WWW.NEW.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Онлайн ресурсы
 

«борьба с ней в Японии Серия «Теория и практика уголовного права и уголовного процесса» Текст предоставлен издательством ...»

Николай Александрович Морозов

Преступность и

борьба с ней в Японии

Серия «Теория и практика

уголовного права и

уголовного процесса»

Текст предоставлен издательством

http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11282383

Преступность и борьба с ней в Японии: Юридический центр;

Санкт-Петербург; 2003

ISBN 5-94201-194-X

Аннотация

Настоящее издание посвящено проблеме преступности

в Японии и криминологическим аспектам перехода

от модели коллективистского государственного регулирования к рыночной демократии в послевоенной Японии и в современной России. Автором применен метод сравнительно-криминологического анализа, представлены графические прогнозы динамики преступности, которые уже подтверждаются .

Использована методика «включенного наблюдения» в Токио. Эта книга отвечает на вопрос, чем объяснить успехи уголовной политики Японии, где коэффициент преступности в несколько раз меньше, чем в развитых странах. Секрет японского феномена объясняется достижением Японией к концу ХХ в. точки баланса ценностных ориентаций – гармоничного сочетания традиционного восточного партикуляризма (социальногрупповая ориентация, коллективизм) и западного универсализма (индивидуализм, рационализм). По мнению автора, в начале XXI в. это равновесие не будет нарушено, так как современная Япония, энергично заимствуя достижения западной цивилизации, не отвергает традиционную систему ценностей .

Содержание Уважаемый читатель! 6 Предисловие 10 Введение 16 Глава I. Преступность в современной 21 Японии § 1. Состояние и динамика преступности 21 в Японии § 2. Структура преступности в Японии 44 Конец ознакомительного фрагмента. 105 Николай Морозов Преступность и борьба с ней в Японии © Н. А. Морозов, 2003 © Изд-во «Юридический центр Пресс», 2003 Уважаемый читатель!

Вы открыли книгу, входящую в серию работ, объединенных общим названием «Теория и практика уголовного права и уголовного процесса» .

Современный этап развития уголовного и уголовно-процессуального законодательства напрямую связан с происходящими в России экономическими и политическими преобразованиями, которые определили необходимость коренного реформирования правовой системы. Действуют новые Уголовный и Уголовно-исполнительный кодексы, с 1 июля 2002 г. вступил в силу Уголовно-процессуальный кодекс РФ .

В этих законах отражена новая система приоритетов, ценностей и понятий, нуждающихся в осмыслении. Появившиеся в последнее время комментарии и учебники по данной тематике при всей их важности для учебного процесса достаточно поверхностны. Стремление познакомить читателя с более широким спектром проблем, с которыми сталкиваются как теоретики, так и практики, и породило замысел на более глубоком уровне осветить современное состояние отраслей криминального цикла. Этой цели и служит предлагаемая серия работ, посвященных актуальным проблемам уголовного права, уголовно-исполнительного права, криминологии, уголовного процесса и криминалистики .

У истоков создания настоящей серии книг стояли преподаватели юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета. Впоследствии к ним присоединились ученые Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Санкт-Петербургского университета МВД и других вузов России, а также ряд известных криминалистов, обладающих большим опытом научных исследований в области уголовного права, уголовно-исполнительного права, криминологии, уголовного процесса и криминалистики .

В создании серии принимают участие и юристы, сочетающие работу в правоохранительных органах, других сферах юридической практики с научной деятельностью и обладающие не только богатым опытом применения законодательства, но и способностями к научной интерпретации результатов практической деятельности .

С учетом указанных требований формировалась и редакционная коллегия, которая принимает решение о публикации .

Предлагаемая серия основывается на действующем российском законодательстве о противодействии преступности и практике его применения с учетом текущих изменений и перспектив развития .

В необходимых случаях авторы обращаются к опыту зарубежного законотворчества и практике борьбы с преступностью, с тем, чтобы представить отечественную систему в соотношении с иными правовыми системами и международным правом .

Подтверждением тому служат вышедшие из печати работы Б. В. Волженкина, А. И. Бойцова, В. И. Михайлова, А. В. Федорова, Е. В. Топильской, М. Н. Становского, В. Б. Малинина, Д. В. Ривмана, В. С. Устинова, В. М. Волженкиной, Р. Д. Шарапова, М. Г. Миненка, С. Д. Шестаковой, И. Ю. Михалева, Г. В. Овчинниковой, О. Н. Коршуновой, С. Ф. Милюкова, A. Л. Протопопова, В. Г. Павлова, Ю. Е. Пудовочкина, В. П. Емельянова, B. П. Коняхина, Г. В. Назаренко, И. М. Тяжковой, А. А. Струковой, С. С. Тихоновой, А. В. Мадьяровой, М. Л. Прохоровой, Л. А. Андреевой, И. В. Александрова, Л. С. Аистовой, А. И. Бойко, Т. Б. Дмитриевой, Б. В Шостаковича, А. И. Рарога, А. А. Сапожкова, Д. А. Корецкого, Л. М. Землянухина, Л. В. Головко, Л. Л. Кругликова, А. Д. Назарова, А. Е. Якубова, А. Н. Попова, С. В. Бородина, A. Г. Кибальника, Л. И. Романовой, А. И. Коробеева, Д. А. Шестакова, B. Д. Филимонова, И. А. Возгрина, А. А. Эксархопуло, В. В. Орехова и др., в которых анализируются современные проблемы борьбы с преступностью .

Надеемся, что найдем в Вас взыскательного читателя, если Ваша принадлежность к юридико-образовательной или правоприменительной деятельности вызовет интерес к этой серии книг .

Редакционная коллегия Июль 2003 г .

Предисловие Японское уголовное право благодаря его уникальности приобретает все большую популярность. Примером может служить знаменитая Harvard «East Asian Legal Studies» Program («EALS»), Harvard Law School .

Однако ни в Советском Союзе, ни в современной России изучению этой проблемы должного внимания не уделялось. Не будет преувеличением утверждение, что даже в отечественном японоведении изучение японской правовой политики, в отличие от изучения истории, литературы и экономики («экономического чуда») Японии, является своеобразным «белым пятном». Если к анализу преступности в Японии 70-х годов (Ю. Аргунова, И. Салтыкова), к отдельным аспектам современной преступности (О. Белявская, А. Иванов) обращались отечественные исследователи, то такое комплексное («преступность и уголовная политика новой “постиндустриальной” Японии») исследование по данной теме – первое и в отечественной уголовно-правовой науке, и в ориенталистике .

В работе рассматриваются состояние, структура, динамика преступности в «новой» Японии конца ХХ в., ее причины и условия, отдельно анализируются специфика национально-психологических, социально-экономических, государственно-правовых факторов, влияющих на уровень преступности, государственная политика по борьбе с ней, уголовно-правовая система Японии, особенности уголовного законодательства, отдельных правовых институтов, концепции зарубежных авторов по этим вопросам. Особенность данного исследования заключается в попытке постановки проблемы – «преступность – политика – право» Японии на рубеже веков, представляющей для современной уголовной политики наибольший интерес, в отличие, например, от анализа отдельных аспектов борьбы с преступностью или изучения конкретных составов преступлений. Именно системное исследование в рамках единой работы причинного комплекса преступности в данной стране, национальной системы борьбы с ней, ее уголовно-правовых и уголовно-политических аспектов дает возможность рецепции зарубежного опыта противодействия преступности .

Автор предпринял попытку обратиться к эффективному опыту Японии и стран Азиатско-Тихоокеанского региона в разработке действенного механизма социального контроля над преступностью в России. Нисколько не умаляя достоинств ранее проведенных в этом направлении весьма малочисленных разработок, необходимо признать, что данная работа выгодно отличается оригинальностью постановки проблемы и безусловно заслуживающими внимания предложенными вариантами ее решения. В условиях, когда ни кардинально реформированное законодательство о борьбе с преступностью, ни постоянно совершенствуемая практика его применения не приносят ожидаемого положительного эффекта в плане противопоставления угрозе тотальной криминализации страны или отдельных ее регионов, новый взгляд на проблему с точки зрения опыта страны с наименьшим уровнем преступности представляется и актуальным, и своевременным .

При написании работы использован метод сравнительно-правового и криминологического анализа .

Собранные и самостоятельно обобщенные (в таблицах, графиках и диаграммах) материалы официальной статистики позволили автору представить графические прогнозы динамики преступности на 1999– 2000 гг., которые в целом подтверждаются новыми данными. Автор использовал на протяжении периода 1997–2000 гг. методику «включенного наблюдения», проводя исследования на юридических факультетах университета «Кейо» и Токийского государственного университета. В 1997–1998 гг. автором был самостоятельно1 проведен ряд социологических исследоПод научным руководством профессора университета Кейо (г. Тований, которые легли в основу работы. В том числе впервые проведены опросы по репрезентативной выборке с использованием панельного метода, продолжающего аналогичное исследование 70-х годов (К. Уэда, НИИ полиции Японии, К. Хосино, К. Токоро, 1977 г.); полученные данные приведены в работе в сравнении с этой информацией в сводных таблицах .

Результаты опроса жителей Токио и района Кансай в 1997 г. позволяют судить о криминологических аспектах развития Японии в динамике за 20 лет (в период кардинальных перемен 70–90-х годов) .

Данная монография обобщает исследования, проведенные автором в 1995–2001 гг. Часть материалов уже известна научной общественности из 17 публикаций (в том числе и за рубежом на японском языке) .

Основные результаты исследования были изложены в докладах на научных конференциях в России, Японии, США, Венгрии. Тезисы исследования заняли 1е место на академическом конкурсе работ молодых иностранных исследователей «Санкэй» в 1997 г. (Токио), на конкурсе работ молодых ученых Российской Ассоциации японоведов в 1999 г. (Москва, Институт Востоковедения РАН) .

Работа написана на основе современного действукио), доктора права С. Ёкотэ и профессора Токийского государственного университета А. Коморида .

ющего уголовного законодательства Японии и развитых стран мира, специальной юридической литературы, в основном зарубежной. В списке литературы приводится 250 источников (в том числе работы зарубежных авторов на иностранных (японском и английском) языках, которые впервые в отечественной науке вводятся в научный оборот). Использовались криминологические и уголовно-правовые исследования японского опыта западных (Ames W., Castberg Didrick A., Clifford W., McNamara Joseph D) и японских (Хироси Ода, Судзуки Ёсио, Такаянаги Кэндзо, Накаяма Кэнити, Кида Дзюнити) ученых – востоковедов и юристов; статистические данные: Белые книги полиции – Главного полицейского управления правительства Японии. («Кэйсацу хакусё», White Paper on Police); Белые книги преступности – Министерства юстиции Японии («Хандзай хакусё», White Paper on Crime); ежегодники уголовной статистики («Кэйдзи токэй нэнкан»); статистические ежегодники Японии («Нихон токэй нэнкан»); статистические ежегодники юстиции («Сихо токэй нэнкан»); судебная практика:

решения Верховного Суда Японии (Judgment of the Supreme Court // Кэйсю); решения апелляционных судов (Judgment of Appellate Court // Ko: Keishu); решения Верховного Трибунала (Judgment of the Supreme Tribunal // Кэйроку) .

Профессор, доктор юридических наук Коробеев А. И .

Профессор, доктор юридических наук, заслуженный деятель науки РФ, заслуженный работник высшей школы РФ Михеев Р. И .

Введение Правовая система японского общества вызывает особый интерес в связи с ее уникальностью, исключительной эффективностью, сравнительной малоизвестностью для российской научной аудитории, и, главное, схожестью социально-правовых и криминологических проблем перехода от коллективистского, авторитарного государственного регулирования к рыночной демократии в послевоенной Японии и в современной России .

Широко известен тот факт, что среди всех развитых стран мира только Япония не страдает от глобального роста преступности: коэффициент преступности здесь в несколько раз меньше аналогичных показателей в странах Западной Европы и США .

В Японии уровень преступности наиболее стабилен, рост минимален: в 1990 г. было зарегистрировано 1,7 млн преступлений (коэффициент 1300); в 1998 г. – 1,9 млн (коэффициент 1400); в 2000 г. – 2,2 млн (коэффициент 1800). В результате к началу XXI в. Япония подошла с самым низким уровнем преступности: в 3–5 раз ниже, чем в других развитых странах. Например, на каждые 100 тыс. жителей в Японии приходится всего 2 ограбления, т. е. меньше, чем в США, в 100 раз, Великобритании или Франции – в 55 раз, в ФРГ – в 35 раз. При этом в Японии самый высокий коэффициент раскрываемости – в 2–3 раза выше, чем в указанных странах .

Япония является самой безопасной в отношении развития преступности страной. Японское правительство гордится стабильностью низкого уровня преступности в стране, объясняя это действенностью функционирования системы уголовной юстиции и справедливостью распределения результатов экономического развития. Необходимость изучения зарубежного опыта эффективного противодействия криминогенным факторам определяет актуальность этой темы, особенно для практической уголовной политики современной России, переживающей период пореформенного «криминального взрыва» .

Очевидно, что «возможности национальных юрисдикций ограниченны». Интернационализация преступности с ее типичной для многих стран структурой и динамикой диктует необходимость как изучения факторов, являющихся общими для всех государств, так и критической оценки опыта стран, прошедших сходные с Россией стадии социально-экономического пореформенного развития, и учета их практики противодействия криминогенным факторам такого развития.2 Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества .

Данная работа имеет следующие цели:

– комплексный сравнительный анализ состояния преступности в Японии, ее причин;

– критический сравнительно-правовой анализ политико-правовых мер ее предотвращения, их отличий от российских и западных аналогов для выработки, с одной стороны, возможных моделей рецепции японского опыта, введения в научный оборот новых понятий и концепций, а с другой стороны – выявления как преимуществ, так и недостатков отечественной доктрины борьбы с преступностью;

– рассмотрение конкретных уголовно-правовых (теоретических и законодательных) моделей противодействия преступности в Японии, оценка их эффективности применительно к условиям пореформенной России .

Сравнительно-криминологический анализ преступности Японии позволяет под новым углом зрения посмотреть на изменения в динамике и структуре преступности России в период перехода к рыночной экономике, так как Япония совершила переход от милитаризованного тоталитарного государства с фактически плановой экономикой к свободному рынку в исторически короткий период. Анализ уголовной политики Японии дает возможность определить, в чем кроМеждународный научно-исследовательский проект. М., 1994. С. Х .

ется эффективность японского уголовного права: следует ли это объяснять лучшей разработанностью в сравнении с российскими аналогами правовых институтов, юридической техникой, правоприменительной практикой или соответствием правовой системы устоям японского общества? Чем объяснить успехи уголовной политики Японии: умелым использованием в борьбе с преступностью уголовно-правовых средств или усилением уголовной репрессии?

При всей необоснованной «закрытости» данной темы для отечественной науки ряд исследователей частично восполнили этот пробел, обращаясь к отдельным аспектам рассматриваемой проблемы. Следует назвать работы Ю. Н. Аргуновой, О. А. Белявской, А. А. Пионтковского, И. В. Салтыковой. В конце 90х годов анализ организованной преступности Японии осуществлен А. М. Ивановым (совместно с А. Г. Корчагиным и В. А. Номоконовым). Неоценимый вклад в становление отечественной уголовно-правовой компаративистики внес В. Н. Еремин работами по анализу права Японии, многочисленными переводами (в том числе и впервые полного текста Уголовного кодекса Японии. ДВГУ, 2000). К сожалению, как справедливо отмечает А. Коморида, комплексные сравнительные исследования преступности Японии в конце 90х годов не проводятся, а новые первоисточники вводились в научный оборот только О. А. Белявской и В. Н. Ереминым .

Данная работа явилась логическим продолжением трудов отечественных исследователей, представившим анализ преступности на рубеже веков. Коренные изменения этого периода позволяют говорить не просто о новом этапе, но фактически о «другой стране» – постиндустриальной, европеизированной, «шокирующей» своими парадоксами Японии .

Исследование осуществлено благодаря научному руководству доктора юридических наук, профессора, заслуженного деятеля науки Российской Федерации, заслуженного работника высшей школы России Родиона Ивановича Михеева .

Также автор выражает благодарность за помощь научному консультанту Владимиру Николаевичу Еремину; профессорам А. Коморида, Е. Синдзи, Ц. Инако; Japan Foundation; Harvard Law School («East Asian Legal Studies» Program), Open Society Institute, “Keio” University, University of Tokyo (Institute of Social Science), кафедрам уголовного права Московского государственного университета и Дальневосточного государственного университета .

Глава I. Преступность в современной Японии § 1. Состояние и динамика преступности в Японии В Японии по сравнению с другими развитыми странами уровень преступности низкий, динамика стабильная, предсказуемая. Однако после процессов изменения индустриальной и социальной структуры (как следствия научно-технической революции) и нынешней длительной экономической депрессии, последовавшей еще за «нефтяным кризисом», в Японии наметилась тенденция медленного роста преступности, ее качественная деформация .

Несмотря на критику системы статистического учета преступности в Японии, высказанную рядом исследователей (И. Салтыкова, К. Уэда), следует признать, что уголовная статистика Японии конца 90-х годов обладает высокой степенью достоверности и отнюдь не «носит подготовительный и фрагментарный характер»3 .

Особенности системы учета преступности в Японии. Основными открытыми официальными источниками уголовной статистики в Японии являются «Хандзай хакусё» («Белая книга преступности»

Комплексного научно-исследовательского института министерства юстиции) и «Кэйсацу хакусё» («Белая книга полиции» Главного полицейского управления), а также «Токэй нэнкан» (статистические ежегодники прокуратуры, судебных и пенитенциарных органов, службы пробации). Японская система учета преступности подразделяется на две подсистемы: «Преступления по УК» и «Преступления, предусмотренные специальными законами». В первой подсистеме кроме преступлений, предусмотренных непосредственно Уголовным кодексом, учитываются и преступления, предусмотренные некоторыми специальными законами (Закон о контроле за взрывчатыми веществами, Закон о дуэлях, Закон о наказаниях за насильственные действия, Закон о предупреждении и наказании за кражи, Закон о наказаниях за преступления против окружающей среды). Здесь же учитываются и преступления, связанные с ДТП и приведУэда Кан. Преступность и криминология в современной Японии / Пер. с яп.; Под общ. ред. и с вступ. ст. Н. Ф. Кузнецовой и В. Н. Еремина .

М.: Прогресс, 1989. С. 70–71 .

шие к смерти или телесным повреждениям 4. В этой подсистеме основной криминологической характеристикой является «коэффициент преступности», который рассчитывается на основании числа зарегистрированных по УК преступлений (исключая автотранспортные), приходящихся на 100 тыс. жителей 5 .

Во второй подсистеме учитываются преступления, предусмотренные специальными уголовными законами и нормами об уголовных наказаниях, входящих в административно-правовые законы и нормативные акты местного значения, но учет ведется по числу лиц, дела которых рассматриваются прокуратурой. 6 В статистических ежегодниках преступления, предусмотренные Уголовным кодексом, подразделяются на шесть групп: имущественные преступления;

тяжкие насильственные; иные насильственные; половые; автотранспортные; а также остальные преступления (взяточничество, похищение людей и др.) .

«Темная цифра» (величина латентной преступноОни квалифицируются УК Японии как преступления, совершенные «по неосторожности при исполнении профессиональных обязанностей» .

Япония // Преступность в зарубежных странах в 80-е годы: Научная информация по вопросам борьбы с преступностью № 142. М.: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 1993. С. 99–100 .

Белявская О. А. Статистика преступности в Японии // Соц. законность. 1989. № 1 .

сти), неизбежно присутствующая в статистике любого государства, обусловлена в Японии не намеренным искажением информации, а действительно собственно латентной (т. е. неизвестной государству) преступностью. При этом нельзя исключить возможность произвольного подхода полиции к контролю за преступностью: в частности, К. Уэда приводит примеры того, как полиция «не замечает» таких преступлений, как азартные игры, которыми заправляет «борёкудан», вовлечение в проституцию, незаконные аборты. Главное полицейское управление пришло к выводу, что реальный объем преступности по крайней мере в два раза превышает данные официальной статистики (общее число латентных составляет 105 % по отношению к зарегистрированным). С разбивкой по конкретным составам преступления «темная цифра»

выглядит так: вандализм – 2500 %, мошенничество – 250 %, нанесение телесных повреждений – 50 %, кражи (исключая кражи с прилавков магазинов) – 100 % .

Для сравнения – аналогичные российские криминологические исследования показывают, что в 90-е годы латентная преступность в России приобрела глобальные масштабы. Сейчас трудно оценить фактические тенденции даже тех особо тяжких преступлений, которые оценивались ранее как невысоко латентные. В Японии же при этом латентность не является следствием произвольной регистрации преступлений. Объясняется это и тем, что основным критерием ведомственной оценки деятельности правоохранительных (следственных) органов служит не динамика или уровень зарегистрированных преступлений, а уровень их раскрываемости .

Особенностью Японии является то, что потерпевшие не обращаются в полицию не потому, что не доверяют ей, а в основном из-за незначительности понесенного ущерба и неудобств процедурного характера. Таким образом, «темная цифра» не возникает самопроизвольно; она – порождение различных обстоятельств, связанных с позицией жертв и произвольным учетом преступности правоохранительными органами .

Общее состояние преступности в Японии после Второй мировой войны.

После поражения в войне японский народ оказался перед лицом колоссальных трудностей – экономических (развал национальной экономики), социальных (дезорганизация общества:

высокая плотность населения при невероятном удорожании жизни, гигантской безработице (12 млн чел.) и почти полной разрушенности системы социальных служб), духовных (обвал политических и идеологических постулатов, резкие расхождения во взглядах на будущее Японии), наконец, чисто физических, когда люди должны были думать, как выжить им и их близким. Все эти обстоятельства на фоне падения авторитета и возможностей правоохранительных органов породили небывалый скачок преступности. В 1948 г .

был отмечен наивысший для всего послевоенного периода «коэффициент возникновения преступлений» .

В первую очередь возросли кражи, разбойные нападения. Система учета преступности в масштабах всей страны была в основном восстановлена к 1948 г. Тогда, по данным полиции, было зарегистрировано около 1 600 тыс. “преступлений по УК”. По мере нормализации социально-экономической обстановки в стране, выработки новых идейно-политических ориентиров, консолидации общества, формирования послевоенных правоохранительных структур рост преступности прекратился. Но приблизительно с 1954 г. она вновь начала расти, что было очевидным следствием начала урбанизации .

Серьезные социальные изменения в стране начались в 60-е годы. Высокие темпы экономического развития вывели Японию по показателям ВНП на 3-е место в мире. Ускорился процесс концентрации населения в городах. Происходили изменения в образе жизни и сознании населения. Японский обыватель стал считать нуклеарную семью, западную культуру и потребительские стандарты непременными атрибутами идеального образа жизни. Японское общество приблизилось к новому этапу своего развития. Но несмотря на то, что в 50–60-е годы число преступлений по УК росло медленно, высокие темпы экономического развития изменили не только облик национальной экономики, но и криминогенную ситуацию .

Так, В. Еремин отмечает, что хотя резких количественных изменений преступности в этот период не было, произошли резкие подвижки в территориальном распределении криминальной активности. Преступность продемонстрировала склонность концентрироваться в зоне и вокруг зоны передового промышленного производства с шестью крупнейшими префектурами в качестве ядра. В то же время в районах Тохоку, Санъин и Южного Кюсю, откуда происходил переток рабочей силы в индустриальную зону, наблюдалась тенденция к стремительному сокращению преступности. Связь между демографическими и криминогенными явлениями несомненна. В городах, куда перемещалась в поисках работы молодежь, увеличивалось число краж, ибо преступления такого рода совершаются в большинстве случаев представителями именно этой возрастной группы. Прежде всего из-за краж росла и преступность в целом. Спад числа краж и уровня преступности фиксировался в районах – поставщиках трудовых ресурсов, особенно в деревне. 7 Затем на протяжении двух десятков лет происходило снижение преступности. Это был период высоких темпов экономического развития, и именно сбалансированное состояние экономики явилось главной причиной улучшения криминогенной обстановки .

В середине 70-х годов в японском обществе одно за другим стали проявляться социальные противоречия, порожденные высокими темпами экономического роста Японии. Экономический кризис явился сильным ударом для Японии, в результате чего наступила длительная депрессия. Постепенно менялось и общественное сознание. С 1970 г., когда было зарегистрировано примерно 1,9 млн преступлений, по 1973 г. наблюдался определенный спад. В 1974 г. было зафиксировано примерно 1,7 млн преступлений .

Однако с 1975 г. началось, пусть и неровное, но увеличение числа преступлений, которое приблизилось к уровню 1970 г. (в 1980 г. – более 1,8 млн). Рост происходил преимущественно за счет увеличения числа автотранспортных преступлений. Количество же преступлений, предусмотренных УК (исключая автотранспортные), сокращалось: в 1973 г. – примерно 1190 тыс. преступлений, т. е. меньше, чем за любой Еремин В. Н. Как Япония справляется с преступностью // Знакомьтесь – Япония. М., 1998. № 21. С. 71 .

другой послевоенный год. Впрочем, с 1974 г. начался и их рост: в 1980 г. было зарегистрировано 1360 тыс .

преступлений. Медленные темпы роста преступности в период с 1975 г. резко контрастируют со значительными изменениями в ее качественной структуре .

Следует согласиться с объяснением В. Еремина, что это, видимо, и была «социальная плата за непростой переход к умеренным темпам экономического развития и за высокое напряжение (может быть, правильнее сказать – за перенапряжение) всех сил общества, мобилизованных во имя создания экономической основы национального благосостояния и обеспечения самостоятельности государства в решении международных проблем. Ну, а низкие скорости роста преступности объяснялись и тем, что лидеры страны добивались, насколько это им удавалось, смягчения ложившегося на массы бремени, и тем, что совершенствовалась уголовная политика, проводимая набиравшимися опыта государственными службами»8 .

«Белая книга преступности» информирует, что в период, когда Япония шла по пути высоких темпов экономического роста, возрастание преступности в стране (на фоне ее увеличения в США и Западной Европе) тормозилось спецификой японского общества и японЕремин В. Н. Как Япония справляется с преступностью // Знакомьтесь – Япония. М., 1998. № 21. С. 71 .

ской культуры. Однако, говорится в этом издании, после 1975 г. стали обнаруживаться изменения криминогенной ситуации: пошли вверх количественные показатели не только ограблений финансовых учреждений, не только краж и присвоений чужой собственности, но также захватов и похищений людей, мошенничества, подделок и т. п. Резко увеличилось число преступлений, связанных с наркотиками; более злостный характер приобрела преступная деятельность «борёкудан». Причина таких перемен, на мой взгляд, в том, что перестали действовать традиционные японские меры подавления преступности. Аналогичное издание за 1980 г. добавляет к картине новые краски из той же части спектра: рост числа ограблений финансовых учреждений, увеличение количества убийств и поджогов с целью получения страховой суммы, а также «злостных преступлений, носящих интеллектуальный характер», возникновение преступлений, связанных со злоупотреблением кредитными карточками. Среди причин этих явлений в «Белой книге преступности»

указываются: снижение моральных установок, гедонистские ориентации, крен в сторону денежного выражения ценностей .

Для объективной оценки состояния преступности в Японии следует обратить внимание на динамику автотранспортных и общеуголовных преступлений. В 90-е годы автотранспортные преступления составляют 93 % всех преступлений, предусмотренных специальными законами (см. рис. 2) .

Динамику «количества арестованных» отчетливо демонстрирует резкое несовпадение с количеством раскрытых преступлений. В довоенный период такого большого разрыва не было. Однако в настоящее время это объясняется не столько «снижением возможностей полиции в раскрытии преступлений», как считает Сэйитиро Оно, сколько изменениями механизма расследования, самой преступности и увеличением числа преступлений, приходящихся на одного преступника9 .

Так, в 50–70-е годы сформировались основные специфические характеристики состояния преступности в Японии, весьма благополучные по сравнению с аналогичными показателями развитых стран. Однако в Японии в это же время возник ряд проблем, вызывающих серьезные опасения и требующих принятия срочных мер. К ним относятся: тенденция роста преступности, совпавшая с длительной экономической депрессией, толчком для которой послужил «нефтяной кризис»; многочисленные случаи так называемых новых видов преступлений – «чудовищных» преступлений и разбойных нападений на финансовые учреУэда К. Указ. соч. С. 77 .

ждения; обострение социопатологических явлений, таких, как скачок преступности среди несовершеннолетних, распространение злоупотреблений наркотическими веществами и др. Нельзя сбрасывать со счетов и фактор «интернационализации» преступности в Японии, которая самым активным образом включена в международные интеграционные связи. Деятельность японских преступных группировок давно уже приобрела международный характер, что находит выражение в активных контактах с преступными организациями других стран, способствуя включению ее в незаконный оборот наркотических средств, оружия .

Таким образом, всплески преступности в Японии являются синхронными повторениями (в антисоциальной форме) поворотов на социально-экономическом пути японского общества.

«Возникновение преступлений по УК демонстрировало несколько пиков, фиксировавшихся в каждый из следующих периодов:

в 1948 г. – во время хаоса, наступившего после поражения Японии в войне; в 1955 г. – на начальном этапе урбанизации; в 1970 г., когда разгар высоких темпов экономического роста уже прошел; и затем с 1975 г., известного низкими темпами экономического роста, по сегодня»10. Следует отметить, что до уровня, отМанива М. Хандзай-но сякайгаку (Социология преступности). Токио,

1982. С. 152 (на яп. яз.) .

мечавшегося в первый пик преступности, в начавшем стабилизироваться после разрухи и хаоса обществе, сегодняшняя криминогенность не поднялась .

Преступность в Японии в настоящее время. Как отмечалось выше, наиболее низкий уровень преступности (1190 тыс.) наблюдался в 1973 г., затем к 1980 г .

снова все отчетливее стала проявляться тенденция к росту. В 1995 г. в Японии коэффициент преступности составил 1940 (по преступлениям, предусмотренным УК, исключая автотранспортные, – 1420) 11, что, однако, в несколько раз меньше аналогичных показателей в странах Западной Европы и США. В конце века тенденция сохранилась: в 1996 г. прирост составил 1 % в год, в 1997 г. – 2 %. В 1999 г. зарегистрировано 2 165 626 случаев «нарушения Уголовного кодекса», что на 6 % выше показателя предыдущего года. 12 Однако если исключить автотранспортные, становится ясно, что остальные преступления, предусмотренные УК, в рассматриваемый период находились в весьма стабильном состоянии. Это явление кажется особенно впечатляющим, если учесть, что автотрансРост за 15 лет (по сравнению с 1980 г.) на 22 %, но меньше на 7 пунктов (0,5 %) к предыдущему году. Рассчитано автором .

Статистический ежегодник Японии 2000 г. (Нихон то: кэй нэнкан 2000). С.757 (на яп. яз.); White Paper on Crime 1998–2000. Japan: Ministry of Justice, 2000 .

портные преступления носят структурный характер и тесно связаны с курсом на «высокие темпы экономического развития». Доля данных преступлений в общем числе зарегистрированных, предусмотренных УК, в 1960 г. составляла всего 8 %, в 1965 г. – 16 %, в 1980 г. – 26 %, в 1999 г. – 32 % .

Таким образом, тенденция к сокращению преступности, наблюдавшаяся в Японии почти четверть века, изменилась после экономического кризиса. Именно после 1975 г. в Японии регистрируется рост преступности, который наблюдается практически в течение всего десятилетия. Наметившееся было в 1990 г .

некоторое снижение количества преступлений (по всем категориям по сравнению с 1989 г. – на 2,2 %, а коэффициент преступности снизился на 2,6 %) вновь сменилось ростом в начале 90-х годов (см. табл. 1) .

Таблица 1 Преступления, предусмотренные Уголовным кодексом Японии, совершенные в 1946–1999 гг., прогноз на 2003 гг.13 Различия в методиках подсчета коэффициента (в первую очередь, в определении группы составов и возраста субъекта преступления) приводят к незначительным различиям в данных Белой книги преступности (Прокуратуры), Белой книги полиции (ГПУ), статистических сборниках Минюста Японии (см.: White Paper on Police 1998–2000 (excerpt); Дашков Г. В. и др. Преступность в зарубежных странах в 80-е годы: Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. № 142. С. 101 .

Среди преступлений, предусмотренных специальными законами, основными являются автотранспортные и преступления, нарушающие законы о наркотиках и стимулирующих веществах. Все указанные категории обнаруживали в первой половине 80-х годов тенденцию к росту. Но уже в 1987 г. количество преступлений, предусмотренных специальными законами, снизилось по сравнению с 1986 г. на 29,5 %, а в 1995 г. по сравнению с 1980 г. – на 31 % .

Для периода 80–90-х годов характерен относительный рост преступности. В значительной степени он объясняется увеличением количества автотранспортных преступлений, связанных с увеличением парка частных автомобилей .

Рисунок 1 Динамика преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом Японии (1980–2000 гг.)14 Из рис. 1 видно (особенно в динамике относительного показателя – коэффициента преступности) стабильное медленное повышение уровня преступности в Японии. Динамика роста, отсутствие скачков статистических показателей свидетельствуют о подконтрольности этих изменений и успешном противодействии росту мерами уголовной политики (тенденции общемирового роста преступности выглядят значительно более угрожающе) .

Стабильная долговременная динамика позволила мне представить еще в начале исследования (в 1994– 1995 гг.) прогноз на 1998–2003 гг., который в целом подтверждается, несмотря на предположение ряда Нихон то: кэй нэнкан 2000. С. 757; Преступность в зарубежных странах в 80-е годы. С. 101 .

исследователей о «вале преступности», который должен был «вот-вот захлестнуть Японию». В действительности к началу XXI в. в Японии будет прослеживаться общемировая неблагоприятная тенденция роста преступности (около 5 % в год), однако общее состояние преступности в Японии качественно не изменится .

Специальных уголовных законов более 30 15 (Закон о преступлениях, Закон о пресечении подрывной деятельности, Закон о наказуемости насильственных действий, Закон о пресечении проституции и др.) 16;

число уголовно-правовых норм неуголовного законодательства чрезвычайно велико, они рассредоточены по различным отраслям права (конституционного, гражданского, административного, уголовно-исполнительного и др.) .

Рисунок 2 Динамика преступлений, предусмотренных специальными законами Японии, совершенных в 1975–1997 гг., прогноз на 2000 г.17 (в абсолютных показателях) Токубецу Хо 42–Ш, 44–1, 44–Ш (Сборник специальных законов). Токио: Изд-во «Юухикаку», 1994 .

Законы № 39, 1948; № 240, 1952; № 60, 1926; № 118, 1956 .

Нихон то: кэй нэнкан 2000. С.760 .

Отметим, например, Закон о предупреждении загрязнения воздуха, Закон о государственных служащих и Антимонопольный закон18. Основную часть нарушений специального законодательства составляют автотранспортные нарушения. Однако после автомобильного бума 70-х годов их динамика приобрела явно благоприятный характер (см. рис. 2) .

Нормы об уголовных наказаниях содержат многие акты хозяйственного законодательства, законодательства о выборах на публичные должности, законодательства о дорожно-транспортном движении, что серьезно осложняет работу органов правосудия, а также создает большие трудности при восприятии уголовного законодательства населением Японии .

Незначительные колебания числа и индекса зарегистрированных преступлений, предусмотренных УК (исключая автотранспортные), ясно указывают на тенденцию: стабильный уровень обычных (общеугоЗаконы № 97, 1968; № 54, 1947; № 120, 1947 .

ловных, предусмотренных специальными законами) преступлений (см. табл. 2, рис. 2) .

Таблица 2 Преступления, предусмотренные специальными законами Японии в динамике периода 70–90-х годов19 (в абсолютных показателях) Однако в структуре преступлений, предусмотренных и специальным законодательством, и УК Японии, привлекает внимание тот факт, что растет число преступлений, совершаемых женщинами и несовершеннолетними (особенно в возрасте 14–15 лет). СреНихон то: кэй нэнкан 2000. С.760; Преступность в зарубежных странах в 80-е годы. С. 102 .

ди женщин, зарегистрированных полицией по подозрению в совершении преступлений, предусмотренных УК, 42 % составляют несовершеннолетние. Рост преступлений, совершаемых несовершеннолетними, происходит главным образом за счет разбойных нападений, краж, изнасилований .

Растет и так относительно высокая доля преступников среди лиц, занятых в службе транспорта и связи, в производстве, среди безработных; явно высока их доля и среди имеющих низкий образовательный уровень. Несмотря на тенденцию к сокращению численности неквалифицированных рабочих среди населения, коэффициент преступности среди них все более возрастает .

Следует отметить, что регистрируется также немало нарушивших специальные законы, за которые предусмотрены уголовные наказания. Из специальных законов наиболее часто нарушается Закон о дорожно-транспортном движении (92,5 %). Далее идут

– Закон о контроле за стимулирующими средствами (1,5 %), Закон о выборах на публичные должности (0,9 %), Закон о предпринимательской деятельности, затрагивающей нравственность (0,6 %) и другие административно-правовые законы и постановления, налоговое законодательство, постановления об общественном спокойствии, нормативные акты местных органов власти. Особое внимание правоохранительных органов привлекает быстрый рост количества нарушений Закона о контроле за стимулирующими средствами, распространение стимулирующих средств и других наркотических веществ20, а также увеличение одной из новых форм преступности – преступлений, связанных с компьютерной техникой. Прослеживаются явные тенденции жестокости и «интеллектуализации» преступности .

Если проанализировать динамику преступности по ее видам, то прослеживается тенденция сокращения всех так называемых злостных преступлений:

убийств, разбойных нападений и изнасилований – и в противоположность этому (рис. 3, 4) – возрастание краж и присвоений. Однако в 1999 г. отмечены тревожные тенденции, «особенно пугающие население»:

рост имущественных преступлений (грабежей на дорогах, домашних краж со взломом, угонов автомашин, вырывания кошельков (сумочек) у прохожих), изнасилований, нападений. Возросло также число преступлений, совершаемых иностранцами: отмечены случаи организованного воровства, совершенного иноПотребление стимулирующих средств в Японии представляет серьезную проблему, так как под их воздействием совершаются убийства и другие насильственные преступления, кражи с целью получения денег на их покупку, гибнут принимающие эти средства лица .

странными криминальными группами. Особую тревогу вызывает и то, что рост несовершеннолетней преступности происходит за счет разбойных нападений, краж, изнасилований .

§ 2. Структура преступности в Японии Структура японской преступности в 90-е годы оставалась стабильной. В общем объеме преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом, преобладают автотранспортные (1/4 часть) и кражи, причем доля последних возрастала вплоть до 1988 г., в 90-е годы составив 65 %, присвоение или растрата – 2,4 %, мошенничество – 2 %. Доля насильственных преступлений, как особо тяжких, так и иных, всегда была незначительной в структуре преступности Японии. Особо тяжкие насильственные преступления составили в 80– 90-е годы менее 1 % всех преступлений, предусмотренных Кодексом, иные насильственные – 2,8 % .

Неблагоприятные изменения в динамике преступности, проанализированные выше, не повлекли серьезных структурных изменений. Так, в 1999 г. 88 % «нарушений УК» приходятся на имущественные преступления-хищения (1 910 393 случая). «Интеллектуальные нарушения» составляют 2,5 % от общего числа; «злостные нарушения с применением насилия» – 2 %, умышленные убийства – 0,4 % (9087 случаев), «моральные нарушения» – 0,3 % (7448).21 Имущественная преступность. В структуре имущественной преступности (кражи, присвоения, мошенничество) лидирующее положение занимают хищения: в 90-е годы – до 2/3 всех преступлений, предусмотренных УК. Однако 90 % из них составляют кражи: велосипедов (21 %), в поездах (10 %), с проникновением в жилище (11 %) и с прилавков магазинов (10 %). Рост числа присвоений в последние годы в основном происходил также за счет угона оставленных без присмотра велосипедов (80 %). К концу 90х годов в стране было около 60 млн зарегистрированных частных велосипедов. Оставляемые без присмотра, они легко становятся объектом присвоений (очень часто и со стороны иностранцев, в том числе русских студентов и стажеров, как в получившем широкую огласку случае в г. Тояме в 1997 г.) .

Данные (табл. 3) подтверждают вывод о том, что с экономическим ростом количество имущественных преступлений неуклонно растет .

Таблица 3 Динамика отдельных видов имущественных преступлений, совершенных в Японии в 70–90-х White Paper on Police 2000 .

годах (прогноз на 2002 г.)22 (в абсолютных числах) Отмечая возрастание этих видов имущественной преступности, следует указать, что на нее влияют, с одной стороны, реклама различных товаров, “новая форма бедности”, расширение сети супермаркетов и т. п., а с другой – притупление нормативного сознания у части населения .

Количество краж неуклонно возрастало до 1986– 1987 гг., когда началось их некоторое снижение: так, в 1986 г. – на 0,5 % по сравнению с 1985 г., а в 1987 г. – на 0,7 % по сравнению с 1986 г. Однако затем рост числа краж продолжился. Количество хищений в 1990 г. составило 1 444 067, что на 12,3 % выше, чем в 1980 г., и на 4,5 % выше, чем в 1985 г. К 1995 г. уровень имущественной преступности поднялся еще на 7 % (1 557 738 хищений) .

Статистический ежегодник Японии 2000 г. (Нихон то: кэй нэнкан 2000, на яп. яз.) .

Рисунок 3 Динамика краж в Японии в 80–90-х годах (прогноз на 2000 г.) Как ни парадоксально на первый взгляд, росту имущественных преступлений, краж и присвоений способствует в том числе и экономический рост, и рост благосостояния населения в частности (рис. 3). В этот же период (80–90-е годы) произошли изменения в массовой психологии и социальном поведении японцев – в них прочно вошли западные «потребительские» установки .

Однако рост краж происходил преимущественно за счет мелких, совершаемых в основном несовершеннолетними, всплеском преступности которых в 90-е годы и объясняется рост краж в этот период .

Что касается квартирных краж (или краж с проникновением), то впервые после длительного времени наблюдается их сокращение (на 21,2 % с 1980 по 1990 г.). Специалисты объясняют это совершенствованием охранной техники и уменьшением числа деревянных жилых строений .

Наряду со снижением общего количества случаев мошенничества быстрыми темпами распространились его новые формы – махинации с кредитными карточками .

Хотя в 80–90-е годы растет количество присвоений, все больше увеличивается разрыв между количеством зарегистрированных преступлений и числом лиц, осужденных за них судами первой инстанции .

Это объясняется тем, что в статистику зарегистрированных преступлений вносились и незначительные преступления, в частности присвоения потерянной собственности. Если исключить эту категорию преступлений (в основном присвоение оставленных без присмотра велосипедов), то различие это устраняется .

Рисунок 4 Насильственная преступность. В 80–90-х годах отмечается также рост числа насильственных преступлений: разбойных нападений на финансовые учреждения (150 случаев в год), «чудовищных»

убийств (166), убийств с целью получения страховых выплат (10) и поджогов с той же целью (21) .

Однако доля тяжких насильственных преступлений (убийства, ограбления, сопряженные с убийствами, телесными повреждениями, изнасилованиями) в общем объеме преступности чрезвычайно мала и постоянно сокращалась: с 0,6 % в 1980 г. до 0,13 % в 1990 г .

Количество убийств в 1998 г. по сравнению с 1980 г .

сократилось на 23 %, по сравнению с 1985 г. – на 27 %. Количество ограблений уменьшилось по сравнению с 1980 г. – на 8,5 %. Кроме того, насильственные преступления (в первую очередь не связанные с имущественными) к концу 90-х годов обнаруживают явную тенденцию к снижению (см. рис. 5). Количество убийств сократилось за 20 лет в 1,6 раза, телесных повреждений – в 1,9 раза, изнасилований – в 2,3 раза, насильственных нападений – в 3,6 раза.23 Таблица 4 Структура насильственных преступлений, соСтатистический ежегодник Японии 2000 г. (Нихон то: кэй нэнкан 2000). С. 763 (на яп. яз.) .

вершенных в Японии в 80–90-х годах24 (в абсолютных числах) При этом у полиции Японии вызывает некоторое беспокойство непредсказуемая нестабильность динамики имущественных преступлений, связанных с применением насилия: так, количество грабежей увеличилось в 1,2 раза к середине 90-х годов, затем произошло снижение (см. табл. 4) .

Рисунок 5 Структура насильственной преступности в 1980–2000-х годах Хандзай хакусё 1990–97 (Белая книга преступности). Токио: Министерство юстиции Японии, 1998 (на яп. яз.); Преступность в зарубежных странах в 80-е годы. Научная информация по вопросам борьбы с преступностью № 142. С. 106 .

Доля иных насильственных преступлений (к которым относят телесные повреждения, нападения, вымогательство, устрашение) в общем объеме преступлений по Уголовному кодексу также сократилась с 4 % в 1980 г. до 2 % в 2000 г. Некоторое исключение составляют лишь вымогательства, число которых снизилось лишь во второй половине 90-х годов .

Рисунок 6 Динамика насильственной преступности в Япо-нии в 1980–2000-х годах25

График составлен по: Хандзай хакусё 1990–97 (Белая книга преступности); Преступность в зарубежных странах в 80-е годы: Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. № 142. С. 106 .

Объяснение вытекающего из рис. 6 падения уровня насильственной преступности японские криминологи (Д. Коси, Ф. Кумагаэ) справедливо находят в первую очередь в высокой раскрываемости насильственных преступлений, обусловленной эффективными действиями полиции и иных правоохранительных органов, в высокой роли «общепревентивных профилактических мер» в уголовной политике Японии 26 .

Хотя вероятность стать жертвой преступления в Японии сравнительно низка, гражданская информированность населения высокая: опасные преступления широко освещаются в прессе и на телевидении. Вооруженные разбои, например, так редки, что, в сущности, о каждом из них подробно сообщается, Кумагаэ Ф. Финальное насилие в Японии (Final Violence in Japan) / Victimology, 8 (Summer-Fall, 1983). С. 178 (на англ. яз.) .

такими же сенсациями становятся похищения людей и тяжкие убийства. В частности, был широко освещен ряд тяжких убийств с похищением людей в 1988– 1989 гг.: преступник убивал девочек 7–10 лет, а затем посылал письма и останки жертв их родителям. Общественный резонанс и информированность родителей способствовали активному участию общественности в отработке версий преступления, повышенному присмотру за детьми. Поскольку маньяки крайне редко встречаются в Японии, каждый случай получает исключительную огласку. Так, жестокое убийство (путем отсечения головы) в 1997 г. младшего школьника преступником, затеявшим затем «игру» с полицией анонимными письмами, вызвало общественное негодование. Благодаря широкой огласке и всеобщим усилиям виновный был оперативно найден .

Беспрецедентной кровавой драмой для Японии стал инцидент, происшедший в июне 2001 г. в школе города Икэда в окрестностях Осака. Неизвестный мужчина ворвался в здание школы с ножом и напал на учащихся. Ножевые ранения получили в общей сложности 26 учеников младших классов и трое преподавателей, которые пытались остановить напавшего .

Пять 6-летних детей, получив смертельные ранения, скончались. Ранее этого 37-летнего маньяка уже задерживали за преступные действия и поместили на непродолжительное время в больницу .

Будучи непосредственным свидетелем общественной полемики в Японии по поводу этих «чудовищных преступлений» я не раз отмечал реакцию населения, лейтмотивом которой была не жалость, а «стыд» (за себя, за нацию, за преступника и его «плохое воспитание») – специфическая реакция японского конформизма .

Организованная преступность. Организованная преступность в Японии соединяет в себе черты традиционного японского и современного американского преступных миров27. Мафия в Японии неотделима от экономической и политической жизни, она связана с большим бизнесом. По своей сути «якудза» представляет собой самобытную форму организованной преступности, во многом отличную от всех известных форм организованной преступности в цивилизованном мире .

В публицистике японский феномен «якудза» часто рассматривается как модель мирного сосуществования государства и «мафии». Как правило, приводятся примеры фактически легального существования «якудза» в стране, их «административной регистрации», открытого ведения бизнеса, когда «не соБелявская О. А. Организованная преступность в Японии // Соц. законность, 1988. № 11. С. 65–66 .

всем чистые деньги и люди, вышедшие из криминала, обеспечивают порядок на рынке страны». Так, «после войны преступность там была очень высока… когда мафия поделила страну на сферы влияния, преступность резко пошла на спад – якудза стали делать деньги в белом бизнесе, и криминальные разборки, проблемы с властями им оказались ни к чему».28 В год расцвета в 1963 г .

организация «борёкудан» 29 насчитывала примерно 184 тыс. гангстеров. С тех пор наблюдалось постепенное снижение численности организации. Начиная с 1987 г. вновь наметился незначительный рост численности этой организации (приостановленный затем введением специального законодательства против «борёкудан»). Однако за последние годы вновь отмечается незначительный рост численности «борёкудан». К 2000 г. общая численность «борёкудан» составляла около 83 тыс. человек (из которых 44 тыс. являются членами, а 39 тыс .

считаются сообщниками) .

Процесс укрупнения преступных группировок, начавшийся в 70-е годы, завершился созданием трех Василиадис И. В оффшорное программирование придут криминальные деньги // http://www.computerra.ru/hot/interviews/7644/ «Борёкудан» – японские антиобщественные криминальные группы (ранее известные как «якудза», или мафия) – классифицируется законом как «организация, обеспечивающая своим членам возможность коллективно совершать незаконные акты насилия» .

тысяч организованных групп («борёкудан»), число которых постоянно сокращается, а их мощь имеет тенденцию к уменьшению (на 80 – в 1990 г., 131 – в 1991 г., 158 – в 1992 г., 222 – в 1993 г., 211 – в 1994 г.) .

В последние годы три основные группы (Ямагучи-гуми, Сумиёси-кай, Инагава-кай), вобрав в себя ряд других, заняли доминирующее положение (число их участников составляло к 2000 г. более 30 тыс .

чел., т. е. около 70 % от всех полноправных членов «борёкудан»). Эти преступные синдикаты являются крупными финансовыми корпорациями: годовой доход «Ямагучи-гуми» составил около 1 млрд долларов, «Сумиёси-кай» – 500 млн долл., и «Инагавакай» – 350 млн долл.30 Таким образом, сокращение численности групп и их участников происходит путем поглощения слабых и малочисленных крупными кланами .

К аналогичным выводам приходит и А. Иванов, справедливо объясняя это «успехами целенаправленной борьбы»31, в том числе применением Закона о борьбе с организованной преступностью 1991 г .

Беручашвили А. Организованная преступность в системе криминальных экономических отношений // http://newasp.omskreg.ru/bekryash/ ch3p4.htm Иванов А. М. Организованная преступность и борьба с ней в Японии: Автореф. дис. … юрид. наук. Владивосток: ДВГУ, 2000. С. 15 .

Рисунок 7 Структура организованных преступных группировок Японии (по количеству членов) в конце 90-х годов Весьма высока доля членов «борёкудан» среди лиц, виновных в совершении насильственных преступлений: в 1980 г. – 8,3 %, в 1985 г. – 6,6 %, в 1987 г. – 6,0 %, в 1989 г. – 7,0 %, в 1990 г. – 7,4 %, в 1998 г. – 7,0 %. По таким преступлениям, как убийства, этот процент еще выше. Составляя к концу 90х годов менее 0,05 % населения страны, члены «борёкудан» совершают третью часть убийств, четверть телесных повреждений, пятую часть нападений и изнасилований32 .

Маэно Икудэо. Преступность борёкудан (Борёкудан хандзай) // В последние годы стали сокращаться такие преступления, как насильственные действия, причинение телесных повреждений, препятствование исполнению служебных обязанностей и другие, совершаемые участниками групп. В то же время распространились междоусобицы групп с применением огнестрельного оружия33 .

Рост вооруженности группировок, а также тенденция к их слиянию (см. табл. 5) позволили ряду исследователей сделать вывод (на наш взгляд, слабо обоснованный), что вопреки японской официальной статистике «идут процессы не ослабления, а усиления мафиозного спрута»34 .

Таблица 5 Количество преступлений с участием групп «бо-рёкудан» в 1994 г.35

Кэйдзи сэйсаку рон. Киото, 1988. С. 303–307 (на яп. яз.) .

В Японии строго регулируется обладание огнестрельным оружием, однако учитывая спрос со стороны преступных групп, его немало доставляют в страну контрабандным и иным путем (см.: Миядзава Коити .

Организованная преступность (Сосики бореку хандзай) // Хандзайгаку нидзюго ко. Токио, 1987. С. 400–431 (на яп. яз.) .

Иншаков С. М. Зарубежная криминология. М., Инфра-М-НОРМА,

1997. С. 277 .

White Paper on Police 1995 (excerpt). Р. 94 .

Организационная структура, традиции и законы «якудза» сложились примерно 200 лет тому назад в период феодализма. Однако в результате изменений в обществе, которые произошли после войны, преступные группы приобрели иной облик, утратили индивидуальность и, сформировавшись в сегодняшних «борёкудан», осуществляют свои преступные деяния .

Опираясь на результаты исследований, НИИ полиции рассмотрел особенности сегодняшних преступных групп. Эти группы формируются из лиц, имевших преступное прошлое, и молодежи с делинквентной и социально отклоняющейся биографией: на долю участников групп, которые составляют лишь 0,1 % всего населения, приходится 1/3 убийств и телесных повреждений, 1/2 азартных игр и нарушений Закона о контроле за стимулирующими средствами. 36 Иначе говоря, приняв решительные меры против «борёкудан», можно в ближайшее время значительно сокраУэда К. Указ. соч. С. 124 .

тить многие виды преступности .

В различных источниках указывается, что к концу 90-х годов преступные группы перенесли центр тяжести с грабежей на «противоправный бизнес» и превратились в предприятия, основанные на применении незаконных способов извлечения прибыли, т. е .

преступные синдикаты ищут новые, легальные источники дохода (особенно в сфере осуществления ссудно-кредитных операций, политической деятельности). Основные денежные средства поступают от нелегальной торговли стимулирующими средствами, тайного букмекерства, азартных игр, «микадзимэре»

– платы за телохранительство, проституции и подпольной торговли порнофильмами, от поступлений за «сокайя»37, за спекуляцию землей, в связи с взиманием долгов.38 Из характера этих операций видно, что на них существует спрос со стороны определенной «клиентуры», т. е. современная организованная преступность поддерживается «социальным заказом» общества39 .

«Сокайя» – лица, тайно нанимаемые руководством фирмы для того, чтобы во время общего собрания акционеров оказывать на них грубое давление, вынуждая голосовать за решения, выгодные руководству .

Иванов А. М. Указ. соч. С. 55–59 .

Исии Такаси. Сайкин но сокайя но доко то кэйсацу но сокайя тайсаку (Последний тенденции в деятельности «сокайя» и меры полиции по борьбе с «сокайя») // Кэйсацу сорон. Токио, 1988. № 9. С. 39–45 .

В 80–90-е годы произошли и оперативные изменения в законодательстве. Например, поправками к законам о налогообложении в целях борьбы с организованной преступностью увеличены санкции за уклонение от уплаты налогов (лишение свободы на срок до пяти лет и штраф); Законом, регламентирующим предпринимательство в области ссудного капитала, и поправкой к Закону о депозитах и начислении процентов введены уголовно-правовые нормы, направленные на борьбу с распространившимся «акульим промыслом». Согласно этим нормам в уголовном порядке стали преследоваться запугивание и вымогательство денег у неплательщиков; предусмотрено усиленное уголовное наказание за превышение суммарного годового процента, установленного законом. Принято, наконец, специальное законодательство по борьбе с организованной преступностью (Закон 1991 г.) .

С конца 90-х годов для ослабления деятельности «борёкудан» полиция проводит три долгосрочные кампании: прямое (административное и уголовное) наступление на незаконную деятельность; эффективное исполнение «антиборёкуданного закона»; и, наконец, кампании, направленные на искоренение «борёкудан» из общества .

1. Прямое наступление на незаконную деятельность:

– политика долгосрочной изоляции от общества членов «борёкудан» путем массовых арестов: так, в 1999 г. арестованы 3254 члена организации (в основном за вооруженное нападение, воровство, вымогательство и за стимулирующие наркотики);

– ограничение источников дохода организации путем полицейской защиты компаний от рэкета и строгого наблюдения за традиционными источниками в игорном бизнесе и торговлей наркотиками;

– конфискация оружия: в 1999 г. полиция конфисковала у членов «борёкудан» 580 стволов ручного оружия .

2. Эффективное использование «антиборёкуданного закона», принятого в мае 1991 г. Ревизия Закона в 1993 г. расширила его регулирующую силу, а ревизия 1997 г. запретила филиалам возможность совершать незаконные действия под прикрытием, с использованием влияния организации. Любая криминальная группа, чья противоправная деятельность подходит под статью «антиборёкуданного закона», может быть названа «борёкудан», после чего членам группы запрещается проводить деятельность, оговоренную законом (к 2000 г. 24 группы именовались «группами борёкудан»). Членам «борекудан» запрещено заниматься вымогательством и уговариванием подростков для вступления в организацию. За 1999 г. было издано 2275 «специальных приказов и распоряжений»

с целью пресечения криминальной деятельности .

3. Социальная «антиборёкуданная кампания». Полиция активно поддерживает местные общины и деловые центры в их стремлении освободиться от влияния «борёкудан», посещает центры развлечения, а также компании, подвергающиеся домогательствам «борёкудан». Цель таких посещений заключается в убеждении руководства в необходимости отвергать бессмысленные требования «борёкудан» или просто выяснить подвергаются ли эти компании угрозам со стороны криминала. Специальные «префектурные центры» дают советы людям, испытывающим нажим со стороны «борёкудан». Такой центр защищает подростков от влияния деятельности группы, помогает общественности вытеснить группу за пределы общины. Более того, подобные центры оказывают материальную компенсацию жертвам нападок .

Особенностью японских «антимафиозных» мер являются, на мой взгляд, традиционная для японской уголовной политики внесудебная, социальная составляющая, стремление к примирению, неюридическому решению конфликтов. Например, если жертва преступления «борёкудан» обращается с заявлением о возмещении убытка после выхода «специального постановления», то в этом случае префектурная комиссия общественной безопасности оказывает помощь пострадавшему в получении компенсации от обидчика. Такая помощь может заключаться в совете, как подготовиться к переговорам с «борёкудан», предоставлении сторонам «стола переговоров», организации встречи с нарушителем .

Структурные отличия групп «борёкудан» Японии от организованной преступности в других странах состоят в том, что они не представляют исключительных прав на определенные географические зоны как на сферы своего влияния, не опираются на родственные связи как основу групповой солидарности и не стремятся сохранять в тайне свою внутреннюю структуру .

Преступления, совершаемые организованными группами, касаются относительно небольшого числа специфических преступлений: 65 % дел о «запугивании», 40 % – вымогательства, 35 % дел, связанных с азартными играми40. Централизованный характер действия системы уголовной юстиции Японии позволяет сдерживать организованную преступность .

Однако само длительное стабильное существование традиционных организованных преступных группировок в Японии дает основание рассматривать их в качестве непременного неистребимого атрибута японКастберг Д. А. Японское уголовное судопроизводство (Castberg D. A. Japanese Criminal Justice). New York, 1990. С. 12–13 .

ского общества, который в данной системе общественных отношений, возможно, будет всегда его частью41. Лидеры организованных преступных группировок широко известны в Японии. Члены имеют отличительные знаки, визитные карточки. Списки членов группировок опубликованы. Основные банды высокоорганизованы и многочисленны (например, состав «Ямагучи-гуми» в 1998 г. – свыше 17 тыс. человек), ежемесячно проводятся собрания с обсуждением вопросов финансирования и организационной деятельности группы .

Главной особенностью субкультуры преступных групп является то, что ее участники считают себя членами единой «квазисемьи». Существовал и кодекс поведения якудза, во многом действительно воспроизводивший кодекс самураев средневековья: якудза должен был стоически переносить голод, боль, тюремное заключение; насильственная смерть поэтизировалась, воспринималась как трагическая фатальность. Еще одной специфичной чертой субкультуры служит инициация (ритуал со «священной чашей», после чего между «новообращенным» и боссом наступают своего рода отношения отца и сына с отречением от настоящих родителей). Прежде существоКастберг Д. А. Японское уголовное судопроизводство (Castberg D. A. Japanese Criminal Justice). New York, 1990. С. 38 .

вал и знаменитый обычай отрезания фаланги пальца, но в настоящее время он применяется исключительно в качестве наказания члена группы за совершенные ошибки. Сейчас около 1/3 участников групп не имеют фаланги пальца, 2/3 участников групп имеют татуировку. Все это является элементами «романтизации» организованной преступности42. В основу организованной структуры группы положены традиционные ценности японской патриархальной семьи, где строгая регламентация места и поведения каждого ее члена сочетается с безграничной преданностью самой семье, и в первую очередь ее главе – оябуну, который является единственным распорядителем доходов .

Невозможность удовлетворения своих притязаний законными и признанными в обществе средствами толкает молодых людей на путь вступления в группы. Возможно, это своего рода протест против современных социальных институтов и культуры, или собственный своеобразный метод адаптации к ним. Следовательно, объективно существующие условия позволяют преступным группам пополняться людскими ресурсами и таким образом поддерживать свое существование43 .

Иванов А. М. Указ. соч. С. 116–117 .

Белявская О. А. Организованная преступность в Японии. С. 65–66 .

В последние годы наметился выход организации на международную арену. «Борёкудан» занимаются незаконной торговлей оружия и наркотиков, делают вклады в недвижимость за рубежом, выступают в роли брокеров для незаконной иммиграции иностранцев в Японию .

Основные тенденции, характерные для организованных преступных группировок, – рост числа молодежи среди членов, слияние группировок между собой, широкое распространение рецидивной преступности, формирование специфической субкультуры – являются типичными для организованных группировок в большинстве государств. Существование преступных групп, признает К. Уэда, является «вызовом всему законодательству Японии и позором нации» .

Коррупция. Коррупция чиновников и политических деятелей резко отрицательно воспринимается и властями, и общественностью Японии. С мая 1997 г .

в Японии начались разоблачения связей известных компаний (причем таких крупных, как банк «Дайити канге» и финансовая корпорация «Номура») с «сокайя» – вымогателями, которые «владеют информацией о неблагоприятных для компаний обстоятельствах (неудачи в бизнесе, скандалы с сотрудниками, дефекты товаров)44. После этих скандалов праАсахи симбун. 1997. 20 мая .

вящая Либерально-демократическая партия внесла предложения об ужесточении мер против нарушителей порядка регулирования финансовой деятельности: о криминализации некоторых деяний, которые до того не влекли уголовного наказания. После долгих колебаний Япония начала поддерживать идею Организации экономического сотрудничества и развития заключить международный договор, который был бы нацелен против компаний, занимающихся подкупом иностранных политиков и чиновников45. Особую опасность представляют «связи» руководителей мафиозных структур с официальными властями. Так, после ареста в 1993 г. одного из лидеров мафии Японии Канэмару выяснилось, что тот фактически руководил действиями японских премьер-министров Набору Такэсита, Тосики Кайфу, Киити Миядзава46. Ранее весь мир облетела шокирующая информация о коррупции в японском правительстве в связи с делом американской компании «Локхид» – премьер К. Танака с позором ушел в отставку и был осужден .

В 90-х годах японские исследователи предложили ряд мер для подавления этого вида преступности: раскрытие информации о деятельности властФинансовые известия. 1997. 31 июля .

Натаров В. Канэмару – «серый кардинал» правящей партии // Литературная газета. 1996. № 14 .

ных структур; введение на центральном и местном уровнях института независимого омбудсмана для контроля за чиновниками; ужесточение наказаний (аннулировать избрание депутатов, пожизненно запрещать выдвижение в качестве кандидатов, наказывать причастных лиц из избирательной команды); перевод финансирования избирательных кампаний полностью на государственную основу 47 .

В начале нового века Японию поразила волна очередных уголовных скандалов: так, на фотографиях, появившихся в конце 2000 г. в популярном журнале Shukan Gendai, запечатлен премьер-министр Иосиро Мори рядом с одним из мафиозных «авторитетов»

страны. Пресса упоминает, что в 1995 г. Мори выступил с речью на свадьбе, на которой также присутствовал глава одного из крупнейших преступных синдикатов Японии. В 2000 г. также в связи с обвинением в аморальном поведении, связях с наркоторговцами и контактах с правоэкстремистскими группировками с позором ушел в отставку один из ключевых министров правительства – генеральный секретарь кабинета министров Х. Накагава .

Проблема наркопреступности в Японии не стоит Ямамото К. Сэйдзика, комуин-но хандзай то дзикэн (Преступления политиков и чиновников и связанные с этим уголовные дела). Токио, 1992 .

так остро, как в других ведущих странах Запада. Не получили широкого распространения такие опасные наркотики, как кокаин, героин и т. п., – более 90 % лиц, употребляющих наркотические вещества, принимают возбуждающие лекарственные препараты (стимулирующие средства).48 Тем не менее правоохранительные органы Японии, считая, что ситуация с наркопреступностью вызывает тревогу, внимательно следят за такими явлениями, как совершение тяжких преступлений, связанное с употреблением наркотиков, сращивание наркомафии и обычной организованной преступности, нелегальное поступление наркотиков в Японию из-за границы по международным наркомафиозным каналам. По мнению этих органов, ослабление внимания к наркопреступности может привести к ее значительному росту, вплоть до выхода на уровень США и западноевропейских стран .

Борьба с преступлениями, связанными с наркотическими веществами, ведется на основе крайне жесткого уголовного законодательства (специальных законов по видам наркотиков или стимулирующим веществам: конопля, психотропные, стимулирующие вещества, опиум). Первая волна роста потребления (оно также преследуется в уголовном порядке) прихоБелявская О. Наркопреступность и борьба с ней в Японии // Государство и право. М., 1994. № 3. С. 120 .

дится еще на послевоенные годы, когда появились и получили распространение стимулирующие средства (хиропон), произведенные и хранившиеся в военных целях. С начала 70-х годов получило широкое распространение потребление стимулирующих средств (амфетаминов и метамфетаминов). В первой половине 80-х годов постоянно росло количество нарушений Закона о стимулирующих веществах, однако затем оно начало снижаться, составив в 1985 г. 32,2 тыс., в 1990 г. – 20 тыс., 1995 г. – 17,4 тыс. (меньше на 16,6 %, чем в 1994 г.). Количество изъятых стимулирующих веществ к 90-м годам также снизилось: в 1966 г. – 350 кг; в 1987 г. – 703 кг; в 1990 г. – 279 кг .

На фоне уменьшения общего количества изъятых наркотиков происходят настораживающие качественные изменения – количество некоторых их видов увеличивается. Так, если в 1986 г. изъято 1,8 кг героина (новый, наиболее прибыльный для якудза вид бизнеса)49, то в 1987 г. – 4,7 кг, в 1990 г. – 9,4 кг .

Проблема наркотической зависимости молодежи тесно связана с уровнем преступности (в том числе международной и организованной), ростом самоубийств и причинений вреда собственному здоровью .

Организованная преступность на Дальнем Востоке: общие и региональные черты: Учебное пособие. Владивосток: Изд-во ДВГУ, 1998. С .

225 .

К середине 90-х годов число подростков, употребляющих наркотики, несколько снизилось: в 1994 г. полицией были задержаны 7344 несовершеннолетних (14– 19 лет) за токсикоманию и употребление наркотиков (на 22 % меньше, чем в предыдущем году). Однако в 90-е годы значительно увеличилась поставка наркотиков туристами, посещающими Японию, наряду с ослаблением борьбы со стимулирующими наркотиками. Так, в 1999 г. число задержанных за употребление наркотиков составило: 4184 подростков за употребление органических растворителей, 996 – за употребление стимуляторов, 115 – за употребление гашиша .

Таблица 6 Количество обвиняемых по делам, связанным с наркотиками, в 1995 г.50 Количество преступлений, связанных с наркоБелая книга преступности 1995 г. Министерство юстиции Японии (White Paper on Crime). Токио, 1996. С. 41 .

тиками, в 1975–1994 гг.51 Настораживает и тенденция увеличения числа малолетних девушек-наркоманок, означающая, что их удельный вес может возрастать по мере взросления:

в средней ступени школы (12–15 лет) из выявленных малолетних наркоманов, употребляющих стимулирующие вещества и коноплю, девушки составляют до 90–100 % по обеим категориям52, 42 % – по токсикомании. Употребление конопли возрастает (на 20 % к 1993 г., что возвращает к критическому уровню 1956 г.)53 .

Два основных источника контрабанды наркотиков Таблица составлена по данным: Нихон то: кэй нэнкан 1997. № 46 .

С. 766 .

Замечу, что эта японская «проблема» в абсолютных цифрах совсем не выглядит угрожающей: 13 и 8 человек соответственно .

White Paper on Police 1995. P. 54 .

– Китай и Северная Корея: из общего числа случаев контрабанды 55,8 % приходит из Китая и 44 % из Северной Кореи. Стимулирующие средства ввозятся в страну контрабандным путем в основном из Тайваня и Южной Кореи, а также из Гонконга и с Филиппин .

Цена на пути из Гонконга и до потребителя увеличивается в 40–50 раз.54 В 1999 г. было задержано примерно 1512 кг контрабандного наркотика. Максимальная партия (566 кг) была обнаружена в октябре 1999 г .

в префектуре Кагосима. Методы контрабанды становятся все более разнообразными и утонченными: в мае 1999 г. полиция задержала 146,9 кг стимулирующих наркотиков, спрятанных в мраморной колонне, в префектуре Саитама; также для провоза контрабанды использовались огнетушители и мешки с моллюсками .

Лидеры наркоторговли внутри Японии – «борёкудан» и иранские наркоторговцы: 43,4 % арестованных за торговлю этими наркотиками – «якудза», являющиеся членами международных преступных синдикатов, которые практически монополизировали этот вид преступной деятельности. Что касается иностранцев, то возглавляют список арестованных за стимулируюToshio Yokoo. The Japanese police compaign against the boryokudan (Кампания японской полиции против борёкудан) // Intern. criminal police rev. P., 1986. N 395 .

щие наркотики иранцы. Внутри страны создана сложная сеть тайного распространения стимулирующих средств. Стимулирующие средства в настоящее время потребляются повсеместно, причем всеми слоями японского общества, включая молодежь и женщин-домохозяек.55 Откликом на распространение наркомании явились: пересмотр Закона о контроле за сильнодействующими и ядовитыми веществами (потребление органических растворителей (легкодоступных заменителей наркотиков) стало караться лишением свободы);

пересмотр в 1990 г. в сторону ужесточения наказания Закона о контроле за наркотическими веществами, Закона о контроле за веществами, полученными из конопли, и Закона о контроле за стимулирующими средствами (см. табл. 6). В 1992 г. были приняты два так называемых антинаркотических закона, являющихся частью программы международного сотрудничества по контролю за ввозом наркотиков. Этими актами также усиливались возможности контроля за отмыванием наркодоходов. Только в 1995 г. на их основании полицией были осуществлены 24 контролируемые поставки. В 1998 г. правительство Японии приняло «пятилетний» план-стратегию предупреждения употребления наркотиков совместными действиБелявская О. А. Организованная преступность в Японии. С. 26 .

ями всех министерств и агентств .

Очевидно, что развитие в Японии наркопреступности должно рассматриваться как часть общемирового процесса расширения оборота наркотических средств, интернационализации деятельности крупнейших преступных группировок, усложнения и большего разнообразия форм преступной деятельности .

Национальное полицейское агентство выступает с инициативой по обмену информацией по наркотикам, по обмену техники контроля с приглашением высших чинов по контролю за наркотиками из Азии и стран Тихоокеанского региона. В 1999 г. это агентство принимало у себя Азиатско-Тихоокеанскую оперативную конференцию по усилению контроля за наркотиками, на которой присутствовали участники из 30 стран. С 1962 г. полиция Японии регулярно приглашает старших чинов по контролю за наркотиками со всего мира с целью выращивания нового поколения следователей и главных фигур для будущего обмена техникой контроля и передачи ее лучших образцов в другие страны. Для решения наркопроблемы «золотого треугольника» Национальное агентство Японии посылало своих экспертов по контролю за наркотиками и анализу технологии для оказания помощи специалистам Таиланда и Бирмы. Сотрудничество дает практические результаты: свыше 60 % изъятого только в 1999 г. в Японии опия – результат совместно проведенных российскими (приморскими) и японскими правоохранительными органами контролируемых поставок, когда были задержаны две международные преступные группы.56 С 80-х годов весьма тревожной стала ситуация с пьянством: в 1985 г. Япония вышла в «мировые лидеры» по количеству потребляемого алкоголя на душу населения, причем половина пьющих – женщины. Соответственно возросло число женщин, совершающих преступления.57 Использование оружия. Благодаря строгому контролю оружия в Японии очень низкий уровень преступлений, связанных с его применением. Жесткий запрет на свободное владение оружием58 позволяет эффективно контролировать его использование, оперативно раскрывать преступления, связанные с применением оружия.

Количество таких инцидентов, наПо информации руководителя УФСБ РФ по Хабаровскому краю (см.:

Баранник И. Н. Сотрудничество правоохранительных органов стран АТР в борьбе с транснациональной преступностью – объективная закономерность // Международная конференция «Мировое сообщество против глобализации преступности». г. Москва, 23–24 октября 2001 г.) Дашков Г. В. А как там у них? // Юридическая газета. 1991. № 4 .

В Японии граждане уже давно лишены права на оружие: свободное частное владение огнестрельным оружием в Японии вне закона со времени издания военачальником Тойотоми Хидойоси указа о конфискации оружия в XVI в .

пример, в 1995 г. составило всего 168 (в 1999 г. – 162), количество убитых – 3459. Крайне редки случаи тяжких преступлений, каждый из которых становится национальной сенсацией60 (например, вооруженное ограбление отделения банка «Sumitomo» в г. Нагоя – в 1994 г., тяжелое ранение генерального комиссара Главного полицейского управления (шефа полиции) – в марте 1995 г., убийство женщины в районе Сибуя – в 1997 г.). За 1999 г. в стране отмечено всего 42 случая вооруженных нападений (из них в 40 случаях применялись пистолеты), погибли 28 чел., получили ранения 24 чел .

Таблица 7 Количество преступлений, связанных с оружи-ем, в 1975–1994 гг.61

White Paper on Crime 1996. P. 16 .

White Paper on Police 1995. P. 12 .

Таблица составлена по данным: Статистический ежегодник Японии 1997 (Нихон то: кэй нэнкан 1997). № 46. С. 766. (на яп. яз.) .

Аресты, связанные со случаями использования огнестрельного оружия ультраправыми группировками, в 1985–1994 гг.62 Из всех случаев использования огнестрельного оружия 2/3 связаны с членами «борёкудан», а 1/4 часть из них – конфликты между самими преступными группами. Так, в марте 2001 г. произошли сразу несколько мафиозных «разборок» с применением огнестрельного оружия в префектуре Точиги и в Токио, где среди бела дня 25-летний гангстер Р. Цутихаси (член Киокуто-кай) открыл пальбу из пистолета в гостинице, в результате чего один мафиозо (член Мацуба-кай) был убит и один полицейский получил ранения. В тот же день вечером был обстрелян дом одного из боссов Мацуба-кай в префектуре Тотиги, где находится штаб-квартира этого объединения «якудза» .

Одновременно происходили «сражения» между двумя другими группировками в Кавасаки: только 16 марта было сразу 12 инцидентов, в том числе и с примеТаблица и график составлены по данным: White Paper on Police

1995. P. 16 .

нением огнестрельного оружия, в результате которых один прохожий был убит и 5 местных жителей, не имеющих никакого отношения к «якудза», получили ранения .

В 1999 г. полиция изъяла 1001 пистолет: 837 стволов (84 %) – пистолеты заводского изготовления, 164 ствола (16 %) – подделки кустарного изготовления .

Из общего числа изъятого оружия 58 % принадлежали членам или сообщникам «борёкудан». Большая часть пистолетов производства завезены в Японию из других стран (производства США – 30 %, Китая – 20 %, Филиппин – 10 %). Японская мафия использует и иные каналы контрабандного ввоза оружия – из Бразилии, Италии, Испании, Бельгии, а теперь и из России. С 1989 г. возрастает импорт оружия китайского и российского производства, в том числе пистолетов «Токарев». Широкую огласку получило обнаружение в 1994 г. в секте «Аум Синрикё» запасов огнестрельного оружия, в том числе российского производства (автоматы «Калашникова»), что позволило, кстати, говорить о «московском следе секты» с последующими обвинениями в адрес одного из ведущих российских политиков этого периода. Кроме того, возрастает количество изъятых в Японии пистолетов, ввезенных из России. Только за 6 месяцев 2000 г. правоохранительными органами этой страны было конфисковано 75 российских пистолетов: например, в 2000 г. в порту Отару только на одном российском судне («Островский») было обнаружено 23 пистолета «Макаров» и свыше 70 боеприпасов к ним .

Рисунок 8 Динамика арестов «ультраправых» в связи с использованием оружия, в 1985–1995 гг .

Если использование оружия радикальными политическими и террористическими группами к 90-м годам активизировалось (см. табл. 7, рис. 8), то ограбления с использованием огнестрельного оружия крайне редки (в 1992 г. – 7, 1993 г. – 9, в 1994 г. – 12): в основном на игровые «чайные домики» (3), финансовые институты (2). Причем на такие «традиционные» объекты, как такси и ночные супермаркеты, нападения в последние годы не совершаются (см. табл. 24) .

Благополучность ситуации следует объяснять тем, что в Японии законодательно закреплен запрет на свободное владение огнестрельным оружием на праве собственности, мечами и саблями, нарушение которого строго карается. По Закону о контроле за огнестрельным и холодным (клинковым) оружием никому не разрешается иметь огнестрельное оружие «для незначительной цели, коллекционирования или целей самообороны в связи с его (оружия) смертоносными свойствами и опасностью причинения ранений, увечий и смерти». Владение ручным огнестрельным оружием разрешается только для исполнения предписанных законом официальных обязанностей в полиции, императорской гвардии и силах самообороны Японии. В Японии запрещено владение даже так называемым имитационным оружием, которое только внешне похоже на настоящее. Запрещены торговля и владение модельными пистолетами и револьверами, поскольку есть шанс, что они могут быть переделаны в настоящее оружие.63 Владение и использование охотничьих винтовок (дробовиков) и короткоствольного оружия хотя и не Шелковникова Е. Безоружные самураи // http://www.hb.marine.su/ holiday/ men_cl/gan_all/samurai.htm запрещено, но контролируется также очень строго. 64 Правовое регулирование оборота охотничьего оружия (гладкоствольного и нарезного) столь жесткое, что фактически в большинстве случаев огнестрельное охотничье оружие для широкого круга японских граждан недоступно. Разрешение на его приобретение и ношение дают исключительно комиссии общественной безопасности префектур для целей охоты или для спортивных стрельб по мишеням. Комиссия общественной безопасности префектуры после получения заявки проводит тщательную проверку заявителя: его возраст, криминальное прошлое, психическое здоровье и т. п. Гражданин, получающий лицензию в обязательном порядке, должен пройти соответствующую подготовку и сдать зачеты по обращению с огнестрельным охотничьим оружием. А лицензия на нарезное охотничье оружие может быть выдана только тому, кто на законном основании владеет гладкоствольным охотничьим оружием более 10 лет. Тем не менее к 2000 г. на руках у населения хранилось 415 тыс. охотничьих ружей, пневматических пистолетов, воздушных ружей. Применение охотничьего оружия в целях самообороны запрещено. На охотничью Копел Д. Японское законодательство об оружии (Kopel D. C .

Japanese Gun Laws and Crime) // American Rifleman, December 1988. P .

72–75 (на англ. яз.) .

пневматику также необходимо получить разрешение комиссии общественной безопасности .

Разрешения на ношение пистолетов имеют наибольшее количество ограничений по сравнению с другими актами. Пистолеты почти полностью запрещены, за исключением полицейских и персонала сил самообороны и только в служебное время. Спортивные пистолеты имеют некоторые спортсмены, но только с разрешения префектурной комиссии по общественной безопасности. Находятся под контролем и некоторые виды игрушечных пистолетов .

Производство и торговля охотничьим огнестрельным и пневматическим оружием также осуществляется по специальным лицензиям, выдаваемым уже губернаторами префектур. Примерно 97 % охотничьего огнестрельного и пневматического оружия производится на экспорт .

Общий контроль за оборотом оружия осуществляет Национальное полицейское управление. Уголовное расследование нарушений законодательных актов об оружии (их всего семь) осуществляет также полиция. При этом изменениями, внесенными в 1993 и 1995 гг. в Закон о контроле за огнестрельным и холодным (клинковым) оружием, уголовные наказания за нарушение положений об обороте личного огнестрельного оружия ужесточены.65 Незаконное владение всеми видами личного ручного огнестрельного оружия чревато тюремным заключением сроком от года до 10 лет. А стрельба из личного оружия карается от трех лет тюрьмы до пожизненного тюремного заключения .

Карательные меры, предусматривающие уголовную ответственность за покушение либо приготовление к нелегальному ввозу ручного огнестрельного оружия всех видов, распространяются и за пределы страны. Если подобное преступление подданный Японии совершил на территории иностранного государства, ему грозит до 5 лет тюремного заключения или штраф в сумме до 1 млн йен (примерно 9 тыс .

долларов) .

Такое сочетание законодательных ограничений на владение личным огнестрельным оружием с довольно жесткой карательной политикой приносит свои результаты. В Японии соотношение убийств с применением огнестрельного оружия к общему количеству убийств составляет всего 4,1 %. Например, если в 1994 г. в Японии было зарегистрировано всего 34 убийства с применением огнестрельного оружия, то в США – 16,5 тыс. (это 69,6 % от общего числа убийств) .

С 90-х годов правоохранительные органы Японии Шелковникова Е. Указ. соч .

столкнулись с существенным увеличением незаконного оборота оружия. Токийское управление полиции впервые за всю историю своего существования создало спецподразделение по борьбе с нелегальным ввозом огнестрельного оружия .

Терроризм. Гарантией общественной безопасности считаются своевременное реагирование и уголовно-правовая борьба с преступными акциями (террактами) левацких и ультраправых (в 1990 г. раскрыто 9 террактов, в 1994 г. – 13) группировок, религиозных сект .

В Японии в конце ХХ в. религиозная преступность выражает себя в очень жестокой форме. Наиболее трагичные последствия вызвала преступная деятельность фанатиков из конфессии «Аум Синрикё», которую возглавлял Секо Асахара. Ему предъявлено 11 обвинений, в том числе газовая атака в городе Мацумото, известный террористический акт в токийском метро (11 убитых и более 5 тыс. отравленных), организация расправ над «предателями» внутри секты, похищения и убийства людей, попытка наладить производство оружия средств массового уничтожения, наркотиков.66 После шокировавшего Японию терракта

– «газовой атаки» в токийском метро секта «Аум Синрикё» прекратила свою деятельность: в январе 1997 г .

Головнин В. День Асахары // Новое время. 1995. № 52. С. 27 .

Комиссия по общественной безопасности запретила эту организацию в соответствии с Законом по борьбе с подрывной деятельностью. Однако она воскресла по накоплению средств через свой компьютерный бизнес. В апреле 1999 г. прошли уличные выступления ее членов в центре Токио. На конец 1999 г. эта группа имела 2100 последователей и 34 отделения по всей Японии. Чтобы избавить население от беспокойства, были установлены полицейские посты около всех мест сосредоточения членов организации, произведено 18 отдельных расследований, 144 обыска, арестованы 20 человек .

В 90-е годы продолжились антироссийские выступления ультраправых с требованием к правительству добиваться возврата «северных территорий»: инциденты включали «партизанские атаки» (прорыв на грузовике к зданию министерства юстиции в июне 1999 г., покушение на директора школы в Осаке). В 1999 г. полиция арестовала 1348 ультраправых (за 1012 нарушений), включая 10 террористов, было изъято 79 стволов огнестрельного оружия. Однако японская полиция пытается подавить терроризм в первую очередь путем пресечения нелегальной активности ультраправых по сбору денежных средств .

Опасными антиобщественными организациями являются и ультралевые группы (Национальный Комитет Коммунистической Лиги, Революционная марксистская партия и др.), члены которых верят в победу коммунизма путем вооруженного свержения демократического общества. В их рядах в настоящее время находятся около 24 тыс. человек. Со дня образования в 1957 г. они совершали уличные вооруженные столкновения с применением бутылок с зажигательной смесью («коктейль Молотова»), взрывы и жестокие убийства, активно применяя бомбы с часовым механизмом и таймерные детонаторы. С 1990 г .

ими было совершено 143 теракта в партизанском стиле, при этом погибли 3 и ранены 17 человек. В то же время они ведут незаконный сбор компромата на членов правительства и органы безопасности путем прослушивания разговоров, а также кражи документов: в 1998 г. полиция выявила, что их радиопереговоры прослушивались. Следует отметить, что в недавнем прошлом подрывной деятельностью занималась Японская компартия (КПЯ). Она и сейчас (будучи самой мощной компартией в капиталистическом мире, насчитывая в 1999 г. 370 тыс. членов и 49 мест в парламенте), все еще поддерживает политику, не исключающую возможность применения силы в процессе совершения революции, в зависимости от действий полиции и властей.67 White Paper on Police 2000 .

В 1997–1998 гг. после захвата ряда высших дипломатических и должностных лиц в резиденции японского посла в Лиме очевидна стала необходимость активизации борьбы с международным терроризмом, в первую очередь с «Японской Красной Армией» (террористической организацией) доступными с доказательственной стороны правовыми средствами. Показательны аресты Токийским полицейским департаментом членов «JRA» А. Дайдодзи и затем Х. Мацуда за противоправное использование частного документа с поддельной печатью. Япония благодаря международному сотрудничеству добилась с 1995 г. ареста 9 членов «JRA»: так, в феврале 1997 г. власти Ливана взяли под арест членов Японской Красной Армии за подделку своих паспортов. В марте 2000 г. после окончания срока заключения японская полиция арестовала членов этой группы по их прибытию в Японию (за исключением К. Окамото, подозреваемого в участии в резне в аэропорту в Тель-Авиве в 1972 г., которому было предоставлено политическое убежище в Ливане). Однако, например, группа японских террористов, которая впервые за всю историю совершила захват самолета японской авиалинии «Едо-гоу» в марте 1970 г., все еще находится в Северной Корее, с правительством которой террористы поддерживают тесные связи.68 Наконец, в ноябре 2001 г. в Японии задержана сама основательница «Японской Красной Армии» Фусако Сигенобу. С 1975 г. известная террористка разыскивалась Интерполом за организацию террактов, как диверсия в аэропорту Тель-Авива, когда были расстреляны свыше 20 и ранены около 80 мирных граждан. Как оказалось, последние несколько лет террористка проживала в Осаке, откуда не раз совершала поездки по фальшивому паспорту за границу, хотя полиция полагала, что она находится в Ливане .

При задержании были конфискованы персональный компьютер, 1,3 млн йен и CD-диск, на котором полиция надеется найти ценную информацию. Арест основательницы ««JRA» на родине подтверждает версию о том, что террористы перестали получать международную поддержку, которая активно оказывалась крайне левым организациям после окончания «холодной войны». Таким образом, этот арест может стать решающим в деле ликвидации одной из старейших террористических организаций мира .

Вызывают обеспокоенность общественности и повторяющиеся попытки террактов на авиатранспорте, В марте 1996 г. член этой группы Е. Танака был арестован в Камбодже и передан властям Таиланда за попытку передачи фальшивой валюты (в настоящее время рассматривается просьба Японии о его выдаче) .

как очередной случай захвата самолета на внутренней авиалинии в 1999 г. Так, в апреле 1996 г. в префектурных полицейских управлениях были созданы спецотряды по обезвреживанию угонщиков самолетов и другим экстренным происшествиям; в апреле 1998 г .

создана спецкоманда по борьбе с терроризмом при национальном политическом агентстве .

Большое внимание уделяется противодействию «влиянию извне» (шпионажа) на властные органы и защите должностных лиц. Серьезную обеспокоенность у японской полиции вызывают позиция КНДР, КНР и «деятельность спецслужб России по сбору политической, экономической, военной и технологической информации».69 Особую публичную активность полиция проявила в 2001 г. при выдворении российского военного атташе, которому ответственный работник Минобороны Японии передавал секретную информацию. В связи с этим резонанс в Японии вызвали и приговоры суда Тихоокеанского флота России 1999 г. и 2001 г. по делу военного журналиста Г. Пасько о передаче в июне-июле 1996 г. директору японской национальной телекомпании NHK сведений о месте и времени отправки спецэшелона с обогащенным ядерным топливом. Однако официальной реакции на это дело как на «шпионскую историю» не последовало, White Paper on Police 1995. P. 115 .

оно рассматривалось скорее как вопрос о праве на информацию об экологических проблемах, связанных с ядерными отходами в России .

Преступления «против общественной нравственности». Несмотря на то, что проституция является уголовно противоправным деянием, она фактически легализована в Японии. Объясняется это (см .

ниже – гл. 2) особенностью правоприменительной политики в ситуации, когда в массовом сознании проституция не считается «общественно опасной» (см .

табл. 18). Так, в Токио даже иностранец без труда найдет отрывные объявления с соответствующими иллюстрациями и номерами телефонов. «Now-How»

90-х годов – создание глобальных сетей диспетчерских служб с использованием сотовых телефонов или вызовом абонента по пейджеру. В 1999 г. число девушек, взятых на контроль или арестованных с целью пресечения сексуальных правонарушений, составило 4,5 тыс. человек (2/3 из них школьницы и студентки) .

Один из самых распространенных видов моральных нарушений – распродажа видеокассет и CD-ROM дисков с порнографией. Однако полиция признает бессмысленность своих усилий в этом направлении, так как к началу века широкое распространение порнографии приходится на долю и сети Internet, что делает проблему экстерриториальной и пока не контролируемой национальными правоохранительными органами. Казино («незаконные азартные игры») в Японии также запрещены. Однако подпольная регистрация ставок на тотализаторах на ипподромах и велотреках ведется с использованием вызова по сотовому телефону и на пейджер диспетчера. Растущее число нарушений приходится на долю так называемых казино-баров, где играют в карты и «все-таки крутят рулетку» .

Новые виды преступлений. На фоне в общем благоприятного развития преступности в Японии в 80–90-е годы возникает ряд явлений, которые свидетельствуют о появлении новых видов преступлений, в частности, махинаций финансового характера. Все чаще применяется огнестрельное оружие (при столкновении организованных групп, вылазок ультраправых террористов). Явно прослеживаются тенденции жестокости и «интеллектуализации» преступности. Широкое распространение получают махинации финансового характера, мошенничества с предоставлением крупных кредитов, уклонения от уплаты налогов .

Кроме того, участились компьютерные преступления, появившиеся в 70-е годы (с 1971 по 1994 г. – 492 преступления, из них 447 связаны с изменением или уничтожением программной информации). В 1997 г .

японское Главное полицейское управление (ГПУ) выявило 263 преступления в этой области – в восемь раз больше, чем в 1992 г. Одна из «горячих» проблем связана с развитием глобальной сети Internet, которая выводит преступную деятельность на новый информационный уровень (экономические преступления в кредитно-финансовой сфере: оплата счетов, обращение кредитных карточек, дискредитация личности, разглашение конфиденциальной информации) .

В 1997 г., например, была обнаружена афера «взломщика» из Израиля, который более 100 раз пытался проникнуть в компьютерную сеть ВМС США в Калифорнии через японскую компанию – производителя программного обеспечения в префектуре Исикава, не имеющей никаких связей с американскими военными .

Начальник ГПУ в 1998 г. был вынужден даже выступить с заявлением о формировании специальной «киберполиции» для борьбы с преступностью в этой сфере, которая также будет круглосуточно поддерживать контакты с коллегами за рубежом70. В 1999–2000 гг .

планируется выделение из госбюджета средств на закупку специальных компьютерных систем. «До сих пор количество зафиксированных компьютерных преступлений было невелико, но несомненно, что чисЮридическое обозрение университета Рицумейкан (Ritsumeikan Law Review) // 1998. Март. № 14 (на англ. яз.) .

ло их будет расти. Кроме того, благодаря распространению компьютерной техники, преступления ранее существовавших видов будут осуществляться с использованием компьютеров, а также будет возрастать число дел, в которых информация об использовании компьютера станет необходимой как важное доказательство преступления»71. В предвидении роста числа дел, в которых расследование касается компьютеров, а также магнитных дисков и иных носителей магнитных записей, японские юристы приходят к выводу о необходимости переосмыслить традиционные основы ведения следствия, для чего требуется критически проанализировать прежнюю следственную практику, одновременно находя решения для возникающих проблем предварительного расследования и судебного процесса .

В связи с распространением компьютерных преступлений (к 1977 г. – 61, к 1981 – 288, к 1994 –

492) Законом о размещении интегральных полупроводниковых схем 1985 г. введены уголовно-правовые нормы, предусматривающие уголовные наказания в целях охраны информации как собственности. В июне 1987 г. был принят закон, криминализирующий нарушения, связанные с незаконным производством Компюта хандзай то гэндай кэйхо (Компьютерные преступления и современное уголовное право). Токио, 1990. С. 191 (на яп. яз.) .

электромагнитных дисков, уничтожением компьютеров, мошенническим их использованием, а также созданием связанных с этим предприятий. Однако не знающие границ компьютерные сети значительно облегчают преступникам хранение информации на территории других юрисдикций и быстрое перемещение или уничтожение ее с целью ухода от преследования .

Действительно, поскольку Internet «не знает границ», возникают новые правовые проблемы: каждая страна имеет собственное законодательство, регулирующее, в частности, порнографию или азартные игры .

Так, японец, поместивший на web-page (домашней странице) сервера в другой стране снимок непристойного содержания, был арестован в Японии и судим в соответствии со ст. 175 УК, запрещающей публичную демонстрацию изображений или предметов порнографического характера. Однако этот случай вызвал оживленные споры и решение по данному делу до сих пор не принято .

Следует отметить, что в последние годы вместе с Японией ведущие индустриальные державы выходят на беспрецедентный уровень международной кооперации с целью ужесточения борьбы с компьютерной преступностью. В результате конференции по компьютерным преступлениям в Париже страны большой восьмерки G8 (с Россией) пришли к соглашению о важности кооперации, в частности, в области выслеживания компьютерных преступников за пределами государственных границ. Еще в 1997 г., подписав соглашение о взаимодействии в борьбе с компьютерными преступлениями, Япония обязалась предпринять радикальные шаги: одновременно с другими странами-участниками принять законы против киберпреступлений; организовать обучение органов расследования высокотехнических компьютерных афер; открыть круглосуточную «горячую» линию; разработать новые технологии отслеживания источников вторжения в сеть; ускорить выдачу подозреваемых в компьютерных преступлениях; осуществлять резервное архивирование информации.72 Особую опасность представляет новый вид хищений в финансовой сфере, связанный с использованием «электронных денег». Число зарегистрированных преступлений данного характера достигло максимума в 1985 г. – 16 695, после чего начало снижаться (1990 г. – 7631). В 1994 г. выявлено 8740 случаев незаконного использования кредитных и депозитных (дебетовых) карточек: в 38 % случаев – краденые карточки, в 27 % – найденные, в 12 % – использовалось Rodger W. Nations to fight computer crime (Роджер У. Международное сообщество борется против компьютерных преступлений) // http:// www.zdnet.ru/News/19971218/zdnet/iwo/01.asp ложное или чужое имя. Однако благодаря оперативной реакции правоохранительных органов (раскрываемость достигла 93 %) удалось сбить их рост в начале 90-х годов (пик в 1992 г. – 11 045 случаев)73 .

Значительные усилия специалистов по уголовной политике, криминологии, уголовному праву и процессу сосредоточены на подобных «новых», или «современных», формах преступности. Для сравнительной оценки подходов японских ученых к этим формам обратимся к работам профессора Х. Итакуры 74 .

Он определяет «новые формы» как «явления антисоциального характера, тесно и неразрывно связанные с современной социально-экономической структурой общества», как «преступность, присущую современной форме общества», как «новый тип антисоциальных явлений, порождаемых современной структурой общества». Возникает проблема социальной и юридической оценки «новых форм», поскольку «квалифицировать их как преступления было бы трудно, если опираться на традиционный образ мышления». При квалификации «новых форм» возникают трудности, благодаря чему преступник имеет вид заWhite Paper on Police 1995. P. 88 .

Итакура Х. Гэндайкэй хандзай то кэйхо – но ронтэн (Современные формы преступности и дискуссионные моменты уголовного права). Токио, 1990. С. 7 .

конопослушного гражданина. «С помощью традиционной теории уголовного права, предпосылкой которой служат «старые» формы преступности (убийства, ограбления и т. д.), невозможно в достаточной степени противостоять современным формам преступности, повседневно возникающим из обычных поступков граждан и из обычной предпринимательской деятельности и неотделимым от таких особенностей современного общества, как более сложный и разнообразный характер жизни в эпоху массового производства и массового потребления, противоречия интересов разного рода, диверсификация и изменчивость ценностных ориентаций информационного общества, трансформация жизненных стереотипов под воздействием различных технологических новаций, начиная с компьютеризации. К тому же встречаются случаи, когда было бы неверным применять в неизменном виде принципы и сложившиеся понятия традиционной теории уголовного права, которая сформировалась на основе осмысления традиционных форм преступности и традиционных взглядов на преступника (преступник – лицо, оказавшееся вне общества; субъекты, несущие опасность преступного поведения, – психически ущербны и т. п.)» .

Преступность несовершеннолетних. Несмотря на сокращение доли молодого населения, связанное со старением общества75, удельный вес преступности несовершеннолетних в Японии – самый высокий среди развитых стран, и тенденции к его сокращению не наблюдается .

Анализ преступности в Японии и в остальных развитых государствах породил миф о «японском феномене», который не может поколебать даже начавшийся рост преступности. Но если динамика (стабильная и прогнозируемая) опасений не вызывает, то качественные изменения говорят о проявлении многочисленных крайне негативных тенденций. Наиболее отчетливо они прослеживаются в преступности несовершеннолетних – она растет значительно быстрее, чем преступность в целом, а ее структурные изменения носят неблагоприятный характер .

В 80–90-е годы в ряде высокоразвитых стран произошло сокращение удельного веса преступности несовершеннолетних (в Англии за истекшее десятилетие – на 1/3). В Японии же удельный вес преступности несовершеннолетних самый высокий из названных стран – рост начался еще с 60-х годов и продолжался до 1983 г. Затем наблюдалось ее снижение (в При увеличении числа лиц пожилого возраста растет и доля преступников этого возраста: доля лиц старшего возраста, привлеченных к уголовной ответственности, в Японии значительно превышает соответствующие показатели по другим странам .

1990 г. совершено преступлений на 30,4 % меньше, чем в «кризисном» 1983 г.) и вновь рост до 1999 г .

Удельный вес («ratio to population») несовершеннолетних делинквентов также в течение всего послевоенного времени постоянно увеличивался: в 1946 г. зарегистрировано 334 тыс. взрослых преступников (8,4 на 1 тыс. человек взрослого населения) и 112 тыс .

несовершеннолетних (6,7 на 1 тыс. человек населения в возрасте 10–19 лет). В 1983 г.: взрослых – 8,5;

несовершеннолетних – 17,1 соответственно (О. Белявская). В 1990 г. число несовершеннолетних преступников составило на 30,4 % меньше, чем в 1983 г. К середине 90-х годов произошло снижение общего показателя: в 1994–1995 гг. – в системе учета Министерства юстиции – 9,2 (делинквенты 10–19 лет), полиции – 12,5 (преступники 14–19 лет). В то же время доля несовершеннолетних преступников в общем числе правонарушителей по УК в течение всего периода 80– 90-х годов и выглядит угрожающе: в 1980 г. – 49,3 %, в 1985 г. – 51,2 %, в 1990 г. – 56,1 %, в 1994–1995 гг. – 42,6 % (2,1 % к 1993 г. и 10 % – к «пиковому» 1983 г.) и 47,2 % (только преступники 14–19 лет). Таким образом, как и раньше, по этому показателю несовершеннолетние делинквенты составляют около половины количества всех преступников, а в 1989 г. впервые в Японии несовершеннолетними была совершена большая половина преступлений.76 Таблица 8 Число несовершеннолетних, совершивших преступления в 1975–1994 гг.77 Число малолетних, совершивших деяния по УК Японии в 1975–1994 гг .

Преступления в наше время (Crimes of Our Times) // Japan Times .

August 13. 1989 .

P. 18 .

Таблица составлена по данным: Нихон то: кэй нэнкан 1997. № 46 .

С. 765 (на яп. яз.) .

Важно отметить, что если исключить «профнеосторожность, связанную с ДТП», то коэффициент преступности у взрослых проявлял тенденцию к снижению; у несовершеннолетних же он до 1975 г. колебался в одних и тех же пределах; затем вышел за границы колебания и неуклонно возрастал: в 1983 г. – 18,4 (О. Белявская), несколько снизившись к 1995 г., – 12,5, однако всегда оставался на крайне тревожном уровне

– в 7 раз выше того же показателя у взрослых .

В 1999 г. число «несовершеннолетних уголовных делинквентов», арестованных полицией, составило 142 тыс. человек. В процентном отношении от общего числа населения это составило 15,6 % правонарушителей, что на 1,3 % ниже показателя предыдущего года. В процентном отношении от числа уголовных преступлений это составило 44,9 %, что на 0,2 % меньше от предыдущего года.78 Однако наблюдался рост по таким категориям преступлений, как «воровство» (на 5,1 %) и тяжкие преступления (на 5,7 %) .

Это первое снижение числа преступников, начиная с учетного 1995 г .

Конец ознакомительного фрагмента .

Текст предоставлен ООО «ЛитРес» .

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес .

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим

Похожие работы:

«Виктор Николаевич Еремин 100 великих литературных героев Серия "100 великих" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=326082 100 великих литературных героев: Вече; Москва; 2009 ISBN 978-5-9533-2223-2 Аннотация Славный Гильг...»

«Ричард Ньюман Киприан Расен От слов к делу! 9 шагов к воплощению вашей мечты Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=7264787 От слов к делу! 9 шагов к воплощению вашей мечты / Ричард Ньюман, Киприан Расен: Манн, Иванов и Фербер; Москва; 2014 ISBN 978-5-...»

«Чарльз Филлипс Супертренажер для мозга Серия "Психология. Мозговой штурм" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=5317865 Супертренажер для мозга / Чарльз Филлипс ; [пер. с англ. Э. И. Мельник].: Эксмо; Москва; 2012 ISBN...»

«Крис Роберсон Стивен Майкл Стирлинг Лиз Уильямс Майкл Муркок Джо Р. Лансдэйл Говард Уолдроп Мэри Розенблюм Майкл (Майк) Даймонд Резник Джеймс С.А. Кори Филлис Эйзенштейн Джордж Мартин Йен Макдональд Аллен М. Стил Мэтью Хьюз Дэвид Д. Левин Мелинда М. Снодграсс Гарднер Дозуа Древний Марс (сборн...»

«Воронин Олег Викторович Производство по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с условно-досрочным освобождением 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность Автореферат диссертац...»

«© 2006 г. Д. Д. НЕВИРКО, В. Е. ШИНКЕВИЧ, Н. А. ГОРБАЧ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МИЛИЦИИ В ЗЕРКАЛЕ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ НЕВИРКО Дмитрий Дмитриевич доктор социологических наук, заместитель начальника Сибирского юридического института МВД России по на...»

«Владимир Георгиевич Сорокин Сахарный Кремль Текст книги предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=168431 Сахарный Кремль: АСТ, АСТРЕЛЬ; 2008 ISBN 978-5-17-054584-1, 978-5-271-21331-1 Аннотация "Сахарный Кремль" – роман-антиутопия, мощное продолжение революционного памфлета "День опричника" культового а...»

«© 2003 г. А.И. ШИЛОВ ВОЕННОСЛУЖАЩИЙ В УСЛОВИЯХ ДИСЦИПЛИНАРНОЙ ВОИНСКОЙ ЧАСТИ ШИЛОВ Александр Иванович кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовноисполнительной политики и права Академии права и управления...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Юридический факультет Кафедра уголовного права, процесса и криминалистики Н.А. Ременных Уголовно-исполнительное право Российской Федерации Учебно-методическ...»

«ВЕСТНИК Екатеринбургской духовной семинарии. Вып. 1(5). 2013, 39–48 И. Л. Манькова РОЛЬ ЦАРЕЙ РОМАНОВЫХ В ФОРМИРОВАНИИ ПРАВОСЛАВНОГО ЛАНДШАФТА ЗАУРАЛЬЯ В XVII В. В статье проанализирована роль династии Романовых в формировании православного ландшафта Зауралья в XVII в. Показано участи...»

«Г. А. Кизима АЗБУКА РАЗУМНО ЛЕНИВОГО ДАЧНИКА ВСЕ ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ о садовых декоративных растениях Издательство АСТ Москва УДК 635(03) ББК 42.3я2 К38 Все права защищены. Ни одна часть данного издания не может быть воспроизведена или использована в ка...»

«Алла Юрьевна Осипова Настольная книга гипертоника. Лечение и профилактика Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=604575 Осипова А . Настольная книга...»

«Руководство пользователя MANUALplus 620 ПО системы ЧПУ 548430-04 548431-04 Русский (ru) 1/2016 Элементы управления MANUALplus Клавиши навигации Элементы управления на дисплее Клавиша Функция Курсор вверх / вниз Клавиша Функция Переключение между отображением...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "НОВОСИБИРСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" (НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ...»

«Владимир Александрович Спивак Управление персоналом для менеджеров: учебное пособие Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2860085 Управление персоналом для менеджеров: учебное пособие / В. А. Спивак.: Эксмо; Москва; 2008 ISBN 978-5-699-19285-4 Аннотация В современных условиях каждый менеджер, который...»

«РЕ П О ЗИ ТО РИ Й БГ П У ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Учебно-методический комплекс по дисциплине "Юридическая психология" предназначен для преподавателей и студентов БГПУ специальности 1...»

«Факты. Комментарии. Заметки © 2003 г. А.Г. МУСЕИБОВ РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПРАКТИКИ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА НАРКОТИКОВ МУСЕИБОВ Абдула Гулиевич кандидат юридических наук, ведущий научный сотрудник Всероссийского научно-исс...»

«Александра Юрьевич Панасюк Большая энциклопедия парапсихологии Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=311882 Большая энциклопедия парапсихологии / А. Ю. Панасюк.: РИПОЛ классик; Москва; 2007 ISBN 978-5-386-00102-5; 978-5-386-00101-8 Аннотаци...»

«Зигмунд Фрейд Очерки по психологии сексуальности Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=4572971 Очерки по психологии сексуальности: Фолио; Харьков; 2009 ISBN 966-03-0606-7 Аннотация "Психология сексуально...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" УТВЕРЖДАЮ И.о. проректора по научной работе _ А.Н. Малолетко РАБОЧАЯ ПРОГРАММА Шифр Наименование учебного курса, предмета, дисцип...»

«Сведения об авторах Гонгало Юлия Брониславовна – старший преподаватель кафедры гражданского права Уральского государственного юридического университета, кандидат юридических наук. Крашенинников Павел Владимирович –...»

«ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО Александр СОЛОВЬЕВ Этика бюрократии: постсоветский синдром Государственная бюрократия, пожалуй, единственная сегодня социальная группа, которая не только успешно пережила все катаклизмы идущих преобразований, но и с явной для себя выгодой использует все потрясения общественной системы....»

«Галина Александровна Кизима Большой урожай на маленьких грядках. Все секреты повышения урожайности Серия "Мой ленивый огород" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_...»

«Леонид Владимирович Выскочков Будни и праздники императорского двора Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=3956895 Будни и праздники императорского двора.: Питер; Санкт-Петербург; 2012 ISBN 978-5-459-00388-8 Аннотация "Нет места скучнее и великол...»

«Альберт А. Тютин Проактивные продажи. Технологии и стандарты розничных продаж Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=10443964 Проактивные продажи. Технологии и стандарты розничных продаж / Альберт Тютин: Манн, Иванов и Фербер; Москва...»

«I смена 1 "А" (государственно-правовой профиль, кафедра теории государства и права) № Ф.И.О. студента Салимгареев Ильнур Илшатович 1. Гусев Евгений Сергеевич 2 . Хасаншина Яна Руслановна 3. Исмагилова...»

«Шепель Тамара Викторовна ДЕЛИКТ И ПСИХИЧЕСКОЕ РАССТРОЙСТВО: ЦИВИЛИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора юридических нау...»

«Татьяна Дмитриевна Жданова Сотворенная природа глазами биологов. Поведение и чувство животных Серия "Всякое дыхание да хвалит Господа", книга 2 Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6725560 Сотворенная природа...»

«Покровская, В. В. Таможенное дело : учебник для бакалавров / В. В. Покровская. — М. : Издательство Юрайт ; ИД Юрайт, 2012. — 731 с. Содержание Принятые сокращения. Предисловие Глава 1. Сфера таможенной деятельности Основа таможенной системы государства 1.1. Роль и значение таможенной системы 1.1.1. Особенности...»

«Министерство социальных отношений Челябинской области Иллюстрированное справочное пособие "Основы формирования доступной среды для инвалидов" ВВЕДЕНИЕ 2014 год Челябинск Исп . Мосейчук Анна Викторовна СОДЕРЖАНИЕ Введение.. стр. 3...»

















 
2018 www.new.z-pdf.ru - «Библиотека бесплатных материалов - онлайн ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.