WWW.NEW.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Онлайн ресурсы
 

«ааЕ ч Актовая рЬчь. Ц Ъ н а 2 5 кон. КАЗАНЬ. Типо-литографИя Университета. ИЫПЬРАТОРСКАГО 1898. ац^-^ггъ Проф. Евген1й Бобровъ. произнесенная б Ноября 1897 года на ...»

Евгенш Бобровъ .

Проф .

ааЕ@оазнан!и»

ч

Актовая рЬчь .

Ц Ъ н а 2 5 кон .

КАЗАНЬ .

Типо-литографИя Университета .

ИЫПЬРАТОРСКАГО

1898 .

ац^-^ггъ Проф. Евген1й Бобровъ .

произнесенная б Ноября 1897 года

на торжественномъ актЪ

Казанскаго Университета .

Императорскаго

КАЗАНЬ .

Типо-литографИя Университета .

ИМПЕРАТОРСКАГО

1898 .

. т- т- X Печатано по определению Совета И Ж П К Р Л Т О Р С К Л Г О Казансклго Уииверситета .

Ректоръ Университета К. Ворошиловъ .

1. Удостоенный высокой чести занять сегодня Ваше благосклонное внимаше научною беседой, я пзбралъ темою своей

•рЬчи вопросъ о самосознати. Какъ мы будемъ иметь случай убедиться, эта проблема имеетъ въ философИп весьма большое значенИе и съ различныхъ точекъ зренИя обсуждается почтя во всЬхъ спецИальныхъ философскихъ дисциплинахъ, както:

психологии, теорИи познанИя, метафизике, этике, философИц религИи, философИи общества и государства, педагогИи и т. д .

Сама собой.понятна невозможность въ одинъ часъ времени

•обс.тЬдовать избранный нами вопросъ во всей его широте, со всеми его последствиями и въ столь разнообразныхъ отношенИяхъ; ми ограничимся одною лишь чисто психологической стороною проблемы самосознашя .

Номинальное опре- 2. Собираясь трактовать очемъ бы то ни деление темы п его было, мы сначала отграничиваемъ область наневыгоды. П 1 е г о изследованИя отъ другихъ, смежныхъ съ нею, и даемъ ей какое-либо предварительное определение. Но такъ какъ для философа точное определение понятИя состав л я е м конечную цель его анализа, то въ начале трактата ему приходится довольствоваться однимъ только приблизительным^ лексикографпческимъ объяснешемъ темы .

1*

3. Это обстоятельство им'Ьетъ свои невыгоды. Языкъ создается въ пору господства наивнаго и некритическаго мышления, еще до появления частныхъ науке и философИи. Сложившийся въ ту эпоху языкъ представляете философу массу затруднений для выражения мыслей совершенно другого периода человеческой культуры. Философу приходится либо создавать свой особенный языкъ (какъ это пытался делать, напр., Ераузе), что почти невозможно (да и было бы непрактпчнымъ), либо, пользуясь лексикономъ и формами языка обиходнаго, по возможности, видоизменять его и приспособлять для своихъ целей .

Оттого-то языкъ философскихъ сочинений въ большинстве случаевъ такъ своеобразенъ, такъ отличается отъ обыденнаго языка, подчасъ дажетеменъ и неудобопонятенъ для неспециалистов!.. Эта своеобразность философскаго языка (далеко, впрочемъ, не достигающая своеобразности языка математики),, есть несомненно одна изъ главнМшихъ причине кажущейся трудности изученИя философии. Ни въ одной науке, быть можете, понятИе не бываете такъ гЬсно связано съ терминомъ, какъ въ философИи, и ни для какого ученаго обиходный иди^ общеразговорный языкъ не представляете столько подводныхъ камней, столько поводове и случаевъ ке неточному видраженпо своихъ мыслей и къ неверному пониманию его словъ со стороны читателей и слушателей. Такимъ образомъ, весьма важною обязанностью для философа является: постоянно представлять себе различие смысла иногда даже однихъ и гЬхъ же терминове въ философИи, въ другихъ наукахъ и въ обиходномъ языке, а также строго оберегать самостоятельность своего мышления отъ этихе влияний, чуждыхе философии и нередко для нея вредныхъ. Для примера укажу на такие т е р мины, при употреблении которыхъ легко можете возникнуть ве диспут! сбивчивость и взаимное непонимание: „быть", .

„знание", „очевидность", „факте", „материя", „форма", „сердце", „чувство", „духе" и т. п .

Номинальное объ- 4. И въ нашемъ случае—съ терминомъ ясненйе термина „самосознание" связывается въ обыденной речи «самосознание». н ^ с к о л ь к о побочныхъ, нефилософскихъ значений: „самосознанИе" можетъ, напр., обозначать сознанИе собственнаго достоинства, высокую оценку самого себя, чуть не высокомерие. Основнымъ же значенИемъ самосознания надобно считать просто сознанИе нашего наличнаго бытия, сознание собСтвеннаго существования, сознате самою себя или своего „ я " .

Ойычное позитива- б. Всякому, хотя бы и поверхностно знастическое отри- комому съ наукой психологИи, известно, что цание «я». вопросе о природе нашего „я" представляется однимъ изъ наиболее сложныхъ и запутанныхъ. Можно сказать даже, что различИемъ въ понимаши „я", или различиемъ того содержания, какое мы соединяемъ съ этимъ понятИемъ, обусловливается и основное различИе типовъ главнейшихъ метафизическихъ и психологическихъ направлений .

Въ каждую эпоху исторической жизни известной страны господствуете въ умахъ какое-нибудь определенное философское направление. Большинство людей или не любить, или неспособно самостоятельно разбираться въ различияхъ философскихъ партИй и оценивать ихъ достоинства и недостаткп отъ себя-, толпа „интеллигенции" покорно идетъ, следуетъ га авторитетами вожаковъ. Благодаря тому, что у насъ въ РоссИи господствующею въ умахъ философиею былъ позитивизмъ, ыы на вопросъ о природе „я" или о природе нашего самосознания нередко можемъ услышать въ ответь, что никакого „я" не существуетъ, или что это „я ц по научнымъ разысканиями оказывается пустымъ призракомъ, фантомомъ .

Смысле этого отри- 6. Прежде ч4мъ отрицать что бы то ни цапия: «я» не есть было, т. е. приписывать чему-нибудь небытие, субстапция (вещь), н а д 0 ^ разумеется, предварительно изследовать, чт5 же мы собственно разумеешь подъ Л ь ж ш я, т. е. установить понятие бытия (а этого обыкновенно не делаютъ). Но попробуемъ понять, что хотятъ сказать отрицанИеме „я". Если держаться традицИонно-философскаго ра.;л^личешя вещи (субстанцИи) и идеи (какъ некоего отпечатка или коши съ подлинной вещи), то выходить, что отрицающее „я" желаютъ этике выразить, что „я" н4тъ, какъ субстанцИи или вещи, что „я" есть только идея или образъ, не имеющий никакого реальнаго (и вне мыслящаго ума сущесхвующаго) коррелата се64 .

Гносеологическая Строго говоря, и эта формулировка съ путаница въ оби- точки зрения строгой философской критики" ходномъ понятии о к а ж е т с я несвободною отъ противоречий, ибо субстанииии. „ она основана на обычномъ наивномъ представлении, будто бы умъ и подлежащая познанпо вещь самобытнопротивостоять другъ другу, а познаше будто бн заключается въ какомъ-то схватывании умоме некоторой какбы к о т и съ внешней вещи, такъ сказать, въ фотографировании ея. Обычное философское понимание субстанщи, грешащее «яЛшешемт»

субстанцИи вообще съ „вещью по себЬ", т. е. съ вещью, внешнею для мыслящаго и сознаюицаго субъекта, тоже несовсЬмъприложимо къ чему-то безусловно внутреннему, ч$ме считает-»

ся и необходимо должно быть „я", если оно существуете .

Никто не станетъ спорить о томъ, что мое „я" не есть чув*ственно данная вещь, внешняя для моего сознания. Оставляя,, однако, эти и подобныя име гносеологическИя неясности въ стороне, обратимъ пока свое внимание лишь на следующее, и фаптомъ суще- - Пускай „я" есть призраке, но и приствуетъ;онъ с о с т а в - з р а к е есть нечто существующее. ВсякИй приленъ изъ р е а л ь н ы х ъ 3 р а к ъ е с т ь 0 б р а з ъ сложный: но СЛОЖНЫЙ обэлементовъ. „ разе состоите ве свою очередь изе отдельных^ реально существующихе элементове. Ложь, либо призрачность образа или мысли заключается не въ самыхъ элементахъ его, а въ приложении неподходящей точки зрения, заключается ве ненадлежащемъ способ!» комбинирования основннхе элементове. Напр., сфинксе или аристотелеве примере не существующей вещи трауь'ласрсн; (козлоолень) сугцествучшъ, какъсубъективные образы; существуютъ и всЬ пхъ отдельные ингредиенты, т. е. составные элементы или признаки .

Следовательно, если идея „я" и точно есть призравъ, то т*мъ не менее, вопреки уверенИямъ позитивистовъ, „я" зо первыхъ, существуетъ, т. е. имеете бытИе и, во вторыхъ, эта идея составлена изъ реальныхъ элементовъ .

Отсюда для философа, главнейшая обязанность котораго состоитъ въ анализе понятий, вырастаете задача: проследить, изъ какихъ элементовъ образуется идея „я", (хотя бы и ложная), в: чтЪ это 5 а элементы. Человеку несвойственно успокаиваться на одномъ отрицанИи. Н е говоря уже о томъ, что философу никогда- не следуете ничего отрицать, не выяснивши себе напередъ, чтЬ такое есть самое отрицание, отрицать нельзя и вообще ничего, н е доказывая своихъ правъ на то, не приводя въ подкрепление своего отрицательна™ сужденИя вйсвпхъ доказательства Положений изъ 9. Для дучшаго выполнения нашей задаоппией поиихологии. чи: определить происхождение понятия „ я " —

1. Два слоя сдйлаемъ с.тЬдуюпцИя припоминания изъ общей сознания, психологии .

Все достояние нашего сознания необходимо разделять на два СЛОЯ: 1 ) слой сознашя неразложимаго, первичнаго, алементарнаго, и 2) слой сознатя вторичнаго, производнащ сложнаго .

Несмотря на то, что психологическимъ научнымъ самонаблюдешемъ занимаются обыкновенно въ зреломъ возрасте, когда сознание переполнено, преимущественно, «ложными группами, ми легко подмйчаемъ, что не всякое психологическое явление есть н4что неразложимое, именно, потому, что части одной ассоциации нередко попадаются и въ другихъ группахъ и т4мъ обнаруживаютъ сложность гбхъ ассоциаций, въ составь которнхъ он4 входяте. Такимъ образомь, десьма многия душевныя явления приложением* „психической химии" легко разлагаются и распадаются на свои составные элементы. Эти элементы при ол4е тонкомъ анализе и сами могутъ бить иногда еще разлагаемы. Но въ конце анализове оказываются на лицо такИе душевные элементы, которые уже не поддаются дальнейшему разложение, и которые должны быть признаны основными единицами всего психическаго строя; ихъ можно бы назвать „психическими атомами" .

Таковы отдельная ощущения (красное, синее, фиолетовое, соленое, мягкое, теплое и т.

п.), отдельная чувствованИя (както:

гневъ, зависть, страхъ) и т. д .

2. Законе нераз- Ю- В е душй никогда не бываетъ ни дельности и не- одного акта порознь,—но всегда и безусловно слйянности а к т о в ъ В С Я К ] 2 а в т ъ КООрдинованъ или связанъ съ ц4сознания .

лою массой другихъ актовъ однородныхъ, или разнородныхъ съ первымъ. Психическая координация замечательна темъ, что всякий элементе (первичный или сложный), входящий въ координацию даннаго момента, различающею способностью сознания удерживается во всей своей особенности (индивидуальности), несмотря на свою неразрывную связь съ другими элементами, которые связаны съ нимъ въ одно „теперь". Это основное свойство душевной жизни выражаться въ координацИяхъ, въ которыхе всякий отдельный элементе, несмотря на свою связанность се другими, вполне сохраняете за собою свою самобытность, я называю законот нераздгьльиости и неслгянности актовъ сознатя .

3. Закояъ ограни- 1 1. Весьма важене также „законъ ограченности сферы ниченности сферы сознатя", описывающий сознания. следующее свойство его. Мы не им-Ьеме ве своеме сознании постоянно вегьхъ своихе актове, всего того, что мы пережили и переживемъ. „Моменте сознания" в е настоящемъ представляете собою обыкновенно очень сложную психическую координацию весьма многихъ и разнообразныхе элементове или актове; но эта нынешняя совокупность, это „теперь" является очень незначительною частью всего достояния нашего сознания, всей абстрактной суммы нашихе актове .

Акты (первичные и сложные элементы), не вошедшие ве данный моменте, никогда и никуда не пропадаютъ *); они, какъ говорится, находятся „подъ порогомъ сознания", т. е. не достигли надлежащей степени интенсивности или напряженности, чтобы обратить на себя внимаше. Если бы они обращались въ ничто, то не могли би изъ небытИя снова вступать въ сознанИе, т. е. опять становиться бытИеиъ .

Необходимо заметить, что нетъ абсолютной мерки для сознательности акта. Актъ, черезчуръ интенсивный, больше задерживаете на себе внимание и не даетъ ему обратиться на другой какой-либо актъ, который самъ по себе можетъ быть тоже значительно сильнымъ. Такъ, Архимедъ, углубившись въ геометрическия выкладки, не заметилъ взятия защищаемыхъ имъ Сиракувъ и шума, произошедшаго при этомъ.— Интенсивность актовъ „теперешней" координации понемногу слабеетъ, и „теперь" сменяется другимъ „теперь", т. е. другою психической координацИею иныхъ элементовъ. Но актъ, отступивший на заднИй планъ сознанИя, теперь не замечаемый, или, какъ говорится, позабытый, можетъ снова появиться на горизонте сознанИя вместе съ теми актами, съ какими онъ былъ въ одной координации. Последние служатъ для него „мостомъ" для возвращения въ сознанИе .

4. Соединение пси- 12. Эти элементарные акты души связыхическихъ атомовъ. в а К ) Т С Я в ъ сложныя системы. Новообр.озуюицИяся душевныя единства, комбинируясь между собою, а равно и опять съ другими элементарными единицами, могутъ образовывать еще новыя системы второго порядка, третьяго и т. д .

Обогащение души иди такъ называемое „душевное развитие" и состоитъ, преимущественно, въ дадьнейшемъ образовывали все новыхъ и сдожнМшихъ системъ и въ накоплении ихъ .

При этомъ всякИй первичный элементе и всякая система, входя ') Касательно памяти п воспоминания ср. замечательный соображения Тейхмюлмра, БезсмертИе души, русский переводъ подъ ред. проф. Е. А. Б( 6рова, стр. 138—148 .

— 10 — въ составь новой, более сложной системы, не лишаются, однако, своей самобытности и по прежнему остаются въ сознанИи столь же самостоятельными единствами, какъ и тЬ новыя единства, воторыя изъ нихъ образуются .

5. Два типа обра- 13. Соединение душевныхъ элементовъ въ зоваиИя сложныхъ системы и дальнейшее осложнение посл'Ьднихъ группе: мышление п р о и с х о д и т ь п о д в у м ъ т и п а м ъ : о д и н ъ т и п ъ и л и и фантазия. * м способъ образования сложныхъ психическихъ единстве именуется мышленгемъ, дру гой—фантазгею. Различие мышлешя отъ фантазии заключается въ томе, что при мышлении элементы, подлежащие соотношению и.ти соединению, соотносятся по одному определенному закону, таить называемому закону достаточного основашя (какъ его назвалъ Лейбнице): а именно, соотнесение происходите съ какой-либо точки зрпнгя или общей категории, чего при фантазш не замечается 1 ) .

Такиме образоме, наличность точки зрения является хар&ктерныме призиакомъ мышленНя, отличающимъ его отъ фантазии, или иначе говоря, фантазия не подчиняется закону логики, управляющему мышлешемъ .

«Я» не должно 14. Се помощью этихе двухе процессовъ, ш т ь отождествля- мышления и фантазии, создается вся картина емо съ тпломъ. в н ^ ш н я г о М 1р а и л и в с е образы и внешнин вещи, ве томе числе и мое собственное т4ло, представляющее собою весьма сложную систему различнаго рода движений и ощущенИй (зрительныхе, осязательныхе, слуховыхе. мускульныхе и т. д.) .

Наивное мышление, не прошедшее черезе философ скокритическую школу, смешиваете и отождествляете этоте образе тела се „я" и считаете „я" именно тгьломъ .

Оставляя ве стороне философскую критику,» доказывающую, что ощущение (или и совокупность ихе) не есть вн4шВыяснению этого положения посвящена вся вторая глава моего сочинения « О поняты искусства», стр. 9 9 — 2 1 0 .

— 11 — пяя вещь, мы можемъ отделаться отъ этого грубаго отождествления „я" съгЬломе, припомнивши (признаваемый самими естествоведами за незыблемый) законъ обмгьна вегцествг, по которому весь материальный составь нашего тела обновляется чуть ли не въ т е ч е т е нЪсколькихе недель '): по прошествИиихе мы де имееме дело съ совершенно иными элементами, чемъ прежде, у насъ совершенно иное тЬло;—тогда какъ паше „я" не то что недели, а целыя десятки л^тъ остается все т4мъ же и неизменнымъ; такъ самые дряхлые старикиг считаютъ шалости, сделанный ими когда-то съ помощью дйтскаго т$ла, не чужими, а своими собственными поступками .

•Я»-сложная груп- 15. Держась нашего разделения содержала пспхнчсскпхъ с о з е а н | я н а е д И н с т в а элементарныя и единг ялеменговъ: «я»,— какъ оГфазъ. «я»,— с т в а сложныя, мы, разумеется, должны будемъ клкъ понятие, отнести „ я ", какъ, повидимому, очень сложное единство, въ разряде сознанИя производнаго .

Такими сложными продуктами мышленИя и фантазИи окалываются:

1) „Я", какъ образъ моего матерИальнаго тела. Критическая философия не можетъ въ данномъ случае не согласиться съ темъ, что этотъ образъ, полагаемый нами во вне,, мое тело, и впрямь есть призрака, нечто кажущееся (ЗсЬеИп) .

2) „Я", какъ конкретный умственный образе насъ самихе, единичная существа съ определенныме характеромъ и се определенными душевными свойствами (результате такъ называемаго самопознания),—такъ сказать, мое „индивидуальное понятИе" .

3) Отъ этого конкретного „я" необходимо еще отличать общее философское понятИе „я" или индивидуальная самосознания, надъ выработкой котораго мы, напр., теперь трудимся, сознавая, что именно наше „я", а не другой кто мыслить понятге „я" .

') Ср. у тамъ же, стр. 37—39 и 64—66 .

и Тейхмю.глера, — 12 —

•Составныеэлементы 16. Такъ какъ всякий производный или П П Т Л «я», сложный цродуктъ (въ томе числе и „я") соО ЯИ стоите изъ первоначальныхе элементове сознания, то, каке мы видели выше (§ 8), эта сложность ничуть не обозначаете призрачности какого бы ни было понятИя (какъ продукта мышления) или образа (какъ продукта фантазии). Всякий сложный продукте символизируешь или скрываете за собою обеединенные имъ реальные первичные психические элементы. Теперь обратимся к е исполнению поставленной выше (§ 8) задачи— отыскать т е элементарные акты соэнанИя, изъ которыхъ составлена сложная идея „я" .

Первый пунктъ со- 17. Переберемъ отдельныя группы перотносительнаго вичныхе элементове сознанИя: чувствования, единства въ поня- 0 щ у щ е Н 1 Я движения и т. д .

т н «я»: совокупи ность первичныхъ Можно ли вывести понятие „я" из ь какойактовъ или дупиев- либо одной такой группы, или изе какого-ниныхъ функций. б у Д Ь соединения этихе группе, или, наконецъ, изо всехе ихъ вместе? Могуте ли, напр., чувствованИя (ненависти и т. д.), ощущенИя (както: зеленаго, краснаго и т. д.), движенИя (напр., отпора), каждое порознь, и вс$ вместе послужить матерИаломе для образования „я"? „Я" могу испытывать чувство ненависти,. я " могу видеть эеленое, „я" могу дать отпоръ движенИемъ: все это „я" могу, „я" могу произвести и еще множество разнообразие йшихъ функцШ того же рода, но мое „я", какъ-то входя во все эти функции, или, лучше сказать, связываясь съ ними, не исчерпывается однако ни этими указанными, ни вообще какими бы то ни было подобными действиями; попадаясь въ одной группе, оно же встречается потоме и ве другой. Возможность производить всяческИя функцИи и реальное отправление функций, действительно, входите въ понятие уя", но не составляете, такъ сказать, самаго ядра его .

Совокупность функций образуете, какъ мывидимъ, только одинъ изъ пунктовъ, послужившихъ для соотнесения при обраВторой пункте со- 1 8. Образовывать единое, т. е. приводить отношения въ понят Е Ъ единству можно, по меньшей м4р4, два элетш «я»: самосозпа- ~, ' ние пли э л е м е н т а р - м е н т а - Следовательно, если у насъ опред-Ьленг ное сознание «я», одинъ изъ нунктовъ соотношения въ понятИи „я", то остается определить еще хотя бы одинъ пунктъ. Но первымъ пунктоме послужила намъ уже совокупность всехъ душевныхъ функций, всевозможные, повидимому, первичныя явления сознания, какНя только наблюдаются: чувствования, ощущенИя, движенИя. Для отысканИя второго пункта, который ех МезИ тоже долженъ быть элементомъ непосредственнаго сознанИя, намъ, значите, не остается ничего иного, кроме какъ постулировать въ дополнение к е уже перечисленныме еще одну особую область или особый пункте первичнаго сознания, т. е .

постулировать „я", каке особый, специфический пункте элем е н т а р н а я сознания .

Итаке, мышление образуете сложное понятие „я", соотнося се одной стороны 1) все душевныя функции,—и се другой 2) элементарное самосознание. .

1 9 Н о ма;1 л и что Действительное су- ' ° «кажутъ, можно поществовяние э л е и е н - с т у л и р о в а т ь ! ? Научная гипотеза тогда только тарнаго сознания имЬеть в^съ и значение, когда она оправдыком пзъ своего в а е т с я фактами, т. е. когда постулируемыя или лпчиаго опыта.— предполагаемый ею явления находятся на саРаз.иичйе сачосозна-момь д^лй, въ действительности. Мы постунйя первияпаго отъ л и _ о в а л и первичное сознанИе „я". Есть ли понятия «я». л оно?

Непосредственное сознание самого себя или своего „я" есть у каждаго изъ насе; оно несомненно присуще не только всякому человеческому существу, но даже и животному, насколько мы можеме судить о душе животныхе по аналогии се своею собственной душою. Непосредственное сознание своего „я" есть и у не владйюицихе еще речью детей; не имей ребеноке подобнаго элементарнаго самосознания ве самомъ себЬ, то изъ употребления другими. с.юва „я" оне никогда непознакомился бы съ предметомъ, котораго значкомъ служить

-это слово; онъ познакомился бы только со звукомъ, со словомъ, которое онъ потомъ ошибочно могъ бы прилагать и не къ сознанию „я", а, напр., къ руке, къ пальцу; такъ слепорожденный можетъ прилагать наименование „красный" или „синий", напр., къ осязательнымъ ощущешямъ. То, что называется словомъ „я", уже знакомо намъ до знакомства съозначеннымъ словомъ и резко отличается отъ чего бы то ни было другого, такъ что и самый простой и необразованный человекъ не смешаетъ своего „я" ни съ чймъ инымъ ') .

Во избежание недоразумений напомнимъ еще, что это непосредственное первичное сознаше своею „я", или своего действительная бытИя отнюдь не есть еще высшИй продуктъ мышленИя, не есть сложное единство или понятге „л". Непосредственное сознанИе „я", такъ сказать, слЬпо и пусто, оно не заключаете въ себе никакого знангя объ „я" и его свойствахъ; оно есть лишь одинъ изъ техъ пунктовъ, соотнося которые мышленИе образуетъ понятие „я". Знать „я" означаетъ указать тЬ функции, сь какими данное „я" соотносится, или какия оно производить.

Сказать же о чемъ бы то ни было:

„я" значить, не давая о немъ никакого знания, указать лишь на фактъ его действительная существования. Первичное сознаше „я" не заключаетъ въ себе яикакихе свойстве понятгя „я" или умственная образа „я% о которомъ мы говорили выше (§ 15) .

20. Если въ философИи вообще можетъ иметь какое-либо значение принципе сопвепзиз о т ш и т, принципе всеобщаго согласия всЬхе людей или всего человечества, то такое всеобщее убеждение можете касаться исключительно только одного этого пункта, т. е. непосредственная сознанИя каждыме своего существования. Это мое существование не нуждается ни ве какомъ доказательстве огь мышления и ни въ чьемъ свидеСр. Свое Слово, тояъ II, «тр. 41 .

А. А. Комовг, — 15 — тельстве, да оно и не можете быть доказуемо путемъ силлогизма или свидетельствуемо кемъ-либо ииымъ, кроме меня .

Никто не сможете меня убедить въ томъ, что „я" существую, ибо такое убеждение направлялось бы опять ко мне же, а следовательно, оно предполагаешь уже мое бытие .

Самое сомнение въ моемъ бытии, въ бытии моего „я" можетъ еще разъ только подтвердить ') его, какъ это блестяще указалъ отецъ новой критической философии, великий французъ Рене Декартъ. Можно, пожалуй, еще сомневаться въ существовании внешняго мира, но никакъ нельзя усумниться въ существовании себя самого, своего „я", какъ непосредственн а я первичнаго сознанИя. Если же философовъ, искренне сомневающихся въ бытии внешняго мира и уб4жденныхъ въ наличности одного только своего „я" (такъ называемыхъ солипсистовъ или теоретическихъ эгоистовъ) Шопенгауеръ 3 ) рекомендуете не разубеждать философскими прениями, но лечить въ сумасшедшихе домахе, то чтЬ моге бы предложить любитель крутыхе и крайнихъ м^ръ по отношению къ людяме, искренне нев4рящимъ ве свое бытие! Такихе неверующихе мы не встретиме даже среди умалишенныхе. Что же касается такихе, кто бы (по недоразумению) решился на это ради приТейхмюлмръ въ своей «Метафизике» (стр. 74) замечаете. Самое сомнение не было бы возможно, не будь «я», одного л того же «я», которое въ различное время наблюдаете въ себе различный состояния. Сомнение есть уже доказательство тождественности «я», ибо для сомнения не было бы никакого основания, если бы одно «я» (А) испытывало бы состояние а, а другое

•я» (В)—состояние Ь\ только тождественное «я», переживающее и а, и Ъ, способно заметить контрастъ между оплл п усомниться, напр .

, при Ъ, оно ли переживало а. Самое понятие наличности приобретено нами изъ сознания сооственныхъ деятельностеи. Кантъ, сенсуалистически понимая подъ субстанцией какой-либо чувствепный образъ, сомневался въ томъ, субстанция ли—душа. Образы суть содержание нашей представлявшей деятельности л не.могутъ быть субстанциями. Но и понятие субстанции не получается откуда-либо павне, а вырабатывается на основании непосредственнаго самосознания. Кто не гогблъ бы самосознания, ничуть не зналъ бы и субстанции .

*) См. ЗсЬорепЬаиег, 8атшШсЬе №егке, т. II, стр. 124 (изд. Фрауелиптедта) .

— 16 — верженности ЕЪ какой-нибудь особенной философИи, то по отношению къ нимъ остается лишь повторить слова Джона Локка:

„Если кто-либо настолько см^ле и хочетъ быть такимъ скентикомъ, чтобы сомневаться даже въ собственному бытИи, то пусть онъ и наслаждается своимъ удовольствИемъ и счастИемъ быть ничтожествош, пока голодъ или иное какое страданИе не уб4дятъ его въ противномъ" ') .

О различении «я 21. Но тутъ возникаете одинъ вопросе, эмпирнческаго» отъ Согласимся, что непосредственное сознанИе „я" «я трансцендеп- С уществуетъ. и что мы переживаемъ его въ тальнаго». '. тт своемъ внутреннемъ опыте. Но можно ли полагаться на это опытное, „эмпирическое я"? Не следуете ли, наоборотъ, вместе съ некоторыми философами (напр., Кантомъ) это эмпирическое „я" отличать отъ недоступнаго намъ въ опыгЪ „трансцендентальная я"? Не есть ли последнее „я" н4что более истинное и достоверное, нежели грубое, опытное „я"?

22. Въ ответь на это зам4тимъ следующее. УченИе о равличИи „я эмпирическая" и „я трансцендентальная" провозглашается какбы венцомъ всей критической философИи .

Но если мы присмотримся къ общему ходу исторИи развитИя критицисма, то увидиме, что философская критика познанИя, подрывая познаваемость „вещи ве себе" разумоме, въ то же время все более и более выдвигаете на первый плане непо+ средственное, первичное сознанИе; она возвышаегь значеыИе последняя на счетъ ошибочная метафизическая познанИя сущности вещей путемъ сознанИя сложнаго или опосредствов а н н а я, т. е. мышления съ фантазИею. Въ полноме и строгомъ критицисме понятИе р е а л ь н а я бытИя совпадаете съ понятИеме сознанИя вообще, а критерИеме реальности или наличнаго существования начинаете служить единственно непосредственное сознанИе .

') Наш ал 1Ыегв1а!11ш^ IV, сЬ. 10, § 2 .

— 17 —

23. Поскольку мы въ своемъ непосредственномъ сознании, кроме обычнаго „эмпирическаю я ", не находимъ никакого другого „я", мы можеме считать „трансцендентальное „я" (или „трансцендентальное единство апперцепции", какъ выражается Кантъ) существующимъ не реально, а только идейно, т. е. это сверхопытное „я" не ееть элементе первичнаго сознания, а просто идея или понятгб. Это понятие, какъ и всякое другое, правда, составлено на основании реальныхе элементовъ, но оно есть понятие ошибочное, своимъ единствомъ неточно символизирующее то реальное бытие, въ какому оно относится .

Понятие трансценденталънаго я " есть философское заблужденге, генезисе котораго нетрудно понять и объяснить .

Генеалогия «транс- 24. Понятие '„трансценденталънаго я" и дендентальнаго я», стойте и падаете съ противоположениемъ знания, каке содержания,—знанию, какъ форме (которая сама по себе пуста, но извнгь наполняется содержаниеме) или, чтб то же самое, се противоположениеме опыта и сверхопытныхе элементове внания.

Такая гносеология (представители ея—Аристотель и Лейбнице) принимаете, что есть Н а р о д а непосредственная очевидная знанИя:

1) данныя чувственныхе ощущений и

2) наиболее обиция логическия категории (аруас) .

Вся живая совокупность знания и мышления получается изе применения категорий (каке форме) ке чувственныме оицущенияме (каке содержанию). Такова точка зрения идеалиистове (ушжрс&гистовъ) *) .

Гносеологическая 2 5. Желание совместить ве решении вопутаница, внесен- проса обе „я" эту точку зрения се точкою игая въ вопросъ з р ^ ш я н о в а я английская эмпирисма, считаюобъ «я» Каптомъ .

щаго главныме источникомъ познания—опить (т. е. непосредственное сознание) привело к е сл$дующиме реСм. объяснение этого термпва въ моей книге «ЭтпческИя воззрения графа Л. Н. Толстого и философская пхъ критика», стр. 39—41 .

- 18 — зультатамъ. Внешний мИръ (существование котораго у „критическая" Канта признаётся неизвестно на какомъ основании) оказывается непознаваемымъ въ своей сущности, ибо данныя чувственнаго опыта, т. е. наши ощущенИя, которыя одни только и моглн бы намъ поведать кое-что о внешнемъ мире, суть наше субъективное достояние. Отсюда глубокое различие между феноменомъ и ноуменомъ, между явлениемъ и субстанциею, между кажущимся (ЗсЬеИп) и самобытнымъ. Такимъ образомъ, эмпирия (не забудемъ, касательно внешняго мИра) недостоверна. Различение эмпирическаго и сверхэмпирическаго произвольно и нелогично переносится изъ области внешняго мИра на область внутренняго мира сознанИя, и въ этомъ последнемъ между данными одного и того же цедьнаго и связнаго сознанИя искусшвенно воздвигается какая-то нелепая перегородка .

Въ самомъ внутреннемъ мИре очерчивается какое-то мистическое „вне". Но „вне" ставится уже не въ смысле „за пределами сознанИя" (внутренняго мИра), а „вне" въ смысле какбы еще одной, внутренней Вищ* ап $ИсЪ или какой-то области сознанИя, недоступной, однако, для того же самаго сознания. Но заблуждение здесь очевидно: разумеется, никто не станете уверять, да никто не станетъ и требовать, чтобы можно было ознакомиться съ элементарнымъ сознашемъ „я" черезъ „внешнИя" чувства (понюхать, пощупать его и т. д.) х ) .

) 0 кантовомъ «сиитетпческомъ единств^ апперцепции» ср. также разсуждения 'ГекЬтйПег, БИе тпгИсПсЬе 1чи4 сПе всЬеипЬаге Nеие бшшИединк йег Ме1арЬу?1к, стр. Ш—119... Кантъ былъ сыномъ сенсуалпсма своего времени (112)... Такимъ образомъ онъ считалъ сущгствующимъ или субстанцгею лишь то, что можетъ быть дано въ чувствахъ (113 .

). Предмете вообще оли материя мышления происходить будто бы только благодаря воззрЪяйямъ впЪшнихъ чувстве. Ему не пришло въ голову изслЪдовать, откуда же берется самое понятие существования, и какъ мы приходимъ кь толу, чтобы приписывать реальность образамъ нашей чувственности, не зная раньше, чтб такое реальность... У Нанта всяческое бытие относится только къ чувственнымъ воззрЪнйямъ, поскольку они объединяются функциею разсудка въ сужденияхъ... Геиль уже жестоко бичевалъ (114) его аргументацию: Кантъ будто бы потому не хочетъ считать «я» за субстанцию, что его пелыя видеть глазами и т. д .

— 19 —

Причины заблужде- 26. Этотъ фатальный результате обънйя Канта. ясняется:

1) одностороннимъ попиманИемъ опыта, почти исключительно, какъ чувственнаго опыта (въ этомъ съуженНи понятИя опыта сами англИйскИе эмпирики, впрочемъ, невиноваты),

2) ложнымъ ограниченИемъ субстанцИи одною лишь внгыинею „вещИю по себе",

3) безосновательнымъ перенесенИемъ понятия Вйп* ап 8исЬ („внешней" субстанцИи) въ совершенно чуждую ей область, въ область сознанИя. Такимъ образомъ и доходятъ до того, что отъ даннаго въ непосредственномъ сознанИи „я", известн а я всякому изъ его л и ч н а я опыта, начинаютъ отличать какое-то другое „я", не переживаемое и не сознаваемое;—и вотъ у человека оказывается два „я" .

4) Благодаря обобщенью, живое „я", единство индивиду альнаго (моего) сознания заменяется у Канта ') абстрактною категориею единства сознатя вообще, не имеющею собственн а я содержания; такимъ образомъ происходить смешенИе живого „я" съ понятИемъ объ „я" (ср. § 15, 3) .

Таково происхождение этого учения о трансцендентальномъ Я я и .

Отличательныя чер- 27. Намъ незачемъ разделять указанное ты «критическаго заблуждение, потому что мы не ограничиваемъ индивидуалисма», - „ по вопросу о по- 0 п ы т а (вообще этотъ терминъ: „опытъ" въ визнанип и сознании ду его крайней сбивчивости давно пора бы «я». изгнать изъ философская лексикона)—одними только чувственными ощущениями; а к ъ области опыта, т. е .

непосредственная сознанИя мы относимъ еще, кроме ощущений, движений, чувствований и т. д., элементарное сознание „я" .

Кроме того, мы строго различаемъ область сознания первичн а я отъ области сознания производнаго (куда относятся всЬ продукты мышления и фантазии). Значить, мы не разделяем* ') Ср. у въ «Метафлзик-Ъ», стр. 115, 116 .

Тейхмюллера о* — 20 — аристотелево-лейбницевой точки зрения и признаёмъ одинъ, .

а не два рода непосредственной очевидности, т. е. исключаемъ изъ области непосредственнаго сознанИя логическия категории, какъ вторичное или производное бытИе. Въ нашемъ непосредственномъ сознаши н4тъ трансцендентальная „я", да ведь оно и ех 4ЪезИ недоступно сознанИю: значите, оно существуете, какъ понятие, только идейно, а правильность его должна бы быть доказываема (но не можетъ быть доказана, какъ мы видели) путемъ логическихъ разсуждешй .

Дюпрелъ съ его 28. Добавимъ еще, что наилучшимъ и «трансцеаденталь- н а и б о л $ е последовательнымъ (хотя и н4скольнымъ суоъектомъ» .

—прямой наслЪд- к о каррикатурнымъ) развитиемъ кантовой мыслике Канта. ли о двухъ „я", по нашему, оказывается мистическое учение Дюпреля который связалъ у ч е т е о второмъ „я" съ оккультистскими учениями. Такимъ образомъ получилось у него прямо два человека, таинственно между собою связанныхъ, изъ которыхъ одно „я" действуете въ обиходной жизни на яву и на вемде, а другое („трансцендентальный субъекте") проявляете себя только во сн4 и ве равныхе чудесныхе собыпяхъ .

Неразложимость пли 29. Итаке, кроме отвлеченнаго понятИя «атомность» эле- п я ", м ы признаёме только одно, такъ называемснтарнаго »я». м о е Э Ы П И р И ч е с к о е особый пунктъ какъ первичнаго непосредственнаго сознанИя. Но в4дъ основанИеме къ тому, чтобы признать какой-нибудь элементъ сознанИя за первичный, служите его неразложимость на другИе элементы,— его, таке сказать, „атомность" .

Спрашивается теперь, есть ли это эмпирическое, я " безусловно нечто целое, есть ли оно настояний атоме; н е г е ли ве неме всетаки какого-нибудь сложения или совмещения ') На русскомъ языке вышло сочинение Дюпреля «Философия мистики»

ВЪ переводе М. С. Аксенова (изд. А. Я. Аксакова, 1895^. Опемъже см. ст.тгмо А. А. Козлова въ I томе «философскаго ТрехмЬсячнпка» .

— 21 — другихъ первпчныхъ элементовъ сознанИя (чувствований, оицущенИй, движений и т. д.)? нельзя ли подметить въ этомъ „я" зюкихъ-либо частей иди компонентовъ?

Элементарное «я» 3 0. Единство можетъ быть:

не есть I) ни ме- или 1 ) механическимъ единствомъ суммы, ханическая сумма, „, „ П\ „ „. - или 21 какимъ-либо осооеннымъ виутрену

1) ни логическое '

- единство, т. е. по- нимъ возсоединенИемъ или взаимньгмъ проникнятие «я». новенИемъ отдельныхъ частей (вроде химическихъ соединений) .

Попытаемся теперь определить, не подойдетъ ли эмпирическое „я" подъ одинъ изъ этихъ двухъ типовъ сложныхъ

-единствъ; мы останемся при прежнемъ нашемъ незыблемомъ критерии истинности, эавеицанномъ всеми критическими философами, начиная съ Декарта, а именно, при самоочевидномъ непосредственном^ сознании .

I. Если бы „я" было суммою какихъ-либо отдельныхъ частей, то оно было бы единствомъ жханическимг. Въ этомъ случае сложность или составность „я" никакъ не укрылась

•бы отъ анализа психологовъ .

Сделаемъ здесь весьма важную оговорку. Нельзя считать

-образцомъ такого сложнаго „я" психическую координацию такъ называемаго.момента сознанИя" .

Я держу во рту кусокъ сахару: имею представление материальной вещи, испытываю чувство удовольствия, переживаю специфическия ощущения; белаго, сладкаго, твердаго и т. д .

Вотъ моментъ сознания въ жштйскомъ отношент весьма простой, детский, но въ научно'психологическомъ—достаточно уже сложный. Такую психическую координацию некоторые философы и готовы считать «а „я"» Если бы эта координация и точно была „я", то, разумеется, „я" было бы не более, какъ механическимъ единствомъ .

Но намъ не зачемъ искать „я" въ этой суммгъ, когда на самомъ-то д е д е „я" входить въ эту сумму въ качестве одного дзъ слагаемыхь караешь съ другими первичными и сложными — 22 — элементами сознанИя, както: вкусовыми, зрительными, осязательными, мускульными ощущешями, образомъ или представленИемъ куска сахару, чувствомъ удовольствия и т. д. Являясь во всякой психической координации только одними изъ слагавмыхъ, а вовсе не суммою всЬхъ ихъ, элементарное „я", значить, не можетъ быть сложнымъ, механическимъ единствомь .

Во избежаше нежелательной путаницы понятИй, необходимо отличать единство э.гементарнаго „я" отъ сложнаго единства психической координацш, составляющей одинъ какой-либо данный моментъ сознанИя .

II. Если же „я" будетъ, по нашему, не механическимъ, а какийъ-либо другимъ единствомь элементовъ (на подобИе химическая или логическая единства), то, значить, у насъ будетъ итти р'Ьчь уже не объ элементарномъ „я", а о сложномъ понятИй „я", въ которое элементарное сознанИе „я" входить, какъ одинъ иэъ соотносительныхъ пунктовъ ( § § 1 6, 1 7 ) .

Понятие „я" существуете "идейно, а элементарное сознанИе реально; но существование одного ничуть не м^шаеть существованию другого; и даже, наоборотъ, существование элементарная „яР обусловливаешь существование с л о ж н а я понятИя „я", потому что нельзя было бы образовать этого понятИя, если бы не было на лицо непосредственнаго сознанИя „я", какъ одноя изъ соотносительныхъ пунктовъ (ср. § 18) .

Итавъ, мы видимъ, что первичное „я" не есть ни механическая сумма, ни другое какое-либо единство, а само есть несомненный психическИй атомъ .

Юмъ—наиболее тп- 3 1. ПрИобретпш теперь некоторое воззрели чески в предста- нИе на природу „я", мы можемъ обратиться, витель отрицатель- н а с к о л ь к о п о з в о л и т ь время, къ разсмотрйнню наго взгляда ва «я». „. / Т Б Х Ь доводовъ, какш были представлены противъ его существования. Такая проба лучше ъсего можетъ показать истинность нашихъ мнений,—въ томъ случай, если они въ состоянш распутать затруднения нашихъ противниковъ. Съ другой стороны, ложння утверждения последних» некоторыми — 23 — сторонами своими могутъ способствовать въ качестве повода более точному и подробному изложению особенностей нашихъ мнений .

32. Первымъ, кто высказался противъ существования „я", былъ одинъ изъ величайшихъ и смелейшихъ новоевропейскихъ философове, шотландецъ Давидг Ют. Его же нужно признать и наиболее блестящимъ представителемъ отрицательнаго взгляда на „я". Т е, кто поддерживали его доктрину въ позднейшее время, а именно английские и французские позитивисты, не обладали смелостью Юма и его последовательностью: боясь крайнихъ выводовъ, они своими уступками традицИоннымъ воззрЗгшяме только вапутали и до крайности затемнили вопросъ объ „я"; они успели только затушевать нелепость своего р е шения проблемы, которое у Юма поражаете смелостью и оригинальностью. Не забудемъ, ишрочеме, что и саме Юме, подробно изложивший свою доктрину ве „Трактате", не повториле своихе взглядове въ позднейшей обработке своей философии, ве „Наследовании",—даже неупомянуле о своеме первоначальноме решении насчете „я". Это обстоятельство ве глазахе некоторыхъ исследователей (напр., Ереде)') служите доказательствоме, что Юме впоследствии отказался отъ своего взгляда на „я", усмотревши его психологическую несостоятельность .

Каке бы таме ни было, обратимся к е его аргументаме, но предварительно укажеме на то развитие понятий, которое привело Юма к е отрицанию „я" .

Подготовление з з. Декарте, начавший собою эпоху кригЮмова взгляда Т И ц И С м а в ъ НО вой европейской философии, какъ на «я. „ История разру- известно, не исполниле саме всей критичеипения картезИан- ской работы. Оне указале на самоочевидность скаго дуалпсча. самосознанИя, каке на высший критерий бытия, но для обеяснения мира и души прибегь Ке двумъ субстанцияме: т-Ьлесной и духовной (гез ех1еп8а, гез сор^апз). При ЕтегвсЫей йег ЬеЬгеи Нашев ипи ТгеаИзе пн(1 Гпдпигу, Ш З .

') ВпАе, — 24 — этомъ онъ воспользовался старымъ готовымъ понятиемъ субстанции (гез) и не изсл4дова.ть происхождения этого понятия .

А такъ какъ новое критическое основание не вязалось съ традицИоннымъ универсалистическит понятИемъ субстанцИи, то весьма естественно, что преемники Декарта по гносеологической работе обратились преимущественно къ изслЬдованИю происхождения понятИя субстанцИи. Эта работа—разрушение картезИанскаго дуалисма—была выполнена велийою триадой английскихъ гносеологовъ: Локкомъ, Берклиемъ, Юмомъ .

а) Локкг прязна- 3 4. Жоккъ признавале еще транссубъективтъ двп разныя Н у Ю материальную субстанцИю, но считалъ ее несуостанцш, извтьстною носительницею изв4стныхъ свойстве, связь между которыми мы им'Ъемъ поводъ предполагать .

б) Беъклт разру- БерклЫ разрушилъ понятие телесной субииаетъ понятие те- станции. По мнению Локка, различающего перлесной упстанции. вичныя и вторичныя качества т4дъ, некоторый свойства (величина, непроницаемость и т. д.) остаются реально принадлежащими реальной же транссубъективной субстанции, какъ носительнице ихъ. Берклий уже считаетъ, что субстанцИя (какъ и все абстрактныя понятия) есть только фикция ученыхъ. Поэтому т4ло есть не что иное, какъ только комплексе идей, и не имеете другого бытия, кроме идейнаго .

И первичныя свойства гЬлъ суть не бол4е, какъ идеи наравне съ чувственными иди вторичными свойствами. Самое разделение т4лесныхъ свойстве, проводимое Демокритомъ, Аристотелемъ, Декартомъ и Локкомъ, неверно, Т4ло есть только сумма свойстве. „Отнимите ихъ по одному,—и отъ т4ла н е останется ничего, никакой субстанцИи, которая проявляюсь бы намъ въ этихъ своихъ свойствахъ". Еззе гегпш (таЪегИаЦцт) ее* регсири .

Но Берклий оставилъ неприкосновенной духовную субстанцию. Онъ не вид4лъ смысла въ томъ, чтобы связанность ощущений во едино гипостасировать въ качестве особой матерНальной еубстанцш; но онъ оставить духовную субстанцию, каке носительницу душевннхъ явленИй .

Р а з л а г а е т ъ понятие духовной субв) Юмь пытается ' разруиппть ппонятйеСтанцИи, оставленное БерклИеме; то, чтб БерклНй духовной с у б с т а н - п о к а з а л е на примере вишни, то же самое проЦ1И ' дельгвяетъ Юмъ надъ „я" .

Отнимите одно за другимъ все душевныя явленИя,—и отъ души, отъ декартовой гез со^ийапз, не останется ничего, никакой субстанцИи, которая проявляла бы себя въ различныхъ актахъ сознания *). И душа оказывается не более, какъ суммою явлений .

Мы признаёмъ великое значение Юмовой критики понятия духовной субстанцИи, какъ окончательная разрушенИя декартова дуалисма субстанций, вдохновленнаго схоластиконаивнымъ мышленИемъ1 Это преодоление дуалисма устранило последний камень съ пути развитИя строгаго критицисма .

Но на отрицанИи останавливаться нельзя, и за разрушениеме стараго неудовлетворительнаго понятИя субстанцИи должно быть выработано новое, критическое понятИе субстанцИи. Поэтомуто исторИя философИи и не остановилась на Юме, но пошла въ своеме развитии дальше. Не подобаете и намъ въ наши дни останавливаться все на томе же Юме, т4ме более, что, каке мы сейчасъ увидимъ, и аргументы его противъ бытИя „я" совершенно несостоятельны, а затруднения ве понятИи „я", находимыя име, вполне объясняются вышеприведенными общепсихологическими соображениями, както: понятиеме „психической к о о р д и н а ц и и „ з а к о н о м е нераздельности и неслиянности актове сознанИя", ? закономе ограниченности сферы сознания", различением^ двухе слоеве сознанИя, различениеме понятия „я" оте сознания „я" и т. д. (§§ 9—13, 15 и 19) .

–  –  –

когда не удается мне поймать себя безъ какой-либо перцепцИи ' или воспринять (сознать) что-либо иное, чем* перцепцИи. Когда мои перцепцИи на некоторое время совершенно исчезаютъ, напр., въ глубокомъ сн4, „я" на столько же времени вовсе не существуешь (!). Если бы со смертью исчезли веб мои представления, и по разрушении моего тела я не могъ бы более ни мыслить, ни чувствовать, ни видеть, ни любить, или ненавидеть, то этим* было бы совершенно уничтожено и мое „я"; нельзя придумать что-нибудь еще, чтЬ сделало бы из* моего „я" полное ничто .

Юэгово опредЪлс- V. То, чтб мы называемъ своимъ „я", яи'е «я». есть не что иное, какъ связка или куча разнообразныхъ перцепцИй, которыя следуютъ одна за другой со скоростью, превосходящей всякое представление, и которыя находятся въ постоянном* движенИи и изменении. Нельзя сделать движенИя глазомъ, чтобы сейчас* же не изменить т4мъ и нашихъ перцепцИй;—но мышление еще изменчивее, ч$мъ зрительные образы; притомъ же и, кроме зрения, этой перемене способствуют* все прочИя чувства и духовныя способности. Дуть подобенъ сценгь, на которой разнообразныя представления сменяются, исчезаютъ и перемешиваются другъ съ другомъ въ различных* положениях*; но только мы не имеем* ни мал4йшаго знания ни о м^стЬ действия, ни о материале сцен* .

См^на представлений такова, что м и не можем* говорить о нераздельности (простоте) представлений въ какой-либо момент* времени или о тожестве их* въ различные моменты .

Разборе мн-Ьния 37. А(1 I. По мнению Юма, обычное возЮма обе «я», зрение не считает* „я" элементарным* сознаниемъ (впечатлением*), но т^мь, къ чему все впечатления ц идеи относятся. Между этими двумя мнениями н е т * прогивополо^ жения, которое видит* Юм*. Все акты психические могут* относиться именно къ элементарному „я", которое, какъ мы уже внаем*, надобно отличать отъ понятия „я" и отъ его умс т в е н н а я Ьбраза. В* своем* мышленги мы приписываем* — 28 — деятельности уже умственному образу „я", но это приписывание, какъ и вообще психологИю, какъ науку о душе, нельзя см4шивать съ самою у у у г, моею психическою жизнью .

АД П. Отличая понятИе „я" отъ элементарная сознанИя „я" или самосознания, мы указали т4мъ уже на одно изъ т4хъ „впечатлений," изъ соотнесения которыхъ (§ 18) получается знаше объ „а", или понятИе „я". Это элементарное сознанИе „я", подобно вс4мъ прочимъ элементамъ сознанИя, „тянется чрезо всю нашу жизнь"; оно входитъ въ психическую координацию всякаго и вс4хъ „теперь". Оно не изменяется^ потому что изменчивы лишь продукты мышлешя и фантазИи, а элементарные акты сознанИя не могутъ изменяться: красное всегда есть красное, а не синее .

Итакъ, 1) элементарное самосознание не изменяется;

но 2) наше знанИе о себе или умственный образъ насъ самихъ. нашего „я" меняется, по м4р4 углубления и расширения нашего самопознанИя и по м4р4 достижения нами зрелости, т. е. раскрытия вс4хъ функцШ, къ какгогъ мы только способны .

Равнымъ образомъ, 3) постепенно изм4няется въ теченИе исторги философское и научно-психологическое понятге „я" (§ 15, 3) .

А ( III. Наши акты д4йствителъно см4няютъ одинъ друИ гой, но, изчезая изъ „теперь", или выступая изъ д а н н а я момента сознанИя, изъ данной психической координации, эти акты не утрачиваются навсегда; они всегда могутъ возвратиться, ибо въ душ4 вообще ничего не пропадаешь (ср. § 11): предаваться забвенгю можетъ всякИй актъ, только не само элементарное „я" .

Оно входитъ во всякую координацию психическихъ элементовъ, и если бы оно не вошло въ какую-нибудь группу, то эта группа не была бы вообще моимъ сознашемъ, т. е. для меня ея вовсе бы не было .

Правда, мы можемъ наблюдать другое явленИе. Некоторые ингредИенты какой-либо координации могутъ быть д о т о я — 29 — интенсивными, что какбы засдоняютъ собою и стараются вытеснить изъ внимания другИе, вместе съ ними входящИе въ группу элементы, въ томъ числе и „я". Тогда имеетъ место, такъ сказать, обратная пропорциональность сознатя функщоннаго и самосознангя субстанцюннаю'). Обыкновенно, ч4мъ сильнее сознанИе функцИи (чувства, Образа, мысли, ощуиценНя, движения), т$мъ слабее сознаше своего „я" и сознание принадлежности этому „я" означенной функцИи. Человеке какбы забываете о своемъ собственном* бытИи и весь (временно) предается одной изо всехъ своихъ возможныхъ функций. Но элементарное самосознанИе всетаки налицо. Мы не всегда думае т о нашемъ „я" и не всегда философствуемъ надъ понятИемъ „я",—но всегда сознаёмъ—въ разныхъ степенях* сознательности (интенсивности)—свое „я" .

АД IV. „Я" Давида Юма пыталось погрузиться въ то, что называется „я" (т. е. въ одинъ иэ* моментов* сознанИя, или въ одно „теперь") и не находило искомаго „я", не находило ничего, кроме другихъ перцепцИй и идей.—Странно было бы и найти его, если мы уже элиминировали его, если изыскивающее „я" уже извлекло себя изъ общей координации даннаго момента (ср. § 30, I). Совершенно правильно оно и находитъ лишь различныя другИя составныя части момента, т. е. то, чтб есть „не-я". Этотъ примЬръ, а равно и АД У. Юмово определение „я", какъ пучка или связки идей, и сравнение его съ театром* показывают*, что Юм* не отличал* „я" отъ общей совокупности, или суммы элементовъ даннаго момента сознанИя, и наивно приравнивалъ „я" именно этой сумме—заблуждение, уже отмеченное нами въ § 30,1 .

Впрочем*, происходящее на сценЬ ведь требует* зрителя, который объединял* бы наблюдаемое им*—въ единство д/ьйствгя\ а следовательно, и это сравнение Юма уже предполагает* собою бытИе „я", именно, какъ элементарнаго самосознанИя,—потому что идея или понятИе „я" не можетъ ни дуСр. въ моей книге «О понятии искусства», стр 206 — 30 — мать, ни наблюдать театральней сцены, а все это можетъ проделывать одно только живое „я" .

Шштивпстцческое 38. Разобранную нами теорИю Юма повтопонпмание жизни ряютъ исъ большими или меньшими изворопозитивисты 1 ), все тЬ, кто отрицаете «я», какъ сфи т а м и \ или ц-бпп яоментовъ. .

сознания реальное быпе, я, смешивая знаше объ „я" (понятИе объ „я")—съ элементарнымъ самосознанИемъ, и не отличая „я" отъ суммы его функцИй или отъ сложнаго месса~ ническаю единства каждаго даннаго момента сознанИя. На механическое понимание „я" указывають выражения, напр., Тэна, что де „вкусъ, страдание, воспоминание суть не более, какъ элементы, экстракты, отрывки субъекта (меня) и что, значить, эти последовательный события (въ насъ) суть только поелгьдователъныя составныя части нашего „я", что „я" равняется (какъ сумма?) всему этому разряду событИй, ибо если ихъ отнять, то будто бы ничего ужъ больше не останется, хотя эти события и образуютъ одну непрерывную ткань, разделяемую нами на события только ради наблюдения и т. д .

Намъ незачемъ дольше останавливаться на этихъ теорИяхъ, ибо он4 представляютъ собою въ существенномъ более или менее близкИя повторения теорИи Юма и притомъ подвергались уже обстоятельному разбору въ статьяхъ А. А. Козлова о „французскомъ позигивисме" въ журнале „Вопросы философИи и психологии" за 1893 годъ .

Неизбежнымъ выводомъ изъ всехъ этихъ теорИй будетъ, что жизнь „я" распадается на ц^пь отдельныхъ моментовъ сознанИя: „я" читающее, „я", задумывающееся надъ прочитанРазличная учения относительно самосознания сгруппированы въ монографии С. Се$са, 1)Ие ЬеЬге у о т Зе1Ь81Ъе\т81$е1п въ УИеПе^аИшзсЬгИ! Гаг тпязепзсЬаППсЬе РЬПоьирЫе за 1887 г., т. 11, IV, стр. 385—423. О Нанте среди необъятной литературы (КаиНрЫМорИе) см.

специальный монографии:

В. КиЬи. Рсг ВецгИГГ пщ| с11е ВеёеШпипг йев 8ё1Ь81Ьеи пи1ве1Л8 Ьеи К а т, 18йб, и Рап1е1 Огппег, Иег ВергНТ (1ег РегьйпПсЬкеИИ. Ьеи КанИ, Агс1п Гиг РЬПоворЫе (бевеЫсМе). И. X. 11. 1. 18%, стр. 4 0 - 8 4 .

— 31 — нымъ, „я", перевертывающее страницу, „я", вспоминающее то, чтб было раньше й т. д. Все это—различные моменты сознанИя и будто бы совершенно различйыя „я", только искусственно объединяемыя въ призракъ единаго. „Я" есть лишь механически ецепленная сергя явлений сознанИя .

Ряде пли цепьмо- 39. Разбивая „призрачное" единство „я", ментовъ сознания п о з и т и в и с т ы цротивопосгавляютъ ему какое-то г 1 во времени предполагаете безвре- » м ы и » н а ш ъ к а Е б ы позабывая, ЧТО ЬМЫ« менное « я., есть лишь граммати/ческая замена единственн а я числа „я" множественнымъ чисдомъ, и что подобная словесная замена не изгоняетъ еще самосознанИя „я" ни изъ души, ни изъ области философИи. И у позитивистовъ (кроме свойственнаго всякому существу индивидуальная самосознанИя) въ самыхъ ихъ теорИяхъ, якобы уничтожительных* для „я", оказывается „я", наблюдающее, объединяющее, сравнивающее, но только наивно скрываемое подъ своимъ множественнымъ числомъ .

Если предположить себе, что какое-либо „я" представляет* собою цепь событИй А, В, С, В, Е, Г, (хотя бы и со сливающимися концами и началами и съ непрерывнымъ переходом* одного собкгпя въ другое), то спрашивается: которое же изъ этихъ собьшй: А, В или С и т. д. есть то „мы" или „я", которое сравниваете, объединяете и т. п.? Идея единаго „я" (учить, напр., По.шнъ) образуется (путемъ сложения) изъ ряда внутренний* воспрИятИй, точно такъ же, какъ идея одного дома изъ множества внешнихъ воспрИятИй. Пускай эта идея „я и есть идея ложная, но долженъ же существовать, быть на лицо—элементе, который образует* эту „ложную" идею, сводя множество восприяий къ единству,—единый элемент*, который долженъ одновременно сравнить многое, удержать это многое въ своем* мышлении и привести его къ единству .

Этот* приводящий къ единству элемент* долженъ, следовательно, знать всЪ эти разделения воспрИятИя по одиночке .

Л а к * бы непрерывно ни переходило А въ В, а В в* С, имеется же точка ихъ раздельности, потому что иначе мы за всю бы жизнь имели въ сознаши только что-нибудь одно; не было бы смгъны сознатя, не было бы жизни, и не было бы времени, не было бы самого отличНя одного момента А отъ В и т. д. Ни А о В, ни В о С не могугъ ничего непосредственно внать друге о друге, какъ два совершенно различны» событИя, разделенный между собой временемъ. Значить, некому образовывать хотя бы и призрачную идею обь „я". Но откуда же она взялась?

Ведь идея „я" существуете, и позитивисты пытаются показать намъ ея происхождение .

40. Отъ этой нелепости можно спастись только въ томъ случае, если признать единое и тождественное самосознанге, которое одинаково входить (§ 37, II и III) во всякИй моменте созна* нИя, во всякую психическую координацию, которое связано со всякимъ своимъ актомъ, которое производить разнообразный функцИи, въ томъ числе мышлеиге. Оно-то и можете сразу и одновременно взвешивать и сравнивать множество фактовь, приводить ихъ къ единству и образовывать понятгя „я", времени, явленИя, субстанцИи и т. д. Это „я", непосредственно сознающее себя во всякИй моментъ вреиенй и могущее въ еди1номъ акте объять мыслью всгь времена, все свои отдельныя „теперь", само необходимо должно быть безвременно, непричастно времени (которое есть его собственное понятИе) или порядку, въ которомъ это „я" располагаете свои отдельные моменты сознанИя, входя во все ихе, и не исчерпываясь ни однимъ изъ нихъ. Если бы это „я" само было времейнымъ, т. е .

однимъ изъ моментовъ сознанИя, то наме пришлось бы опять формулировать нелепость, т. е. признать временную безвременность .

Одно изе звеньеве цепи, напр.-,. С, необходимо будучи, каке мы видиме, безвременныме и сравнивая одновременно каке прбдшествующИя А, В, таке и последуюицИя Б, Е т. е. мысля, т4мь самыме ве силу понятгя мышленгя прервало бы единствоцепи, прекратило бы своею безвременностью теченИе событий .

- 33 — Притомъ, такихе объединяющихъ моментовъ не могло бы быть бол^е одною. Предположиме, объединяли бы, напр., и С, и Е, два момента; такъ какъ мы сознабмъ себя единымъ „я", а не двойнымъ, то, очевидно и С, и Е должны были бы снова объединиться еще въ одномъ, третьемъ, которое сразу могло бы мыслить и С, и Е. Итакъ, понятге единаго „я", если бы даже вместй съ позитивистами считать его ложнымг, одною своею наличностью предполагаете уже единое и безвременное самосознанге. Безъ „я" элементарная н$тъ и не можетъ быть самой позитивистической цепи .

Безъ единаго са- 41. Наличность „я" обусловливаете собою мосознания невоз- самое существование и т е ч е т е психической можни 1 ) н и м ы ш л е - ж и д н и в 0 в с ^ х ъ цроявлетяхе сознанИя, напр., ние, 2) ни фантазия,... .

3) ни память, 4) ни"111111-116®10' фантазии, памяти, координации псипсихическая к о о р д и - х и ч е с к и х е атомове:

нация вообще .

1) Въ мышлеши соотносятся два или несколько пунктовъ соэнанИя; они одновременно сравниваются между собою, къ ниме прилагается точка зрения и на основании последней раздельное прежде пункты вступаюте ве некоторое, вновь образующееся единство. Все это возможно, какъ мы видели, лишь для единаго самосознания, которое въ атоме случае не есть 1) ни соотносительное единство, 2) ниодинъ изъ соотнесенныхъ пунктовъ, 3) ни точка зрения, но объемлетъ ихъ вс&хъ сразу, одновременно или лучше сказать безвременно. Итакъ мышление, какъ психическая деятельность, предполагаете на4 личность единаго самосознания .

2) Фантазгя тоже соотносите различная разрозненные детали въ единую (техническую) систему образа, не подчиняясь логическиме критерияме. И здесь происходите соединение мног а я во едино, чтб возможно лишь при существовании единаго самосознания, имеюицаго въ себЪ сразу все деташ. И деятельность фангазйп предполаи'аете собою едицое г н и .

В — 34 —

И фантазия, и мышление объединяют* уже готовые элементы, имЬющИеся или когда-то имевшиеся въ сознаши. Эти элементы на время (для нашего перспективнаго воззрения) выступали изъ сферы „теперь", но они, какъ мы знаемъ ( § 1 1 ) никуда не изчезали. Ибо, если бы они окончательно обратились въ ничто, то отнюдь не могли бы и вернуться. Самое самосознанИе, напр., при очень глубокомъ сне (безъ сновидений) или при обмороке, при летаргИяхъ достигаете такой слабой степени напряженности, что мы какбы теряемъ свое „я", какбы не существуемъ для себя (хотя и не обращаемся въ ничто, какъ полагаете Юме (§ 36, IV)). Но человеке ежедневно просыпается И не считаете себя другиме, а упавший в ь обмороке можете оте него очнуться и опять вернуть себе себя, признать свое „я". Это признанИе есть опять-таки акте мышления, состоящий ве данноме случай ве сравнении двухе образове: 1) теперешняго и

2) прежняго, а следовательно, служите опять доказательством* непрерывающаяся самосознанИя *). Прежний же образ* хранится въ памяти; такимъ образом*, мы гадим*, что

3) и мышленИе, и фантазия требуют* памяти. Но память возможна лишь у единаго непрерывающаяся самосознанИя, непричастная времени .

4) Наконец*, каждое „теперь", каждая психическая координация, каждое звено изъ „серии" или цЬпи явлений сознанИя (которую выдают* за „я") указывает* на бытие единаго „я" .

ЕСЛИ бы каждое такое „событие" или каждый „моменте сознания" не соотносился съ какимъ-либо „я", то он* был* бы ниньит, а значит* и вовсе никогда не сознавался бы шнсЬме, т. е. вовсе не существовалъ бы. Актъ сознанИя существует* лишь вм4ст4 съ „я", которое отличает* отъ с е б я — и е я, и все прочие акты; связывая ихъ въ координацию, оно придает* вс$мъ ') Ср. у Тейхмюллера, Безсмертие души, переводъ подъ ред. проф. Е. А .

стр. 4 8 - 5 0 и 8 2 - 8 8 .

Боброва, — 35 — имъ отъ себя единство психической группы или ассоциации, единство „момента сознания" .

Итакъ, и мыинленИе, и фантазия, и память, и психическая координация или ассоцИацИя вообще (все это безспорныя явления или факты душевной жизни) указываютъ на существование единаго самосознанИя или единаго, живого, элементарн а я „я", безъ которая вообще душевная жизнь вовсе невозможна .

Метафизическое 42. Древше греческие универсалисты въ определение «я», своихъ поискахъ в е ч н а я, неизменная бытИя или субстанцИи, не видя его въ матерИальномъ М1ре чувственных^ ощущенИй, перенесли субстанцию въ мИръ духовный и думали обрести ее въ идеяхъ, въ общихъ понят1яхъ. Новая гносеолоия показала, что и понятИя суть не подлинное и не неизменное бытИе, а только одинъ изъ элементовъ сознанИй, притомъ еще элементе производный, вторичный. Если уже что-либо подходить подъ понятИе субстанции, то это, разумеется, можетъ быть Лишь однимъ изъ элементовъ непосредственнаго сознания или первичнаго быия .

Среди этихъ элементовъ имеется, какъ мы видимъ, одинъ, который своимъ существовашеме обусловливаете все другИе элементы: и первичные, и вторичные. Этотъ элементъ есть именно самосозйанИе. Поэтому ттафитчестж опредЬленИемъ самосознанИя будете' „я" есть субстанцгя. Но метафизическИя прим е н е н а понятия саМосознашя повели бы насъ черезчуръ далеко, да мы въ начале беседы (§ 1) и не хотели прилагать къ „я" никакихе другихе категорий, кроме чисто психологическихь .

4В. Чтобы вывести психологическое опрег Чнсто пспхологпче- ^ ское определение дйлеше „я", мы ооратиме внимание на следуюя» и понятие дуииии.щее. „Я" входите во всякую психическую координацию и связывается или соотносится со всякиме влементоме сознанИя: ипервичныме, и производныме ( § 4 1, 4) .

Разсматривая всю цепь моментове сознания какоя-либо „я", мы' не найдеме и двухе, вполнЬ схожихе по составу — 36 — группе. Но во всЬхъ этихъ группахъ постоянно встречается одинъ и тотъ же общш элементъ, именно самосознанге или элементарное „я": все эти группы или моменты сознания принадлежать единому, одному и тому же „я".

Следовательно:

самосознание или „я" въ пеихологическомъ смысле есть единый элементъ сознатя, непременно и необходимо соотносящгйся съ каждымъ, безъ исключенгя, другимъ элементомъ сознатя или единый общ1й соотносительный пунктъ для всякаго иного душевнаго акта или бытия ') .

Если мы желаемъ въ единомъ понятии совместить и „я", и „не я" (т. е. совокупность всехъ другихъ элементовъ сознания, не только входящихъ въ „теперь", но и всехъ, хранящихся въ его памяти), то мы не найдемъ лучшаго понятия, чймъ понятИе души .

Подъ душою мы понимаемъ самосознаше, (или „ я " ), соотнесенное со всею совокупностью его возможныхъ актовъ .

Приложяма ли къ 4 4. Намъ остается разрешить еще одинъ,

•я» категория раз- последнИй вопросъ касательно единства „ я " .

«*«м? Не можетъ ли это „я", будучи единымъ, всетаки какъ-либо изменяться или развиваться? Наша обиходная речь переполнена подобными выражениями: мы говоримъ о „развитыхъ" и „неразвитыхъ" людяхъ, о томъ, что образование „развиваете" душу" и т. д. Насколько эти выражения справедливы въ философскомъ смысле? Можетъ ли „я" развиваться?

Съ одной стороны, очевидно, что развитИе предполагаетъ собою некое единое, общее основаше, ибо безъ такого общаго базиса мы опять придемъ къ „серИи явленИй", объединенныхъ внЬшнимъ единствомъ времени, но не имеющихъ внутренняго единства. „Я" каке разе является такиме единыме, длящимся базисоме, обусловливающиме возможность р а з в и т .

Ср. ТекЬтЫЫг, Кене втпй1егппк Лег РвусЬо1о81в пп4 Ьоки'к, стр .

163—167, тоже въ «Метафизик-Ь». стр. 67, 68, или въ моей кнш"Ь «О понятии бытия», стр. 21 (I, § 25) .

Отсюда мы видимъ, въ чемъ можетъ заключаться развитие въ области явлений сознания. Самое самосознание Неизменно. Неизменны и вс4 первичные элементы сознания .

Некоторый перспективный плюсъ можетъ получаться только отъ прибавления новыхъ, еще неиспытанныхъ и непережитыхъ первичныхъ элементовъ (каковыме для юноши, напр., является половая любовь, которой онъ не чувствовалъ ребенкомъ) и въ построении все новыхъ образовъ фантазии и понятий. Итакъ, „я" не развивается, но своимъ едийствомъ обусловливаетъ развитие .

Развивается лишь душа (за исключениемъ самосознания) въ смысле расширения или увеличения сферы жизни .

Но съ другой стороны, человеке, внимательно следивший за вышеизложеннымъ ходомъ разсуждешя, непременно заметите, что развитие есть некоторый порядокъ, а такъ какъ „я" само создаете разнообразные порядки (идеи), както: порядки времени, пространства, причинности и т. д., то очевидно, что оно само имъ подлежать не можетъ. Самосознание само по себе пусто и неизменно: „я" есть „я" *) (математическое тождество), и больше ничего. Меняются лишь его признаки или функции, которыя оно производите вечная неизмен- 45. Итакъ развнтИе, какъ некоторый поряность «я» и раз- докъ въ см^не функций „ я", обусловленный еДинвитие души, ствомъ ц4ли и единствомъ 'развивающаяся существа, имеете приложение не къ самому „я", а только къ его функциямъ. Единое не можетъ стать многимъ. Для „я" измениться значило бы стать „не я", т. е. стать иныме какимъ элементомъ сознания, обратиться напр., въ синее, теплое, въ гневе и т. п. Но именно основное свойство всЬхъ первичныхъ элементовъ сознания и состоите въ томе, что дни ") Пик рп пик («я» есмь «я») взываетъ къ намъ изъ-за тьмы врсменъ иероглифическая надпись. Н. %гирсЬ, Шего^УрЬИвсЪв в г а т т а И к, § 124,стр.58 .

— 38 — качественно различны друге отъ друг^ и красно^ не ържете, оставаясь краснымъ (чт требуется единствомъ развития) переразвиться и перейти въ синее; оно можетъ только уступить синему свое место въ „теперь" и выступить на вреа^я изъ переживаемыхъ первичныхе и вторичныхъ элементовъ сознашя .

Общие выводы. 46.

Бросая ретроспективный взглядъ на наще разсуждеше, мы можемь совместить его результаты въ слЬдуюицихъ краткихъ словахъ:

1. СамосознанИе необходимо отличать отъ знанИя объ „я4":

умственнаго образа „я" или понятия „я" (§ 19) .

2. СамосознанИе относится къ числу первичныхъ фактов* нашего сознанИя и обладаетъ всеми свойствами первичнаго элемента: неразложимостью и неизменностью (§§ 2 9, 3 0 ) .

3. Элементарное „я" отличается отъ всехъ другихъ элементовъ сознанИя темъ, что все они могутъ соединяться между собою какъ угодно, но ни одинъ изъ нихъ не можетъ обойтись безъ соотношения съ „я", такъ что „я" есть общИй соотносительный пункте для всехъ явленИй сознанИя (§§ 41 ? 43) .

4. Различение эмпирическаго „я" и трансцендентальная „я" неосновательно. Трансцендентальное „я" есть пустое заблуждение (§§ 21, 27) .

5. „Я" не развивается. Душа, какъ совокупность вс4хъ актовъ сознашя, развивается ве смысле перспективнаго увеличения состава элементове сознанИя (§§ 44—45) .

На этоме мы покончиме сегодня наши изследования. В е противность обычному мнению, что философия есть наука непрактичная, мы занимались изученИеме того, чтб всякому человеку дороже всего на свфте, что всякое живучее существо оберегаете, холите и защищаете до последняя,—именно, мы пытались решить проблему обе „ я ", основную и наиболее жизненную проблему всего человеческая знанИя. Важность того или д р у г а я решения вопроса для в с я к а я человека, для его общественныхе, правовыхе и религпозныхе отношений, важность этого допроса для богословия, науки права, — 39 — общества,, психолоии, педагогии и для практическая приложешя этихъ наукъ само собою очевидна. Мы старались решить вопросъ, насколько позволяютъ это силы нашего с л а б а я, человеческая разума, наличный психологический материале и современное положение науки философИи .

Заключение. 47. Мм. Гг.! Наша наука съ с а м а я начала стала именовать себя не софгею (т. е. мудростью), а только фмлософИею, е. любомуд|иеМъ или стремлешемъ къ мудрости. Не передавать готовую мудрость хотели философы,— а только пробуждать стремление и любовь къ ней .

Итаке, разставаясь съ Вами, Мм. Гг., я, конечно, не смею льстить себя1 надеждою, что мне удалось сделать Васе приверженцами „критическая индивидуалисма" и моего взгляда НЯ ^Я • Принося Вамъ сердечную благодарность за терпеливое внимаше, какимъ Вы поощрили мои разсуждешя, я скажу лишь, что почту себя вознагражденнымъ за труды по составленш рЬчи, ес'Ли мн4 удалось хотя бы несколько лице ве этоме залЬ заинтересовать ве пользу философш и разс4ять ве ихе глазахе обычный предразсудокъ, будто философИя занимается никому и ни на что ненужными отвлеченностями, непригодными ве практике и отжившими свой историчесшй вЬке. „Есть ли что-нибудь бол^е важное", восклицаете Лейбнице, „чеме то, что, какъ верится мне, мы определили относительно природы субстанций ')?!

–  –  –

7. Г. Т е й х ы ю л д е р ъ. Безсмертие души. Философсисое изс.тЬдованИе. Переводъ А.__К. Николаева подъредакцИею Евгения Боброва. Юрьеигь, 1895 (VIII + 200). Щ н а Г /, руб .

8. Г. ' Г е й х м ю л л е р ъ. Дарвинисмъ и философия. Переводъ А. К. Николаева подъ редакциею Евгения Боброва. Юрьевъ, 1894 (VIII + 100). Цена 1 р .

9. П. А. В и с к о в а т о в ъ. Сжатый обзоръ истории новой русской литературы съ библиографическими примечаниями .

Издалъ (переработал* и дополниль) Евгений Бобровъ .

Дерптъ, 1892 (75 сгр.). ЦЬна 60 к .

10. С р е м е ц ъ. Катендарный вонросъ въ России и на Запад$. (Переводъ Евгения Боброва по заказу съ рукописи) СПБ, 1894 (105 стр.) .

Выписывающие (кроме ДгЛг 3 и 10) отъ автора-издателя (К а 8 а н ь, Университете, профессору Евгению Александровичу Б о б р о в у ) за пересылку не платятъ. При выписке двухт .

или бол4е книгъ сразу—дЬлается, кроме того, еще и уступка съ нарицательной цены.

Похожие работы:

«DRS-69VST РА ДАР-ДЕТЕК ТОР РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ СОДЕРЖАНИЕ Меры безопасности и предосторожности Комплектация Устройство и органы управления Установка Основные операции ЖК-дисплей Меню системных настроек Поиск и устранение простых неисправностей Техни...»

«© 2003 г. Г. В. ДЫЛЬНОВ, В. А. КЛИМОВ ОБ ОСНОВНОМ ПОНЯТИИ СОЦИОЛОГИИ ЖИЗНИ ДЫЛЬНОВ Геннадий Васильевич доктор философских наук, профессор, декан социологического факультета Саратовского государственного университета. КЛИМОВ Владимир Александрович кандидат философск...»

«Письмо Минобрнауки России от 20.08.2014 N ВК-1748/07 О государственной аккредитации образовательной деятельности по образовательным программам, адаптированным для обучения лиц с умственной отсталостью (вместе с Разъяснениями о государственной аккре...»

«сообщения объединенного института ядерных исследований Ц1} \ ' z i i % s дубна В.А.Баранов, Р.Иленбург, С.М.Коренченко АЛГОРИТМ ФИЛЬТРАЦИИ СОБЫТИЙ, ПОЛУЧАЕМЫХ НА С ДЕТЕКТОРЕ СПЕКТРОМЕТРА АРЕС 1. ВВЕДЕНИЕ В данной работе описывается алгоритм быстрой фильтрации + +...»

«Розділ 2. Ботаніка УДК 581.5(477.63) СТРУКТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ФИТОЦЕНОЗОВ МЯТЛИКА УЗКОЛИСТНОГО (POA ANGUSTIFOLIA L.) И МЯТЛИКА ЛУГОВОГО (POA PRATENSIS L.) В УСЛОВИЯХ СТЕПНОГО ПРИДНЕПРОВЬЯ Лисовец Е.И., к.б.н., доцент Днепропетровск...»

«Энергетический бюллетень июнь 2015 В поисках новых ресурсов ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ Выпуск № 25, июнь 2015 Содержание выпуска Вступительный комментарий 3 Ключевая статистика 4 По теме выпуска Перспективы освоения российского шел...»

«БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ, XIII Протоиерей Петр БУБУРУЗ, магистр богословия Для меня лично особенно плодотворным и полезным оказался пе­ риод работы над кандидатским сочинением, которое я написал под ру­ ководством Николая Дмитр...»

«Василий КУРАБЦЕВ Тайна человека Обычная постановка проблемы человека в основе своей сводится к соотношению сущности и бытия человека. Согласно ее материалистическому решению, и сущность, и бытие подчинены детерминизму объективных отношений, причем у Демокрита, ска...»

«МЕТЕОРОЛОГИЯ МЕТЕОРОЛОГИЯ И.Н. Русин ОБОСНОВАНИЕ ФОРМУЛ ДЛЯ ПРОТИВОИЗЛУЧЕНИЯ АТМОСФЕРЫ ПРИ ЯСНОМ НЕБЕ I.N. Rusin JUSTIFICATION OF THE FORMULAS FOR THE LONG-WAVE RADIATION FROM CLEAR SKY ABSTRACT Показано, что существующие эмпирические формулы для расчета противоизлучения атмосфер...»

«Лекция 8. Непараметрические критерии однородности и независимости Буре В.М., Грауэр Л.В. ШАД Санкт-Петербург, 2013 Буре В.М., Грауэр Л.В . (ШАД) Непараметрические критерии. Санкт-Петербург, 2013 1 / 39 Cодержание Содержание Критерии однородности Вилкоксона и Манна-Уитни Критерий однор...»

«Научно-исследовательская работа Тема "Исследование природного явления – радуга"Выполнила: Нелюбина Варвара Александровна, ученица 5 А класса МБОУ СОШ № 69 Советского района г.о. Самара Научный руководитель: Нелбина Е.Г. Оглавление Введение Глава 1. Литер...»

«УВАЖАЕМЫЙ ПОКУПАТЕЛЬ! Благодарим Вас за выбор продукции, выпускаемой под торговой маркой DEXP. Мы рады предложить Вам изделия, разработанные и изготовленные в соответствии с высокими требованиями к качеству, функциональности и дизайну. Мы уве...»

«Annotation Основная идея книги известного нейробиолога доктора Дэниэла Амена: чтобы жизнь была полноценной и счастливой, мозг и душа должны работать в гармонии. Корень всех проблем с нервной сис...»

«Запорожцев Сергей Геннадьевич 16. Иваненко Владислав Юрьевич 17. Кандохов Вадим Хасанбиевич 18. Кизилова Ална Евгеньевна 19. Коваленко Герман Александрович 20. Мазуренко Дарья Юрьевна 21. Мелихова Аксинья Павловна 22. Н...»

«ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ 1999 • № 3 А.В. КИВА Криминальная революция: вымысел или реальность? Последние годы в адрес революционных изменений в постсоциалистической России нередко звучат...»

«МЕЖПАРЛАМЕНТСКАЯ АССАМБЛЕЯ ГОСУДАРСТВ — УЧАСТНИКОВ СОДРУЖЕСТВА НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ ДОКУМЕНТЫ ЗАСЕДАНИЯ СОВЕТА ПАРЛАМЕНТСКОЙ АССАМБЛЕИ ОРГАНИЗАЦИИ ДОГОВОРА О КОЛЛЕКТИВНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ Санкт-Петербург 22 ноября 2012 года ДОКУМЕНТЫ ЗАСЕДАНИЯ СОВЕТА ПАРЛАМЕНТСКОЙ АССАМБЛЕИ ОРГАНИЗАЦИИ ДОГОВОРА...»

«1 Пояснительная записка по курсу: "Обществознания"Рабочая программа по обществознанию для 8 класса, разработана в соответствии с требованиями: Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации" от 29.12.2012 № 273;Федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования (приказ Ми...»

«"УТВЕРЖДЕНО" Советом директоров АКБ "ХОВАНСКИЙ" (АО) Протокол № 1003/16 от "10" марта 2016г. Председатель Совета директоров Орлов А.К . РЕГЛАМЕНТ предоставления потребительских кредитов в АКБ "ХОВАНСКИЙ" (АО) 1. Общие положения 1.1...»

«A C T A U N I V E R S I T AT I S L O D Z I E N S I S FOLIA LITTERARIA ROSSICA 8, 2015 EWA SADZISKA Uniwersytet dzki Wydzia Filologiczny Instytut Rusycystyki Zakad Literatury i Kultury Rosyjskiej 90-226 d ul. Pomorska 171/173 ГОГОЛЕВСКИЙ КЛЮЧ К ЛИРИКЕ АЛЕКСАНДРА КУШНЕРА (НА ПРИМЕРЕ ИЗВЫБРАННЫХ СТИХОТВОРЕНИЙ) GOGOL’S KEY TO THE POETRY OF ALEXA...»

«УЛЫБКА П Е ГАС А Надежда Чернова "." Графоман, графомания – слова иностранные, красивые и громогласные на слух. Но смысл – увы! – у этих слов такой, что может обидеть всякого, кто пишет, кто переживает "души п...»

«ПРОЕКТ Вноситься Кабінетом Міністрів України OM1R р. “ ” ЗАКОН УКРАЇНИ Про Державну програму авіаційної безпеки цивільної авіації Верховна Рада України п о с т а н о в л я є: 1. Затвердити Державну програму авіаційної безпеки цивільної авіаціїI що до...»

















 
2018 www.new.z-pdf.ru - «Библиотека бесплатных материалов - онлайн ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.