриттона. С тех пор как произошли эти два убийства, Хилл не выказал ни тени раскаяния и продолжал убеждать своих единомышленников бороться против абортов, а акушеров – прекратить прерывать беременности. Лежа, стянутый ремнями на кушетке в камере для казни в тюрьме Флориды в свои последние минуты Хилл сказал: «Если Вы считаете, что аборт – насилие, вызывающее смерть, вы должны выступить против насилия и сделать вс, чтобы остановить это. Бог поможет вам в этом» .

Пол Хилл стал первым преступником, приговорнным к смерти за насилие в рамках борьбы против абортов253. В июне 2009 г. был убит врач Джордж Тиллер, один из самых известных в США сторонников разрешения практики абортов. Тиллер в течение многих лет был одним из наиболее известных противников тех общественных американских групп, которые по различным соображениям, прежде всего религиозным, выступают против разрешения абортов. Подозреваемый, который выстрелил в Тиллера во время церковной службы в городе Уичита (штат Канзас), задержан правоохранительными органами254 .

Тобес Брижит. Право на здоровье: Теория и практика. М., 2001. С. 243 .

Новостная лента / NEWSru.com: В России (4 сентября 2003 г.) .

Новостная лента / NEWSru.com: В России (1 июня 2009 г.) .

В случае запрещения абортов врачи осуждаются женщинами, создается основа для производства «криминальных» абортов, увеличивается количество детоубийств и т.д. Исходя из этих соображений, Декларация о медицинских абортах, принятая Всемирной медицинской ассамблеей в Осло в 1970 г., категорична: «Определение отношения к этому вопросу и правил его решения в данном государстве или общине лежит вне компетенции медицины; врачи должны лишь обеспечить защиту своим пациентам и отстоять собственные права в обществе»255 .

Для Российской Федерации данная проблема актуализируется ещ и тем фактом, что на всем пространстве СНГ Россия занимает лидирующее место в этой печальной статистике (причем на протяжении последних 50 лет). Для сравнения, в 1960 г. число абортов на 100 живорождений составляло: в Грузии

– 41,6; в Литве – 58,4; в Украине – 138,1; в России – 157,2. В 1970 г.: в Азербайджане – 38,8; в Беларусь – 128,1; в Литве – 81,6; в Украине – 157,1; в России – 254,1. В 1988 г.: в Литве – 61,4; в Беларусь – 86,4; в Украине – 145,2; в Узбекистане – 37,2; в России – 169,6. В 1993 г.: в Литве – 74,2; в Беларусь – 185,7; в Украине – 154,4; в Узбекистане – 21,4; в Казахстане – 91,9; в России – 235,2. В 2006 г.: в Литве – 30,5; в Беларусь – 60,5; в Украине – 49,9; в Таджикистане – 5,4; в Казахстане – 43,3; в России – 107,2256 .

В абсолютных цифрах число абортов в 2012 г. в России составило 1 млн 063 тыс. 982 257, на 100 родившихся живыми приходилось 49,7 абортов. В 2013 г. впервые абсолютное число абортов не превысило 1 млн. и составило около 900 тыс. (примерная цифра связана с непредставлением информации некоторыми частными клиниками)258. В Европе в среднем на одну тысячу женщин приходится всего 15 абортов259, что примерно в 2-3 раза ниже, чем в России .

Приведенные цифры говорят сами за себя. Даже по сравнению с республиками, схожими нам по ментальности, образу жизни, исторической памяти Россия опережает их по количеству абортов на 100 живорождений .

Данная тенденция не меняется как при общем росте числа абортов, так и при их снижении. Понятно, что при таких цифрах проблема абортов многими воспринимается как основание их запрета. Нельзя не отметить, что тема запрета искусственного прерывания беременности неоднократно поднимается в Государственной Думе. В 2001 г. лидер ЛДПР Владимир Жириновский предлагал запретить аборты на ближайшие десять лет «в целях улучшения демографической ситуации». В 2006 г. депутаты фракции «Родина» Александр Крутов и Николай Леонов попытались запретить замужним женщинам прерывать беременность без согласия мужа. Однако проект не был поддержан ещ на первом чтении: за него проголосовало всего 39 парламентариев. Сам законопроект о частичном запрете абортов получил отрицательные отзывы Сборник официальных документов Ассоциации врачей России. М., 1995. С. 23 .

Демоскоп / URL: http://demoscope.ru/weekly/ssp/sng_abo.xls (16 октября 2009 г.) Росстат / URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/zdrav/zdr3-6.xls URL: http://www.pravoslavie.ru/news/71391.htm Чебатко М. Прекратить аборты // РБК Daily. 2008. 23 апреля .

профильных думских комитетов. Комитет по охране здоровья, в частности, назвал его «не соответствующим Конституции» и «нарушающим права человека». Противники законопроекта также констатировали, что предлагаемый порядок поставит в разные условия замужних и незамужних женщин, которым документом позволяется самостоятельно решать вопрос о материнстве .

Самым последовательным борцом с абортами является депутат от «Справедливой России» Александр Чуев. В феврале 2004 г. парламентарий предложил исчислять правоспособность граждан с момента зачатия. При таком раскладе зародыш получил бы провозглашенное Конституцией России право на жизнь. В сентябре 2004 г. Чуев выступил с инициативой разрешить размещение рекламы услуг по искусственному прерыванию беременности только в специализированных медицинских изданиях. В марте 2005 г. депутат внс новый законопроект, запрещающий финансирование абортов за счт обязательного медицинского страхования. Отметим, что ни один из этих законопроектов не был принят, а голоса, поданные «за», исчислялись единицами. Сергей Бабурин в 2007 г. внс на рассмотрение палаты законопроект о запрете абортов при отсутствии медицинских показаний .

Соответствующими статьями он предлагал также дополнить Уголовный кодекс .

По мнению автора законопроекта, производство аборта при отсутствии на это медицинских показаний, а также принуждение или рекомендация искусственного прерывания беременности медицинским работником должны наказываться штрафом в размере до 80 тысяч рублей, либо исправительными работами. В случае если аборт повлек за собой смертельный исход или причинил тяжкий вред здоровью потерпевшей, виновник наказывается лишением свободы на срок до пяти лет. Однако и этот законопроект не был поддержан депутатским корпусом260. Одним из последовательных противников абортов выступает Русская Православная Церковь. Глава Отдела по связям с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями Московского Патриархата, руководитель медико-просветительского центра «Жизнь»

протоиерей Димитрий Смирнов назвал аборт «сумасшествием народным», которое нужно лечить: «И, конечно, сразу не вылечишь. Нужна очень длительная программа психотерапии с нашим сумасшедшим народом, который сам себя уничтожает». Как отметил представитель Церкви, который также является сопредседателем церковно-общественного совета по биомедицинской этике, у многих на устах «битцевский маньяк» Александр Пичушкин, но любой врач, который делает аборты, по его словам, «похуже этого Пичушкина, потому что многократно превышает цифру в 60 человек. И поэтому какая разница – убивать взрослых или ребенка?»261 .

Обратимся к истории. Большинство стран до недавнего времени считало любое искусственное прерывание беременности преступлением против жизни неродившегося человека и против Бога. Хотя древнее законодательство не Новостная лента / NEWSru.com: В России (22 октября 2007 г.) .

Новостная лента / NEWSru.com: В России (31 октября 2007 г.) .

криминализировало искусственное прерывание беременности, оно не относилось равнодушно к выкидышу. Однако преступлением считалось причинение вреда женщине, в результате которого беременность прекращалась .

Законы Хаммурапи закрепляли: «§ 209. Если человек ударит дочь человека и причинит выкидыш е плода, то он должен уплатить за е плод 10 сиклей серебра»262. Баварская правда ввела такое наказание как «продолжительная композиция», которая уплачивалась в 12 сол., а затем по 1 сол. «до седьмого рода преступника ежегодно» – за нанесение удара беременной женщине, приведшего к выкидышу плода263.

Салическая правда также устанавливала:

«XXIV § 4. Если же кто лишит жизни ребнка в утробе матери раньше, чем он получит имя, и это будет доказано, присуждается к уплате 4000 ден., что составляет 100 сол.»264. Обращает внимание, что законодательство было «глухо» к прерыванию беременности, совершнному по инициативе матери .

Это не означает, что такие деяния были незнакомы древнему законодателю .

Дело в том, что они рассматривались, как правило, как колдовство или как преступление против естества, подчиннные церковной юрисдикции .

Наказание было самым суровым. Считалось, что человек в этом случае вмешивается в Божье провидение. К ответственности привлекалось как лицо, осуществившее аборт, так и женщина. В последующем законодательству стал знаком специальный состав преступления – изгнание плода, – совершение которого каралось смертью, например, по Каролине (Уголовному кодексу Карла V), уголовному законодательству Франции до 1789 г. Именно объектом спора общественных течений и стал аборт, совершаемый по инициативе матери, а не любой выкидыш. К концу XIX века, когда женское движение вс сильнее стало заявлять о своих правах, вопрос об абортах стал одним из принципиальных в отношениях между государством и обществом. Обращения к мировым религиям показали, что даже религиозные тексты не всегда содержат однозначную оценку складывающейся ситуации. Дж. Ларю указывает: «История творения человека, изложенная в Книге Бытия, свидетельствует о том, что до того, как Ягве вдохнул в ноздри Адама «дыхание жизни», сделав его «душою живою», тот был всего лишь сделанной из глины фигурой (2:7)… В библейской литературе невозможно найти подтверждение того, в какой именно момент душа входит в тело, а также представляет ли собой плод «личность» или нет. Спор об абортах основывается исключительно на теологических построениях и является вопросом веры»265 .

Разделились голоса и в мусульманстве, и в индуизме. Как отмечается в материалах «Мировые религии в поддержку выбора»: «Все исламские теологи сходятся в утверждении, что аборт должен быть запрещн, когда он убивает душу, но вопрос о том, когда наступает «одушевление» плода, остатся Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. М., 1996 .

История государства и права зарубежных стран. Часть 1 / Под ред. проф .

Крашенниковой Н.А. и проф. Жидкова О.А. М., 1998. С. 296 .

Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. М., 1996. С.71 .

Аккерман Д. Любовь в истории. Ларю Дж. Секс в Библии. М., 1995. С.405 .

предметом серьзных споров… Большинство правоведов школ Ханафи и Заиди разрешают аборт в течение первых 120 дней, так как считают, что зародыш ещ не получает душу вплоть до этого срока. Учные школы Ханбали допускают аборт до 40 дней. Среди учных школы Шафии некоторые допускают аборт в любое время до 120-дневного срока, некоторые только до 80-дневного, а некоторые запрещают в любое время»266. Представители индуизма, как и буддизма, также считают аборт приемлемым в некоторых случаях. Израиль также не является страной, полностью запретившей искусственное прерывание беременности: аборт разрешн в тех случаях, когда беременность ставит под угрозу физическое или умственное здоровье женщины. Аборт также разрешн женщинам моложе 17 и старше 40 лет, а также если беременность наступила в результате криминального акта (изнасилования), кровосмешения, внесемейной связи или если существует опасность неправильного развития плода267 .

Приведнные примеры указывают на то, что самым дискуссионным вопросом при анализе практики искусственного прерывания беременности выступает момент возникновения жизни. Основные точки зрения сводятся к следующему: с момента зачатия, по истечении некоторого срока после момента зачатия или с момента рождения. Определение данного момента предполагает закрепление в праве того или иного отношения к абортам. Вопрос о моменте возникновения права на жизнь и самой жизни уже рассматривался в предыдущих главах .

В дореволюционной России аборт также был запрещн. Но как отмечали исследователи, применение уголовных санкций было крайне редко, несмотря на широкое распространение данной практики: «Судить о распространнности искусственного аборта в России в дореволюционное время очень трудно ввиду отсутствия статистических данных. Только отчты некоторых крупных городских больниц дают косвенные указания на то, что и в России большие города давали значительное число искусственного аборта: в Петропавловской больнице в Ленинграде аборты к общем числу гинекологических больных составляли в 1910 г. 33 %, в Саратовской городской больнице в 1911 г. – 20,5 %, в больнице имени Тимистера в Москве в 1913 г. – 41,8 %»268. Именно противоречия между распространнностью данной практики, е запрещением, минимальностью применения наказания и вредом, приносимым здоровью женщины, лишнной права обращения в медицинское учреждение, порождали на тот момент требование о либеральном отношении к абортам .

Первым опытом официальной легализации искусственного прерывания беременности стала коммунистическая Россия. 18 ноября 1920 г .

Материалы Круглого стола «Репродуктивные права в России: пределы законодательного регулирования» (30 июня 2000 г., г.Москва) .

Там же .

Соловьв З.П. Вопросы социальной гигиены и здравоохранения. Избранные произведения. М., 1970. С.131. Автором приводится статистика по странам Западной Европы. Во Франции до 500 тысяч искусственных абортов в год, в Германии – 200 тысяч .

При всм этом количество в среднем ежегодно привлекаемых к судебной ответственности лиц составляет 1/400 часть .

постановлением Наркомздрава и Наркомюста было закреплено: «Но пока моральные пережитки прошлого и тяжлые экономические условия настоящего ещ вынуждают часть женщин решиться на эту операцию, Наркомздрав и Наркомюст, охраняя здоровье женщин и интересы расы от невежественных хищников и считая метод репрессий в этой области абсолютно недостигающим цели, постановляют: 1. Допускается бесплатное производство операции по искусственному прерыванию беременности в обстановке советских больниц, где обеспечивается ей максимальная безвредность…»269. Однако уже 27 июня 1936 года «в целях повышения роста численности населения СССР»

Центральный исполнительный комитет СССР и Совет народных комиссаров СССР принимают Постановление «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родильных домов, детских яслей и детских садов, усилении уголовного наказания за неплатж алиментов и о некоторых изменениях в законодательстве о разводах». Одновременно сделана попытка стимулировать рождаемость: увеличен размер социальных пособий, отменены некоторые ограничения по предоставлению отпусков по беременности и родам, установлена уголовная ответственность за отказ в приме на работу женщин по мотивам беременности, снижение им заработной платы и т.д. В 1955 г. 23 ноября этот запрет был отменн Указом Президиума Верховного Совета СССР «Об отмене запрещения абортов»270. Практика показывала, что, несмотря на этот Указ, женщинам создавались дополнительные препоны в целях недопущения совершения ими аборта, поэтому 3 декабря 1961 года последовало Постановление Совета министров СССР № 1065 «Об упорядочении выплаты пособий по временной нетрудоспособности и выдачи больничных листков». В нм указывалось: «Отменить взимание с женщин платы за операцию искусственного прерывания беременности (аборт) .

Больничные листки в связи с операцией по искусственному прерыванию беременности выдаются на первые три дня временной нетрудоспособности» .

Советское законодательство так и не смогло преодолеть настороженное отношение к практике абортов. Даже Закон РСФСР «О здравоохранении» от 29 июля 1971 года, практически систематизировавший законодательство в этой сфере, не упоминает об искусственном прерывании беременности, закрепляя лишь туманную фразу: «В целях охраны здоровья женщины ей предоставляется право самой решать вопрос о материнстве» (статья 66)271. Вс это подтверждает вывод о том, что запретительное отношение к абортам (а точнее к любым действиям, направленным на предотвращение беременности) просто было вытеснено из официального права. Оно активно пропагандировалось в Соловьв З.П. Вопросы социальной гигиены и здравоохранения. Избранные произведения. М., 1970. С.133 .

Коммерсант-DAILY. 1994. 2 дек .

Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1971. № 31. Ст. 656. Статья 38 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении имела аналогичное содержание: «Женщине предоставляется право самой решать вопрос о материнстве» .

обществе, создавая определнное отношение к самой операции без предоставления каких-либо альтернатив по планированию семьи. Очень чтко советское «планирование семьи» было охарактеризовано И. Коном:

«1. Хотя формально право на планирование семьи и регулирование рождаемости, в соответствии с международными соглашениями, признавалось, фактически оно было не осуществимо .

2. Соответствующие услуги были недоступны или вовсе не существовали из-за полного отсутствия информации, отсутствия специализированных медицинских служб и квалифицированных кадров, а также современных контрацептивов .

3. Государство предписывало населению репродуктивное поведение, начиная с формулирования его мотивов и кончая выбором способов контроля за рождаемостью .

4. Единственным легко доступным методом регулирования рождаемости семьи был искусственный аборт .

5. Способы регулирования рождаемости сильно варьировались по регионам, в зависимости от этнографических, демографических и социальноэкономических реалий каждого региона»272 .

Действительно, достаточно полностью исключить половое воспитание, запретить продажу противозачаточных средств, тогда аборт станет самой распространнной операцией в обществе. Практика Советского Союза тому подтверждение. Несмотря на то, что СССР стал первым государством, попытавшимся легализовать проявления сексуальности человека, аборт получил именно в нм наибольшее распространение .

В Соединнных Штатах Америки первым законом, посвящнным регулированию искусственного прерывания беременности, стало правило, принятое в Штате Коннектикут в 1821 г., запрещающее применение ядовитых веществ с целью вызвать аборт. С 1880 г. на законодательном уровне на всей территории Соединнных Штатов Америки аборты были запрещены. И только в конце 50-х годов – начале 60-х XX века начали поступать предложения о пересмотре отношения к данной проблеме. Решающими, как отмечается представителями американских СМИ, стали два факта, произошедшие в 1962годах. В 1962 г. Шерри Финкбайн обратилась к врачу для осуществления аборта, так как на ранней стадии принимала талидомид. Этот транквилизатор предлагался беременным женщинам для снижения действия побочных эффектов и считался абсолютно безвредным, пока клиническая практика не показала обратное. Из-за скандальной статьи, организованной е мужем с целью предупреждения других женщин, ей было в этом отказано. Судебное дело было проиграно. Тогда женщина уехала в Швецию, где был искусственно извлечн деформированный плод. В это же время в США прошла эпидемия краснухи, которая вызывает повреждения плода, если заболевание переносится женщиной в первые недели беременности. В период с 1962 по 1965 года заболело около 82 000 беременных женщин, родилось около 15 000 детей с Кон И.С. Сексуальная культура в России: клубничка на берзке. М., 1997. С. 300-301 .

различными аномалиями – глухота, слепота и т.д. Многим женщинам, пожелавшим сделать операцию по искусственному прерыванию беременности, в этом было отказано. Девяти врачам в связи с этим было предъявлено обвинение Комиссией медицинских экзаменаторов штата Калифорния. Итогом стало решение Верховного Суда США по делу «Роу против Уэйда» (Roe v .

Wade), признавшее закон штата Техас об ограничении права на аборт противоречащим Конституции США, ущемляющим личную свободу женщины:

«Право на неприкосновенность частной жизни, – независимо от того, вытекает ли оно из содержащейся в Четырнадцатой поправке концепции личной свободы и ограничения свободы властей (таким образом, как мы это понимаем) или же, из пункта о правах народа в силу Девятой поправки, как это определил местный суд, – является настолько обширным, что оно распространяется и на решение женщины об аборте или сохранении беременности» (из мнения большинства состава Суда, автор судья Блэкмун)273. Данным постановлением были установлены сроки беременности, ограничивающие право женщины решать вопрос материнства самостоятельно. Первая треть беременности – безусловное право женщины, закон не может его ограничивать; вторая треть беременности – вмешательство закона может сводиться к защите жизни матери; на последней стадии решающим фактором становится защита жизни плода, за исключением, когда аборт необходим для сохранения жизни и здоровья матери. «Верховный суд закрепил за женщинами как конституционно охраняемое право на выбор:

делать аборт или нет, в пределах медико-биологической допустимости»274. В этом решении на вопрос о начале жизни судьи семью голосами против двух закрепили: «Если эксперты в области медицины, философии и теологии не могут прийти к единому мнению об этом, от судебных инстанций на данном этапе развития человеческих знаний нельзя ожидать ответа на этот вопрос»275 .

Данное решение долгое время подвергалось критике. Республиканская партия на президентских выборах одним из агитационных лозунгов выдвигала тезис о запрещении абортов и пересмотре решения по делу Roe v. Wade. Сенат Конгресса США в резолюции 1981 года № 19 рассмотрел вопрос о начале разработки поправки к Конституции США относительно признания правосубъектности плода с момента зачатия276. Однако, несмотря на продолжительное господство республиканцев и назначение Рейганом и Бушем своих сторонников на должность высоких судей, в 1992 г. позиция высшей судебной инстанции США осталась прежней. В деле Комитет планирования семьи против Кэсей (Planned parenthood of southeastern Pensylvania v. Casey,

1992) Суд отметил: «Тот факт, что аборт оскорбляет моральные чувства некоторых людей, не может повлиять на наши решения. Наша обязанность Франковски С., Гольдман Р., Лентовска Э. Верховный Суд США о гражданских правах и свободах. Варшава, 1997. С. 38 .

Власихин В. Крузены против Департамента здравоохранения штата Миссури // Российская юстиция. 2000. № 10. С. 52 .

См. более подробно Р.Тейлор. Дебаты об абортах // Америка. 1993. № 439. С. 19-23 .

Дргонец Я., Холлендер П. Современная медицина и право. М., 1991. С. 198 .

состоит в том, чтобы мы определяли границы свободы, полагающейся всем, а не навязывали другим наш собственный моральный кодекс»277 .

В 1988 г. Верховный Суд Канады объявил недействительными положения, разрешающие аборты только в специализированных больницах и только тогда, когда больничный комитет признает это необходимым в целях сохранения здоровья беременной. Суд сделал вывод, что запрещение абортов может создавать существенную угрозу «личной безопасности».

Следующий посыл:

«данный статут не соответствует принципам «фундаментального правосудия», поскольку предусмотренные им процедуры ведут к предупреждению абортов даже у тех женщин, которые согласно установленным стандартам и по определению парламента, имеют достаточные основания для аборта»278 .

Практика Европейского Суда по правам человека свидетельствует о его осторожности в оценке законодательных актов об абортах. Одним из принципиальных вопросов, который ставится перед органами европейского контроля, является вопрос о допустимости распространения права на жизнь (статья 2 ЕКПЧ) на нерожднных детей. Положительный ответ повлк бы за собой далеко идущие последствия относительно полного запрета аборта .

Поэтому в деле Брюггеманн и Шойтен против Федеративной Республики Германия было установлено: «… общее использование термина «каждый» в Конвенции… и контекст, в котором используется этот термин в статье 2…, направлены на подкрепление мнения о том, что он не относится к нерожднному»279. Однако общая позиция заключается в том, что государства должны обладать определнной свободой выбора в регулировании столь деликатного вопроса. При этом оценка законодательства идт, как правило, не сквозь призму права на жизнь, а через статью 8 – право на уважение частной жизни, что создат определнные удобства в варьировании основных позиций .

Так, сама статья допускает ограничения права на частную жизнь. Иными словами это позволяет положительно оценивать антиабортное законодательство, при этом не затрагивая фундаментальный вопрос, с какого момента следует признавать право на жизнь, с момента рождения или с момента зачатия. В решении по делу Брюггеманн и Шойтен против Федеративной Республики Германия указывалось: «Не каждое положение, регулирующее прекращение нежелательной беременности, представляет собой вмешательство в пользование правом на уважение частной жизни матери .

Пункт 1 статьи 8 нельзя толковать как означающую, что беременность и е прекращение в принципе является вопросом частной жизни матери»280 .

Франковски С., Гольдман Р., Лентовска Э. Верховный Суд США о гражданских правах и свободах. Варшава, 1997. С.42 .

Дженис М., Кэй Р., Брэдли Э. Европейское право в области прав человека (Практика и комментарии). М., 1997. С. 319 .

Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М.,1998. С. 131 .

Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М.,1998. С. 296 .

Одновременно это позволит исследовать и аспекты допустимости искусственного прерывания беременности, признавая их в тех или иных конкретных случаях как прямое продолжение реализации права свободно располагать собой. Примером может служить дело Херц против Норвегии .

Заявитель посчитал, что норвежское законодательство, в соответствии с которым его половому партнру-женщине было дано разрешение на аборт, противоречит нормам ЕКПЧ. Изначально была договорнность с женщиной о том, что беременность не будет прерываться, а заявитель берт на себя обязательства по содержанию и уходу за ребнком. В последствии мать приняла решение об аборте. В период с 12 до 18 недель беременности е прерывание согласно закону Норвегии об абортах допустимо по разрешению комиссии из двух врачей при выполнении определнных условий. Такое разрешение было дано на основании того, что беременность, рождение и уход за ребнком могут поставить женщину в затруднительное положение. Жалоба была признана по статье 2 явно необоснованной: «…государство-ответчик не превысило свободу действия, которой по мнению Комиссии, оно обладает в таком уязвимом вопросе, как аборты»281. Опосредованно право на аборт рассматривалось в деле Оупен Доор Каунселлинг Лтд. и Даблин Велл Вумэн Центр Лимитед против Ирландии (Open Door and Dublin Well Woman v. Ireland) в 1992 году. Заявители оспаривали нормы, запрещающие предоставлять беременным женщинам информацию о местонахождении, наименовании и способе связи с британскими больницами, где делают аборты. В самой Ирландии аборт запрещн. Суд пришл к выводу, что такие ограничения являются несоразмерными и нарушают статью 10 ЕКПЧ (право на свободу выражения своего мнения)282. Вместе с тем констатировалось, что запрещение абортов в Ирландии преследовало законную цель – защита нравственности .

Следует обратить внимание на Постановление ЕСПЧ от 27 июня 2006 г. по делу «Д. против Ирландии»283. В конце 2001 года Д., имевшая на тот момент уже двоих детей, забеременела близнецами. В начале 2002 г., в ходе амниоцентеза была констатирована смерть одного из эмбрионов в утробе матери и синдром Эдвардса (трисомия 18) у второго. Результаты второго амниоцентеза подтвердили данные факты. Д. дали понять, что синдром Эдвардса является несовместимым с жизнью, и что в среднем дети с данным диагнозом живут в течение шести дней. В связи с этим Д. решилась на прерывание беременности. Она поехала в Соединнное Королевство для выполнения аборта. Заявительница не обращалась за юридической консультацией относительно е права на выполнение аборта в Ирландии. На тот момент единственным исключением из конституционного запрета на аборт Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М.,1998. С.131 .

Решения Европейского Суда по правам человека по применению статьи 10 Европейской конвенции по правам человека. М., 1998. С. 47 .

Цитирование материалов дела по: Отчт о проведении исследования. Проблемы биоэтики в свете судебной практики Европейского Суда по правам человека. Страсбург, 2012. 67 с .

был «реальный и существенный риск для жизни матери», включая е возможный суицид. Данное исключение было установлено делом Генеральный прокурор против X (1992 г.), в котором 14-летняя девочка, забеременевшая в результате изнасилования, угрожала самоубийством в случае отказа от проведения аборта. В Соединнном Королевстве Д. был выполнен аборт. После данной процедуры Д. не смогла остаться в Соединенном Королевстве и получить консультацию, в частности относительно генетических последствий аборта для последующих беременностей, хотя получила некоторые статистические данные относительно повторного возникновения аномалий .

После проведения аборта заявительнице потребовалось медицинское наблюдение. При этом сотрудникам клиники и своему семейному врачу она объяснила, что у не случился выкидыш .

Заявительница подала жалобу об отсутствии медицинских услуг по прерыванию беременности в случае несовместимых с жизнью аномалий плода в Ирландии. Эта ситуация неоправданно осложнялась Актом о регулировании информации (Услуги по прерыванию беременности за границей) 1995 г. Статьи 5 и 8 Акта 1995 г. налагают ограничения на информацию, которую медицинские работники имеют право предоставлять беременным женщинам с летальными пороками развития плода. В числе прочего, врачам запрещается оказывать помощь или давать направление в заграничные клиники для искусственного прерывания беременности. В своей жалобе заявительница также указывала на то, что она поверглась дискриминации как женщина в состоянии беременности или беременности, сопровождавшейся аномалией плода, несовместимой с жизнью .

ЕСПЧ уклонился от рассмотрения существа дела, признав жалобу неприемлемой, указав, что женщина могла прибегнуть к внутригосударственной системе защиты прав человека .

20 марта 2007 г. ЕСПЧ было вынесено Постановление по делу «Тысенц против Польши»284. Это – одно из первых дел «по абортам», в котором государство было признано виновным в нарушении прав человека. Анастасия Тысенц страдала близорукостью, двое е детей родились при помощи кесарева сечения, но зрение ухудшалось. Врач предупредили е об опасностях третьей беременности, которая наступила незапланированно через шесть лет .

Поскольку законодательство Польши разрешало искусственное прерывание беременности в случае возникновения угрозы жизни матери, Тысенц обратилась к своему окулисту за справкой об опасном заболевании. На протяжении трх месяцев свой врач ей отказывал в выдаче направления, мотивируя отсутствием прямой угрозы слепоты в результате беременности, другие врачи отказывали в осмотре. После долгих хождений она получила направление на аборт от терапевта, но заведующий отделением акушерства и гинекологии общественной больницы R.D., к которому Тысенц пришла, не усмотрел медицинских оснований для аборта по медицинским показаниям .

В разных источниках присутствует различная трактовка фамилии заявительницы – Тысяк, Тысянц .

Таким образом, заявительница не смогла прервать беременность и родила с помощью кесарева сечения. Е зрение еще больше ухудшилось в результате кровоизлияния в сетчатку. Врачебный консилиум заключил, что е состояние требует лечения и ежедневного ухода, и признал е в значительной степени нетрудоспособной. Заявительница подала заявление о возбуждении уголовного дела против доктора R.D., однако расследование было прекращено районным прокурором в связи с отсутствием причинной связи между его действиями и ухудшением зрения заявительницы, так как кровоизлияние могло случиться в любой момент. Врач не подвергался каким-либо дисциплинарным мерам, поскольку профессиональная небрежность не была установлена .

Заявительница, самостоятельно воспитывающая троих детей, в настоящее время зарегистрирована в качестве нетрудоспособной и опасается, что впоследствии она ослепнет .

ЕСПЧ шестью голосами протии водного признал Польшу виновной в нарушении статьи 8 ЕКПЧ (право на неприкосновенность частной жизни). Суд отметил, что законодательство, регулирующее прерывание беременности, затрагивает сферу личной жизни, поскольку личная жизнь беременной женщины тесно связана с развивающимся плодом. Нет необходимости рассматривать вопрос о том, является ли отказ в аборте вмешательством государства в осуществление прав заявительницы, так как обстоятельства дела и, в частности, характер жалобы делают более уместным рассмотрение дела исключительно с точки зрения позитивных обязательств государства по обеспечению физической неприкосновенности будущих матерей .

Законодательство страны допускает аборт только в случае, если два практикующих врача подтверждают, что беременность представляет угрозу для жизни матери или е здоровья. Врач, прерывающий беременность в нарушение условий, установленных законодательством, совершает преступление, которое может караться лишением свободы сроком до трех лет. По данным Польской федерации женщин и семейного планирования, это вынуждает врачей воздерживаться от выдачи справок в отсутствие прозрачных и ясных процедур определения того, достигнуты ли в конкретном деле правовые условия для аборта по медицинским показаниям. Со своей стороны, государство-ответчик признало наличие недостатков в применении закона на практике .

Необходимость в процедурных гарантиях становится тем более очевидной, что разногласия по поводу того, были ли достигнуты предварительные условия для легального аборта в данном деле, возникали как между беременной женщиной и врачами, так и между самими врачами. В такой ситуации применимые правовые нормы должны быть сформулированы таким образом, чтобы обеспечить ясность правового положения беременной и избежать устрашающего влияния, которое запрет абортов и риск уголовной ответственности могли оказывать на врачей. Поскольку законодатель разрешил аборты, следовало избегать создания правовой структуры, которая ограничивала бы их производство на практике, и, напротив, организовать процедуру, в соответствии с которой независимый и компетентный орган выносил бы мотивированное письменное решение, а женщина имела бы возможность обжаловать его. Такие решения должны выноситься своевременно, чтобы ограничить или предотвратить ущерб здоровью матери .

Последующая проверка спорной ситуации не может исполнять эту функцию .

Отсутствие таких превентивных процедур в законодательстве страны может рассматриваться как нарушение позитивных обязательств государства .

Заявительница в тот период страдала от серьзной миопии и опасалась, что беременность и роды могут ещ больше ухудшить е зрение. С учтом истории е болезни и полученной ею консультации е опасения не могут считаться беспричинными .

Хотя соответствующее законодательство предусматривало сравнительно быструю и простую процедуру принятия решения об аборте по медицинским показаниям, оно не создавало процедурной основы для рассмотрения и разрешения разногласий как между беременной и врачами, так и между самими врачами. Хотя по закону врач мог получить второе заключение, это не давало пациенткам процедурной гарантии его получения или права оспорить его в случае несогласия, не разрешн и более специальный вопрос относительно требования беременной о производстве аборта. Таким образом, отсутствуют основания для заключения, что законодательство страны применительно к делу заявительницы содержало эффективный механизм, позволявший определить, достигнуты ли условия для законного аборта. Это создавало ситуацию длительной неопределенности, вследствие которой заявительница претерпела значительные страдания в связи с возможными отрицательными последствиями для е здоровья. Законодательство страны о возмещении вреда также не позволяло ей защищать право на уважение е личной жизни, поскольку допускало лишь средства защиты в случае ущерба. Уголовно-правовое или дисциплинарное разбирательство тоже не могло предотвратить причинения вреда е здоровью. Ретроспективные меры сами по себе не были достаточными для обеспечения надлежащей защиты физической неприкосновенности при таком уязвимом положении, в котором находилась заявительница. С учтом всех обстоятельств польское государство не исполнило своих позитивных обязательств по защите права заявительницы на уважение ее личной жизни285 .

Европейский Суд подчеркнул, что при проведении анализа настоящего дела необходимо иметь в виду тот факт, что Конвенция нацелена на гарантирование не теоретических и иллюзорных, а вполне реальных и действительных прав. Несмотря на то что статья 8 не содержит чтких процессуальных требований, для эффективной реализации прав, установленных вышеупомянутым положением, необходимо соблюдение принципа справедливости в процессе принятия соответствующих решений и учт в должной мере интересов, которые она защищает. Учитывая особые обстоятельства дела и, в особенности, характер принимаемых решений, необходимо установить, был ли заявитель вовлечен в процесс принятия Обзор дела / СПС Консультант Плюс .

решений, рассматриваемый в целом, в той степени, которая обеспечила бы необходимую защиту его или е интересов286 .

Четырьмя годами позже, 26 мая 2011 г., было вынесено ещ одно Постановление ЕСПЧ против Польши (по делу «R. R. против Польши»). Суть жалобы заключалась в отказе женщине дать разрешение на аборт, несмотря на подозрения в наличии у плода пороков развития (выявлены с помощью УЗИ). В судебном решении описаны все перипетии, которые ей пришлось пройти (неоднократные исследования, примы у врачей, направления в различные больницы, отказы по религиозным мотивам и т.д.). Далее следовала череда жалоб, на которые были получены лишь отписки. В результате родилась девочка с синдромом Трнера. После этого R. R. Обращалась в прокуратуру и суд с жалобами как против врачей, так и против медицинских организаций. В конечном итоге ЕСПЧ признал Польшу виновной в нарушении прав человека .

В итоговом Постановлении отмечалось: «Европейский Суд учитывает, что заявительница находилась в ситуации большой уязвимости. Как любая другая беременная женщина в е ситуации, она глубоко переживала информацию о том, что плод может быть затронут неким пороком развития. Таким образом, было естественно, что она стремилась получить максимальное количество информации, какое только возможно, для выяснения правильности первоначального диагноза и в случае его подтверждения точного характера заболевания. Она также хотела выяснить доступные ей варианты. В результате вышеупомянутой задержки со стороны медицинских специалистов она была вынуждена претерпевать недели мучительной неопределнности относительно состояния здоровья плода, е будущего и будущего семьи и перспективы воспитания ребнка, страдающего неизлечимым заболеванием. Она претерпела острую тоску из-за мыслей о том, как она и е семья сможет обеспечить благополучие, счастье ребнка и целесообразную долговременную медицинскую помощь. Е озабоченность не была надлежащим образом признана и учтена медицинскими специалистами, рассматривавшими е ситуацию». Суд признал нарушение статьи 3 (запрещение пыток) и статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни) ЕКПЧ, указав на длительный срок предоставления необходимой информации, когда заявительница испытывала страдания от неизвестности. ЕСПЧ уклонился от оценки права на жизнь в вопросах регулирования законодательства об абортах, сославшись на пределы усмотрения, присущие государственной защите нерожднного ребнка: «В то время как государство пользуется широкими пределами усмотрения в отношении обстоятельств, при которых в государстве допускается аборт, после принятия такого решения правовая база, предусмотренная для этой цели, должна быть оформлена понятным способом, позволяющим принимать во внимание различные законные интересы адекватно и в соответствии с обязанностями, вытекающими из Конвенции». К Постановлению были написаны два особых мнения. В одном судья Братцы Отчт о проведении исследования. Проблемы биоэтики в свете судебной практики Европейского Суда по правам человека. Страсбург, 2012 .

посчитал неправильным применение статьи 3, во втором, судья Де Гаэтано, наоборот – статьи 8 .

Постановление Большой Палаты ЕСПЧ от 16 декабря 2012 г. по делу «А, В, С против Ирландии» касалось жалоб трх женщин (одна – гражданка Ирландии, две – Литвы) относительно запретительной практики абортов в Ирландии. Первая заявительница, будучи незамужней и безработной, заплатила за аборт в частной клинике в Соединнном Королевстве, взяв нужную сумму в кредит. Вторая заявительница приехала в страну для того, чтобы сделать аборт, поскольку была не готова воспитывать ребнка одна. Третья заявительница решилась на аборт, опасаясь риска рецидива рака по причине беременности .

Аборт запрещн уголовным правом Ирландии. Поэтому каждая беременная женщина или третье лицо, совершающее какие-либо действия, влекущие за собой выкидыш, будут обвинены в совершении преступления и приговорены к пожизненному лишению свободы. В 1992 г. Верховный Суд Ирландии принял постановление о законности абортов при наличии реального и значительного риска для жизни, в отличие от здоровья, матери в случае сохранения беременности .

Заявительницы жаловались на тот факт, что невозможность выполнения аборта в законном порядке делала данную процедуру чрезмерно дорогостоящей, трудновыполнимой и травмирующей. Все три заявительницы ссылались на статью 3 Конвенции, а третья заявительница, кроме того, на статью 2. Первая и вторая заявительница подали жалобу на основании статьи 8 относительно ограничения права на медицинский аборт в Ирландии, а третья – относительно отсутствия в Ирландии законов, обеспечивающих действие положения Конституции, признающего право на жизнь будущей матери. Более того, ограничения возлагали чрезмерное бремя на заявительниц как женщин в нарушение статьи 14, в особенности на первую заявительницу, чьи финансовые возможности были крайне ограничены .

Европейский Суд подчеркнул факт отсутствия законных препятствий для поездки заявительниц за границу с целью совершения аборта. Поскольку третья заявительница не утверждала то, что осложнения после аборта поставили под угрозу е жизнь, Европейский Суд отклонил е жалобы как неприемлемые .

Европейский Суд отклонил жалобы всех трех заявительниц на основании статьи 3. Европейский Суд посчитал, что физиологическое и психологическое бремя, которое понесли заявительницы, оказалось недостаточно серьзным, чтобы расцениваться как бесчеловечное и унизительное обращение в понимании статьи 3. ЕСПЧ рассмотрел жалобы первой и второй заявительницы по статье 8, отдельно от жалоб третьей заявительницы, расценив запрет на прерывание беременности первой и второй заявительницы как вмешательство в их право на неприкосновенность частной и семейной жизни. Тем не менее, бесспорный консенсус среди Государств-членов Совета Европы оказался недостаточным для того, чтобы окончательно сузить широкие пределы свободы усмотрения, имеющиеся у Государства в этой сфере. Принимая во внимание право на поездку за границу с целью выполнения аборта и на получение необходимого медицинского обслуживания до и после аборта в Ирландии, Европейский Суд заключил, что существующий в Ирландии запрет на проведение аборта установил справедливое соотношение между правами первой и второй заявительницы на неприкосновенность их частной жизни и правами нерожднных детей. В связи с этим ЕСПЧ констатировал отсутствие нарушения статьи 8 в отношении первой и второй заявительницы. Европейский Суд заключил, что в отношении третьей заявительницы, страдающей редкой разновидностью рака, власти Ирландии нарушили право на неприкосновенность частной жизни, и было допущено нарушение статьи 8 .

В чм же причины возникновения такого явления как искусственный аборт? Может быть, устранение его причин, ликвидирует само явление?

Демографы выработали такой показатель как ТВН – тип воспроизводства населения, который классифицируется на древний, традиционный и современный. Для древнего ТВН характерна неограниченная рождаемость и высокая смертность потомства. Для традиционного ТВН – сбалансированность между рождаемостью и смертностью за счт регулирования брачных отношений. Современный ТВН (или рациональный) характерен резким сокращением смертности за счт развития медицины, но и сокращением рождаемости за счт семейного планирования288. Внутрисемейное планирование принято называть «демографической революцией» .

Рождаемость, количество детей можно планировать самими супругами. С осознания этого момента происходит отделение причинной связи сексуального контакта и рождения ребнка. Секс может выполнять только одну функцию – наслаждение. Появляется специальный термин – нежелательная беременность .

Иными словами беременность может быть одобряемой половыми партнрами, так и неодобряемая как одним из них, так и обоими. Появление детей, как и их количество можно планировать своей волей. Как отмечает Ю.Л. Бессмертный, «… по мере сокращения детской смертности отцы и матери могли меньше опасаться, что усилия, предпринимаемые ими для выхаживания и воспитания детей, пропадут впустую. В результате могла складываться установка на обеспечение каждому ребнку условий для физического здоровья и надлежащего обучения. Такие условия трудно было создать сразу для многих… С этой точки зрения планирование рождаемости отражало немаловажный этап в процессе развития личности. Человек обретал власть над той стороной своей жизнедеятельности, которая испокон веков считалась «подведомственной»

лишь Богу. Максима «Бог дал, Бог взял» утрачивала свою абсолютность .

Отказываясь полагаться лишь на волю Бога, человек выступал фактически за приоритет своих земных забот и планов перед заботами о душевном спасении – возможном ведь лишь при признании Бога наивысшим авторитетом. Судьба детей волновала, видимо, больше, чем судьба души,— такова была, по крайней Отчт о проведении исследования. Проблемы биоэтики в свете судебной практики Европейского Суда по правам человека. Страсбург, 2012 .

Бессмертный Ю.Л. Жизнь и смерть в средние века. Очерки демографической истории Франции. М., 1991. С. 20 .

мере, тенденция перестройки сознания, проявлявшаяся в распространении практики внутрисемейного планирования рождаемости»289 .

Как только появляется оценка состоянию беременности, естественно возникает желание избавиться от «внеплановой» беременности. Именно выполнению этой цели и служит аборт – избавление от нежелательной беременности. Здесь исключаем аборт по медицинским показаниям. Вокруг его допустимости, когда на чашу весов ставится жизнь матери, дискуссий меньше всего. Даже ортодоксальные государства редко ставили его возможность под сомнение .

Новые социальные, психологические, экономические, политические установки диктуют поведенческие стереотипы. О них можно долго рассуждать, но это не является предметом настоящего исследования. Суть только в том, что искусственное прерывание беременности выступает в качестве значимого события для очень многих людей. Государство в этом случае не может оставаться к нему равнодушным. Внутрисемейное планирование, по-видимому, скоро встанет на совершенно иной уровень. Медицинские достижения в области контрацепции скоро поставят качественно иные проблемы. Уже не является фантастикой, что можно запланировать пол ребнка, путм вмешательства в генотип нерожднного ребнка можно избавить его от некоторых заболеваний. Некоторые ортодоксальные религиозные представители уже сейчас выработали позицию, что внутрисемейное планирование изначально должно отрицаться. Осуждается контрацепция, открытая продажа презервативов, деятельность центров семейного планирования. Но установки, из которых выстраивается модель поведения, совсем иные, чем они иногда представляются, поэтому и при принятии решений, обязательных для всего общества, должна быть выработана такая политика, которая непросто отвечала бы реалиям жизни, но и учитывала саму сущность регулируемых явлений. Всего в мире ежегодно производится примерно 30-40 миллионов абортов, столько же не подлежащих статистике, то есть сделанных неофициально. Цифры говорят сами за себя .

Кто и почему прибегает к искусственному прерыванию беременности? Как показывает статистика, в России в некоторых регионах около 30 % к аборту прибегают ранее не рожавшие женщины. В 1995 г. 10,8 % от общего числа абортов пришлось на девушек моложе 19 лет290. В 1998 году из 10 беременностей 7 завершаются абортами, каждый десятый из них приходится на девушек в возрасте до 19 лет. Более двух тысяч абортов произведено подростками до 14 лет. За 1991-2009 годы коэффициент абортов в возрасте моложе 20 лет сократился в 3 раза, в возрасте 20-34 года – в 2,8 раза и в возрасте 35 лет и старше – в 3,2 раза. В 2009 г., по сравнению с предыдущим годом, особенно заметно уменьшилось число зарегистрированных абортов среди женщин моложе 20 лет – на 20%, тогда как число абортов среди женщин Бессмертный Ю.Л. Жизнь и смерть в средние века. Очерки демографической истории Франции. М., 1991. С. 213 .

Кон И.С. Сексуальная культура в России: клубничка на берзке. М., 1997. С. 311 .

в возрасте 20-34 года уменьшилось на 6%, а в возрасте старше 35 лет – на 3%291 .

Несмотря на это, в процентном соотношении число абортов среди женщин моложе 19 лет по прежнему составляет около 10% .

Основная причина высокого уровня абортов, определяемая исследователями – низкий уровень информированности населения по вопросам охраны репродуктивного здоровья и недостаточное использование современных гормональных средств контрацепции292. Данные по Соединнным Штатам Америки мало чем отличаются. В 1987 году 26 % всех легальных абортов приходилось на женщин моложе 19 лет. Треть всех абортов была произведена женщинам 20-24 лет. Среди женщин, сделавших аборт, замужних было 18,5 %. Было установлено, что женщины с доходом свыше 25 000 долларов в год гораздо реже решаются на аборт. Большинство женщин, сделавших аборт, никогда не рожали. Повторный аборт гораздо более редкое явление, чем это утверждается некоторыми политиками (1985 год – 25 %). Как отмечают специалисты по сексологии, это позволяет допустить, что немногие женщины полагаются на аборт как на способ регуляции рождаемости293 .

Приведнные исследования показывают, что аборт не воспринимается женщинами как основной способ регулирования рождаемости. Более того, женщина, идущая на данную операцию, принимает решение, исходя из той обстановки, которая е окружает, осознавая те негативные последствия, которые могут наступить. Но последствия, видимые ей в результате рождения ребнка, кажутся ей более трагичными, чем те, которые наступят после прерывания беременности. Для Российской Федерации характерным выступает ещ то, что население в большинстве свом безграмотно в сфере сексуальных отношений, а соответственно и в вопросах предохранения от нежелательной беременности. Регулирование рождаемости сексуальными партнрами приводит к тому, что появление ребнка видится ожидаемым именно в тот момент, который по их мнению наиболее благоприятен. Соответственно возможность появления ребнка в иной момент рассматривается как нежелательное явление, которое должно быть поправлено волевым действием – согласием на аборт. Исходя из этого, сокращение числа абортов видится в том, чтобы сократить количество внеплановых беременностей, повысить культуру сексуальных отношений. Использование современных средств контрацепции должно привести к тому, чтобы рождение ребнка отвечало заявленным требованиям родителей. Благодаря контрацепции беременность перестанет быть внеплановой, а станет последствием сознательных действий сексуальных партнров. Следует особо подчеркнуть, что по некоторым методам контрацепции не возникает этических проблем во всех мировых религиях .

Сакевич В., Денисов Б. Перейдт ли Россия от аборта к планированию семьи? / URL:

http://demoscope.ru/weekly/2011/0465/tema01.php О проблемах народонаселения в Российской Федерации // Материалы Министерства труда и социального развития РФ к заседанию Комиссии по вопросам женщин, семьи и демографии при Президенте РФ (12 ноября 1999 года) .

Статистика и выводы взяты из: Мастерс У., Джонсон В., Колодни Р. Основы сексологии .

М., 1998. С.163-164 .

Социологи указывают: «Одно из событий, радикально повлиявшее на изменение качества семейных отношений, – это автономизация брачности, сексуальности и прокреации294. В научном плане становится вс более очевидным, что явления в брачной, сексуальной и репродуктивной сферах, вскрытые к середине XX столетия, уже не могут интерпретироваться однозначно, как отклонения от нормы, а должны скорее рассматриваться как признак существенных и необратимых эволюционных сдвигов в самом институте семьи»295. Приведнное обстоятельство убедительно доказывает, что абсолютное запрещение абортов не тот метод правового регулирования, который отвечает реально складывающимся отношениям в обществе. Какие бы ни были репрессии по отношению к женщине, прибегающей к аборту, статистика показывает, что это не дат ожидаемого эффекта. То наказание, которое может «позволить» себе государство за производство аборта, не перевешивает нежелание иметь детей. Об этом свидетельствует распространнность в странах, где запрещены аборты, детоубийства. Если женщина сознательно идт на тяжкое уголовное преступление только ради того, чтобы избавиться от уже родившегося ребнка, то нетрудно предположить, на что она может пойти для того, чтобы избавиться от беременности, когда нового человека ещ не существует. Исходя из этого, М. Босанац отмечает: «Число абортов и число детоубийств обратно пропорциональны: там, где больше абортов, там меньше детоубийств, и наоборот»296. Государство должно выработать определнную политику, направленную на учт различных охраняемых благ: здоровье женщины, здоровье будущего ребнка, автономия личности, этика общества и религиозных общин .

Теперь обратимся к отечественной юриспруденции. Тема искусственного прерывания беременности не становится популярной среди диссертационных исследований в сфере юриспруденции. Работы носят единичный характер, да и аборт в них рассматривается в общем числе поднимаемых автором проблем .

Так, Е.С. Резник297 последовательно обосновывает отнесение к праву на жизнь такое правомочие как право на сохранение жизни (рождение, использование и спасение жизни). Далее автор обозначает далеко идущие последствия данного вывода: необходимость отказа от рассмотрения искусственного прерывания беременности в качестве права женщины. Автор пришел к выводу о наличии предпосылок для признания правоспособности за каждым зачатым человеком, лишь бы он родился живым и жизнеспособным. А.В. Малешина298 обобщает опыт Англии, США и Канады, на основе которого делает вывод: в правовых От лат. procreatio – рождение, произведение на свет .

Голод С.И. Семья и брак: историко-социологический анализ. СПб., 1998. С.50-51 .

Босанац М. Внебрачная семья. М., 1981. С.76 .

Резник Е.С. Право на жизнь: гражданско-правовые аспекты / Автореф. … канд. юрид .

наук. 12.00.03. Екатеринбург, 2007. 26 с .

Малешина А.В. Ответственность за преступные деяния против жизни в странах общего права: на примере Англии, США и Канады / Автореф. … канд. юрид. наук. 12.00.08. М.,

2009. С. 8-9 .

системах этих стран четко прослеживается тенденция уголовно-правовой охраны жизни нерожднного человека, даже на самых ранних сроках внутриутробного развития, что находит выражение в отнесении умерщвления плода к системе преступных деяний против жизни. Автор пишет: «De lege ferenda данный подход представляет несомненный интерес, поскольку является свидетельством приоритетной защиты жизни человека, ещ до его рождения .

Соглашаясь с обоснованностью выделения жизни и здоровья плода в качестве самостоятельного объекта посягательства, в целях адекватной защиты «будущей» жизни считаем целесообразным установление уголовной ответственности за противоправное умышленное или неосторожное умерщвление плода». Одновременно в диссертации предлагается дополнить главу 16 УК РФ двумя составами: «а) статьей 105-1. Противоправное умышленное умерщвление жизнеспособного плода, которую изложить в следующей редакции: «Противоправное умышленное умерщвление жизнеспособного плода наказывается лишением свободы на срок до 5 лет». б) статьей 1091. Умерщвление жизнеспособного плода по неосторожности, которую изложить в следующей редакции: «Умерщвление жизнеспособного плода по неосторожности наказывается лишением свободы на срок до двух лет» .

И.С. Семенов299 затрагивает проблему абортов с международно-правовой точки зрения, указывая: «На сегодняшний день в международном праве отсутствует общее представление о моменте возникновения права на жизнь .

Обе существующие точки зрения (как признание права на жизнь за человеческим зародышем, так и принцип возникновения права на жизнь лишь с момента физиологических родов) достаточно уязвимы для критики. Данный вопрос, как видится, не может быть решен лишь юридически, но должен решаться в свете комплексного анализа данного понятия как с юридической, так и с медицинской, онтологической точек зрения. Однако несмотря на тот факт, что национальные судебные органы, а также Европейский Суд по правам человека, как правило, не рассматривают аборт в качестве нарушения права на жизнь, положения отдельных национальных и международных нормативных актов, а также доктрины философских и религиозных учений говорят об обратном – то есть приравнивают аборт к лишению человека жизни .

Промежуточным решением данного вопроса может стать определение перечня оснований, которые должны признаваться всеми государствами достаточными для законного прерывания беременности – в первую очередь с целью заботы о жизни и здоровье матери» .

В.В.Самойлова300, не рассматривая содержание правовых возможностей женщины по прерыванию беременности, выделяет семейно-правовые Семенов И.С. Право на жизнь: международно-правовой аспект // Автореф. … канд. юрид .

наук. 12.00.10. М., 2009. С. 11-12 .

Самойлова В.В. Семейно-правовые аспекты реализации репродуктивных прав при применении вспомогательных репродуктивных технологий /// Автореф. … канд. юрид. наук .

12.00.03. М., 2011. 28 с .

особенности таких категорий, как «эмбрион», «яйцеклетка», «ооциты» и другой «генетический материал», «клонирование». Автором сделана попытка сформулировать концепцию репродуктивных прав в семейном праве, основывающуюся на совокупности возможностей человека по обеспечению рождения ребнка. Основной акцент сделан на регулировании вспомогательных репродуктивных технологий. В частности, эмбрион предлагается рассматривать как категорию особого рода, которая до момента имплантации в матку женщины является объектом права совместной собственности мужчины и женщины, за исключением донорского участия; после имплантации эмбрион может рассматриваться как субъект гражданских правоотношений в случаях, прямо предусмотренных законом .

М.В. Киселева301, исследовав уголовно-правовую охрану материнства, приходит к выводу, что дискуссии и споры, связанные с производством абортов, обусловлены поиском разумного компромисса между интересами не только беременной женщины и неродившегося ребнка, но и государства .

Исходя из этого, порядок проведения искусственного прерывания беременности должен быть регламентирован и обеспечивать контроль за сделанными операциями, а виновные в нарушении установленного порядка прерывания беременности должны нести уголовную ответственность, соответствующую характеру и степени общественной опасности совершенных деяний. Предлагается новая редакция нормы об ответственности за незаконное производство аборта, согласно которой субъектами преступления становятся не только лица, не имеющие высшего медицинского образования соответствующего профиля, но и врачи акушеры-гинекологи; выделены новые квалифицирующие признаки; ответственность дифференцирована в зависимости от характера и степени общественной опасности содеянного. М.М .

Минаева, хотя и констатирует в законодательных решениях приоритет интересов женщины по сравнению с жизнью е ребнка, не настаивает на запрещении абортов и криминализации их осуществления. Автор лишь предлагает исключить привелигированный состав убийства матерью новорожденного (статья 106 УК РФ), а также внести уточнения в статью 123 УК РФ, предусматривающую ответственность за незаконное производство искусственного прерывания беременности (в частности, предлагается дифференцировать ответственность в зависимости от характера и степени общественной опасности деяния) .

Перейдем к законодательной характеристике. В настоящее время в Российской Федерации порядок осуществления искусственного прерывания беременности определяется статьей 56 Закона об основах охраны здоровья граждан). Содержание статьи выглядит несколько парадоксально, поскольку изначально речь идет о закреплении права каждой женщины самостоятельно решать вопрос о материнстве (на что указывалось выше, в главе, посвящнной материнству). Это достаточно широкое правомочие, которое охватывает Киселева М.В. Уголовно-правовая охрана материнства // Автореферат … канд. юрид .

наук. 12.00.08. М., 2010. 29 с .

различный спектр вариантов поведения. Отказ от материнства вообще, репродуктивное поведение (наличие одного, двух и более детей), прерывание беременности, использование методов контрацепции в целях недопущения нежелательной беременности и т.д. Однако далее по тексту видим, что законодатель понимает право на материнство слишком узко, поскольку во втором предложении части 1 статьи 56 речь идет только об искусственном прерывании беременности: «Искусственное прерывание беременности проводится по желанию женщины при наличии информированного добровольного согласия». Получается, право на материнство понимается лишь как отказ от провозглашаемого блага .

В то же время отметим: российское государство не считает право женщины прерывать беременность абсолютным. Помимо обязательного условия – согласия е самой – добавляются дополнительные, без наличия которых женщина уже не вправе в данном случае свободно располагать собой .

Причм одни носят первичный характер, другие – вторичный. Первичными будут сроки беременности, при наступлении которых возникают требования о наличии социальных или медицинских показаний. Закон дополняет, что перечень медицинских показаний для искусственного прерывания беременности определяется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, а перечень социальных показаний – Правительством Российской Федерации. Подведем итог: при сроке беременности до 12 недель устанавливается свободный порядок проведения искусственного прерывания беременности, в этом случае достаточно только волеизъявления женщины. По истечении 12-недельного срока устанавливается разрешительный порядок проведения аборта. Женщина должна представить наличие либо социальных показаний (при сроке беременности – до 22 недель), либо медицинских показаний (независимо от срока беременности). Точка отсчета, взятая от срока беременности, основывается на возможности учта всех интересов: матери, ребенка, государства .

Можно выделить дополнительные условия проведения операции по искусственному прерыванию беременности. Как было указано выше, при сроке беременности до 12 недель основное условие – согласие женщины (при возрасте до 15 лет, а для наркоманки до 16 лет – согласие законных представителей303). Рекомендуемый образец информированного добровольного согласия на проведение искусственного прерывания беременности при сроке до 12 недель утверждн Приказом Минздравсоцразвития РФ от 17 мая 2007 г. №

335304. Российское законодательство устанавливает дополнительное условие – так называемый «период ожидания». Так, в Бельгии закреплен период обязательного 6-дневного ожидания с момента обращения женщины к врачу. В Приказ Минздравсоцразвития РФ от 3 декабря 2007 г. № 736 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2008. № 9 .

См. более подробно: Романовская О.В. Законные представители в здравоохранительных правоотношениях // Менеджер здравоохранения. 2013. № 11. С. 34-43 .

Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2007. № 44 .

Голландии после обращения женщины врач дат советы относительно операции, кроме того, предусматривается 5-дневный срок «на обдумывание» со дня подачи заявления305.

Часть 3 статьи 56 Закона об основах охраны здоровья граждан предусматривает:

Искусственное прерывание беременности проводится:

1) не ранее 48 часов с момента обращения женщины в медицинскую организацию для искусственного прерывания беременности:

а) при сроке беременности четвертая – седьмая недели;

б) при сроке беременности одиннадцатая – двенадцатая недели, но не позднее окончания двенадцатой недели беременности;

2) не ранее семи дней с момента обращения женщины в медицинскую организацию для искусственного прерывания беременности при сроке беременности восьмая – десятая недели беременности .

Кстати, депутат Е. Мизулина предлагала поправку к данному положению, обязывающую ввести для беременной женщины прослушивание сердцебиения плода и визуализацию плода на УЗИ, а также обязательную психологическую консультацию306 .

Во многих странах противники абортов пытаются лоббировать, если не запрещение абортов, то, по крайней мере, такой «период ожидания» (или «период окна»307). Предполагается, что женщина должна взвесить все «за и против» своего поступка, остаться наедине с собой, чтобы принять обдуманное решение, основанное на тех сведениях, которые ей должен представить медицинский работник. Обязательная консультация о последствиях аборта сейчас четко определена упомянутым выше Приказом Минздравсоцразвития РФ от 17 мая 2007 года № 335.

В рекомендуемом образце документа содержится запись, что пациентка проинформирована:

– о сроке беременности, об отсутствии противопоказаний к вынашиванию данной беременности и рождению ребнка;

– о смысле операции и обезболивания;

– о том, что медицинская помощь при операции (включая обезболивание) входит в Программу государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи и предоставляется в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения бесплатно;

– о том, что при условии строжайшего соблюдения соответствующих норм и правил проведения операции нет 100-процентной гарантии предотвращения возможных осложнений при проведении самой операции и в послеоперационном периоде;

Стеценко С.Г. Искусственное прерывание беременности в контексте защиты прав человека // Юрист. 2002. № 5. С. 35 .

Независимый доклад Фонда имени Генриха Белля к 56-й сессии Комиссии по положению женщин ООН, Фонд имени Генриха Белля (Московский офис), февраль 2012 // http://genderpage.ru/?p=600 Салагай О.О. Правовые подходы Совета Европы к регулированию вопросов прерывания беременности // Российская юстиция. 2012. № 12. С. 23 .

– о возможности и целесообразности использования в дальнейшем средств предупреждения нежелательной беременности;

– о необходимости прохождения медицинского обследования для контроля за состоянием здоровья после операции в соответствии с назначением лечащего врача;

– о необходимости прима назначенных лекарственных препаратов в соответствии с предписанием лечащего врача;

– о режиме поведения, в том числе половой жизни, в послеоперационном периоде и возможных последствиях при его нарушении .

Кроме того, пациентка подписывается под тем, что ей даны разъяснения о:

– действии назначаемых перед проведением и во время проведения операции лекарственных препаратов и возможных осложнениях при их применении;

– основных этапах обезболивания;

– возможных осложнениях и последствиях проведения операции (с приводимым перечнем возможных осложнений и последствий) .

Итоговая запись выглядит следующим образом: «Я имела возможность задавать любые вопросы и на все вопросы получила исчерпывающие ответы .

Мне разъяснена также альтернатива проведения операции и возможность не прибегать к ней» .

Введение разрешительного порядка проведения абортов можно рассматривать как промежуточную стадию между периодом полного запрещения абортов и периодом установления либерального законодательства .

Такой порядок некоторое время существовал в Чехии. Закон об искусственном прерывании беременности 1957 г. устанавливал, что помимо желания женщины необходимым было получение специального разрешения, в котором отражалась оценка причин совершения аборта. Для рассмотрения заявлений женщин создавались специальные комиссии. «Сначала первичные комиссии создавались при районных учреждениях по делам здравоохранения, и в состав членов комиссии входили: заведующий больницей либо избранный им заместитель, заведующий гинекологическим и родильным отделением больницы, совмещнной с поликлиникой, и депутат национального комитета, назначенный районным национальным комитетом (Сборник законов. 1961 .

Приказ № 104. § 3. Абз.2). Но уже в 1962 году способ создания и состав комиссий по абортам заметно изменился. Комиссии стали выборными органами национальных комитетов и имели следующий состав: председатель комиссии из числа депутатов национального комитета, второй член комиссии, который избирался из состава районной демографической комиссии, а если она отсутствовала, – из числа депутатов местного либо городского национального комитета, которые были членами комитета Общества женщин или заместителями председателя районного совет профсоюзов, а третьим членом комиссии был врач, заведующий гинекологическим и родильным отделением больницы с поликлиникой или поликлиники (Сборник законов. 1962. № 126. §

2. Абз.2). В 1973 году состав комиссии по абортам изменился. Кроме депутата – председателя комиссии и врача третьим членом комиссии стал работник отдела попечительства о семье и молоджи»308 .

Состав комиссии говорит о том, что цель комиссии отнюдь не учт медицинских показателей, а дача социальной оценки поступку женщины .

Вильгельм Райх, отстаивая позицию, что только женщина должна определять для себя наличие социальных показаний, а ни какая-нибудь комиссия, писал:

«Никто из нас, мужчин, не вынес бы ситуации, когда решение о нашем браке принимала бы какая-нибудь комиссия и, согласно социальным воззрениям е членов, мы имели бы право вступать в брак или были бы лишены его. Так не мешайте и вы женщине распоряжаться собой и самой решать кардинальный вопрос своей жизни. Женщина имеет право на половую жизнь и хочет осуществлять его так же свободно, как и мужчина, она должна иметь эту возможность как нечто нормальное, чтобы сохранять свою социальнобиологическую полноценность. Не должно иметь места массовое производство класса старых дев, вредного для коллектива»309. Отчасти следует согласиться с тем, что создание комиссий по абортам благодаря введению разрешительного порядка искусственного прерывания беременности не адекватно реально складывающимся социальным отношениям. Наличие представителей общественности говорит о том, что центральным местом предназначения комиссий по абортам является попытка реализации общественного интереса в столь интимном вопросе. Табуирование половой жизни приводит к тому, что даже в условиях легализации абортов для многих девушек морально более оправданным будет обращение к услугам «подпольного» абортария, чем в медицинское учреждение. Статистика и введение уголовной ответственности за незаконное осуществление абортов говорит об этом сами за себя. Введение комиссий ещ больше загонит такой вид медицинских услуг в сферу нелегального бизнеса, поскольку суть их состоит только в том, чтобы создать дополнительные препятствия перед женщиной в е решении идти на аборт .

В России при сроке беременности до 22 недель – к согласию женщины федеральный акт добавляет наличие такого условия как социальные показания .

В настоящее время их перечень утвержден Постановлением Правительства РФ от 6 февраля 2012 г. № 98310. Если анализировать политику российского государства в сфере регулирования искусственного прерывания беременности, то следует заключить, что она основывается на сужении правовой свободы женщины в указанной сфере. Сейчас установлено единственное социальное показание – наступление беременности в результате изнасилования. Ранее действовавший перечень включал четыре показания: наличие решения суда о лишении или об ограничении родительских прав; беременность в результате изнасилования; пребывание женщины в местах лишения свободы; наличие Дргонец Я., Холлендер П. Современная медицина и право. М., 1991. С.200 .

Райх В. Сексуальная революция. М., 1997. С. 266 .

Собрание законодательства РФ. 2012. № 7. Ст. 878 .

инвалидности I – II группы у мужа или смерть мужа во время беременности311 .

Постановление Правительства РФ от 8 мая 1996 г. № 567312 включало тринадцать показаний. Ограничительная политика объяснима той неблагоприятной демографической ситуацией, которая создалась в стране. Но динамика количества абортов по социальным показаниям указывает, что сокращение их числа после первой волны сокращения оснований происходила вне правительственных решений. В 1999 г. было произведено 46500 таких операций, а с 2003 г. тенденция к уменьшению не прекращалась, достигнув минимуму в 2010 г. – 392313. В.И. Сакевич задается вопросом: «Почему именно аборты по социальным показаниям привлекают столь пристальное внимание политиков. Ответа мы пока не нашли. Возможно, такое частое изменение законодательства в отношении социальных абортов призвано создать видимость активных действий в направлении сокращения абортов. Однако вклад социальных абортов в общее число абортов настолько незначителен (особенно после постановления 2003 года), что не способен повлиять на уровень абортов в стране»314 .

Приказом Минздрава России от 1 ноября 2012 г. № 572н утвержден Порядок оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий)» (далее – Порядок), в котором даны инструктивные положения о процедуре искусственного прерывания беременности.

Основные требования заключаются в следующем:

1. Аборт может быть осуществлен только врачом-акушером-гинекологом в медицинской организации, имеющей лицензию на осуществление медицинской деятельности, включая работы (услуги) по «акушерству и гинекологии (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий)» .

2. Необходимо получения направления на искусственное прерывание беременности от врача (согласие на это от потенциального отца не требуется) .

При первичном обращении женщины для искусственного прерывания беременности по желанию женщины или по социальному показанию врачакушер-гинеколог, а в случае его отсутствия – врач общей практики (семейный врач), медицинский работник фельдшерско-акушерского пункта, направляет беременную в кабинет медико-социальной помощи женской консультации (Центр медико-социальной поддержки беременных женщин, оказавшихся в Постановление Правительства РФ от 11 августа 2003 г. № 485 // Собрание законодательства РФ. 2003. № 33. Ст. 3275 .

Собрание законодательства РФ. 1996. № 20. Ст. 2355 .

Петренко В. причин для аборта почти не осталось / URL:

http://www.gazeta.ru/social/2012/02/14/4000861.shtml

Сакевич В.И. Новые ограничения права на аборт в России / URL:

http://www.demoscope.ru/weekly/2012/0499/reprod02.php Российская газета (специальный выпуск). 2013. № 90/1. 25 апреля .

Романовская О.В. Особенности профессиональной деятельности медицинских работников в Российской Федерации // Трудовое право в России и за рубежом. 2013. № 3. С. 39 .

трудной жизненной ситуации) для консультирования психологом (медицинским психологом, специалистом по социальной работе) .

3. Врач-акушер-гинеколог при обращении женщины за направлением на искусственное прерывание беременности производит обследование для определения срока беременности и исключения медицинских противопоказаний. Искусственное прерывание беременности не проводится при наличии острых инфекционных заболеваний и острых воспалительных процессов любой локализации, включая женские половые органы. Прерывание беременности проводится после излечения указанных заболеваний. При наличии других противопоказаний (заболевания, состояний, при которых прерывание беременности угрожает жизни или наносит серьзный ущерб здоровью) вопрос решается индивидуально консилиумом врачей. Порядок не регулирует вопрос, когда женщина будет настаивать на искусственном прерывании беременности при отрицательном решении консилиума .

4. Вопрос об искусственном прерывании беременности по социальному показанию решается комиссией в составе руководителя медицинской организации, врача-акушера-гинеколога, юриста, специалиста по социальной работе (при его наличии). Комиссия рассматривает письменное заявление женщины, заключение врача-акушера-гинеколога о сроке беременности, документы, подтверждающие наличие социального показания для искусственного прерывания беременности. При наличии социального показания для искусственного прерывания беременности комиссией выдается заключение, заверенное подписями членов комиссии и печатью медицинской организации .

5. При производстве аборта по медицинским показаниям главное значение приобретает согласие женщины. Срок беременности в данном случае юридического значения не имеет. Критерием установления медицинских показаний являются сохранение жизни матери, а также рождение нормального здорового ребнка. К ним относятся: сифилис, ВИЧ-инфекция, злокачественные опухоли, состояние физиологической незрелости, угасание репродуктивной функции женщины и т.д. Для подтверждения наличия медицинских показаний для прерывания беременности, в медицинских организациях формируется комиссия в составе врача-акушера-гинеколога, врача той специальности, к которой относится заболевание (состояние) беременной женщины, являющееся медицинским показанием для искусственного прерывания беременности, и руководителя медицинской организации. Персональный состав Комиссии и порядок е деятельности определяется руководителем медицинской организации. При наличии медицинских показаний для проведения искусственного прерывания беременности Комиссией выдается заключение о наличии у беременной женщины заболевания, являющегося показанием для проведения искусственного прерывания беременности, заверенное подписями членов Комиссии и печатью медицинской организации .

6. Искусственное прерывание беременности осуществляется с обязательным обезболиванием на основе информированного добровольного согласия женщины .

Обращает внимание, что на международном уровне отсутствуют универсальные нормы, позволяющие сделать вывод о наличии каких-то стандартных правил в регулировании практики абортов. Благодаря такому подходу возможна приведенная вариация в регулировании. В то же время на европейском пространстве необходимо выделить Резолюцию ПАСЕ № 1607 (2008)317. В Резолюции есть констатирующая часть. Так, признается, что аборт ни при каких обстоятельствах не может рассматриваться как метод планирования семьи. Аборта следует избегать во всех возможных случаях. Все средства, не противоречащие правам женщин, должны быть использованы, чтобы снизить число как нежелательных беременностей, так и абортов. Кроме того, систематизируются общие правила, которые применяются в странах – членах Совета Европы. Обозначена обеспокоенность, «что во многих из этих стран поставлены многочисленные условия, которые ограничивают фактический доступ к безопасным, приемлемым по цене, допустимым и качественным услугам по производству аборта. Эти ограничения являются дискриминационными, поскольку женщины, которые лучше информированы и располагают финансовыми средствами, имеют лучший доступ к легальному и безопасному аборту». При этом отмечается, что при законодательном разрешении аборта, практика показывает отсутствие в некоторых случаях реального доступа к услугам по производству аборта. В Резолюции подчеркивается, что аборт на обоснованных сроках беременности не следует запрещать: «Запрет абортов ведет не к уменьшению их числа, а, главным образом, к нелегальным абортам, которые являются более травматичными и приводят к увеличению материнской смертности и/или к «абортному туризму», который требует финансовых затрат и приводит к откладыванию аборта и, как следствие, к социальному неравенству. Легитимность аборта не влияет на потребность женщины в аборте, зато влияет на доступ к безопасному аборту» .

Кроме того, отмечается необходимость полового воспитания. Итогом констатирующей части выступает признание права всех людей, включая женщин, на уважение их физической неприкосновенности и на свободу контролировать собственное тело: «В этой связи окончательное решение, делать аборт или нет, является делом самой женщины, и у не должна быть возможность реализовать это право эффективным путем».

На основе приведенных доводов Ассамблея призывает страны – члены Совета Европы:

– легализовать аборт на обоснованных сроках беременности, если они еще этого не сделали;

– гарантировать женщинам возможность реализовать сво право на безопасный и легальный аборт;

– предоставить женщинам свободу выбора и условия для свободного и информированного выбора, не побуждая к аборту;

http://demoscope.ru/weekly/2008/0329/reprod01.php (11 октября 2009 г.) .

– убрать ограничения, которые затрудняют, де юре или де факто, доступ к безопасному аборту, и, в частности, предпринять необходимые шаги для того, чтобы создать подходящие условия для медицинского и психологического обслуживания и соответствующего финансового обеспечения;

– внедрить доказавшие свою эффективность стратегии и политики в области репродуктивного здоровья и репродуктивных прав, гарантируя постоянное усовершенствование и расширение глубокого информирования и образования в вопросах секса и взаимоотношений, а также контрацептивных услуг путем увеличения инвестиций из национальных бюджетов в улучшение систем здравоохранения, поставки необходимых компонентов для охраны репродуктивного здоровья и предоставление информации;

– гарантировать женщинам и мужчинам доступ к контрацепции и к консультированию по контрацепции, по разумной цене, приемлемой для них и выбранной ими самими;

– ввести обязательное соответствующее возрасту, учитывающее гендерные особенности образование молодежи в вопросах секса и взаимоотношений (в том числе в школах), обучающее, как избежать нежелательной беременности (и, следовательно, аборта);

– продвигать просемейные ценности в публичных информационных кампаниях, организовать консультирование и практическую поддержку женщин, которые хотят сделать аборт из-за семьи или финансовых затруднений .

Следует отметить, что вокруг легализации абортов по медицинским показаниям возникает меньше всего споров даже в тех странах, в которых присутствует антиабортное законодательство. Например, хотя запрещены аборты на Кипре, в Эквадоре и Камеруне, там предусматриваются исключения .

В Камеруне это случай, когда жизнь матери находится под угрозой; на Кипре – медицинские противопоказания и случай изнасилования; в Эквадоре – в случае, если аборт является единственным способом спасти жизнь матери, причм должно быть получено собственное согласие женщины, согласие мужа или ближайших родственников, а также в случае изнасилования умственно отсталой женщины318. Однако если рассматривать российские условия проведения аборта по медицинским показаниям, то они не рассматривают их с точки зрения крайней необходимости. Перечень медицинских показаний для искусственного прерывания беременности утверждн Приказом Минздравсоцразвития РФ от 3 декабря 2007 г. № 736, но данный документ представляет собой лишь перечень в табличной форме, в которой указываются наименование заболевания, форма, стадии, степень, фаза заболевания, код заболевания по МКБ-10, а также примечания (необходимые пояснения) .

Порядок проведения аборта по медицинским показаниям расшифрован Письмом Минздравсоцразвития РФ от 18 января 2007 г. № 290-ВС, которое фактически было единственным нормоустанавливающим документом до 2012 Тобес Брижит. Право на здоровье: теория и практика. М., 2001. С.118-119 .

Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2008. № 9 .

г., до принятия упоминавшегося Приказа Минздрава России от 1 ноября 2012 г .

№ 572, утвердившего Порядок оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий)», который вобрал в себя основные положения Письма .

Указанный Порядок устанавливает: перед направлением на искусственное прерывание беременности во II триместре проводится обследование: общий (клинический) анализ крови развернутый, анализ крови биохимический общетерапевтический, коагулограмма (ориентировочное исследование системы гемостаза), определение антител классов M, G к вирусу иммунодефицита человека ВИЧ-1 и ВИЧ-2 в крови, определение антител классов M, G к антигену вирусного гепатита B и вирусному гепатиту C в крови, определение антител к бледной трепонеме в крови, определение основных групп крови (A, B, 0) и резус-принадлежности, анализ мочи общий, микроскопическое исследование отделяемого женских половых органов, УЗИ матки и придатков трансабдоминальное (трансвагинальное), регистрация электрокардиограммы, прим врача-терапевта. По показаниям проводятся консультации смежных врачей-специалистов .

Искусственное прерывание беременности по медицинским показаниям при сроке до 22 недель беременности проводится в условиях гинекологического отделения многопрофильной больницы, имеющей возможность оказания специализированной (в том числе реанимационной) помощи женщине (при обязательном наличии врачей-специалистов соответствующего профиля, по которому определены показания для искусственного прерывания беременности) .

Прерывание беременности (родоразрешение) по медицинским показаниям с 22 недель беременности проводится только в условиях акушерского стационара, имеющего возможность оказания специализированной (в том числе реанимационной) помощи женщине с учтом основного заболевания и новорожденному, в том числе с низкой и экстремально низкой массой тела .

Для прерывания беременности сроком более двенадцати недель рекомендуется как хирургический, так и медикаментозные методы. При этом хирургический аборт во втором триместре рекомендуется проводить под контролем УЗИ .

При прерывании беременности в сроке 22 недели и более при наличии врожденных аномалий (пороков развития) у плода, несовместимых с жизнью, перед искусственным прерыванием беременности проводится интракардиальное введение хлорида калия или дигоксина .

Порядок описывает и процедуру подтверждения наличия медицинских показаний, для чего в медицинских организациях формируется комиссия в составе врача-акушера-гинеколога, врача той специальности, к которой относится заболевание (состояние) беременной женщины, являющееся медицинским показанием для искусственного прерывания беременности, и руководителя медицинской организации. Персональный состав Комиссии и порядок е деятельности определяется руководителем медицинской организации. При наличии медицинских показаний для проведения искусственного прерывания беременности Комиссией выдается заключение о наличии у беременной женщины заболевания, являющегося показанием для проведения искусственного прерывания беременности, заверенное подписями членов Комиссии и печатью медицинской организации .

Иными словами достаточно наличия заболевания для проведения искусственного прерывания беременности, а не наличия реальной потенциальной угрозы жизни матери. Некоторые государства более жстко подходят, обусловливая аборт именно целью сохранения жизни матери. К таковым будет относиться Бразилия, Нигерия, Индонезия. С марта 1993 года (исключая период октябрь 1996 года – декабрь 1997 года) искусственное прерывание беременности разрешается делать только в случае тяжлого повреждения плода, наличия серьзной опасности для здоровья женщины, беременности в результате изнасилования320. Практика показывает, что женщины Польши нашли для себя выход из положения, делая аборт в соседних государствах, в частности в Литве. Голландия также своеобразно оказывает «гуманитарную» помощь Ирландии, отправив к его берегам специальный корабль-абортарий с романтически названием «Женщина на волнах». По замыслу авторов проекта судно сможет забрать беременных женщин из Ирландии, которые собираются прервать беременность. После пятидневного периода ожидания, как только корабль покинет территориальные воды Ирландии, на нм и можно будет сделать операцию по удалению плода321 .

Во многих государствах практикуется выборочное финансирование операций по искусственному прерыванию беременности. Австрия и Литва выделяют средства только на аборты по медицинским показаниям, в Болгарии оплачиваются государством только аборты несовершеннолетним и изнасилованным322. Практика Верховного Суда США свидетельствует о его позиции относительно конституционности отказа финансирования таких операций со стороны общественных властей. «Суд признал, что Конституция не налагает на власти обязанность покрывать расходы на операции для незажиточных женщин»323 .

Относительно ограничений налагаемых на медицинское учреждение, касающихся обязательности получения специальной лицензии, следует отметить, что государство не «отсекает» от данного сектора услуг негосударственные учреждения. В ЮАР же услуги по прерыванию беременности могут быть предоставлены только в государственных больницах ЮНИСЕФ (1999 год). Женщины в переходный период. Региональный мониторинговый доклад № 6. Флоренция. С. 71 .

Шевцов Н. Ещ один корабль смерти // Труд-7. 2001. 5 июля .

Материалы к круглому столу «Репродуктивные права в России: пределы законодательного регулирования». Москва. 30 июня 2000 г .

Франковски С., Гольдман Р., Лентовска Э. Верховный Суд США о гражданских правах и свободах. Варшава. 1997. С. 40 .

и других подобных медицинских учреждениях, имеющих на это специальное разрешение324 .

Различные государства также по-разному относятся и к срокам проведения аборта. При этом большинство стран исходит из возможности его совершения по желанию женщины от 8 до 14 недель срока беременности325 .

Одним из спорных аспектов выступает вопрос о допустимости применения правил о возмещении вреда к неудачным операциям по искусственному прерыванию беременности. Медицинская практика знает немало примеров, когда женщине проводится искусственный аборт, но, несмотря на это, беременность продолжается и нередко заканчивается рождением ребнка. В этом случае может ли мать подать иск против медицинского учреждения о возмещении затрат, связанных с воспитанием и материальным обеспечением своего потомка? На данный вопрос уже есть попытки дать ответ зарубежной практикой. Одним из центральных моментов является рассмотрение понятие «ребнок» через призму понятия «вред». Во Франции основная позиция строится на том, что в подобных ситуациях отсутствуют договорные правоотношения, «и расходы на содержание нежеланного ребнка были вызваны не прямым исполнением медицинской деятельности, а контактом с третьим лицом»326. Самым громким в этой части было «дело Перрюша», когда родители предъявили иск к медицинскому учреждению, как в последствии его назвали, «иск о жизни, причиняющей вред». Своим решением Кассационный Суд Франции, которое до настоящего времени имеет неоднозначную оценку, удовлетворил требования в отношения возмещения ущерба ребнку, косвенно признав, что аборт был бы целесообразнее, чем рождение неполноценного ребнка327 .

Позиции других государств только отчасти совпадают с такой трактовкой .

Так, Высший суд земли Кассель (ФРГ) 17 января 1984 г. отклонил иск о возмещении вреда, причиннного искусственным прерыванием беременности, в связи с рождением одного из зачатых близнецов. Основанием выступило то, что искусственное прерывание беременности по иным, не относящимся к здравоохранительным, мотивам является противоправным, а потому и безуспешный исход операции, не достигшей цели, не может служить основанием для притязания на возмещение вреда. Аналогичная ситуация и в Соединнных Штатах Америки. Суды штатов Арканзас, Техас, Алабама, Нью Гэмпшир не признают иски о возмещении расходов на содержание, предъявленные врачу, который допустил ошибку. Но если ребнок родился Материалы к круглому столу «Репродуктивные права в России: пределы законодательного регулирования». Москва. 30 июня 2000 г .

До срока беременности 8 недель – Гайана; до 12 недель – Албания, Болгария, Дания, Греция, Норвегия; до 14 недель – Бельгия, Камбоджа, Германия // Материалы к круглому столу «Репродуктивные права в России: пределы законодательного регулирования». Москва .

30 июня 2000 г .

Дргонец Я., Холлендер П. Современная медицина и право. М., 1991. С.250 .

Сэнт-Роз Ж. Право на жизнь // Вестник МГУ. Сер. 11. Право. 2003. № 6. С. 58 .

неполноценным, то суды большей частью присуждали родителям возмещение повышенных расходов и морального вреда (Пенсильвания, Флорида)328 .

Следует согласиться с мнением, что понятие вред к рождению ребнка неприменимо, «…возникают другие по своему характеру правоотношения»329 .

Как правильно отмечается, «нежеланный» ребнок может родиться по различным причинам: «незащищнная» интимная близость, неправильное применение контрацептивов. Статья 38 Конституции Российской Федерации предусматривает: «Забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей». Конституция не связывает наличие данной обязанности с тем, является ли ребнок желанным или нежеланным. Статья 47 Семейного Кодекса РФ также свидетельствует об этом: «Права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении детей, удостоверенном в установленном законом порядке». Соответственно основанием возникновения родительских обязанностей выступает только один факт – происхождение детей (биологическое родство). Поэтому и статья 63 Семейного кодекса РФ не содержит каких-либо исключений: «Родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей» .

Статья 779 Гражданского кодекса РФ, определяя понятие договора возмездного оказания услуг, указывает: «Правила настоящей главы применяются к договорам оказания… медицинских, ветеринарных… услуг…» .

Это означает, что оказание медицинских услуг одновременно подпадает под действие Закона РФ «О защите прав потребителей». Это подтверждается и Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 октября 2012 г. № 1006, утвердившим Правила предоставления медицинским организациями платных медицинских услуг330. Пункт 31 Правил закрепляет: «За неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательств по договору исполнитель нест ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации». При этом потребители, пользующиеся платными медицинскими услугами, вправе предъявлять требования о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением условий договора, возмещении ущерба в случае причинения вреда здоровью и жизни, а также о компенсации за причинение морального вреда в соответствии с законодательством Российской Федерации о защите прав потребителей .

Естественным выглядит вопрос: будет ли медицинская организация нести ответственность перед женщиной за ненадлежащее исполнение условий договора, предметом которого выступает искусственное прерывание беременности? Родители будут выполнять свои обязанности по воспитанию и развитию детей, а медицинское учреждение будет выплачивать аналог алиментов, то есть нести бремя расходов по содержанию ребнка. Такой вывод Дргонец Я., Холлендер П. Современная медицина и право. М., 1991. С. 327, 331 .

Там же. С.251 .

Собрание законодательства РФ. 2012. № 41. Ст. 5628 .

выглядит вс-таки проблематичным, исходя из приоритета конституционной обязанности. При этом любое медицинское вмешательство – это определнный риск. Оно может дать положительный эффект, а может – и нет. Первопричиной рождения ребнка выступает не неудачный аборт, а интимная близость женщины и мужчины, соответственно именно они и должны осознавать степень ответственности при совершении тех или иных действий. Хотя, повидимому, чткий ответ на данный вопрос должен дать законодатель, устранив возможность двойного толкования .

Рассмотрев общее понятие искусственного прерывания беременности и триместровый подход к его разрешению, нельзя не сказать о появлении новых видов и причин абортов, которые возникли благодаря новым медицинским достижениям. Во-первых, это эугенический аборт – аборт «с целью не допустить рождения неполноценных или неправильно сформированных детей как для того, чтобы избавить их от тягот жизни инвалида, так и во избежание такого груза для семьи и общества»331. Следует отличать его от проявлений расизма, направленного на очищение расы или ликвидацию «асоциальных»

слов общества. Способствуют такому виду аборта новые способы перинатальной диагностики. К таковым относятся амниоцентез и биопсия ворсинок хориона332, с помощью которых можно определить не только некоторые генетические нарушения, но и пол плода. Благодаря этим методикам появляется мотивация аборта как желание иметь ребнка только определнного пола: или мальчика или девочку. Общая негативная оценка такой мотивации приводит к пропаганде полного запрещения подобных методик исследования плода. При этом запретительная точка зрения обосновывается риском выкидыша .

Во-вторых, это медикаментозный аборт – (антигестативная абортивная техника) искусственный вызов раннего аборта химическим способом с помощью таблеток Норилана или препарата RU 486333. Данное вмешательство набирает «популярность» в Западной Европе и России, так как не требует оперативного вмешательства, а заключается только в применении медицинского препарата. Развитие данного направления многими оценивается как влекущее далеко идущие последствия в репродуктивном поведении людей .

Одним из прогнозов выступает то, что нежелательная беременность будет расцениваться как небольшое неудобство, от которого можно будет избавиться без обращения к врачу и без каких-либо осложнений. Развитие Судо Ж. Аборт / URL: http://www.noabort.net/node/66 Амниоцентез: Через стенку брюшины в полость матки под местной анестезией вводят иглу и отбирают с помощью шприца пробу амниотической жидкости. Нельзя проводить раньше 16 недели беременности. Риск гибели плода составляет 1 %. Биопсия ворсинок хориона: В матку через влагалище и шейку вводят тонкий катетер и отбирают небольшой кусочек ткани ворсинок хориона – малюсеньких нитевидных выростов на поверхности хориона, окружающего плод. Можно проводить, начиная с 8 недели беременности. В 3,8 % случаев после взятия пробы происходит самопроизвольный выкидыш / См.: Мастерс У., Джонсон В., Колодни Р. Основы сексологии. М., 1998. С. 117-120 .

Судо Ж. Аборт URL: http://www.noabort.net/node/66 медикаментозного аборта «выбивает» основной довод противников искусственного прерывания беременности – забота о здоровье женщины .

Причм сам аборт будет лишн своей привычной сущности, иногда специально нагнетаемой его противниками: он перестанет быть аналогом наказания, когда станет больше похожим на использование привычных противозачаточных средств. Поэтому логическим продолжением борьбы с абортами выступает запрещение использования именно противозачаточных средств. Тем более, что законодательная практика некоторых государств свидетельствует именно об этом: запрещение продажи презервативов, продажа оральных контрацептивов только на основании разрешения, выданного специальным органом .

Эугенический и медикаментозный аборты, каждый по-своему, заставят общество совершенно в иной плоскости смотреть на проблему абортов. Не беременность станет запланированной, а ребнок, его пол, качества, отсутствие предрасположенности к некоторым заболеваниям и т.д. Возникающие возможности пугают своей неизведанностью. Страх порождает желание запретить развитие медицины, что обусловливает взгляд на право как способ решения всех общественных проблем. Такие тенденции присутствуют и в российском обществе. В материалах прессы также указывалось, что одна из партий России предложила принять закон о полном запрете абортов, публикации списка врачей, специализирующихся в этой сфере, и женщин, обратившихся за их услугами334 .

Запретительная политика основывается на нескольких доводах:

1. Аборт – это убийство нерожднного ребнка .

2. Аборт противоречит нравственности и социальному предназначению женщины-матери .

3. Аборт приносит существенный вред здоровью женщины .

4. Аборт является причиной низкой рождаемости, как следствие – старения и умирания нации .

Сторонники либерального подхода, ставя во главу угла «неотъемлемое право женщины на безопасный и законный аборт», развивают этот довод следующими тезисами:

1. Женщина имеет право самостоятельно решать свою судьбу .

2. Запрет на аборт – дискриминация по половому признаку, когда бремя тягот возлагается практически только на женщину, а не на мужчину .

3. Женщина имеет право на здоровье, когда нежелательная беременность причиняет ему вред .

4. «Нежеланные» дети – причина социальных проблем (отказ от ребнка, детоубийство, неучастие в воспитании и т.д.) .

Авторы известного энциклопедического труда «Основы сексологии» также систематизируют доводы сторонников и противников практики легализации абортов. Так, движение против абортов выдвигает следующие доводы: 1) Каждое человеческое существо, даже ребнок в утробе матери, получает право

Качалова Ю., Черномазова Е. Аборт: за, против, вокруг да около / URL:

http://www.owl.ru/win/womplus/1996/abort.htm на жизнь непосредственно от Бога. 2) Человеческие существа не имеют права отнимать жизнь у других безвинных человеческих существ. 3) Жизнь человека начинается в момент зачатия. 4) Производить аборт на любой стадии беременности значит лишать жизни безвинное человеческое существо. Их оппоненты основываются на следующих аргументах: 1) Никто не должен быть вправе принуждать женщину к сохранению беременности против е воли. 2) Не следует производить на свет нежеланных детей. 3) Аборты никогда не подвергались бы запрету, если бы законодателями не были мужчины. (Или, как гласит один афоризм, «если бы мужчины могли беременеть, право на аборт считалось бы священным».) 4. Если женщина не вправе свободно располагать собственным телом, в том числе и контролировать репродуктивные функции, то у не вообще нет реальной свободы335 .

Споры между сторонниками той или иной точки зрения протекают в большей мере в эмоциональной плоскости. Однако из всего этого массива хотелось бы обратить внимание на два момента – отсутствие обязанности иметь детей и ослабление у человечества интереса к увеличению численности населения. Первый момент предполагает отрицание потребительского взгляда на женщину. Е способность рождать является е роковым тотемом (или проклятием), который тысячелетия прививал даже не сугубо мужской, а безнравственный подход к вопросам репродукции. Как изменился бы характер обсуждения проблемы, если в проекте законодательного акта предусматривались 1) возможность принудительной стерилизации мужчин, уклоняющихся от выполнения отцовских обязанностей, 2) оставление ребнка при отказе в аборте незамужней женщине на попечении мужчине, 3) возложение полного материального обеспечения одинокой матери и ребнка на государство. При полном запрете аборта основной обременнной стороной выступает только женщина. Вначале она в муках рождает, потом длительное время воспитывает ребнка и нест основные расходы по его содержанию, потом государство присваивает себе право распоряжаться жизнью того человека, к появлению которого оно никакое отношение не имеет. Достоверно известно, что в странах, где аборты запрещены, уровень небезопасных абортов гораздо выше, чем в странах, где тотального запрета нет. Так, в 82 странах с наиболее жстким законодательством в области прерывания беременности на 1000 женщин от 15 до 49 лет приходится до 23 небезопасных абортов, в то время как в странах, где аборты разрешены, этот показатель находится на уровне 2 на 1000 женщин. Смертность от небезопасных абортов в странах, где аборт запрещен, составляет 34 смерти на 100000 живорождений, против менее 1 на 100000 живорождений в странах, где прерывание беременности легально336 .

Запрет на аборты воспринимается в большей мере как какая-то расплата за сексуальную опрометчивость. А если не удатся запретить аборт, так его надо Мастерс У., Джонсон В., Колодни Р. Основы сексологии. М., 1998. С.590-591 .

Салагай О.О. Сравнительно-правовой анализ зарубежного законодательства о проведении искусственного прерывания беременности // Медицинское право. 2008. № 3 .

сделать таким, чтобы навсегда искалечить жизнь женщине337: не надо проводить обезболивание, сделать так, чтобы потом она всю жизнь лечилась от осложнений. Сама статистика свидетельствует об этом. Несмотря на то, что обезболивание является обязательным при проведении искусственного прерывания беременности, в 15 % случаев оно не проводится. Во всм мире смертность от абортов ниже смертности от родов, в России же принципиально иная картина. То же самое можно сказать и об осложнениях после операции .

Доводы о безответственности молодого поколения, сознательно отказывающегося иметь более одного ребнка, могут привести к тому, что в законе попытаются закрепить норму об обязательном материнстве и принудительном отцовстве. Людей тогда можно будет разводить как ценную породу животных. Как указывается, «решение родителей не иметь ребнка далеко не всегда объясняется их безответственным отношением к сексуальной стороне жизни… Наоборот, оно может быть мотивировано глубокой и реальной оценкой родителями своих возможностей и способностей растить ребнка, и даже готовностью родителей, вполне осознанной и добровольной, нести через всю жизнь тяжесть эмоциональной расплаты за последствия своего решения»338. Нежелание иметь детей – это по сути нежелание иметь детей в тех условиях, которые складываются на данный момент для двух людей, вступающих в половые отношения. «Дело в том, – пишет демограф Б. Хорев, – что русские женщины бастуют иначе, нежели шахтры и атомщики, но бастуют

– отказываются рожать»339 .

Второй момент заставляет задуматься о том, что приостановление роста народонаселения – та реальная задача, которая ставится перед всем человечеством в условиях исчерпания природных ресурсов. Количество населения – это не показатель экономики, в котором необходимо пытаться кого-то догнать и перегнать. Иметь детей или не иметь – это вопрос, который касается только конкретной личности. Нельзя забывать, что ребнок – это не цифра в статистическом отчте, а человек со своим индивидуальным миром, восприятием и потребностями. Аборт, зачастую, становится разменной картой в демографической политике государства. Мы призываем женщин рожать не потому, чтобы она осознала радость материнства, а потому, что с нами граничит Китай, население которого в 10 раз больше, чем в России, а также «Условия проведения аборта в медицинских учреждениях были таковы, что даже на фоне общей скудости государственного здравоохранения абортарии выделялись своей убогостью и нищетой. Вс было направлено на то, чтобы унизить женщину, решившуюся на такую операцию… Таким образом, медицинское учреждение как бы заранее снимало с себя ответственность перед женщиной за некачественную операцию аборта и возможные осложнения» // Баллаева Е.А. Экономическая и социальная эффективность правового обеспечения репродуктивных прав // Материалы к круглому столу «Репродуктивные права в России: пределы законодательного регулирования». Москва. 30 июня 2000 г. С. 16 .

Дргонец Я., Холлендер П. Современная медицина и право. М., 1991. С.203 .

Цит. по: Баллаева Е.А. Экономическая и социальная эффективность правового обеспечения репродуктивных прав // Материалы к круглому столу «Репродуктивные права в России: пределы законодательного регулирования». Москва. 30 июня 2000 г. С.17 потому, что нас хотят «завоевать и поработить американцы и европейские капиталисты». Тогда надо чтко определиться в установлении той или иной политики, что обществу нужно: человек как сформировавшаяся целостная личность, либо как биологический материал .

Проблема искусственного прерывания беременности – это не только проблема женщины, идущей на данную операцию, а проблема всего общества .

Причем общество не должно лишь выхватывать только один аспект – сам аборт, который лишь одно звено в неразрывной цепи (сексуальный контакт, репродуктивное поведение, внутрисемейное планирование, брачность, роды, воспитание ребнка и др.). Выработка целостного подхода и должна выработать ту модель правового регулирования, которая бы отвечала требованиям личности, общества и государства, с безусловным учтом требований этики основных религиозных конфессий .

На основе вышеизложенного можно сделать общий вывод, что российское законодательство подробно регулирует проведение операции по искусственному прерыванию беременности, представляя женщине самостоятельно решать вопросы данной операции. Однако пользование данным правом ограничивается рядом условий, которые изменяются в зависимости от срока беременности. Основанием введения такого условия служат защищаемые публичной властью блага: права неродившегося ребнка, здоровье матери .

Кроме этого, необходимо дополнить следующим:

1. Прерывание беременности – это вмешательство в личные права родителей и зачатого ребнка. Соблюдение этих прав не поддается такому регулированию, при котором не ущемлялись бы ни одна из сторон .

2. Недопустимой будет политизация практики абортов. Вопрос о регулировании личных прав, наиболее затрагивающих статус гражданина, не должен решаться исходя из принципов политической конъюнктуры и аморфной государственной необходимости .

3. Закрепление в Конституции России права на жизнь не предполагает обязательности закрепления абсолютного запрета на искусственное прерывание беременности. В существующих условиях установление такого запрета следует признать недопустимым. При определении права на жизнь можно говорить только об абсолютном праве на материнство, то есть запрете на принудительное искусственное прерывание беременности .

4. В вопросах осуществления материнства наиболее заинтересованной стороной выступает мать будущего ребнка. Действующее законодательство при конкуренции с правами будущего отца должно исходить из безусловного приоритета прав матери .

Правовое регулирование медицинской стерилизации

Медицинская стерилизация в последнее время не находилось на пике внимания ни отечественных СМИ, ни политиков, ни юристов. Последний значимый информационный повод состоялся в начале 2011 г., когда Президентом Российской Федерации (на тот момент) Д.А. Медведевым была высказана идея об использовании зарубежного опыта борьбы с педофилией – применении к лицам, совершившим такие преступления сексуального характера в отношении детей, химической кастрации. Был внесн соответствующий законопроект, который достаточно оперативно стал Федеральным законом от 29 февраля 2012 г. № 14-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних»1 .

Прошло более двух лет со дня вступления в силу указанного закона, значительный срок действует Закон об основах охраны здоровья граждан, который определяет правовую базу медицинской стерилизации. Это означает, что можно спокойно, без медийных страстей, проанализировать современное состояние правовой базы по поднятому вопросу, а также формирующиеся тенденции в правовой политике .

Несколько слов об истории вопроса. Кастрация, а именно этот термин более характерен для предшествующих эпох, была достаточно распространнным явлением, причем как добровольная, так и принудительная (как вид уголовного наказания или особого отношения к подневольным лицам) .

Добровольное оскопление нередко обосновывалось религиозными мотивами. В Евангелии от Матфея говорится: «Ибо есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного» (19;12) .

Добровольное оскопление было достаточно распространнным явлением .

Побудительные мотивы носили религиозный характер. Приведнная цитата из Евангелия стала идеологической основой для появления секты скопцов, которая на Руси обладала большим влиянием на умы людей, несмотря на е преследование со стороны официальных властей. Хотя следует сразу оговориться, что оскопление в словах Иисуса имеют, в большей мере, метафорический характер. Ни его последователи, ни официальная церковь не приветствовали совершение такой операции. Добровольное оскопление обусловливалось тем гарантированным положением, которое предоставлялось евнуху при поступлении на государственную службу. «Их физическая неполноценность компенсировалась многими преимуществами, и, повидимому, они воспринимали свой жребий весьма философски. Большинство евнухов ещ в юные годы были кастрированы по разрешению родителей ради службы при Дворце…», – описывает евнухов в Поднебесной Империи (Древнем Китае) Роберт ван Гулик340 .

Роберт ван Гулик. Сексуальная жизнь в древнем Китае. СПб., 2000. С.280 .



Pages:     | 1 | 2 || 4 |



Похожие работы:

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ" "УТВЕРЖДАЮ" Первый проректор, проректор по учебной работе _С.Н. Туманов "22" июня 2012 г. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ДИСЦИПЛИНЫ "ПРАВОВАЯ ПСИХО...»

«Институт Государственного управления, Главный редактор д.э.н., профессор К.А. Кирсанов тел. для справок: +7 (925) 853-04-57 (с 1100 – до 1800) права и инновационных технологий (ИГУПИТ) Опубликовать статью...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ" "УТВЕРЖДАЮ" Первый проректор, проректор по учебной работе С.Н. Туманов "22" июня 2012 г. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ДИСЦИПЛИНЫ "Психофизиология" Напр...»

«Роберт Триверс Обмани себя. Как самообман помогает нам выжить Серия "Сам себе психолог" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6687189 Обмани себя. Как самообман помогает нам выжить. / Роберт Триверс: П...»

«Татьяна Копяткевич Что значит быть христианином. Сборник поучений святителя Иоанна Златоуста Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8957614 Что значит быть христианином. Сборник поучений святителя Иоанна З...»

«Валентин Леонидович Огудин Золотые правила фэншуй. 10 простых шагов к успеху, благополучию и долголетию Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=591375 Золотые правила фэншуй. 10 простых шагов к успеху, благополучию и долголетию / В. Огуди...»

«Сенина Юлия Леонидовна КАТЕГОРИЯ ВОЛИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИИ (В АСПЕКТЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ СДЕЛКИ) 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Томск – 2006 Работа выполнена в сек...»

«Вопрос Центральный банк Российской Федерации Департамент банковского регулирования от 29.07.2014 В нашу организацию регулярно обращаются граждане (субъекты персональных данных) по вопросам правомерности действий сотрудников кредитных организаций — банков. Зачастую в своих обращениях граждане указывают, что...»

«С.В. Лонская УКАЗ О ЕДИНОНАСЛЕДИИ 1714 Г.: ПОПЫТКА НЕОИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ Аннотация: Указ о единонаследии 1714 г. исследуется с помощью методологии неоинституционал...»

«|® Г ВР ДЮ ЕЖА f "Пяю вская СОШ" С.С.Пешая % ^П риказ № 48 от 01.09.2015 г. % г.Ь "15. ПРОГРАММА ОРГАНИЗАЦИИ ВНЕУРОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "ПЯТОВСКАЯ СРЕДНЯЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА" СТАРОДУБСКОГО МУНИЦИПАЛЬНОГО...»

«Ирина Германовна Малкина-Пых Возрастные кризисы Серия "Справочник практического психолога" текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=174646 Возрастные кризисы: Эксмо; Москва; 2004 ISBN 5...»

«12. Тимашев Н.С. Развитие социологии права и ее сфера // Беккер Г., Босков А. Современная социологическая теория в ее преемственности и изменении. М., 1961. С. 488-489.13. Тимашев Н.С. Советское право в американском освещении // Новый журнал. Нью-Йорк, 1951. Кн. XXV...»

«Анатолий Васильевич Алексеев Тайная мудрость подсознания, или Ключи к резервам психики Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=182396 Тайная мудрость подсознания или ключи к резервам психики.: Феникс; Ростов – н/Д; 2003 Аннотация Новая книга автора всемирно известного бестселлера "Себя преодол...»

«А.А.Чувакин Алтайский государственный университет, г.Барнаул Энциклопедическое издание как стимул научно-практической деятельности в филологии: в связи с завершением издания энциклопедического слова...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина...»

«170 УДК 633.8 ББК 42.143 Т65 Травы из аптеки. Описание и применение 170 лекарственных растений для здоровья всей семьи. — МоТ65 сква : Издательство "Э", 2016. — 288 с. — (Я привлекаю здоровье)....»

«Алевтина Анатольевна Кириенко Ипотека в вопросах и ответах Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=3137805 А. А. Кириенко. Ипотека в вопросах и ответах: Юстицинформ; Москва; 2007 ISBN 5-7205-0797-3 Аннотация Эта книга для тех, кто собирается приобретать...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" УТВЕРЖДАЮ И.о. проректора по научной работе _ А.Н. Малолетко РАБОЧАЯ ПРОГРАММА Шифр Наименование учебного курса, предмета, дисциплины (модулей) Б1.В.ДВ...»

«1 Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "Новосибирский национальный исследовательский государственный университет" (НГУ) Юридический факультет Кафедра гражданского права УТВЕРЖДАЮ _ 20 г. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС "Гражданское право (1)" Основная образовательная п...»

«Дмитрий Коваль Атлас целительных точек. Печень, почки, желудок Серия "Целительные точки нашего тела" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6612255 Атлас целительных точек. Печень, почки, желудок / Дмитрий Коваль.: АСТ; Москва; 2014 ISBN 978-5-17-082237-9 Аннотация...»








 
2018 www.new.z-pdf.ru - «Библиотека бесплатных материалов - онлайн ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.