WWW.NEW.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Онлайн ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

«SOCIAL SCIENCE JOURNAL ЕВРОПЕЙСКИЙ ЖУРНАЛ СОЦИАЛЬНЫХ НАУК European SOCIAL SCIENCE JOURNAL ЕВРОПЕЙСКИЙ ЖУРНАЛ СОЦИАЛЬНЫХ НАУК Рига - Москва Учредители и ...»

-- [ Страница 1 ] --

ISSN 2079-5513

European

SOCIAL SCIENCE

JOURNAL

ЕВРОПЕЙСКИЙ ЖУРНАЛ СОЦИАЛЬНЫХ НАУК

European

SOCIAL SCIENCE

JOURNAL

ЕВРОПЕЙСКИЙ ЖУРНАЛ СОЦИАЛЬНЫХ НАУК

Рига - Москва

Учредители и издатели:

Европейское научное общество

“Mazleksnes”, г. Рига

Международный исследовательский

институт, г. Москва

European Social Science Journal Журнал включен в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук, утвержденный Высшей аттестационной комиссией (ВАК) Министерства образования и науки Российской Федерации Международный идентификационный номер периодического печатного издания 2079-5513 Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций .

Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-39916 от 21 мая 2010 г .

Адрес редакции:

115563, Москва, а/я 77, МИИ info@mii-izdat.com

Подписной индекс:

Объединенный каталог “Пресса России” - 13094 Международный исследовательский институт является участником Глобального Договора Организации Объединенных Наций © Составление .

Международный исследовательский институт, 2011 .

РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ

М. Ю. Кантор – доктор филологических наук, кандидат юридических наук, профессор (главный редактор) М. И. Алдошина – доктор педагогических наук, доцент А. П. Альбов – доктор юридических наук, профессор С. П. Ангаева – доктор исторических наук, профессор И. Н. Барциц – доктор юридических наук, профессор В. П. Басик – доктор юридических наук, профессор Д. Бриеде – Ph.D., доктор социологических наук, профессор Ю. Е. Булатецкий – доктор исторических наук, кандидат юридических наук, профессор Л. Л. Геращенко – доктор философских наук, кандидат искусствоведения, профессор Б. М. Жуков – доктор экономических наук, профессор С. С. Ильин – доктор экономических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации Н. Б. Карабущенко – доктор психологических наук, профессор А. Ю. Коваленко – доктор экономических наук, профессор О. С. Кренжолек – Ph.D., кандидат филологических наук В. Э. Лебедев – доктор исторических наук, профессор З. М. Магрупова – доктор экономических наук, профессор Н. И. Мартышина – доктор философских наук, профессор Н. Н. Марчук – доктор исторических наук, профессор Н. А. Машкин – доктор исторических наук, профессор В. Э. Меламуд – доктор педагогических наук, профессор О. А. Никифоров – доктор исторических наук, профессор И. Озолиня – Ph.D., доктор философских наук, профессор Е. А. Певцова – доктор педагогических наук, доктор юридических наук, профессор Т. В. Портнова – доктор искусствоведения, профессор И. М. Рассолов – доктор юридических наук, профессор А. А. Румянцев – доктор экономических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации Е. В. Сидоров – доктор филологических наук, профессор Д. С. Сомов – доктор педагогических наук, профессор Ю. А. Тропин – доктор экономических наук, профессор Ю. Ц. Тыхеева – доктор философских наук, профессор Х. Хаджиев – доктор юридических наук, профессор Н. В. Халяпина – кандидат исторических наук, доцент В. Е. Чиркин – доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации, Заслуженный юрист Российской Федерации П. А. Чукреев – доктор социологических наук, профессор Н. Г. Шурухнов – доктор юридических наук, профессор О. У. Юлдашева – доктор экономических наук, доцент European Social Science Journal

СОДЕРЖАНИЕ

CULTURAL EXPERIENCE

Философский дом Беломестнова Н. В., Плебанек О. В. Регуляторные системы универ- 7 сума (системы регуляции в природе и обществе) Волков С. Н. «Здравый смысл» как прагматичная рациональность или 16 мистическое мышление как нелогичность с человеческим лицом?

Мулляр Л. А. К вопросу о теоретических основаниях исследования 23 феномена «успех»

Мушич-Громыко В. Г. О понятии «объект с нефиксированным стату- 31 сом» и его бытийности Туменова С. А. Методология синергетики в исследовании социально- 45 экономических систем Социокультурный меридиан Никлаус А. А. Проблема общественного мнения в современных ус- 49 ловиях Ипполитова Е. А., Шведенко Ю. В. Особенности кризисного состоя- 57 ния мужчин и женщин в ситуации распада молодой семьи Звонова Е. В. Теоретические основы культурно-исторического ана- 66 лиза музыкального произведения Хохлов А. С. М. Кастельс о роли информационных технологий в 75 трансформации современных обществ Лучкина М. М. Образ родной земли как реализация архетипа приоб- 79 щения в музыкальном мифе о России Г. В. Свиридова Тугуз З. Ю. Поколенческая специфика гендерных стереотипов насе- 89 ления республики Адыгея: социологический анализ Шавлаева Т. М. Художественные промыслы чеченцев в XIX – нач. 95 XX вв .

Культ слова Щекотихина И. Н. О стратегической природе процесса ассоциирова- 103 ния (опыт разработки модели комплексного анализа) Науменко С. В. Академические орфографические проекты первой 112 половины XX века: принципы унификации вариантных написаний Алефиренко Н. Ф. Скокова Т. Н. Релятивность как речемыслитель- 120 ный механизм вербализации картины мира Березина О. А. К вопросу о предикационной структуре безличной 128 конструкции Просянникова О. И. Направления развития значений синкретических 137 форм существительное – глагол на материале ЛСГ Кожевникова М. А. Цитаты в иноязычном облике 146 Макарова П. В. Телевизионный выпуск спортивных новостей: отли- 153 чительные черты Мусатов В. Н. Комбинированная полисемия отглагольных суффик- 158 сальных существительных Образовательные парадигмы Макаревич А. Н., Фихтнер О. А. Качество и факторы трансформации 166 образовательных услуг в России Попова Н. Г. Генезис и содержание понятия «здоровьесберегающей 171 компетентности» учащихся в современной школе Уткин А. В. Миссия учителя в современном мире: предметное поле и 177 основные аспекты исследования Майорова В. Н. Методическая деятельность педагога общеобразова- 186 тельной школы: историко-функциональный анализ Шик C. В. Проведение семинара-тренинга с родителями подростков 196 по профилактике аддиктивного поведения Барахсанова Е .

А. Николаев А. М. Научно-методическая поддержка 203 исследовательской деятельности молодых педагогов с применением веб-сайта Токарева Ю. А. Особенности проявления эффективного отцовства в 211 воспитании ребенка дошкольного возраста Алексо В. А. Влияние игры в пазлы на развитие детей дошкольного 221 возраста Хорьков Н. Ю. Влияние переживаний на социально- 228 психологическую адаптацию студентов первого курса Сергеева И. В. Мультикультурное воспитание студентов во внеауди- 235 торной деятельности Савинов А. М. Выявление условий внедрения системы преподавания 240 академического рисунка в процесс подготовки дизайнеров Васильев П. В. Духовно-нравственное развитие юного спортсмена в 250 системе дополнительного образования Масалимова А. Р. Факторы, влияющие на эффективность внутри- 258 фирменного обучения рабочих и специалистов Трифонов А. Н. Взаимодействие субъекта Российской Федерации с 265 федеральными органами исполнительной власти в вопросах реализации федеральной целевой программы «Развитие физической культуры и спорта в Российской Федерации на 2006–2015 годы»

SOCIAL POWER

Ветер времени Агапов М. Г. Концептуальные основы советской политики в отноше- 269 нии зависимых стран и колоний ближнего востока (1917–1920-е гг.) Петракова Л. В. Государственно-церковные отношения в России в 277 период перестройки 1985–1991 гг .

Николашин А. В. Истоки и эволюция этических представлений в италь- 284 янском гуманизме второй половины XIV – первой половины XV в .

Соколов Е. Н. Всероссийский 1918 г. Съезд представителей финансо- 292 вых отделов советов Захаров В. М. Н. И. Костомаров в Саратове 301 Ремнев В. А., Комлева А. В. Генезис творчества М. Горького 310 Корнилов С. В. Русская философия в изгнании: Н. А. Бердяев и С. Л. 314 Франк Социально-экономический меридиан Коновалова Е. А. Формирование механизма оценки рисков в совре- 321 менных производственных системах Константинов Н. А. Направления хозяйственной деятельности насе- 327 ления Горного Алтая гунно-сарматского времени European Social Science Journal Гарина И. С. Инновационные технологии в сельском хозяйстве 330 Нестерова А. А. Ресурсные технологии оптимизации процесса адап- 343 тации и развития жизнеспособности безработной молодежи Белоусов О. А. Управление экономическими ресурсами и координа- 352 ция инвестиционных процессов в региональном разрезе Акулич О. В. Стратегические альтернативы роста конкурентоспо- 361 собности рыбной отрасли Астафьева О. А. О конкурентоспособности и конкурентных преиму- 366 ществах предприятий сферы услуг Мезенин Н. А., Верзакова А. В. Особенности управления и эффек- 371 тивность деятельности религиозных организаций Маркеева А. В. Современные подходы к определению потребитель- 378 ского опыта Митрофанова М. Н. Проблемы анализа технического состояния про- 385 мышленного предприятия на разных стадиях инновационного процесса Николаева Л. А. Продвижение инноваций на рынок и проблемы 394 коммерциализации научных разработок Певная М. В. Значение волонтерства в развитии российского неком- 402 мерческого сектора Позднякова Т. В. Концепция повышения конкурентоспособности мо- 409 лодых специалистов-выпускников вузов на локальном рынке труда Потуткова С. А. Особенности социального интеллекта безработных 413 Сверлова Л. И. К вопросу экологической безопасности эксплуатации 420 космодрома в г. Свободном Амурской области Сивцева Т. В. Экологические и экономические аспекты участия рес- 425 публики Саха (Якутия) в реализации киотского протокола Сысоева Е. А. Эволюция научных взглядов на категорию «конкурен- 433 тоспособность»

Тухватуллин А. И. Влияние процессов глобализации на социальную 441 составляющую национальной безопасности государства Филатов Е. А. Методология формирования стоимости деловой репута- 447 ции человеческого капитала в целях оценки капитализации компаний Филиппова А. Б. Технологии управления – организационный ресурс 454 компании Крук В. М. Психологическая оценка надежности персонала военных 460 организаций Полис Маркарьян Р. В. Основные направления совершенствования право- 469 вой защиты детей от распространения через информационнокоммуникационные сети информации, причиняющей вред их здоровью и развитию Мациевский Н. С., Ерёмин В. В. Особенности рынка ломбардных ус- 473 луг России Чинчевич Е. В. Страхование животных и ответственности за вред, 481 причиненный ими Шевелева А. П. К вопросу о соотношении процессуального статуса 487 подозреваемого и обвиняемого в уголовном судопроизводстве России Метелев И. С. Миграция и европейская политика мультикультура- 496 лизма

ПРАВИЛА ПРЕДСТАВЛЕНИЯ РУКОПИСЕЙ

CULTURAL EXPERIENCE

Философский дом Н. В. Беломестнова Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена, доцент кафедры психологии человека, кандидат психологических наук, доцент (191186, г. Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, д. 48) О. В. Плебанек Балтийский государственный технический университет «Военмех» им .

Д. Ф. Устинова, доцент кафедры культурологии и глобалистики, кандидат философских наук, доцент (190005, г. Санкт-Петербург, ул. 1-я Красноармейская, д. 1)

РЕГУЛЯТОРНЫЕ СИСТЕМЫ УНИВЕРСУМА

(СИСТЕМЫ РЕГУЛЯЦИИ В ПРИРОДЕ И ОБЩЕСТВЕ)1

системная организация; системно-эволюционный подход; регуляторные системы организма; регуляторные системы общества; иерархия систем; системообразующая функция культуры В статье ставится проблема ввода психики, сознания и культуры в более общую метасистему. Такой метасистемой являются регуляторные подсистемы разнообразных систем. Предлагаются семь уровней регуляторных систем, возникших в ходе биологической и культурно-исторической эволюции:

первый – ДНИЭС, второй – иммунная, эндокринная и нервная системы рядоположно, третий – сенсорная психика (сенсорика), четвёртый – перцептивная психика (перцепция), пятый – репрезентативная психика (интеллект), шестой – сознание, седьмой уровень – культура. Регуляторная функция является фундаментальной системообразующей функцией всех этих систем (включая культуру) .

Материя, психика и сознание Соотношение материи, психики и сознания является главной проблемой как философии в её наиболее древнем значении (как универсального знания), так и современных наук, изучающих все системы независимо от их природы. Философская позиция объективного идеализма, механистического материализма и всех промежуточных вариантов уже остаётся в прошлом, но и декларация души как производного от материи требует своей более современной, убедительной и иллюстративной аргументации. Ранее была предложена реконструироДоклад на II Международной научной конференции «Гуманитарные науки и современность» (Москва, 10 октября 2011 г.) Рекомендован к опубликованию Оргкомитетом конференции .

Беломестнова Н.В. Понятие о сознании в сознании человека //Вестник СанктПетербургского университета, серия 14, 2011 г., сентябрь (в печати) European Social Science Journal ванная схема выделения понятия о психическом в сознании человека1, где в мировоззрении человека от эпохи палеолита до эпохи сайентизма выявляется четыре этапа: отождествление души и материи («овеществление»); панпсихизм; жёсткая исключающая оппозиция сомы и сознания; отношения производного – психика есть дериват живой материи, а сознание суть регуляторная система, надстроившаяся над психикой в системе социальных отношений человека, т.е. это дериват психики. При этом приводится аргументация из палеопсихологии, антропологии, этнологии синполитейных народов, фольклора, философии эпохи осевого времени, археологии, лингвистики, онтогенеза мышления и сознания .

Кратко на четвёртом этапе (психика есть дериват материи) процесс дифференцировки понятий и выделения более поздних конструктов можно представить так. Аристотель предложил идею живого как способа организации косной материи. К. Линней в XVIII веке разделил мир животных и мир растений в достаточно точных (для того времени) классификациях. Век XIX дал понятие нервно-психической деятельности, протекающей в нервной системе организма и несводимой к чисто физиологическим актам. Тут же и дифференцировалось понятие психического как комплекса свойств организма животного и человека, не сводимого к физиологическим и нейрофизиологическим процессам. А середина XIX века дала эксперименты Пфлюгера и Сеченова, показавшие (по интерпретации Сеченова) общность законов функционирования нервной и психической деятельности2 (к этой идее мы ещё вернёмся во второй и третьей частях данного дискурса). В XX веке дифференцировали психику (у человека и животных) и сознание (только у человека). А заодно встала проблема соотношения психики и сознания: если сознание – это часть психики, то это «вершина» психики, «сердцевина» психики или её «внешний слой», скрывающий так называемые «глубинные неосознаваемые психические явления»?

В любом случае человечество осознало, что понимание психики и сознания как деривата материи позволяют нам ввести эти концепты в поле действия общесистемных законов и закономерностей и исследовать их методами научного познания .

Регуляторные системы в природе Но при исследовании природных систем, возникших в ходе эволюции, требуется отвечать на главный для естественных наук вопрос

– какая необходимость породила возникновение конкретной системы?

При рассмотрении этой проблемы по отношению к психике А.Н. Леонтьев предположил, что психика возникла для отражения свойств среды при неоднородной её организации3, т.е. появление в Беломестнова Н.В. Этапы формирования понятия психического в архаическом сознании // Труды II (XVIII) Всероссийского археологического съезда в Суздале 20-25 октября 2008 г., Том III. М.: Институт археологии РАН, 2008. C. 152–154 .

Сеченов И.М. Избранные философские и психологические сочинения. М., 1947 .

Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М.: Изд-во Моск. универ-та, 1972 .

первичном океане (коацерватном «бульоне») организмов, выделенных из среды, заставило часть этих организмов сформировать у себя способность к отражению быстро меняющихся свойств среды, т.е. психического отражения. Но после дальнейшей разработки этого вопроса мы предложили следующие детерминанты генезиса психики1. Системообразующим свойством (фактором) носителей психики (животных) является гетеротрофное питание, а системоформирующим – способность к спонтанной активности. Т.е. психика возникла у организмов, вынужденных питаться чужим органическим веществом и способных при этом спонтанно передвигаться (в отличие от аутотрофов, растений). Дальнейший анализ фундаментальных проблем строения и развития психики в парадигме естественно-системного подхода заставил ввести её (психику) в метасистему регуляторных систем организма2, изменив после этого взгляд на главную функцию3. Главной системообразующей функцией становится регуляторная, а функция отражения становится сервильной, служебной по отношению к регуляции. Отсюда и существенно изменившаяся дефиниция психики: психика – одна из регуляторных систем (подсистем) организма, осуществляющая свои функции с помощью отражения свойств внешней и внутренней среды и трансформирующего взаимодействия с внешней средой4 .

Но для того, чтобы осознать место психики в природе и конкретную форму её отношения к материи, пришлось увидеть, что соотношения регуляторных систем организма строятся не линейно-иерархически (линейная вертикальная структура), а древовидно: первоначальная диффузная нейро-иммунно-эндокринная система (ДНИЭС)5 дифференцировалась на три ветви – иммунную, эндокринную и нервную. На основе нервной системы возникла психическая, в свою очередь породившая специфически человеческую систему регуляции – сознание. При этом описаны специфицирующие свойства каждой из регуляторных систем, главными из которых являются код системы и материальный Беломестнова Н.В. Системообразующий фактор генезиса психики // Материалы Международной научно-практической конференции «Ананьевские чтения – 2008», 21–23 октября 2008г., Санкт-Петербург / Под ред. Л.А .

Цветковой, Н.С. Хрусталёвой. СПб: Изд-во С.-Петербургского университета,

2008. С. 174–175 .

Беломестнова Н.В. Эволюционное древо регуляторных систем организма // Современные проблемы биологической психиатрии и наркологии / Под ред В.Я .

Семке, Т.П. Ветлугиной. Томск: Изд-во «Иван Фёдоров», 2008. С. 34–36 .

Беломестнова Н.В. О фундаментальной функции психики // Ананьевские чтения – 2005: Материалы научно-практической конференции 25–27-октября 2005 г. / Под ред. Л.А. Цветковой, Л.М. Шипицыной. СПб: Изд-во СПб университета, 2005. С. 8–9 .

Ibid. C. 9/ Акмаев И.Г. Взаимодействие нервных, эндокринных и иммунных механизмов мозга // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 1998 .

№ 3. С. 54–56 .

Акмаев И.Г. Современные представления о взаимодействиях регулирующих систем: нервной, эндокринной и иммунной // Успехи физиологических наук .

1996. Т. 27. № 1. С. 3–20 .

European Social Science Journal носитель (субстрат) этого кода. В ДНИЭС, иммунной и эндокринной системах кодом является специфическая молекула протеина (гормон или медиатор), а носителем – гуморальная система. В нервной системе кодом является частотно-импульсная система знаков (сигналов), а субстратом – электро-химические процессы в нейроне или нервной системе. В психике кодом является образ (знак-икона), а носителем (субстратом) – функциональные системы нейронов или нейрональных морфологических структур. А в сознании, как это давно уже установлено в семиотике, психологии, культурологи, философии, кодом является слово, или понятие (знак-символ). А субстратом этого кода является взаимодействие полушарий в их функциональной асимметрии1. В итоге сознание приходится признать самостоятельной системой регуляции, порожденной психикой (как психика была порождена нервной регуляторной системой), но имеющей свои законы функционирования, отличные от психических. То есть, сознание в такой же мере отлично от психики, как психика от нервной системы, а нервная регуляция от иммунной и эндокринной. При этом в соответствии с принципом изоморфизма Л.М. Веккера2 в единой теории психических процессов наиболее общие принципы и законы организации «нижней» психической системы (эволюционно более ранней, породившей следующую, качественно новую «верхнюю» систему) сохраняются в системах-дериватах, дополняясь законами, специфичными для этой новой системы. Таким образом (по Веккеру), наиболее общие законы организации нервного сигнала сохраняются в принципах организации элементарного психического сигнала (ощущения), дополнившись уже законами сенсорики; затем эти законы сохраняются в перцептивной организации (получив свои дополнения) и т.д. Сознание также сохраняет принципы организации и функционирования, унаследованные от психики, но имеет и свои специфицирующие свойства и законы .

Но если признать специфицирующим признаком-критерием каждой из регуляторных систем вид кода и его носитель (субстрат), то придётся сделать и следующий шаг – не только признать сознание новой, качественно отличной от психики системой регуляции, но саму психику расчленить на три формы психической регуляции – качественно различных и надстраивающихся друг над другом в процессе эволюции3. Сначала нервная система породила сенсорную психику, способную отражать только отдельные свойства среды (код – ощущение, или сенсорный образ, знак-индекс). Сенсорная психика генерировала перцептивную, носители которой способны отражать отдельные предметы, выделенные из фона, т.е. целостные предметы, выделенные из среды (код – образ восприятия, перцепт, перцептивный образ, знакикона). А перцептивная психика породила репрезентативную, где коБеломестнова Н.В. Уровни знаковой регуляции (от простейших до человека) // Психология человека: интегративный подход. Сб. статей / Под ред. д. пс.н., проф. В.Н. Панферова. СПб.: Изд-во АНО «ИПП», 2007. С. 15–35 .

Веккер Л.М. Восприятие и основы его моделирования. Л., 1964; Веккер Л.М .

Психические процессы. Л.: ЛГУ, т. 1, 1974; т. 2, 1976; т. 3, 1981 .

Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М.: Изд-во Моск. универ-та, 1972 .

дом является образ-представление, а субъект обладает интеллектом, т.е. способностью оперировать образами предметов, отсутствующими в поле восприятия; животные с интеллектом – высокоразвитые птицы (гуси, врановые и т.д.), высокоразвитые млекопитающие (крысы, кошачьи, псовые, приматы и др.)1. Таким образом, эволюционное древо биологических систем регуляции состоит из шести уровней: первый – ДНИЭС, второй – иммунная, эндокринная и нервная системы рядоположно, третий – сенсорная психика (сенсорика), четвёртый – перцептивная психика (перцепция), пятый – репрезентативная психика (интеллект). Шестой уровень регуляции – сознание, имеет кодом словопонятие, т.е. знаково-символический код, а его субстратом является гемисферное взаимодействие в их функциональной асимметрии2 .

В научном мышлении процесс дифференциации понятий (см. первую часть дискурса) подошёл к этапу, когда сознание выделилось из психики и обрело самостоятельный онтологический статус .

Культура как супраиндивидуальная система регуляции Но завершилась ли эволюция регуляторных систем с окончательным формированием сознания? Ведь сознание, даже порождённое коллективным взаимодействием3, всё же принадлежит индивидууму, имеет своим субстратом взаимодействие полушарий в их функциональной асимметрии и формирует индивидуальную субъективную картину мира4. В то же время, культуре также атрибутируется регулирующая функция. Возможно ли сопоставить культуру по предложенным критериям (код и носитель) с ранее изученными регуляторными системами? И возможно ли подвести естественно-научное обоснование под различные концепции культуры, возникшие к настоящему времени?

Предложенная теория уровней знаковой регуляции (по аналогии с теорией отражения), позволяет построить непротиворечивую теорию культуры, включающую уже доказанные ранее теории культуры как частные случаи (в математическом смысле) .

Системная организация сложных объектов предполагает, что их гомеорезис5 протекает в соответствии с принципом конгруэнтности, (который подразумевает, что сложный объект развивается таким образом, что каждая новая подсистема является дериватом самой системы, и поэтому наследует ее свойства и функции). Это означает, что культура, являясь продуктом и свойством сознания (постнеклассические принципы познания, а именIbid .

Беломестнова Н.В. Модусы мышления в естественно-системных детерминантах // Мир психологии. Научно-методический журнал. 2 (58). М.-Воронеж, 2009. С. 37 .

Спиркин А.Г. Происхождение сознания. М.: Политиздат, 1960; Беломестнова Н.В. Этапы сигнификации в ноогенезе // Третий Российский культурологический конгресс с международным участием «Креативность в пространстве традиции и инновации: Тезисы докладов и сообщений. СПб: ЭЙДОС, 2010 .

Леонтьев А.Н. Образ мира // Избранные психологические произведения: в 2-х томах / Под ред. В.В.Давыдова и др. М.: Педагогика, 1983 .

Концепт гомеорезиса (от греческого – течь) предложил К.Уолдингтон в 1957 г. В отечественную науку понятие ввел И.И.Шмальгаузен. См.: Шмальгаузен И.И. Кибернетические вопросы биологии. М., 1968 .

European Social Science Journal но – принцип дополнительности, позволяет объекту быть одновременно и продуктом, и свойством, и даже условием самого себя), генеральной, системообразующей функцией имеет регуляторную функцию (как наследуемую от метасистемы), а остальные (предлагаемые разнообразными концепциями культуры) представляют собой системоформирующие и сервильные по отношению к корневой. Такая интерпретация функций культуры отвечает установившемуся в современной культурологии определению культуры как способа и формы существования, связанных с использованием искусственных средств взаимодействия с действительностью, имеющих материальное (искусственные органеллы – орудия труда, заменяющие отсутствующий коготь, клык и т.д.) и идеациональное (искусственные регуляторы поведения – нормы и традиции, замещающие инстинкты) содержание. Материальные и идеациональные артефакты выступают в этом случае как способы регулирования отношений в системе человек – среда, где среда понимается как социоприродная система, так как средой для индивидуума также выступают другие члены сообщества .

Итак, системообразующей функцией культуры является регуляторная функция, а культура как регуляторная система седьмого уровня возникла у триотрофных организмов, т.е. питающихся органическим веществом организмов, способных к самостоятельной активности и при этом способных к символическому отражению действительности и, вследствие этого, порождающих новый «субстрат», продукт своей деятельности – пространство смыслов, индивидуальное и общекультурное (так называемая «генерирующая функция сознания»1) .

Таким образом, системообразующим фактором для возникновения культуры является необходимость триотрофного питания (питания организмами, требующих адекватных способов взаимодействия) и способных при этом к созданию искусственных знаков – символов .

Способность к созданию искусственных знаков-символов развилась в культуру как способ и форму существования человеческих сообществ, регулирующих отношения со средой посредством материальных и ментальных артефактов. Соблазнительно пойти далее традиционным путем, опираясь на концепции, предлагавшими на роль транслятора регулятивных воздействий культурный символ (О.Шпенглер, К.Гирц и др.) или архетип (К.Юнг) и т.д., доминирование которых в науке опирается только на наибольший индекс цитирования, но так и не получивших теоретического обоснования и достаточную доказательную базу. Сформировавшиеся в неклассической научной парадигме, эти концепции культуры основывались на принципе эссенциализма, в соответствии с которым в качестве основы культуры предлагались ментальные структуры, метафизические по своим свойствам и содержанию. Несмотря на обилие исследований, опирающихся на эти концепции, до сих пор не удалось найти материальный носитель архетипов или культурных символов, а также механизм их трансляции и трансформации. Слабым местом, например, Зинченко В.П. Миры сознания и структура сознания // Вопросы психологии .

1991. № 2. С. 15–36 .

концепции архетипов является невозможность объяснить, во-первых, их возникновение, во-вторых, каким образом, при их универсальности и неизменности, возможно вообще развитие культуры .

Если принять в качестве парадигмального основания концепции культуры положение о естественных истоках возникновения культуры, то мы должны найти и естественные способы формирования культурных кодов. Понимая под культурой способ обеспечения жизнеспособности – способ регуляции отношений со средой, связанный с производством артефактов, необходимо обнаружить не только материальные носители информации, но и материальные способы трансляции форм взаимодействия со средой. Ведь сами предметы не научают обращению с ними. Между тем, данные современной антропологии свидетельствуют, что материальные артефакты (первые примитивные орудия труда) намного старше – от 2,5 до 3 млн. лет (архантропы, хабилисы), чем материальные свидетельства о наличии членораздельной речи (эндокраны со следами развитых речевых зон и строение челюстно-лицевой зоны) – от 100 до 50 тыс. лет (палеоантропы)1. Несмотря на наличие способности к символизации (которую можно предположить исходя из способности создавать артефакты), невозможно найти способ трансляции символов в доречевой период. Поэтому транслятором регулятивных воздействий – культурным кодом не может являться ни понятие, ни архетип, ни какой-либо другой объект, передаваемый вербально .

Привести в соответствие с теорией эмпирические данные становится возможным в русле другой концепции – теории мемов. Концепция мемов была предложена в 1976 г. Р.Докинзом2, где под мемом (от греч. «подобие») понимается единица трансляции культурной информации, распространяемой посредством подражания. Докинз, предлагая концепт мема, все же ограничил его функции трансляцией отдельных элементов культуры по горизонтали. Ламсден и Вильсон тогда же подхватили идею, но они интерпретировали роль мема фундаментальнее: как механизм передачи культурной информации – культуроген .

Несмотря на традиционно негативное отношение в современной теории к мемам как носителям и трансляторам массовой культуры3, именно они могут претендовать на роль универсального культурного кода. Концепция мемов имеет аналоги в когнитивной культурологии и естественно-научное обоснование. Палеопсихология и исследования архаических культур показали, что основная роль в трансляции хозяйственных, социальных и, вообще, культурных стереотипов на ранних этапах культурогенеза принадлежит гаптическим средствам4, даже

См.: Бунак В.В. Род Homo, его возникновение и последующая эволюция. М.:

Наука, 1980; Козлова М.С. Эволюция человека: прошлое, настоящее, будущее [отв. ред. Э.Н.Мирзоян]; Ин-т естествозн. и техники им.С.Н.Вавилова РАН .

М.: Наука, 2005 .

Докинс Р. Эгоистичный ген. М.: Мир, 1993 .

Броди Ричард. Психические вирусы. М.: ИВЦ Маркетинг, 2002 .

Режабек Е.Я. Мифомышление (когнитивный анализ). М.: Едиториал УРСС, 2003 .

European Social Science Journal при наличии членораздельной речи. Гаптические средства трансляции детерминировали возникновение ритуала – повторяющихся поведенческих стереотипов, закрепляющих формы деятельности в психомоторной форме. В свою очередь, из ритуала возник культ, из которого в некоторых концепциях (Бердяев, Кассирер) выводится культура .

Только появление материального носителя устной речи – письменности, детерминировало передачу функций культурного кода от гаптических средств к символу – абстрактному понятию, но при этом не изменился сам механизм трансляции стереотипов. Распространение самих понятий, форм поведения происходит посредством подражания, причем, рост влияния массовой культуры (который, кстати, необходим в условиях глобализации) связан, не в последнюю очередь со способами трансляции массовой культуры (подражание), которые позволяют миновать языковые барьеры .

Концепция мема как культурогена позволяет свести воедино естественно-научные представления об эволюции психики и эмпирические данные, полученные в антропологии, в теорию уровней знаковой регуляции. Закономерно, в таком случае, что культура, являясь конгруэнтной системой регуляции, имеет как общие механизмы функционирования, так и специфические. В регулятивной концепции культуры кодом культуры выступает мем как единица культурной информации, распространяемой по вертикали (посредством научения, подражания старшему поколению) и по горизонтали (от одной культуры к другой – в теории культурных кругов). Субстратом регулятивной системы седьмого уровня является артифицированная среда (материальная – как искусственная природа и нормативная – как искусственные регуляторы поведения). Тогда генеральной функцией культуры является регулирование взаимодействий с действительностью, а функции культуры, выделяемые в рамках информационной, аксиологической, технологической и т.д. концепций культуры, являются сервильными по отношению к фундаментальной1. Вывод о регулирующей функции культуры напрашивается и из организационных законов, сформулированных задолго до возникновения общей теории систем А.А.Богдановым2, который выдвинул идею культуры как механизма ингрессии (посредующего механизма – от «вхождение») между обществом и природой. Понимание культуры как ингрессивного механизма позволяет обосновать концепцию культуры в категориях позитивного знания, не прибегая к биологизаторским редукциям3 .

Ананьев Б.Г. Теория ощущений. Л.: Изд-во ЛГУ, 1961; Ананьев Б.Г., Ломов Б.Ф., Веккер Л.М., Ярмоленко А.В. Осязание в процессах познания и труда .

М.: Изд-во АПН РСФСР, 1959 .

Плебанек О.В. Системный характер функционирования культуры // Научные труды кафедры культурологии и глобалистики (к 20-летию кафедры) / Под ред. И.Ф.Кефели; БГТУ. СПб, 2009 .

Богданов А.А. Тектология: (Всеобщая организационная наука). В 2-х кн.:

Кн.1. / Редкол. Л.И.Абалкин (отв.ред.) и др. / Отд-ние экономики АН СССР .

Ин-т экономики АН СССР. М.: Экономика, 1989. 304 с. Кн.2 .

Плебанек О.В. Культура – классический объект постнеклассического знания .

Балт.гос.техн.ун-т. СПб, 2011 .

Из данного дискурса можно сделать два существенных частных вывода .

Культура как одна из регуляторных систем нашла своё место среди всех систем Универсума независимо от их природы (физической, биологической, психической, символической) .

Главной функцией культуры (как и главной функцией психики и сознания) является регуляторная, остальные атрибутируемые ей функции являются сервильными, служебными .

Но главная мысль предлагаемой гипотезы – неживая материя, живая материя, нервно-психические системы, сознание и культура выстраиваются в строгую иерархическую последовательность подсистем Универсума и объединяются в метасистемном понятии систем регуляции и самоорганизации .

Библиографический список:

1. Беломестнова Н.В. Этапы формирования понятия психического в архаическом сознании // Труды II (XVIII) Всероссийского археологического съезда в Суздале 20-25 октября 2008 г., Том III. М.: Институт археологии РАН, 2008 .

2. Сеченов И.М. Избранные философские и психологические сочинения .

М., 1947 .

3. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М.: Изд-во Моск. универта, 1972 .

4. Акмаев И.Г. Взаимодействие нервных, эндокринных и иммунных механизмов мозга // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова .

1998. № 3 .

5. Спиркин А.Г. Происхождение сознания. М.: Политиздат, 1960; Беломестнова Н.В. Этапы сигнификации в ноогенезе // Третий Российский культурологический конгресс с международным участием «Креативность в пространстве традиции и инновации: Тезисы докладов и сообщений. СПб: ЭЙДОС, 2010 .

6. Концепт гомеорезиса (от греческого – течь) предложил К.Уолдингтон в 1957 г. В отечественную науку понятие ввел И.И.Шмальгаузен. См.: Шмальгаузен И.И. Кибернетические вопросы биологии. М., 1968 .

7. Зинченко В.П. Миры сознания и структура сознания // Вопросы психологии. 1991. № 2 .

European Social Science Journal С. Н. Волков Пензенская государственная технологическая академия, заведующий кафедрой философии, доктор философских наук, профессор (440605, г. Пенза, пр. Байдукова/ул. Гагарина, д. 1а/11)

«ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ» КАК ПРАГМАТИЧНАЯ

РАЦИОНАЛЬНОСТЬ ИЛИ МИСТИЧЕСКОЕ

МЫШЛЕНИЕ КАК НЕЛОГИЧНОСТЬ С ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ

ЛИЦОМ? 1 здравый смысл; мистика; рациональность; эгоизм «Здравый смысл» как категория на сегодняшний день подвержен дискуссионным спорам и имеет разнополярные точки зрения на своё определение .
Возникает проблема приятия идеи здравого смысла в виде рационального, прагматического рассудка с одной стороны, и элемента обыденного сознания, в конечном счете, способного привести человека к Богу, с другой. В любом случае здравый смысл имеет как свои плюсы, так и минусы. Отрицая, к примеру, мистическое мышление, здравый смысл претендует на поиск объективной истины для человека. Однако, его прагматизм способен привести к поверхностному представлению о социокультурных процессах и эгоизму. В статье рассматриваются позитивные и негативные стороны в понимании здравого смысла, и его альтернативы – мистического мышления, имеющего также положительные и отрицательные аспекты .

Проблема осознания здравого смысла сегодня может вывести исследователя на новые рельсы понимания подобного феномена. Оценка данной категории с позиций разных философских школ неоднозначна .

Материалистическое истолкование здравого смысла определяет его как неразрывность с практикой и опытом. Современное видение его позволяет философам говорить о возможности демаркации в науке, если мышление ученого соотносимо со здравым смыслом. Материалисты подводят здравый смысл к логике мышления, которая разграничивает, к примеру, научное и иррациональное, мистическое. «… Здравый смысл подсказывает: если наука – это, в принципе, специфический качественный феномен, который работает тем лучше, чем яснее он осознает свои границы и возможности, чем четче он демаркирован и артикулирован …»2. В истории философии французские материалисты также противопоставляли здравый смысл религиозному и мистическому мышлению, но представители «шотландской школы», Доклад на II Международной научной конференции «Гуманитарные науки и современность» (Москва, 10 октября 2011 г.) Рекомендован к опубликованию Оргкомитетом конференции .

Беломестнова Н.В. Понятие о сознании в сознании человека //Вестник СанктПетербургского университета, серия 14, 2011 г., сентябрь (в печати) Поругание разума: экспансия шарлатанства и паранормальных верований в российскую науку XXI века / Тезисы к международному симпозиуму «Наука, антинаука и паранормальные верования». Москва, 3–7 октября, 2001 г. Сост. и ред. В.А. Кувакин / Библиотека журнала «Здравый смысл». М.: Российское гуманистическое общество, 2001. С. 3, напротив, видели здравый смысл как нечто необходимое для слияния человека с Богом .

Сегодня можно говорить о здравом смысле, как о трезвом взгляде на жизнь. Понятие «здравый смысл» «… используется для обозначения интеллектуального багажа психически здорового человека, и для выражения обыденных взглядов, мнений по какому-либо поводу …»1 .

На уровне обыденного сознания представления о здравом смысле есть нечто идеальное, «правильно выстроенное» с логической точки зрения. Наукообразное мышление «выкладывает» идеи здравого смысла на прагматичные магистрали, и пытается обосновать приземленность и практичность умозаключений, исходя из реалий повседневности. Мистические выводы и эзотерические взгляды в повседневной жизни видятся как альтернатива здравому смыслу. Мистическое сливается с суеверным и иррациональным. Отсюда негативность в восприятии взглядов мистически ориентированных людей. Здравый смысл в этом аспекте не совместим, но антагонистичен мистическому .

Вместе с тем существуют иные аспекты в оценке мыслительных процессов. Эти аспекты носят скорее социальный, этический, аксиологический характер. Критический подход к оценке здравого смысла, рассмотрение некоторых аспективных моментов этого элемента обыденного сознания и сопоставление вышеназванного с противоположным ему, мистическим мышлением – цель настоящей статьи .

О глубине мыслительных актов .

В здравом смысле преобладает элемент отвлеченности от стратегического мышления. В здравом смысле присутствует и, как правило, довлеет над остальным, принцип «здесь и сейчас». Если отталкиваться от категорий стихийности и повседневности, которые формируют совокупность взглядов здравого смысла, – налицо первичность необходимого и достаточного. Здравый смысл формирует потребность жить по законам сегодняшнего дня. Современная ситуация с информационными технологиями и разветвленными масс-медиа способствует в поле здравого смысла формированию как ориентиров на потребление, материалистические товарно-денежные ценности, так и внутреннепсихологических механизмов самосохранения и даже выживания .

Безусловно, в таких процессах, казалось бы, можно, говорить о стратегических формах мышления (на обыденном уровне это выглядит в виде вопроса: «А что будет со мной завтра?»). Однако, зачастую повседневность требует тактических ходов, ускоренной ориентации в социальной ситуации, принятия мгновенного решения. В таком случае мистическое мышление становится «непригодным» и даже «вредным»

для повседневной жизни. Именно оно нацелено на духовную стратегию, на завтра, под которым следует понимать даже не материальное, но иное, потустороннее, что ждет человека после земного пути. Здравый смысл не соприкасается с подобным .

Миронов М. Обыденное сознание и современность (философский анализ). М.:

Издатцентр «Ветеран Отчизны», «Мегаполис», «Мегатрон», «Рассвет», 2002. С .

95 .

European Social Science Journal Мистическое мышление углубляется в тонкости земного бытия, пытаясь выстроить мост к бытию небесному. В нем просматриваются черты ценностных линий. Эти линии скорее определят позитивную мораль, чем негативные установки по отношению к ближнему. Следует отметить, что здравый смысл скорее сформирует последнее. Идеи здравого смысла, «подогреваемые» телекоммуникационными средствами информационного пространства, способны озаботить индивида неким реализмом, под которым следует понимать, неподвергающееся критическому анализу восприятие социокультурной ситуации.

Здравый смысл, к примеру, провинциального российского города в современных условиях, выстроит умозаключения по следующей схеме:

потребность в денежных средствах необходимость их добыть преодоление препятствий на пути использование денежных средств по потребности .

Мистическое мышление непременно акцентирует внимание на промежуточных моментах, носящих порой незримый, ирреальный характер .

потребность в денежных средствах необходимость их добыть рассуждения о том, как сложатся обстоятельства (возможно, это не судьба) попытка получить деньги (заработать, занять, спонсироваться) в случае позитивного исхода – благодарность Абсолюту; в случае отрицательного результат – размышления о своей натуре, судьбоносных моментах и т.п. использование денежных средств по потребности .

Если принять за основу вышеприведенные цепочки действий индивидов (одного ориентированного на здравый смысл и другого – мистической личности), можно утверждать, что количество мыслительных актов аксиологического и этического порядка больше в сознании второго субъекта. Не есть ли подобное нечто глубинным, бытийно-фундаментальным, что отличает мистическое мышление от здравого смысла?

Действительность сегодняшнего дня определяет ускоренный ритм жизни. Любой социальный, политический или экономический процесс требует принятия решений мгновенно, «укладывающихся в график» и т.п. Для абсолютного большинства подобных процессов (торговля, обучение, производство) первичным фактором становится оборот денег, получение прибыли, и это накладывает отпечаток на мышление индивида. В поле здравого смысла попадают практические формы реализации идей. Не всегда они требуют глубокого осмысления. Это относится к спектру возможных последствий деятельности. Здравый смысл требует подчас игнорирования многих факторов, занижение качественной стороны выполняемой работы и осуществляемых действий. Отсюда формирования поверхностного представления о том или ином предмете. Как следствие присутствие недоброкачественности, «смазывание» эффективности, недолгосрочность. Здравый смысл подвержен влиянию заказа (социального, экономического). Заказ, как правило, устанавливает срочность. В этом смысле можно говорить о потери важнейшего компонента для личностного роста исполнителя – творчества. Творческие составляющие стираются и практически исчезают, если процесс «ставится на поток». Осмысление последствий собственной деятельности у индивида фокусируется на результате приема заказа, получении вознаграждения, и, по возможности, на исключение каких-либо недовольств со стороны заказчика. Прагматичность здравого смысла не досаждает себя размышлениями о судьбоносных моментах, последствиях, косвенных влияниях на внешнюю среду. Главное удовлетворить свои потребности. Здравый смысл в этом аспекте материалистичен .

Мистическое мышление тяготеет к творческим актам. В современном мире мистически ориентированная личность испытывает трудности с разрешением проблем недопонимания со стороны социума .

Многие позывы человека, ищущего духовную колею жизни, ориентированы не на ускоренный ритм деятельности, но на осмысление того, что происходит. Ответ на вопрос почему становится актуальным для человека, углубившегося в эзотерику. Этот вопрос, безусловно, может получить своеобразную интерпретацию в виде ответа, например, совершенно, нелогичную, иррациональную, где будет присутствовать божественное или иное потустороннее начало. Тем не менее, смысл самого процесса поиска ответа сводится к некой этичности. Мистик не может решать земную проблему в отрыве от духовного аспекта. Для мистика формула Гермеса Трисмегиста: «То, что находится внизу, соответствует тому, что пребывает вверху; и то, что пребывает вверху, соответствует тому, что находится внизу, чтобы осуществить чудеса единой вещи» есть основополагающий закон для земного бытия. Мистическое мышление не способно отбросить эту часть существования человека. Наполнение материальной работы человека деятельного (Homo Faber) ощущениями связи с космическими, духовными и потусторонними процессами видится как некая дополнительная мыслительная процедура. На неком этапе возможен её переход в экзистенциальное русло. Тогда для индивида реально наступление аутентикации (возвращения) в исходное лоно своего пребывания до момента появления на свет. Отсюда размышления о судьбе, влиянии на неё внешних факторов и духовных сил, признание, что ритм жизни ошибочен, неверен. Мистическое мышление способно сформировать представление о том, что любая деятельность эксклюзивна. В ней преобладает качественная сторона. Количественное, ускоренное уходит на второй план .

Преобладание чрезмерной рациональности в здравом смысле делает мышление индивида в аспекте полезности и выгодности в определенном смысле поверхностным. Во всяком случае, лишенным этических размышлений. Игнорирование некоторых ценностей и трансформация представлений о них – следствие не углубленности мышления. В отличие от этого, в мистическом мышлении осуществляется попытка осмысления всего сотворяемого по установке «если, то…» .

Отсюда высвечиваемые недостатки «приземленности»т здравого смысла, ориентация на мгновенный жизненный фактор, стирание потребности к фундаментальности мышления .

Эго и социо- .

Необходимый акцент в соотношении здравого смысла и мистического сознания сделаем на текущем моменте. Плюсы и минусы здравого смысла имеют место быть в среде поколения «игреков» (или, поколения Миллениум). Об этом достаточно подробно говорится в публикациях Нейла Хоува, Уильяма Штрауса, Евгения Альбац, НатаEuropean Social Science Journal льи Соколовой и других авторов. Именно родившиеся после 1984 года дети склонны сегодня жить без стратегического мышления. Прагматизм и здравый смысл «игреков» проявляется в том, что заниматься чем-либо они будут лишь в том случае, если «это» им нравится. В противном случае они способны мгновенно бросить работу, не приносящую удовлетворения. Логика их здравого смысла, с одной стороны, вроде бы обоснована и даже в экзистенциальном смысле верна. С другой стороны, такие позывы людей – жить для себя – имеют иную ценностную ориентацию, где эгоистичность преобладает над социальностью. «Игреки» требуют для себя мотивации. Мотивация определяется конечным результатом того, что они делают «здесь и сейчас». Отсюда их здравый смысл в достижении цели. И это достижение, по их мнению, возможно любыми средствами. Эгоизм «игреков» может обобщать видимое и выгодное им самим, а также оправдывать свои поступки. Эго их «здравого смысла» рождает формулы типа «все врут, а почему тогда мне нельзя», «мир жесток, - я не буду в нем белой вороной» и т.п .

Как отмечает Наталья Соколова в своей статье, ссылаясь на исследования Евгении Шамис, «… ценности поколений во всех странах схожи. Дело в том, что есть ключевые события и явления в мире (появление Интернета, распространение мобильной связи), общие для разных стран. Смена поколений проходит практически в одном режиме по всему миру. Исключение могут составлять только отдаленные, изолированные регионы, куда еще не пришел Интернет»1 .

Можно говорить о недостатке информации через сеть Интернет и в российской глубинке. Сельское население, где по-прежнему сохраняется нехватка средств коммуникационной связи, поддерживает ценностные ориентации в среде молодых людей, относящихся к поколению игрек, через систему нравственных ориентиров предыдущих поколений .

Чувство коллективизма, взаимопомощи, осознания «обязанностей»

поддержки ближнего закладывается с детства. В сельской местности, где в сознании людей сохраняются элементы мифологического и мистического мышления, здравый смысл, присущий городской молодежной среде, способен уйти на второй план. Сознание индивида при нехватке информации обращается к собственному опыту и личностному общению со старшим поколением. Компоненты суеверного восприятия окружающего мира здесь проявляются наиболее отчетливо .

Говорить о трансцендентности в мышлении сельской молодежи в настоящем статье не имеет смысла, поскольку российская культура ощутимо отлична от культуры восточных стран. В последней присутствие трансперсонального опыта – неотъемлемая черта мышления человека. Как отмечает Е. Торчинов «… почти все школы классического индийского буддизма не сомневались в существовании мира вне сознания воспринимающего субъекта … … он вполне точно и адекватно отражается в человеческом сознании в процессе восприятия» .

Российская действительность формирует не только сомнение в сущеСоколова Н. Поколение Игрек // профиль. Еженедельный журнал. №34(685) .

М., 2010 .

ствовании трансцендентального мира, но и требует подчинения установкам здравого смысла. В связи с этим поколение молодежи российской глубинки раздваивается между рациональным, воспринимаемым и иррациональным, воздействующим на него культурой старшего поколения. Главным моментом является то, что сельская молодежь в отличие от городской все же склонна выбирать между эгоцентричностью и общественным фактором второе. Поколение игрек поддерживает собственное существование благодаря глобализации, бурному развитию информационных технологий, мобильной связи. Политическая либерализация и реформы рынка формируют потребность обращения к здравому смыслу, отчуждая при этом человека от социума через виртуализацию общения с себе подобными. Тем самым человеческое эго проявляется в максимальной степени. Присутствие в сознании сельской молодежи иррационального (порой мистического) определяет общественные мотивы существования. Отсюда разница в ценностных ориентирах, и разница в отношении к себе и социуму .

Сопоставив вышеотмеченные аспекты в мышлении людей, оперирующих категориями здравого смысла и мистически ориентированных личностей, перейдем к обобщенной характеристике рассматриваемых феноменов .

В «плюсах» здравого смысла – ориентация на объективное приближение к истине. Здравый смысл может быть отождествлен с понятием рассудка. Но именно рассудок способен разграничить плохое и хорошее, интерпретировать действия индивида как негативные и позитивные. Здесь появляются «минусы». Следствием такой рассудочной деятельности может явиться практика поведения и действий человека, рожденная ненавистью (как логичная реакции на негатив со стороны другого), месть, иные негуманные, порой аморальные, поступки .

Мистическое мышление имеет свои «минусы» в виде предрассудков, доосмыслений (порой до абсурда нелогичных). Однако, среди «плюсов» в мистическом пространстве сознания присутствует моральные стороны, определяемые такими понятиями как долг, совесть, ответственность, уважение и т.п .

Здравый смысл – феномен, присущий разным слоям населения, категориям людей, сообществам. Противоречивым моментом является и то, что к здравому смыслу апеллируют и представители сциентизма, и религиозно настроенные индивиды. Видя его по-разному, часть мыслителей способна заблуждаться в оценке самого сознательного феномена. Здравый смысл видится, к примеру, и как интуитивное прозрение. Американский математик Р. Беллман склонен доверять высказыванию Будды: «Не верь ничему, где бы ты этого не прочел и кто бы ни сказал это, не верь, даже если это сказал я, - если это не согласуется с твоим рассудком и чувством здравого смысла»1. И. Кант видит здравый смысл как практическую познавательную способность, находящую «… свое применение в эмпирических делах, в удовлетворении насущных потребностей человека в отличие от теоретической, или Беллман Р. Процессы регулирования с адаптацией. М., 1964. С. 266 .

European Social Science Journal спекулятивной способности, имеющей своей сферой науку»1. В античной философии интерпретация здравого смысла представляется как «способность общего и объединяющего восприятия для координации пяти естественных органов чувств» .

Что же касается мистического мышления, то его магистрали однозначны. Тайна знаний (в том числе практической жизни) помогает человеку адаптироваться в мире, приспосабливаться и жить с верой .

Мистическое мышление по-своему пытается избегать ошибок в жизненных ситуациях. Разделяя знания на сакральные и профанные, мистически ориентированные люди, как отмечает в своей статье Татьяна Горичева, «… чтобы не ошибиться (а человеческий разум слаб и доверять ему нельзя), посылали на поиск святого места животных … … На святом месте прорастал посох и полыхал куст… … Сегодняшний мир все более профанизируется одним уже тем, что его скорости невероятно растут, пространство становится не только скучно-серым, оно исчезает вообще … … Уже сегодня в некоторых европейских странах и, конечно в США пространство измеряют только временем от работы до дома – тридцать минут, от почты до супермаркета – десять …»2 .

Мистическое мышление определяет рациональность как некую механистичность, и даже автоматичность. Человек в мире компьютеров и высоких технологий – искусственный человек. Инициация как соприкосновение и приобщение к чему-то сакральному с позиций мистиков есть некая «онтологическая мутация», и поэтому мистика как тайна есть для одноименного мышления истина .

Таким образом, сопоставляя элементы здравого смысла и мистического мышления, можно поставить проблему осознания и оценивания того и другого, как нечто имеющего право на существование. В современном мире для науки демаркация знаний необходима. Для обыденного сознания, вероятно, и здравый смысл со своими прагматическими составляющими, и мистическое мышление с суевериями, представлениями о святости, магическими обрядами могут и должны соседствовать. Видимо, данная проблема требует дальнейшего развития и, вполне вероятно, её аналитическая обработка выведет исследователей на феномен спиритуализма, как духовного начала человека, где рациональный путь познания пересечется с алогичностью и иррациональностью .

Библиографический список

1. Генон Р. Кризис современного мира. М.: Эксмо, 2008 .

2. Джеймс У. Многообразие религиозного опыта. М.: Наука, 1993 .

3. Дубров А.П. Когнитивная психофизика: основы. 2-ое изд., исп. и доп .

Ростов-н/Д.: Феникс, 2006 .

4. Торчинов Е. Религии мира: опыт запредельного. Психотехника и трансперсональные состояния. 4-е изд. СПб: «Азбука-классика», «Петербургское Востоковедение», 2007 .

См. Кант И. Критика практического разума. Соч. в 6 т. М., 1966. Т. 6 .

Горичева Т. Святое без Бога. Эпоха исчезновений. UNIO MISTICA .

Московский эзотерический сборник. М.: ТЕРРА, 1997. С. 92 .

Л. А. Мулляр Северо-Кавказский институт (филиал) Российской академии народного хозяйства и государственной службы, доцент кафедры социальных и политических дисциплин, кандидат философских наук, доцент (357500, г. Пятигорск, ул .

Февральская, д. 54)

К ВОПРОСУ О ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ОСНОВАНИЯХ

ИССЛЕДОВАНИЯ ФЕНОМЕНА «УСПЕХ»1 успех; стратегия бытия; мотив; достижение; социальная психология; социология; философия Аналитическое внимание к социальной семантике феномена «успех» объясняется потребностью выявления в социальном сознании ценностных «векторов» социального действия, ориентирующих индивида на избрание стратегии социального бытия. Когнитивный интерес к феномену «успех» с необходимостью предполагает изучение и систематизацию накопленного в науке объёма «предпосылочного знания», имеющего отношение к избранной теме .

Успех входит в круг явлений, значение которых для обыденного созна- ния очевидно. На утилитарно-эмпирическом уровне бытия успех чаще всего понимается как достижения человека во внешнепредметном мире, как мате- риальная продуктивность, связанная с карьерным ростом, социально-статус- ным благополучием, формализованной славой, комфортными жизненными условиями. Однако, успех как социально-онтологическое состояние и но- ситель социокультурной семантики может быть заявлен модусом стратегии социального бытия, обладающим глубокими социально-онтологическими смыслами, которые поливариантны и зачастую латентны. В связи с этим ус- пех заслуживает пристального внимания как самостоятельный объект со- циально-философского исследования, которое предполагает определённые теоретические основания - «предпосылочное знание»

социальной психоло- гии, социологии и философии по поводу успеха .

Прецеденты научного инте- реса к феномену «успех» систематизированы нами в определенные анали- тические совокупности - концептосферы .

1. Социально-психологическая концептосфера образована теориями, в которых рассмотрены сущность стратегии достижения, особенности развития эффективной личности, значение самоактуализации в жизнестрое-нии индивида .

Достижение как мотив поведенческой активности определяет Г .

Мюр- рей в конце 1930-х гг. В 1950-е годы Д. МакКлелланд стал инициатором при- знания стремления к успеху одним из главных социокультурных мотивов че- ловеческой деятельности, ввел понятие «достижительское общество», пред- ложил в качестве приоритетного параметра деятельности рассматривать на- целенность на достижение успеха. Дж. Аткинсон дополнил теорию Д. Мак- Клелланда гипотезой Доклад на II Международной научной конференции «Гуманитарные науки и современность» (Москва, 10 октября 2011 г.) Рекомендован к опубликованию Оргкомитетом конференции .

European Social Science Journal о том, что нацеленность на успех в стратегии дости- жения является основным мотивом деловой активности личности, двигаю- щей экономическое развитие общества; моделью мотивационных композиций «надежда на успех» и «избегание неудачи», от соотношения которых зависит результирующая тенденция. В исследованиях Х. Хекхаузена, Ф. Хоппе и М. Юкнат зафиксирована связь между динамикой деятельности и наличием / отсутствием успеха, между успехом и притязаниями личности, между успехом и самооценкой личности. Л. Фестингер показал мотивацион-ную зависимость переживания успеха или неуспеха от зоны трудности задач и внутренних возможностей человека. Взгляды различных исследователей сходны в том, что мотивация достижения, являясь результатом осознания, может создавать разнопорядковые перспективы для социальной активности индивида .

Тенденцию формирования успешной личности как стремление достичь эффекта посредством собственных действий (мотивация эффективности) и стремление достичь компетентности в деятельности (мотивация компетент- ности) определил Р. Уайт. В рамках социально-когнитивной теории личности А. Бандура ввел в научный оборот понятие «эффективность личности», кото- рое он описал как совокупность переживаний собственного достоинства, компетентности, самоуважения при решении жизненных проблем .

Процедура самоактуализации изучена и описана А. Маслоу и К .

Роджер- сом. Самоактуализация, с точки зрения А. Маслоу, является методологичес- ким основанием успеха как наиболее полная реализация потенциалов челове- ка и, одновременно, есть наивысшая потребность человека: «… самоактуа- лизация - это не отсутствие проблем, но движение от преходящих или ненас- тоящих проблем к настоящим проблемам роста»1. А. Маслоу констатирует: важнейшими метапотребностями человека являются потребности / мотивы роста, связанные со стремлением личности актуализировать себя, свершить свою миссию, получить результат; самоактуализация - «выход глубинной природы человека на поверхность», «идеальное функционирование» сущностных сил - «пиковое переживание» как форма трансцендирования, выхода за собственные пределы. К. Роджерс назвал «тенденцией к актуализации» стремление «скорее быть процессом зарождающихся возможностей, чем пре- вратиться в какую-то застывшую цель»2. Близок гуманистической психо- логии Г.

Олпорт, который выстроил модель социально-психологической зрелости личности как расширение границ «Я», как состояние, характери- зующееся повышением личностного напряжения, поведением, ориентирован- ным на свершение:

«Личность есть нечто и делает нечто… Она есть то, что лежит за специфическими актами и внутри индивида»3 .

Некоторые отечественные психологические исследования затрагивают проблему успеха в обозначенных аспектах: психологические особенности мотивации социального успеха интерпретированы М .

Маслоу А. Мотивация и личность. М., 2006. С. 186 .

Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М., 1998. С. 221 .

Олпорт Г. Личность в психологии. М.-СПб., 1998. С. 76 .

Кубышкиной; в со- циально-психологический дискурс самоактуализации входят акмеологичес- кие изыскания Б. Ананьева по поводу самореализации сущностных потен- циалов зрелых людей и концепция активной жизненной позиции личности К. Абульхановой-Славской;

гендерные и возрастные различия в структуре мо- тивации достижения успеха изучены и описаны Т. Бендас .

Социально-психологические исследования стратегии достижения, та- ким образом, актуализируют и активизируют когнитивное реагирование на предметно-проблемную взыскуемость успеха. Однако, феномен «успех» в социальной психологии не получил целостной концептуализации: акценти- рованы мотивационные аспекты этого явления; большинству психологичес- ких изысканий свойственен «частно-клинический» подход, слабо ориентиро- ванный на выявление взаимосвязи между состоянием социальной успешнос- ти и особенностями психологического склада социально-культурного сооб- щества;

практически отсутствует комплексное исследование детерминант и манифестантов успеха. Кроме того, закономерно доминирующая психологи-ческая составляющая заслоняет социально-онтологическую смыслонасыщен- ность феномена «успех» .

2. В социологическую концептосферу объединены социологические изыскания с некоторой долей социально-онтологического содержания .

М. Вебер, несомненно, остается непревзойденным специалистом в изу- чении и обосновании социокультурных истоков «достижительности»: анализ влияния протестантской трудовой этики на формирование ориентации на успех в период первоначального развития капитализма стал классическим примером установления зависимости между хозяйственно-трудовой мотива- цией и социально-экономической результативностью общества. М. Вебер до- казал, что кропотливый труд и «посюсторонняя аскеза» - механизмы эффек- тивного экономического позиционирования индивида - могут выступать в качестве социокультурной обусловленности успешности отдельной личности и социума в целом .

П. Бергер, Т. Лукман, А. Шюц рассмотрели «достижительные»

усилия человека с позиций социологической феноменологии как порожденные ак- тивностью субъекта в его социальном конструировании жизни и как не- отъемлемый компонент «жизненного мира» личности. В основе их рассуж- дений лежат представления о том, что социальное конструирование реаль- ности происходит по мере объективации социальных смыслов. С процессом означивания связана легитимация «жизненного мира»; обоснование социаль- ных институтов с помощью символов. Согласно Бергеру и Лукману, смысло- вая насыщенность достигается на высшем уровне семиотического творения, когда картина мира создается символически и концептуально. Таким обра- зом, выстраиваются символические миры. Применительно к данному иссле- дованию, символьно-концептуальная картина «достижительности» становит- ся носителем социально-онтологических смыслов феномена «успех». С. Хантингтон и Л. Харрисон, опираясь на богатый сравнительный материал, накопленный за время изучения стран Латинской Америки, Китая, Скандинавии сумели показать, что «культура имеет значение» для социаль- но-экономического прогресEuropean Social Science Journal са: именно культурные образы могут ответить на вопрос, почему одни страны более экономически развиты, а другие - менее. Л. Харрисон выделяет четыре фактора культуры, от характера которых зави- сит общественное развитие и степень успешности социума: уровень доверия - должен быть высоким; строгость этической системы - предпочтительна протестантская этическая система; способ реализации власти

- демократия; отношение к труду, инновациям, бережливости и прибыли - должны быть приоритетны трудолюбие, образованность, склонность к инновациям, рачительность, одобрение прибыли как выражение успеха .

Г. Хофстед определил культуру как «коллективную ментальную запро- граммированность» и высказал предположение, что индивид, вольно или не- вольно, усваивает с раннего детства ментальные образы и модели поведения, предпочтительные в его социальнокультурном сообществе .

В отечественной социологии актуальным теоретическим потенциалом обладают работы по экономической социологии. В частности, анализ рус- ских пословиц и поговорок, проведенный В. Верховиным, позволил выявить стереотипы экономического поведения и монетарные стереотипы в сознании россиян. Инварианты русской трудовой этики обозначены и интерпретиро- ваны в контексте их влияния на результативность экономического рефор- мирования (Е. Жижко), в связи с православной духовной традицией (Т. Ко- валь), в соотношении с национальной спецификой трудовой культуры (О. Шкаратан, В .

Карачаровский) .

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что тема успе- ха в социологической литературе представлена достаточно разнообразно, но при этом не обнаруживается связь между её фрагментами; значительна доля публицистического формата в рассмотрении успеха; весьма расплывчаты со- держательно-сущностные границы успеха, зачастую трактуемого как эмпи- рическая эффективность или редуцированного к социально-экономической результативности .

3. Философскую концептосферу составили размышления философов, прямо или косвенно связанные с концептом успех, с позиций преобладания в них определенного аспекта .

Фелицитарный аспект философских изысканий обнаруживает в поле своего теоретического притяжения интерес к феномену «успех» в связи с по- ниманием счастья как переживания осмысленности и результативности жиз- ни, как состояния максимальной внутренней удовлетворенности от того, что каждая часть «сочлась», «сочеталась»

с другой, что части бытийности «сло- жились» в узор бытия. Мыслители разных эпох подчеркивали важность для достижения счастья внутренних потенциалов человека, а также акцентиро- вали внимание на том, что счастье есть высшая ценность и цель человечес- кой жизни . Самое общее понимание идеи счастья выражено Сократом в утверждении, что счастье - это реализация человеком собственной природы как результат самопознания. Гедонистическая теория Аристиппа, значитель- но усовершенствованная Эпикуром в сторону ограничения удовольствий, и стоицизм, фелицитарные идеи которого были сформулированы Эпиктетом, Сенекой и Марком Аврелием, привели к формализации трех великих пара- доксов в стремлении к счастью: кто хочет быть счастлив, должен остерегать- ся внешних благ; должен ограничивать свои потребности; должен избегать удовольствий. Эвдемонизм Платона и Аристотеля положил начало интег- ральному учению о счастье. В частности, Аристотель создал теорию счастья, наиболее интересную для исследования феномена «успех»: он описал необ- ходимые для состояния счастья добродетели (мудрость, мужество, ровность, остроумие, дружелюбие) и сформулировал основные проблемы достижения состояния счастья (Счастье - дар судьбы или оно есть результат собственных усилий человека? Какое из этих двух видов счастья предпочтительнее?). В Средневековье практически отсутствовала установка на счастье / успех в свя- зи с господством религиозной идеологии, которая рассматривала светское счастье как грех и зло и не предусматривала индивидуальные достижения в качестве достойных социальных ценностей. Единственная приемлемая форма счастья / успеха - служение богу и церкви. Соответственно, в средневековой философии (Августин Блаженный и Фома Аквинский) проблема счастья / успеха как предмет теоретического интереса трактуется в единении с богом и недостижимо, если человек не избран богом .

Гедонизм Нового времени ак- центировал социальные мотивы (П .

Гольбах, К. Гельвеций, Д. Дидро, Ж. Рус- со, Ш. Фурье, Э. Кабе), которые впоследствии привели к антропоматериалис- тической концепции счастья (Л. Фейербах, К. Маркс, Ф. Энгельс). Ряд мыс- лителей XX века связывают счастье с возможностью самореализации через познание, любовь и сострадание (Б. Рассел); с искусством продуктивно жить и способностью любить (Э. Фромм). Несомненно, что фелицитарный дискурс может конкретизировать теоретические коллизии социально-философского знания на предмет описаний смыслового наполнения успеха .

Состязательно-соревновательный аспект стратегии бытия нашел свое отражение в осмыслении древнегреческого социокультурного феномена - «агон» («состязание», «соревнование») - известного как мотивация индивида на первенство, на такое социальное действие, которое в атмосфере состяза- тельности высвобождало личностные потенциалы, позволяло превзойти других в достижении результата и осуществлении жизненных целей. Агон правомерно считать одним из оснований философской рефлексии по поводу успеха, при этом следует учитывать, что греческие философы отождествляли успех агона с признанием и славой. В частности, Сократ считал высокую оценку активности личности авторитетными людьми наилучшим подтверждением ее достоинств. Платон в своих диалогах рассмотрел два вида славы - мнимую и подлинную. Мнимая слава - завоеванная псевдодостоинствами, популистский псевдо-успех; подлинная слава связана с реальными дости- жениями личности. Аристотель в «Риторике» отмечает, что высокое мнение о человеке со стороны авторитетных в обществе людей дает основание к вы-сокой оценке его деятельности .

Философ анализирует соревновательность и обосновывает в качестве важнейших регуляторов поведения людей похвалу или порицание со стороны общества .

Прагматический аспект в отношении успеха заявил о себе задолго до оформления собственно прагматизма как философского направления. Уже в эпоху Возрождения, в связи с переходом общества к ранEuropean Social Science Journal нему капитализму и востребованностью индивидуальной активности предприимчивой и ответ- ственной личности, Н. Макиавелли заявил о практической целесообразности активной деятельности как условии и критерии успеха. В эпоху Реформации протестантская доктрина успеха, связанная с именами М. Лютера, Ж. Каль- вина и У. Цвингли, стала особенно популярной: человек не может и не дол- жен ждать «милости божьей», он сам обеспечивает свое благосостояние. Со- здатели протестантской доктрины выдвинули идею, которая, по сути, отождествляла успех и материальную состоятельность человека, при условии, что материальное богатство приобретено собственным упорным трудом. Трудо- вой порыв объявлялся богоугодным делом и вел к успеху, а капитал-прибыль характеризовался как сакральный. Подлинный успех связывался с житейско-бытовым аскетизмом, кропотливым трудом и выгодным вложением прибыли от трудовой активности в новый цикл производства. В XIX веке появились утилитаристские и прагматические трактовки проблемы успех в рамках соответствующих философских направлений. В частности, И. Бентам выдвинул главным принципом социально приемлемого и успешного поведения личнос- ти «достижение пользы, выгоды, удовольствия, добра и счастья»1. Принцип жизненного практического успеха обосновали Ч. Пирс и У. Джемс; успех как самоценный феномен и счастье впервые объединил Дж. Дьюи, который прямо указывал, что «счастье основывается только на успехе, но успех озна- чает достигать цели, идти вперед»2. В целом, в основе концепции прагма- тизма лежит понимание успеха как закономерного результата холисти- ческого «сплава» человека и его активно-инициативной деятельности, в ходе осуществления которой личность самоутверждается и достигает поставлен- ных целей .

Психоаналитический аспект изысканий по проблеме успешности пред- ставлен самоценным блоком в трудах А. Адлера, З. Фрейда, Э. Фромма и К. Юнга. Согласно А. Адлеру, люди стараются компенсировать чувство собст- венной неполноценности, которое они испытали в детстве по отношению к взрослым. Поэтому в дальнейшем, в течение всей жизни они борются за пре- восходство. Каждый человек вырабатывает свой уникальный «стиль жизни», в рамках которого он стремится к достижению целей, ориентированных на превосходство или совершенство, т.е. успех. «Стиль жизни» формируется под влиянием творческого «Я» индивидуума и соответствует определенному типу установки на социальный интерес. З. Фрейд ассоциировал успех с дина- мическими проявлениями «психической энергии» инстинктов в деятельнос- ти, подкрепив свои доводы анализом творческих биографий выдающихся личностей (Т. Вильсона, Леонардо да Винчи, Ф .

Достоевского). Э. Фромм обосновал значимость успеха в системе ценностных предпочтений человека рыночного типа, для которого успех есть результат реализации частной ини- циативы, что лежит в основе западного образа жизни и определяет доми- нирование успеха в сисБентам И. Деонтология, или наука о морали. М., 1978. С. 69 .

Дьюи Дж. Введение в философию воспитания. М., 1991. С. 124 .

теме ценностных ориентиров представителя запад- ного общества .

Рассматривая вопрос о развитии личности, К. Юнг особо вы-делил самореализацию как высочайший уровень этого развития - успех, достичь который индивидууму позволяет процесс индивидуации .

Христианско-православный аспект получил развитие в работах отечест- венных философов «серебряного века», которые никогда не рассматривали личные достижения как самоцель, но всегда увязывали результативность дея- тельности с соборностью и со следованием высшей духовной воле бога. По- тому индивидуальная воля, составляющая пружину успешной человеческой деятельности, интересовала русских философов отнюдь не в плане инди- видуального практического целеполагания, а с позиции подчинения и сле- дования высшей воле. С. Булгаков, И. Ильин, Л. Карсавин, Н. Лосский, Г. Флоровский, С. Франк весьма негативно относились к тем проявлениям ак- тивности и попыткам осуществления индивидуальной воли, которые необхо- димы для достижения успеха. Индивидуальное волеизъявление оценивалось русской религиозной философией как бездуховное, а потому недопустимое стремление к отрицанию соборности и уничижению воли божьей .

В современной российской философии можно обнаружить интересные теоретические эпизоды, посвященные успеху. В частности, заслуживает вни- мания трактовка успеха А. Кара-Мурзой как «общецивилизационной универ- салии, являющейся базовым элементом любого типа социальности», но с его убеждением, что «беда России в гипертрофии «идеологии личного успеха» мы согласиться не можем, будучи уверены в том, что беда России - в гипер- трофии модуса удачи. Другой автор - А. Прокофьев - напротив, занят анали- зом «индивидуального успеха в социальном пространстве» и среди «важнейших задач социальной инженерии» выделяет задачу «по созданию «общества успешных индивидов». Мы принимаем данную позицию, но считаем, что осуществление подобной задачи возможно только при условии предво- рительного социально-философского исследования социально-онтологичес- ких смыслов ментального образа-концепта успех, которое позволит осветить латентные механизмы формирования и закрепления в исторической судьбе социально-культурного сообщества ментальных стереотипов, детерминирую- щих стереотипность социального «достижительного» поведения. В диссер- тационном исследовании Е.Караханян предъявлено понимание причин невосприимчивости стратегии успеха в российском обществе («неразвитость либерально-демократических традиций, приоритет православной религиоз- ной традиции»), созвучное нашей позиции, но типологизация успеха вызы-вает серьёзные сомнения, поскольку представляет собой очередной вариант редукции успеха к удаче / содействию внешних сил .

Итак, экскурс в теоретическое пространство социально-психологичес- кой, социологической и философской литературы показывает, что системное и многоаспектное изучение феномена «успех» именно как социально-онто- логической категории отсутствует, что, в свою очередь, позволяет допустить: изучение модуса успех как социальноонтологического состояния, концент-рирующего в себе социальноонтологическую парадигму высокого жизнен- ного тонуса социума, European Social Science Journal поможет обеспечить ему подобающее место среди со- циальнофилософских категорий и существенно дополнить имеющуюся когнитивную базу социальной философии; анализ социальноонтологических смыслов феномена «успех» может раскрыть его социально-онтологическое значение на предмет прояснения перспектив развития социокультурной ре- альности как «общества успешных индивидов» .

Библиографический список:

1. Абульханова-Славская К. Стратегия жизни. М., 1991 .

2. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. М., 1995 .

3. Ананьев Б. Психологическая структура личности и ее становление. М., 2006 .

4. Аристотель. Избранные произведения. М., 1985 .

5. Бандура А. Избранные произведения. М., 2005 .

6. Бендас Т. Гендерная психология. СПб, 2006 .

7. Бентам И. Деонтология, или наука о морали. М., 1978 .

8. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности: Трактат по социологии знания. М., 1996 .

9. Вебер М. Избранные произведения. Образ общества. М., 1994 .

10. Декарт Р. О страстях души. М., 1974 .

11. Дьюи Дж. Введение в философию воспитания. М., 1991 .

12. Ильин И. Путь духовного обновления. М., 2001 .

13. Кара-Мурза А. Индивидуальный успех: шанс или ограничитель российской реформации? // http/www.sps.ru

14. Караханян Е. Социально-философская концепция успеха: Дис. … канд .

филос. наук. Уфа, 2010 .

15. Кубышкина М. Психологические особенности мотивации социального успеха: Дис. … канд. психол. наук. М., 1997 .

16. Маслоу А. Мотивация и личность. М., 2006 .

17. Мюррей Г. Исследование личности. М. 2007 .

18. Олпорт Г. Личность в психологии. М.-СПб., 1998 .

19. Платон. Сочинения М., 1968-70 .

20. Прокофьев А. «Плюрализация успеха»: проблемы и парадоксы // Этическая мысль. ИФ РАН Вып. 7. М., 2006 .

21. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М., 1998 .

22. Фромм Э. Душа человека. М., 1996 .

23. Хекхаузхен Х. Мотивация и деятельность. СПб., 2003 .

24. Хантингтон С. Культура имеет значение. М., 2005 .

25. Шюц А. Феноменология социального мира. М., 1967 .

26. Юнг К.-Г. Аналитическая психология. СПб., 1994 .

В. Г. Мушич-Громыко Директор Межрегионального центра изучения диалектикоматериалистической космологии, кандидат философских наук (630049, г. Новосибирск, ул. Д. Ковальчук, д. 274)

О ПОНЯТИИ «ОБЪЕКТ С НЕФИКСИРОВАННЫМ

СТАТУСОМ» И ЕГО БЫТИЙНОСТИ1

статус; нефиксированность; инвариант; вектор; предел; мировоззрение В статье мы осуществляем попытку объяснения явлений и объектов, которые могут обозначаться как «квантово-подобные объекты» или «объекты с нефиксированным статусом», бытие которых возможно исследовать, исходя из того, что в таких объектах существует статусная их нефиксированность на определённом уровне научной рефлексии (менее совершенном уровне), а далее двойственная их инвариантная статусность, когда сторона этой двойственности то фиксируется, то не фиксируется ввиду сопряжённости этих статусов и пропозициональной формы их проявления одновременно, что и есть признак квантово-подобности. В квантовой механике множество нефиксированных состояний микрочастицы теоретически переводится в статусность «вектора состояния», с помощью которого полностью описывается состояние микрообъекта (электрона, протона, атома, молекулы… по возрастающей). «Вектор состояния» есть, по сути, теоретический символ принципа дополнительности, с помощью которого противоречивые репрезентации микрообъекта (волна; частица) сведены в нечто единое. «Волна» и «частица» микрообъекта есть инвариантная его статусность. А состояния этого объекта формируют его бесстатусность. На фоне всех квантовых значений микрообъекта выделяются два его инвариантных значения (волна и частица). Именно поиск чего-то подобного в гуманитарном знании и объясняет наш интерес к «объектам с нефиксированным статусом» под знаком существования методологического изоморфизма в отношении сфер гуманитарного и квантово-теоретического знания. Вектор состояния волновой функции, по Дираку, обозначается: (т.е. волна имеет направленность среди множества своих второстепенных направленностей) .

В современном неклассическом философском знании «интерпретации способов бытия с нефиксированным статусом»2 относят к онтологии, т.е. к учению о бытии .

Поскольку мы говорим не просто об учении о бытии, а об учении о сущем, то, видимо, нужно сущее искать в предельно едином или в бытии этого единого, что есть многое. Платон ясно и чётко в своём «Пармениде» обозначил и объяснил как загадку «единого», так и загадку единичного, которое есть элемент многого .

От Парменида идут идеи, которые связаны с идеями квантовой механики, что признавалось многими философами и одновременно учёными .

Доклад на II Международной научной конференции «Гуманитарные науки и современность» (Москва, 10 октября 2011 г.) Рекомендован к опубликованию Оргкомитетом конференции .

ВЭ. Философия. М. : АСТ; Минск : Харвест, Современный литератор, 2001 .

С. 731 .

European Social Science Journal Один из них (К. фон Вайцзеккер) в своей статье «Парменид и квантовая теория»1 обосновывает вывод, что намётки основ дополнительности обнаруживаются уже в платоновском «Пармениде» .

«В ходе тонких диалектических рассуждений платоновский Парменид доказывает, что «единое не существует как единое, да и вообще не существует». Но, тем не менее, «должно существовать бытие единого, не тождественное с единым», если «мы исходим не из предположения «единое едино», но из предположения «единое существует» .

В итоге оказывается, что бытие единого, отличное от единства единого, представляет собой многое: «бытие поделено между множеством существующего (под существующим мы полагаем то, что называют объектами мира, - материальными или идеально-гносеологическими. – примеч. наше) и не отсутствует ни в одной вещи. При этом «единое не есть бытие, но как единое ему причастно»: «единое присутствует в каждой отдельной части бытия, не исключая ни меньшей, ни большей части, чем какой-либо другой» .

Вайцзеккер видит сходство между двойственным статусом единого (поскольку оно едино, его нет; поскольку оно есть, оно – многое) и идеей дополнительности в следующем: «Способ, посредством которого некоторый объект, первоначально мыслимый как полностью изолированный, всё же является объектом, т.е., собственно говоря, может существовать, представляет собой его взаимодействие с другими объектами. Но именно вследствие этого взаимодействия он перестаёт быть этим объектом и даже вообще каким-либо объектом. Можно высказать парадокс: любое свойство объекта наблюдаемо лишь благодаря тому, что объект утрачивает это свойство»2 .

Исходя из сказанных слов Вайцзеккером и И.С. Алексеевым, можно, по нашему мнению, их идеи продлить до следующих утверждений: а) все свойства всех объектов мира образуют нечто единое, которое охватить актом гносеологического познания невозможно (мы познаём мир фрагментами); б) поэтому мыслимая такая охваченность есть то, чего на самом деле нет, и поэтому к этой невозможной охваченности применимо понятие - «нефиксированный статус»; в) статус есть (он коренится в отдельных объектах) и одновременно этого статуса нет; г) как только мы пытаемся в процессе или отдельном динамично-подвижном объекте (который нам дан рядом бесконечных его состояний) определить его статус, то мы терпим фиаско; д) следовательно, действительно существуют объекты с нефиксированным статусом, у которых есть своё бытие (состоящее из большого числа состояний этого объекта, в том числе и гносеологических представлений как состояний об этих первых состояниях). Бытие единого для человека выступает в форме дополнительности или двух репрезентаций мира, когда одну из них он познаёт эмпирически, а другую теоретически с последующим переводом данных эмпирии и теории в нечто единое Weizsacker C.F., von.Parmenides und die Quantentheorie. ibidem // Алексеев И.С .

Концепция дополнительности. М. : Наука, 1978. С. 95 .

Алексеев И.С. Концепция дополнительности. Историко-методологический анализ. М. : Наука, 1978. С. 94 .

(если это возможно), которое в квантовой механике называют принципом дополнительности, в философии же картиной мира. Если говорить о репрезентациях отдельных объектов мира в представлениях человека, то они в некоторых случаях могут репрезентироваться логической формой илиили, когда эти «или», «или» сводимы к единому (тогда мы имеем ПД) или несводимы (тогда мы имеем просто дополнительности). Философские картины мира, по нашему убеждению, являются картинами, составленными из дополнительностей, по причине того, что философия с таким объектом как «Мир» имеет дело с объектом с нефиксированным статусом, не имея доступа к репрезентациям-инвариантам «мира», которые существуют дуальной парой в мире и одновременно в мышлении человека, поскольку человек порождён миром в целом (вспомним об антропном принципе) .

В своей кандидатской диссертации «Методологические возможности принципа дополнительности в формализованных и неформализованных знаниях», а также в своей монографии с одноименным названием1 мы обосновали принцип методологического изоморфизма, благодаря идеям которого и в гуманитарной области, и в классическиестественнонаучной сфере возможно нахождение этого единого, подобно тому, как это делается в квантовой механике, но на специфическом материале классических объектов естественного или гуманитарного знания с применением и одновременно с обоснованием возможности такого единого посредством некоторых приёмов операторного исчисления. Мало того, и до квантовой механики неосознаваемыми процедурами познания исследователи довольно часто находили это единое на основе двух противоречивых друг другу дополнительностей (дополняющих друг друга репрезентаций) .

И.С. Алексеев по данному направлению наших размышлений ещё ранее писал: «Если интерпретировать этот отрывок в стиле «Парменида», то окажется, что квантово-механический объект, мыслимый как единое, абсолютно нефизичен, ибо, по определению, его невозможно наблюдать. Разрешение наблюдать объект лишает его права быть единым (входить в единое в наших представлениях. – примеч. наше), помещая в контекст многого (во взаимодействии с прибором)»2 .

Мы полагаем, что пока исследователь имеет дело с дополнительностями, т.е. двумя репрезентациями какого-либо процесса, или динамичного по своим внутренним состояниями объекта, которые противоречат друг другу, то единого (относительно единого, а не всеобщего единого) не существует для исследователя. Но если он создал образ или символ (т.е. некую абстракцию) на основе этих репрезентаций вроде того, что называется «вектор состояния», исходя из которого можно исчислять наступление любого состояния объекта в любой Мушич-Громыко В.Г. Методологические возможности принципа дополнительности в формализованных и неформализованных знаниях через опору на понятие пространство: Монография. Новосибирск: Новосиб.гос.ун-т, 2010 .

Алексеев И.С. Концепция дополнительности Историко-методологический анализ. М. : Наука, 1978. С. 95 .

European Social Science Journal момент времени и в любой точке (или области) пространства, то это означает, что нефиксированность этого единого для исследователя исчезла, и статусность явления в разные моменты времени и в разных местах пространства безусловно начинает проявляться (в гносеологическим смысле для исследователя) .

Философские тексты, философские умозаключения очень часто ненаглядны, поэтому мы нарисуем некоторую картинку (в части объяснения и интерпретации которой мы, конечно, опускаем строгое доказательство того, что это объяснение имеет отношение именно к принципу дополнительности1) .

Представим себе, что к некоторому изготовителю от одного и того же заказчика поступило две заявки (с некоторым интервалом во времени) об изготовлении балки определённой длины квадратного сечения, а далее тот же заказ с обозначением прямоугольного сечения .

Далее связь между изготовителем и заказчиком оборвалась (хотя деньги были уже перечислены). Изготовитель имеет две репрезентации объекта (квадрат, прямоугольник). Сведение этих репрезентаций к единому требует привлечения абстракций типа: проекция, плоскость сечения, наложенное сечение. Чертёж, созданный изготовителем изделия, будет включать в себя: проекцию балки переменного сечения;

проекцию двух наложенных сечений балки на разные части проекции;

а также условное место рассечения изделия некоторой условной линией или знаком. Единое (т.е. чертёж) сформировано, которое позволяет (при чтении чертежа) сказать: на этой длине балка имеет квадратное сечение, а на остальной – прямоугольное сечение. То есть, исчисление состояний балки становится возможным в определённой части пространства, а значит и времени (всё зависит от скорости чтения графических изображений конкретным изготовителем), что и является состоявшимся фактом создания принципа дополнительности (функционального) .

Специфические философы, любящие наукообразные философские тексты, в которых можно спрятать своё непонимание, порицают наглядность, но мы настаиваем на том, на чём настаивал и Декарт: на необходимости предельной ясности (по возможности, не исключающей и «картинки») .

Из сказанного проистекает: объект с нефиксированным статусом (в виде дополнительностей или противоречивых репрезентаций явления или объекта) при переводе дополнительностей в единое приобретает возможность обретения статусности, но при условии, что для этой статусности в науке уже существуют или открыты в новых горизонтах знания соответствующие типологические образцы, характеризующие См. строгое доказательство: Мушич-Громыко В.Г. Методологические возможности принципа дополнительности в формализованных и неформализованных знаниях через опору на понятие пространство: Монография .

Новосибирск, 2010, Новосиб.гос.ун-т. С. 55–77. объясняется и доказывается через опору на идеи операторного исчисления, на котором покоится теоретический аппарат квантовой механики, идея методологического изоморфизма, касаемо двух сфер познания: классической и неклассической .

явление или объект изучения с точки зрения существования в них инвариантных характеристик .

Рассмотрим такой объект как река. Гераклит говорил о том, что в реку нельзя войти дважды. Другие философы утверждали, что это сделать нельзя даже один раз. В каждое мгновение состав реки меняется по параметрам взвесей в ней, наличия микроэлементов, по параметрам микробиологических и макробиологических компонентов, температурного режима и вообще отличается сложной гидродинамической картиной своего бытия как в локальных своих местах, так и в целом. Помимо этого меняется профиль, глубина, изгиб берегов и прочее реки. Общая сумма состояний реки являет её динамическое бытие, в котором, однако, существует и неизмеряемая компонента .

Исток реки (как конкретная географическая точка), соединённый векторно с устьем реки, есть обозначение инварианта реки, т.е. её направленности .

Таким образом, о реке можно сказать, что она есть непредельный объект с нефиксированным статусом в первом уровне рассмотрения .

При более глубоком проникновении в содержание реки, обнаруживается её сущее в виде её вектора-инварианта (пространственного, как символа реки). Непредельность для данного случая есть указание на то, что вектор движения реки может измениться (под влиянием природных сил или человеческого фактора) .

«Вектор состояния» реки не аналогичен ли «вектору состояния»

квантовых явлений? При наложении «вектора состояний» человекоразмерного фактора на «вектор состояния» самой реки сложение векторов образует новый инвариант, характеризующийся свойствами разума человека (пары векторно разнонаправленных свойств разума (ВМС, НМС), когда мы имеем в виду конкретного единичного индивида) .

Для данного случая мы имеем в виду наши выводы относительно разума человека, который в его предельно-мировоззренческом состоянии дуализирован вектором ВМС ( ) и вектором НМС ( ), когда в общей выраженности разум отображается символом сопряжённости ВМС и НМС следующим образом ( )1 .

Дополнительные величины в квантовой механике (к примеру: координата частицы и её импульс) также нерасторжимы (т.е. сопряжены), составляя в одних случаях сложный вариант их взаимной зависимости друг от друга (что называется принципом неопределённости Гейзенберга), а в других случаях репрезентирование в реалиях экспеСм. статьи Мушича-Громыко В.Г. К вопросам понимания квантовой механики, сознания и моста между двумя культурами // Научные проблемы гуманитарных исследований: Научно-теоретический журнал. 2010. № 4. С. 287–295;

Информационное общество в настоящем и будущем // Известия Российского гос .

пед. ун-та им. А.И. Герцена: Научный журнал. 2009. № 110. С. 120–125; К вопросу об использовании квантовых представлений для разрешения гуманитарно-этических проблем // Вестник Ставропольского гос. ун-та. 2008. № 56 (3). С. 174–178; Принцип дополнительности Н. Бора и тип мировоззренческой стилистики // Гуманизация образования. 2008. № 3. С. 73–78 и др .

European Social Science Journal римента только одной стороной этой сопряжённости (т.е. или координатой в полном её значении, или импульсом в полном его значении) .

Вторая величина в силу особенности этой величины и методологически-конструктивных особенностей прибора, который её должен был бы заинтересовать – не проявляет себя в регистрационных возможностях прибора. ВМС (Высокая Мировоззренческая Стилистика ( )) и НМС (низовая мировоззренческая стилистика ( )) – две пропозициональные стороны разума человека, которые проявляют себя логическим фактором мышления, который называется дизъюнкция, в корне которого лежит механизм выбора (или; или) .

Регистрационные возможности разума также схватывают явление в одном его аспекте или в другом. Пространственно физические объекты бытия человек воспринимает: либо фронтально; либо с бокового ракурса; либо в их смешанном состоянии, когда человек видит объект под некоторым углом. В этом последнем случае фронтальные прежде величины (которые воспринимались в подлинном аспекте), а также профильные величины уже в восприятии человека искажены. Этот последний вариант восприятия можно называть – «промежуточным вариантом» (или для предельно-мировоззренческой ситуации – ПМС (промежуточной мировоззренческой стилистикой)) .

ВМС, как методологическое средство, организует в некотором семиотическом пространстве такую композицию из элементов этого пространства, главной идеей которой становится идея–вектор ( ), обеспечивающая, прежде всего, отрицание субъектом в самом себе, в своём разуме превратных (искажённых) представлений о мире, об окружающей действительности, а далее обеспечивающая и гармоничную модуляцию пространства факторами опредмечивания .

НМС, в разуме того же человека, искажённым своим восприятием отказывается от поиска подлинности в явлениях, довольствуясь наличностью мира и самого субъекта, который, познав функциональные особенности мира и свои функциональные возможности, приводит их (т.е. свойства мира и своей НМС) в сопряжение для того, чтобы гармония для такого человека локализовалась его телом, эмоцией, ментальностью, т.е. в удовлетворении тех потребностей, которые не имеют отношения к идее гармонии мира. На эмоциональном уровне участие разума человека неизбежно в оценке своего эмоционального состояния или состояния другого человека, что в одних случаях даёт адекватность восприятия, а в других случаях нет. Спокойствие и уравновешенность возникают на одном полюсе восприятия. Гневливость и состояние аффекта - на другом полюсе. Но это, опять же, два полюса в задействованности разума. На ментальном уровне объективность (функциональная) и субъективность (тоже функциональная) задают антиномическую пару противоречивых определённостей, или смешенное состояние этих определённостей, которое можно типировать всё тем же термином – «промежуточность» (или нефиксированная статусность, но на непредельном уровне) .

Как видим, регистрационные возможности разума квантовоподобны, что нацеливает на использование определённых методологий (операторного исчисления) квантовой механики и в философии, и в гуманитаристике. Всё рождается в точке выбора. Где же в разуме находится эта точка выбора? Видимо, необходимо определить разум как некоторую систему, состоящую из структурных элементов этой системы в виде определённых инвариантов. Разум формирует всегда и везде (тотально) поле своей деятельности, когда в этом поле для него есть возможность движения от замысла к некоторому итогу. В «итоге»

- деятельность разума по сравнению с замысленным может (в рамках представлений о ВМС или НМС) отклониться вверх или вниз ( ) (условно-символически) .

Есть, следовательно, факторы, управляющие этим отклонением .

Если мы обсуждаемую нами схему мышления изобразим отрезком ( ), то где-то внутри отрезка нужно обозначить ядро мышления, в котором само мышление, выделяя и сортируя методологии, с помощью которых оно намеревается совместить замысел с итогом, опирается на предельно-мировоззренческие корреляции по отношению к замыслу (в виде идей ВМС или НМС), сопряжённость которых (опять фактор квантовой подобности) создаёт волновое поле (вокруг «итога»), когда ядро мышления от итога то поднимается вверх, то опускается вниз, «застывая», наконец, вверху относительно итога или внизу, или по сторонам. Совпадение итога с замыслом необходимо считать позитивной реляцией замысла в итог .

В модели мышления человека, в модели его разума (как мы это изобразили выше) борются (как это видно) две тенденции разума, определяя этой борьбой сам разум как объект с нефиксированным статусом, в котором, однако, дуально-пропозициональным фактором сущности разума определяются и его векторные инварианты или дуальная мировоззренческая статусность (в сложной ритмологии смены статуса ВМС на статус НМС)1. ( )

Волновое поле мышления можно изобразить различным образом:

( ); или предельно-мировоззренческой формальной моделью мышления (ФММм), выраженной геометрически–начертательным образом ( ), когда секторы собой обозначают ВМС, НМС, ПМС, и когда при движении ядра мышления субъекта оно вынуждено обращаться к тезаурусу своих методологических возможностей (методологических возможностей ВМС, НМС, ПМС) при обходе секторов (как ячеек памяти). Именно обход по часовой стрелке ядра мышления в ФММм по секторам будет характеризовать подъём или опускание принципов разума, а значит, и создавать волну помысла2 .

См. статью Мушича-Громыко В.Г. О соотношении кантовского категорического императива с максимой ПМР (предельно-мировоззренческого рационализма) в типологии ВМС .

См. статью Мушича-Громыко В.Г. О природе принципа // Перспективы науки:

Научно-практический журнал. 2010. № 2 (04). С. 82–89 .

European Social Science Journal Ячейки ВМС ядро разума проходит быстро (что определяется фактором прозрачности явления для ВМС). В ячейках же ПМС и НМС ядро разума застревает на более длительное время ввиду того, что парадоксальность этих ячеек (особенно ПМС) не даёт ясных и быстрых решений. Таким образом, возникает сложный волновой ритм прохождения ядра мышления по соответствующим ареалам, участкам, зонам мышления, и, соответственно, сложная волновая картина распределения единичных («квантовых») «сцинтилляций» итоговрешений вокруг центра итоговой «картины», показывающей парадоксальность отклонений в решениях (сугубо связанных с межчеловеческими отношениями и отношением человека к миру в целом) .

Говоря о волне помыслия, мы опять фиксируем объективность существования принципа методологического изоморфизма, касающегося неклассической сферы познания и классических методологий как прошлого времени, так и современности1 .

Корреляции (+, -) могут проявлять себя в разуме на функциональном уровне, но дуальность разума в этом случае формируется как аспекты: объективной функциональной части разума; субъективной функциональной части разума. Тогда необходимо говорить о непредельных качествах разума, т.е. о его пребывании в зависимости от понимания только функциональных отношений .

Мышление репрезентирует себя через различные возможности различных семиотических систем, но главным образом через семиотику языка. «Языку вообще и речевой деятельности в частности присуща асимметрия означаемого и означающего (означаемые однозначно (предельный инвариант – вектор для нашего случая по схеме ( ), либо ( )), а означающее многовариантно (может выражаться различными непредельными мотивациями, в которых присутствуют обязательно компоненты вектора-мотивации вверх или вектора-мотивации вниз по соответствующей знаковой системе. – примеч. наше). В спонтанной речи на поиск соответствующего оформления мысли отводится чрезвычайно мало времени (при составлении письменного текста существуют ограничения другого рода: познавательные барьеры, возникающие ввиду того, что недостаёт понимания о существовании иных, более высоких предельных типологических градаций в познании. – примеч. наше). Поэтому на помощь вербальным средствам приходят различного рода параязыковые (невербальные) формы общения (желания, функциональная мотивация, непредельная мировоззренческая мотивация (от уровня существующих в культуре на сегодня тех или иных мировоззренческих систем), предельная мировоззренческая мотивация в виде: либо НМС, либо ВМС. – примеч. наше). … Владение определённым инвентарём параязыковых средств является неотъемлемым свойством языковой личности; носитель языка обязательно является носителем параязыка, и эта естественная способность См. монографию Мушича-Громыко В.Г. Методологические возможности принципа дополнительности в формализованных и неформализованных знаниях через опору на понятие пространство. Новосибирск, 2010, Новосиб. гос. ун-т. .

адекватно использовать обе знаковые системы (с нашей точки зрения индивидом используются ещё две знаковые системы – по уровню непредельной организации знаковой системы и по уровню предельной организации знаковой системы ( ; ). - примеч. наше) в речевой деятельности определяет принадлежность к тому или иному языку»1 .

Аспектами разума являются также: объективная предельномировоззренческая Истина (ВМС), способная объяснять любые состояния разума; субъективная предельно-мировоззренческая истина (НМС), способная понимать только себя и ПМС .

Итак, бытие такого объекта с нефиксированным статусом как разум, заключается в следующих формах этого бытия: ;, когда эти две формы выражают диалектическое взаимодействие ВМС и НМС; в лингвистических, грамматических, лексических и т.д. формах, решающих функциональные задачи в формах параязыкового инвентария. Первые символические формы мышления ( ; ) являются векторами-инвариантами (т.е. предельной фиксацией разума) внутри нефиксированных состояний разума в целом (по состояниям функционального восприятия мира разумом) .

Таким образом, мы видим, что именно онтология разума в его предельном векторном проявлении в виде вектора вверх ( ) (т.е. ВМС) определяет моральную подлинную ответственность в аспекте долженствования. Понятие онтология (в том числе разума) с одной стороны сохраняет свою семантику как учения о бытии, как о множественности, как об объектах с нефиксированным статусом, как об областях плюральности, когда взгляд исследователя локализует часть пространства, а с другой стороны сохраняет свою семантику и в отношении предельных инвариантов мышления, связанных с двумя предельными мотивациями. Раздвоение понятия «бытие» закономерно так же, как и понятие «разум», когда к куайновской онтологической относительности нужно добавлять онтологический предельно-дуальный монизм (одного знака или другого), т.е. предельно-мировоззренческую онтологическую относительность .

Релятивные факты отсутствия (отсутствия восприятия предельноинвариантных мировоззренческих форм мышления) есть суть того же феномена: релятивных фактов присутствия (присутствия плюрально воспринимаемых фактов в рамках непредельных интерпретаций) .

Обратимся к несколько другим примерам из биологии, изучающей живые клетки и вирусы. Александр Болдачёв в докладе, прочитанном на Российском международном семинаре по темпорологии (Биологический факультет МГУ, 20 октября 2009 г.) отмечал, что «…живая клетка – это темпоральный объект (temporo – временные особенности), во времени ограниченный событиями деления (т.е. после очередного деления состояние клетки меняется), а в пространстве – мембраНаумов В.В. Лингвистическая идентификация личности. М.: КомКнига, 2007 .

С. 15–16 .

European Social Science Journal ной (у нашей ФММм ( ) тоже есть мембрана – внешняя оболочка для проникновения в неё других ВМС и НМС из других ФММм, что задаёт возможность структурирования новой ФММм, например, такой как семья. - примеч. наше) .

Кстати, вирус с этой точки зрения следует рассматривать как живой объект с нефиксированными пространственными и временными границами – нечто среднее между чисто темпоральной, ещё пространственно не фиксированной протобиологической (доклеточной) системой, и пространственно-временно ограниченной темпоральной системой клетки. То есть темпорально – на всём периоде функционирования вирус обладает системным свойством «жизнь», но как локализованная пространственная структура живым не является…» .

Свойство деления определяет передачу информации, т.е. это векторный процесс, а значит и инвариант жизни. Вирус как промежуточный объект существует в двух состояниях (жизнь; не жизнь), а значит возможно его общее сущее обозначать также векторами ( ). Вирус есть объект с нефиксированным статусом, но у которого есть два предельных статуса – жизнь; не жизнь. Вирусы являются внутриклеточными паразитами1 на генетическом уровне. Поражают группы живых организмов (промежуточность поражает живое) .

«В. существуют в двух формах: покоящейся или внеклеточной (вирусные частицы или вирионы), и репродуцирующейся, или внутриклеточной (комплекс В. – клетка)»2 .

Вирусная системность ( ) позволяет ей войти в клетку и осуществлять своё существование за счёт клетки. «Фитопатогенные В. проникают через повреждения в клеточной стенке, после чего адсорбируются на внутренних клеточных рецепторах и высвобождают нуклеиновую кислоту»3. ФММм в своей внешней оболочке тоже имеет повреждения, относящиеся к внешней части секторов НМС и ПМС (повреждения эти носят характер отображения критериев НМС и ПМС в лингвистической форме, которая и определяет восприятие) .

«Вирусы возникли из микроорганизмов в результате их паразитической дегенерации …. В. – часть генома нормальных клеток»4 .

Морфинная патологическая форма мышления тоже существует. Её мы типируем категорией НМС, а также ПМС (космобиологическая вирусология подводит нас опять к мысли о том, что ФММм (в которой онтология и гносеология слиты в единый онтогенезис) как модель мышления человека может быть экстраполирована на всю Вселенную) .

Далее рассмотрим языковые феномены под названием эвфемизмы (приём смягчения речи) и дисфемизмы (приём ужесточения речи), Энциклопедический словарь. Биология. М.: Большая Российская энциклопедия,

1995. С. 97 .

Там же. С. 97 .

Там же. С. 97 .

Там же. С. 97 .

которые по нашему представлению в своей сопряжённости есть «объекты с нефиксированным статусом» (и одновременно объекты квантово-подобные). Нефиксированность этих объектов определяется тем, что их «векторность» может смотреть в любую сторону, но «проецирование» этих векторов на вертикальную двойную ось (дуальную) может выделять в них и инварианты в виде символов ( ; ) .

Языковые способы создания эвфемизмов включают в себя лексико-семантические подходы: подмены значения; создания значения неполноты признака или действия; сужение или, напротив, расширение значения; использование заимствованной (прежде всего терминологической) лексики; создание аббревиатуры (по М. Ковшовой) .

Приведём примеры:

а) подмена значения: ящик (закрытое учреждение); зачистить (убить, уничтожить); свистнули (украли); ночная бабочка (проститутка); сауна-центр, интим-салон (место для занятия проституцией); номер (камера для заключённых) и т.п. (смягчение в данном случае «работает» на НМС и ПМС);

б) создание значения неполноты признака или действия: не очень часто (редко); неважно выглядеть (плохо выглядеть); прихрамывает (хромой); приболеть (заболеть); толстушка (толстая); парень с ленцой (ленивый); мало помнит из того, что прочёл (ничего не помнит) и т.п .

(может «работать» на ВМС);

в) сужение значения: камера (камера для заключённых); кризис (кризис капитализма); исполнитель (исполнитель смертного приговора, палач); ограниченный контингент (вроде бы и не убийцы) и т.п.;

г) расширение значения: к известным результатам (плохим результатам); девушки известной профессии (проститутки); специфический запах (неприятный запах); нейтрализовать (убить); непопулярные меры (повышение цен); пойти на крайние меры (уничтожить); определённые силы (силы терроризма); пятая точка (задняя часть тела); он того (сумасшедший) и т.п.;

д) использование заимствованной лексики: дефицит (отсутствие товаров); оператор очистных работ (чистильщик уборных); путана (гулящая); экомониторинг (измерение загрязнения воздуха); ослаблен дресс-контроль (не осознаёт необходимости соответствия одежды месту пребывания, например, на субботник пришёл в выходном костюме, на экзамен в шортах) и т.п.;

е) создание аббревиатуры: ИТУ № … (исправительное трудовое учреждение) вместо тюрьма; СОЭ (социально опасный элемент) вместо бандит, наркоман и т.п .

(Пункты а, б, в, г, д, е обозначены по М. Ковшовой) Теперь осуществим некоторую выборку с тем, чтобы посмотреть, в какую сторону от итога «смотрит» тот или иной эвфемизм:

«ящик» - расположен от «итога» в горизонтальном направлении, вправо или влево, в зависимости от содержания этого «ящика». Если в «ящике» продукция отвечает защите гуманных позиций в случае противостояний, то отправим его вправо (к примеру). Влево «ящик» «уйдёт», если его продукция вредная, но нам неизвестная (мы ориентировались на слухи). При точном фактическом знании о том, что продукция «ящика» будет любыми субъектами использоваться только в деле European Social Science Journal защиты мирного населения, то «вектор состояния» следует изобразить так:. Проекция этого вектора на вертикаль нам будет указывать на возможность приращения мира. Проекция этого вектора на горизонталь обозначит нам некоторую нейтральность «ящика». В случае закрытия «ящика» (за ненадобностью; в мире «потеплело»), «вектор состоянии» указанного эвфемизма будет «смотреть» вверх. Расширение возможностей «ящика» (открытие филиалов и т.п. с целью агрессии) укажет нам на проецирование «ящика» относительно «итога» - строго вниз. Возможны и иные распределения «ящика» относительно «итога» .

Эвфемизм «зачистить» (убить, уничтожить) «уходит» от «итога»

вниз. Но для данного случая мы должны взять во внимание следующие обстоятельства: «зачистка» осуществляется от террористов или террористы осуществляют «зачистку» мирных граждан. Результаты распределения будут явно находиться по разные стороны от «итога»

(соответственно вверх или вниз). При особых обстоятельствах «вектор состояния» этого эвфемизма может оказаться, в принципе, под любым углом по отношению к вертикали или горизонтали, проходящих через центр «итога» .

Все эвфемизмы, отмеченные выше, можно соответствующими рефлексиями отправить туда, где им и надлежит быть, с учётом контекста существования эвфемизма в пространстве предельномировоззренческих отношений. Другими словами, вместо кристалла, на котором рассеивается пучок электронов, мы будем иметь конкретного человека или группу конкретных людей, рассеивающих не только слова, идеи, тексты, но и конкретные материальные объекты, несущие в себе всё те же идеи и принципы в условном пространстве вокруг «итога» .

«Эвфемизмы близки арго: социально-политические эвфемизмы – своей тематикой; речевые и окказиональные эвфемизмы – ограниченностью бытования кругом «своих».1 Арго синонимизируется с жаргоном и сленгом, выполняющими функцию обособления тех или других групп субъектов. Замыкание самих на себя удовлетворяет, по нашему мнению, принципу дискретности или принципу капсуляции. Многие авторы указывают на то, что в строго терминологическом смысле арго – «это речь низов общества, деклассированных групп и уголовного мира» (по М. Ковшовой) .

Одним из приёмов образования арго является наложение одного смысла на другой. Берётся «хорошее» слово и на него накладывается новый «плохой смысл» (чернить - 'обманывать'; в пожаре - 'в наркотическом состоянии'; мыть - 'воровать у спящего'; расколбаситься напиться, обкуриться'; нужно работать - 'совершать преступления') .

Ковшова М.Л. Семантика и прагматика эвфемизмов. Краткий тематический словарь современных русских эвфемизмов. М.: Гнозис, 2007. С. 78 .

«Арготизмы, не потерявшие своё бытование в криминальной среде, активно вживаются в детский, школьный, молодёжный сленг, создавая тем самым общую языковую среду, почву для идентификации представителей мира социального и асоциального. Арготизмы «прикидываются» игровыми, детскими словами и сливаются с потоком детского и молодёжного сленга, в котором уже не различить собственно детские и молодёжные выражения и те, которые первоначально принадлежали воровскому языку».1 (НМС и ПМС мимикрируют под ВМС) .

Как видим, отрицательная корреляция мышления отправляет свои «ментальные изделия» вниз, а позитивная корреляция – вверх. Рассеиваясь в пространстве социальной действительности, эти «ментальные изделия» усваиваются людьми «чувствительными» в большей степени либо к «К+», либо к «К–», перерабатываются и вновь запускаются в оборот. Бесконечное продуцирование лингвистических форм того или иного знака сопровождается, одновременно, поглощением этих форм сознанием человека, напоминая многое из того, что происходит в квантовом мире (кванты поглощаются, испускаются) .

«В примере удара океанской волны в прибрежный мол всё происходит так же, как в эффекте Комптона: часть кинетической энергии волны передаётся молу, в результате чего в его конструкциях распространяются упругие колебания (эвфемизм осмысливается субъектом и возвращается в мир с каким-либо изменённым смыслом. – примеч .

наше), а другая часть первоначальной энергии остаётся в «рассеянном фотоне», т.е. в волне, откатывающейся обратно в океан. Очевидно, что энергия «рассеянной» волны меньше энергии «падающей» волны, а энергия, переданная молу, зависит от интенсивности волнового всплеска, определяемого именно волновыми параметрами».2 «Когда некто говорит своему другу: «Я завтра пойду на футбольный матч», то закон противоречия про себя добавляет: «Или не пойдёшь» (закон противоречия заключён в нашей схеме мышления ( ) тем, что «ядро мышления» в человеческой голове не может существовать иначе как в пропозиции мышления (или или), которое, тем не менее, ищет логическое: и, и, и … и т.д., что, собственно, и является квантовым законом противоречия – примеч .

наше), ибо, согласно второму началу логики, которое в житейских ситуациях столь же необходимо, как и первое, описание реальности должно быть полным или непротиворечивым. (Именно об этом хотел, по-видимому, сказать Вайсман, но не нашёл, как говорится, нужных слов. – примеч. наше) .

Высказывание о будущем событии объективно содержит в себе как определённость (позитивную корреляцию), например, - «пойду завтра на футбольный матч», так и неопределённость, выражаемую ситуационно её отрицанием, т.е. неопределённостью данного вида Там же. - С. 80 .

Попов, В.Г. Логика квантового мира / В.Г. Попов. – СПб : Анатолия, 2005. С. 189 .

European Social Science Journal определённости («не пойду завтра на матч» по любой причине), ибо всякую определённость (конкретное действие) окружает неизвестность, непредсказуемость событий в силу того, что принцип необратимости запрещает существование абсолютно закрытых (консервативных) систем не только в природе, но и в социальных системах (обществах)».1 Однако, с нашей точки зрения, система отсчёта гуманитарных действий погружена не в неведомое для нас пространство, а погружена в пространство вероятностного исчисления, где сама вероятность постоянно перераспределяется, либо увеличивая плотность потока вероятности, либо уменьшая эту плотность. Конкретные дела человека содействуют этому уплотнению (а, значит, и правильному прогнозированию) или содействуют разрежению этой плотности потока вероятности, заставляя человека метаться и отчаиваться .

Вывод: В так называемых «объектах с нефиксированным статусом» существует двойственность, определяемая и статусностью и отсутствием статусности в них, когда сторона этой двойственности - то фиксируется, то не фиксируется (т.е. фиксируется, но безстатусностью) ввиду сопряжённости этих статусов и пропозициональной формы их проявления одновременно, что и есть признак квантовоподобности. Онтология моральной ответственности в аспекте подлинного долженствования прямо связана с одной из сторон разума, имя которой ВМС (Высокая Мировоззренческая Стилистика) .

Библиографический список:

1. Алексеев И.С. Концепция дополнительности Историкометодологический анализ. М. : Наука, 1978 .

2. Ковшова М.Л. Семантика и прагматика эвфемизмов. Краткий тематический словарь современных русских эвфемизмов. М.: Гнозис, 2007 .

3. Мушич-Громыко В.Г. Информационное общество в настоящем и будущем // Известия Российского гос. пед. ун-та им. А.И. Герцена: Научный журнал. 2009. № 110 .

4. Мушич-Громыко В.Г. К вопросам понимания квантовой механики, сознания и моста между двумя культурами // Научные проблемы гуманитарных исследований: Научно-теоретический журнал. 2010. № 4 .

5. Мушич-Громыко В.Г. К вопросу об использовании квантовых представлений для разрешения гуманитарно-этических проблем // Вестник Ставропольского гос. ун-та. 2008. № 56(3) .

6. Мушич-Громыко В.Г. О природе принципа // Перспективы науки: Научно-практический журнал. 2010. № 2 (04) .

7. Мушич-Громыко В.Г. Принцип дополнительности Н. Бора и тип мировоззренческой стилистики // Гуманизация образования. 2008. № 3 .

8. Наумов В.В. Лингвистическая идентификация личности. М.: КомКнига, 2007 .

9. Попов В.Г. Логика квантового мира. СПб: Анатолия, 2005 .

Там же. - С. 192 .

С. А. Туменова Институт информатики и проблем регионального управления КабардиноБалкарского центра РАН, старший научный сотрудник отдела регионального менеджмента, кандидат экономических наук (360000, г. Нальчик, ул. И. Арманд, д. 37 а)

МЕТОДОЛОГИЯ СИНЕРГЕТИКИ В ИССЛЕДОВАНИИ

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ1

социально-экономическая система; методология; синергетика; развитие Обосновывается целесообразность использования методологической позиции и основных положений синергетической парадигмы современной науки для адекватного описания и интерпретирования особенностей процессов развития и самоорганизации социально-экономических систем. Позволяя решать проблемы управления на качественно новом уровне, основанном на представлениях дискретности и устойчивости траекторий экономического развития, методология синергетики открывает новые направления в исследовании эволюции неравновесных экономических систем, функционирующих по законам рыночной конъюнктуры. Также способствует изучению внутренних механизмов самоорганизации систем, поиску управляющих параметров, оптимизирующих их функционирование, моделированию внешних коммуникации, идентификации и осмыслению проявлений нелинейных эффектов в экономике .

Синергетика как самостоятельное направление научных исследований получила признание в 70-х годах ХХ века. Вобрав в себя последние достижения нелинейной физики, математики, естественных наук, изучающих эволюцию сложных систем, синергетика позволила обнаружить существование в системах различной природы универсальных качественных закономерностей возникновения, развития и разрушения различных структур. По мнению Ю.А Данилова и Б.Б Кадомцева2 «в отличие от большинства новых наук, возникавших, как правило, на стыке двух ранее существовавших и характеризуемых проникновением метода одной науки в предмет другой, она (синергетика) возникает, опираясь не на граничные, а на внутренние точки различных наук, с которыми она имеет ненулевые пересечения: в изучаемых (ею) системах, режимах и состояниях физик, биолог, химик и математик видят свой материал, и каждый из них, применяя методы своей науки, обогащает общий запас (ее) идей и методов». Методологическая открытость синергетики к новым концепциям, свойство преемственности, характерные для нее «междисциплинарная толерантность к новым методам и гипотезам, их сaмоценность для синергетики; сaмoприменимость, философская диалогичность и рeфлeксивность»3 позволяют развивать универсальные подходы и Доклад на II Международной научной конференции «Гуманитарные науки и современность» (Москва, 10 октября 2011 г.) Рекомендован к опубликованию Оргкомитетом конференции .

Данилoв Ю. А., Кадoмцев Б. Б. Чтo такое синергетика? // Нелинейные волны .

Самоорганизация. М.: Наука, 1983. С. 11 .

Буданов В. Г. Методологические принципы синергетики // Новое в синергетики / Под ред Г.Г. Малинецкого. М.: Наука, 2006. С. 318.   European Social Science Journal рассматривать ее мeтодологию как междисциплинарную коммуникацию и мoделирование реальности .

Методология синергетики оказалась актуальной и востребованной в экономических науках в связи несостоятельностью существующего категориального аппарата в полном объеме проникать в сущность сложных общественных процессов, воспринимать и интерпретировать особенности современного этапа экономического роста, цикличности развития, динамики происходящих структурных изменений, а также необходимостью нахождения безотлагательных решений глобальных проблем кризисного мира .

Целью статьи является обоснование необходимости использования методологической позиции и основных положений синергетической парадигмы современной науки для адекватного описания особенностей процессов развития и самоорганизации социальноэкономических систем .

Cинергетический методoлогический подход открывает нoвые направления в исследовании процессов развития и взаимодействия cоциально-экономических систем (СЭС), поскольку позволяет решать проблемы управления СЭС на качественно новом уровне, основанном на представлениях дискретности и устойчивости траекторий экономического развития, также «способствует моделированию внутренних и внешних коммуникации; изучению их взаимодействия и происходящих внутри них процессов; проблем самоорганизации систем с использованием принципа обратной связи (принципа круговой причинности), как отрицательного (саморегулирующего) характера, так и положительного (caмоусиливающего) характера» в рамках теории развивающихся cистем1 .

Синергетика, возникнув в ответ на кризис исчерпавшего себя линейного мышления, разработала собственный разветвленный категориальный аппарат, являющийся, в том числе методологическим ориентиром для исследования СЭС .

1. Открытость системы - характеризуется возможностью системы обмениваться со средой веществом, энергией или информацией, кооперированием (корпоративностью), происходящих в ней процессов, динамичностью, неравновесностью2. Социально-экономические системы удовлетворяют данным требованиям: в них как сложной совокупности взаимосвязанных элементов, происходит перманентное движение ресурсов – финансовых, материальных, людских, информационных потоков, им присущ динамизм - последовательность определенных состояний во времени .

2. Нелинейность - свойство сложных систем любой природы, характеристики которых зависят от интенсивности происходящих в них процессов. Сложность и нелинейность социально-экономических систем, а также наличие в них значительного количества обратных связей приводят к возникновению синергетических эффектов, изменяющих Аршинов В.И. Синергетика как феномен постнеклассической науки. М.: Институт философии РАН, 1999. С. 6 .

Хакен Г. Информация и самоорганизация М.: «Мир», 1991. С. 46–48 .

качественную сторону функционирования экономики. Понимание природы и специфики проявления нелинейных эффектов не нашли должного отражения в современной экономической теории, тогда как исследование СЭС без адекватного учета данных эффектов ведет к неполному пониманию присущих им oбъективных закономерностей и недостаточной эффективности прикладных pекомендаций пo упрaвлению .

3. Аттракторы и фазовые траектории - конечная область неотвратимого схождения фазовых траекторий движения сложной системы есть аттрактор, в качестве которого может выступать точка (устойчивый фокус), или иное более сложное образование, например, в случае экономической динамики любой реальной СЭС – это объективные устойчивые циклы развития .

В рамках синергетического механизма цикличности время от времени случаются переключения (фазовые переходы) между соседними устойчивыми аттракторами, выступающими в качестве предполагаемых альтернатив развития СЭС. Система, попадая в область детерминированного аттрактора (устойчивую траектория развития), приобретает стабилизирующее положение, входит в режим динамического равновесия, проходя свои равновесные состояния как промежуточные этапы на траекториях неравновесной самоорганизации .

Ключевой задачей синергетического управления выступает поиск и адекватное oписание тoполoгии oбластей рыночных aттракторов, поскольку, в случае попадания системы в область притяжения целевого аттрактора (например, устойчивый циклический аттрактор инновационного типа), она, под влиянием объективных закономерностей нелинейной самоорганизации сложных систем, неизбежно начнет движение к этому относительно устойчивому состоянию (структуре). Причем для перемещения системы в область притяжения целевого аттрактора важна конструктивная корректировка ее параметров порядка .

4. Бифуркации - «развилки» дорог эволюции или большие скачки переменных сложных систем за счет изменения их управляющих параметров - приводят к перестройке фазового портрета экономической системы. В результате дискретнoго перехода к новому детерминированному аттрактору траектория СЭС оказывается отличной от предельного цикла, так как происходит изменение числа и свойств устойчивых циклических траекторий, потенциально возможных для СЭС в каждый конкретный момент времени .

5. Флуктуации – незначительные, случайные отклонения системы от её закономерного состояния, которые и порождают синергетические эффекты в социальных процессах, играя при этом тройственную роль: выступать как нейтральный фон; инициатор кумулятивного усиления возмущения; феномена самоорганизованной критичности («последней капли») .

Исследование синергетических феноменов (странных аттракторов, фазовых скачков, бифуркаций, флуктуаций) как базисных факторов теории самоорганизации, позволяет также осмыслить явления предсказуемости и принципиальной непредсказуемости, верoятностногo и хaoтическогo пoведения систeмы. Обусловленные самой природой нелинейных систем, они определяют существование объективных горизонтов прогноза. Так, относительной достоверностью будут облаEuropean Social Science Journal дать прогнозы, соответствующие этапам нахождения экономической системы на устойчивом аттракторе, принципиально невозможно достоверное прогнозирование вблизи точек бифуркации, что, вероятно, требует пересмотра методологических подходов к прогнозированию экoномичeскoгo рaзвития СЭС .

Таким образом, социально-экономические системы представляют собой открытые системы, состоящие из множества элементов: экономических агентов, институтов (традиционных и рыночных), сложных внутренних и внешних коммуникационных связей, характеризующихся склонностью к изменению во времени - циклической динамикой .

Кроме того, современное усложнение структуры, характера взаимодействия экономических систем и процессов, нарастание их нестабильности, неустойчивости, многовариантности, неопределенности, формируя неравновесную срeду, пребывающую в постоянном диалектическом развитии, позволяют рассматривать СЭС как системы детерминированного хаоса, в которой случайные события, взаимодействуют с жестко установленными закономерностями экономических отношений .

Адекватное исследование и описание синергетической основы этих процессов и явлений средствами традиционного подхода оказывается невозможным, тогда как привлечение методологии синергетики привносит новые возможности и направления в исследование современных процессов экономического развития и взаимодействия СЭС .

Поскольку синергетический методологический подход oриeнтирoвaн на познание закономерностей самoорганизации сложных объектов, функционирующих по законам рыночной конъюнктуры в условиях спoнтaннoгo структурирoвaния, он позволит найти эффективные пути управления развитием нeравновесных СЭС, осмыслить особенности экономической цикличности, развить теоретическую базу для разработки экономической пoлитики, нaцеленной на стимулирование эффективного и кaчeствeнногo экономического ростa .

Библиографический список:

1. Aршинoв В.И. Синергетика как феномен постнеклассической науки. М.:

Институт философии РАН, 1999 .

2. Будaнoв В. Г. Методологические принципы синергетики // Новое в синергетики / Под ред Г.Г. Малинецкого. М., Наука, 2006 .

3. Данилoв Ю. А., Кадoмцев Б. Б. Чтo такое синергетика? // Нелинейные волны. Самоорганизация. М.: Наука, 1983 .

4. Хакен Г. Информация и самоорганизация. М., «Мир», 1991 .

Социокультурный меридиан А. А. Никлаус Академия «МНЭПУ», аспирант (125130, г. Москва, ул. Зои и Александра Космодемьянских, д. 34А)

ПРОБЛЕМА ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ

В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ1

общественное мнение; проблема; современные условия Феномен общественного мнения это довольно сложный вопрос. В социологических теоретических концепциях выявлению состояния общественного мнения уделяется приоритетное внимание. Общественное мнение это, прежде всего, ценностное отношение, позиция определенной общественной группы по жизненно значимому для нее вопросу или проблеме. Формирование общественного мнения является показателем важности, значимости вопроса для группы, включенности ее в определенную систему отношений, общественных интересов. Общественное мнение имеет ценностно-регулятивный, практически-действенный характер, находящий прямое отражение в поведении, деятельности группы и общества в целом. По отношению к группе оно выполняет ряд жизненно важных функций: информирование и консультирование по определенному вопросу или проблеме, контроль за действиями и поведением, определение позиции и допустимых (приемлемых, желательных) способов решения, форм участия в определенного рода деятельности. Общественное мнение способствует процессам формирования сплоченности группы и стабильности общества в целом .

На сегодняшний день вопрос об общественном мнении является одним из главных. Это связано не только с постоянным интересом его изучения, но и учитывая будущие события в России (предстоящие выборы, увеличение границ города, создание новых общественных организаций и пр.) .

Под общественным мнением принято понимать совокупность представлений, оценок и суждений здравого смысла, разделяемых большинством населения либо его частью2. Однако рассматривать общественное мнение вне политической культуры невозможно, поскольку политическая культура общества и его общественное мнение, часто связаны, как на категориальном, так и на фактическом уровнях .

На формирование данных категорий, как правило, оказывают влияние те же самые тенденции и их взаимопроникновение заходит столь далеко, что трудно судить, где заканчивается одно и начинается другое .

Всегда следует помнить и то, что эти понятия не одно и то же .

Политическая культура ориентируется на более или менее постоянные ценности, подходы и идеи, которые люди заимствуют в общеДоклад на II Международной научной конференции «Гуманитарные науки и современность» (Москва, 10 октября 2011 г.) Рекомендован к опубликованию Оргкомитетом конференции .

Кравченко А.И. Основы социологии. М.: Логос, 1998 .

European Social Science Journal стве, в котором они живут, и соотносят с политическими вопросами .

Общественное мнение же, хотя и находится на долговременных убеждениях и идеалах, имеет дело скорее с конкретными политическими курсами и проблемами, чем с системами долговременных ценностей .

Наконец, общественное мнение не обязательно подразумевает мощного, четкого и единого убеждения масс. Безусловно, есть вещи, в отношении которых большинство населения едины в своем мнении, и когда это имеет место, общественное мнение действительно является могучей силой. Но чаще бывает так, что общественное мнение создается несколькими небольшими группами людей, при чем взгляды каждой подобной группы расходятся со взглядами других групп, кроме того есть многие, кто пребывает в нерешительности, а также еще большее число тех, кто вовсе не имеет никакого интереса или мнения по определенным вопросам. В отношении большинства вопросов общественное мнение представляет собой широкий спектр разнородных идей и мнений по поводу политических и социальных проблем, которые к тому же могут быстро меняться .

В современном российском обществе, как никогда необходимо, чтобы общественное мнение учитывалось при планировании политических действий и выработке политических решений. На базе общественного мнения, в частности, строится и то, что принято называть «национальной идеей», т.е. проект развития данного социума, который формирует ценности общества обладая при этом мобилизирующим воздействием .

«Ценность – можно понимать как чувства людей, которые диктуют признать их стоящими над всем и к чему можно стремиться, созерцать относиться с уважением признанием и почтением»1 .

Роль общественного мнения в выработке управляющими органами политических решений весьма велика. Важно отметить, что общественное мнение является основным средством воздействия населения на политическую систему в целом, и на управляющие органы в частности. Однако общественное мнение не всегда является руководящим фактором при выработке общественной политики государства. Практические трудности придания общественному мнению реального весьма велики .

Но сегодняшнее общество, как правило, вообще не имеет никакого мнения по большинству вопросов, а готовность его членов давать ответы на любые вопросы, даже в случае, когда они совершенно не уверены в своей компетентности, еще более усложняет положение .

Поэтому сущность, претендующая на проектность должна в первую очередь стыковать свой проект с вечными ценностями первичного порядка. На основе фиксирования данных ценностей и необходимо в дальнейшем формировать общественное мнение, сообразуясь с той или иной парадигмой развития .

Даже если оставить в стороне проблемы, связанные с тем, что общество не сведуще во многих вопросах, следует заметить, что мнение Философский энциклопедический словарь. М.: ИНФРА - М, 1997 .

большинства население не всегда является единственно верным, если необходимо принимать политическое решение в рамках всего населения. Так, к примеру, большинство американцев и европейцев выступают против повышения налогов на бензин. Однако из этого не следует делать вывод, что правительству данных стран любой ценой необходимо избегать данного средства налогообложения. Несмотря на неадекватность общественного мнения в качестве руководящего фактора при принятии политических решений, нельзя, однако, не согласиться с тем, что оно играет важную роль в управлении обществом .

Даже в авторитарных странах правительство осознает, что общественная поддержка жизненно важна для сохранения стабильности, и чутко прислушивается к любым изъявлениям недовольства .

Действительно, политическое руководство страны, являясь меньшинством общества, может, одновременно, в силу своей компетентности, лучше большинства осознавать интересы последнего. Однако это не дает ему права, оставаясь в рамках демократического выбора, навязывать большинству пусть даже и правильное решение. Большинство действительно может ошибаться, но за ним следует признавать право на эту ошибку, не совершив ее, не столкнувшись с последствиями своего выбора, общество никогда не научится принимать ответственные решения .

Роль общественного мнения в политической системе общества в целом с трудом поддается определению. В условиях демократии формальным средством реализации контроля общества над правительством являются выборы. Но они представляют собой лишь очень грубое выражение общественного мнения. Выборы могут лишь зафиксировать оценку избирателей деятельности того или иного должностного лица в целом. Редко бывает, что какой-либо один аспект оказывается столь важен, что только он оказывает влияние на результат выборов, конечно, если общественное мнение явно тяготеет в каком-либо одном направлении, то немногие кандидаты или законодатели бросят ему вызов, поэтому в этом отношении общественное мнение все-таки обеспечивает некоторый контроль. Лишь немногие кандидаты на избрание решаться на предвыборную платформу, в которой предусматривается резкое повышение налогов или крупное сокращение расходов на социальное страхование. Однако большинству кандидатов удатся пройти на выборах, не связывая себя обещаниями по конкретным вопросам. В России тем более спектр политических партий и движений так широк, что большинство населения в период разгара демократических реформ, да и сегодня, не уделяло или мало уделяло внимания программе того или иного кандидата. Внимание населения профессиональными иммеджмейкерами акцентировалось на харизматической личности лидера, и таким образом уводилось в сторону от программных установок и обещаний. Тем более что в современной России распространена традиция невыполнения своих предвыборных обещаний .

Если выборы обеспечивают выражение общественного мнения лишь в очень расплывчатых формах, а исполнительная власть скорее направляет волю народа, чем руководствуется ей, то более непосредственное участие групп с общими интересами, состоящих как из граждан, чьи European Social Science Journal интересы затронуты, так и из их лоббистов в конгрессе, зачастую позволяет выражать общественное мнение в самой недвусмысленной форме. Политическое лоббирование это очень важная особенность всех современных структур управления. В демократических странах, где обеспечена свобода выражать свое несогласие самым неприкрытым и энергичным образом, целенаправленные действия с целью привлечь внимание общественности к нарушению своих прав могут оказаться весьма эффективны в деле создания в широком масштабе сочувственной атмосферы. Однако в современной России подобное крайне не свойственно и часто вызывает негативную оценку общества по тем или иным вопросам. Это в первую очередь связано с отсутствием развитых традиций политической культуры общества в целом, а в особенности на периферии страны. Безусловно, критический придел индифферентности и терпимости чрезвычайно высок в российском обществе .

Но даже в свете вышесказанного не следует забывать о том, что ни одно правительство не может игнорировать общественное мнение, которое мощно настроено против него. Примеров этому множество в истории, Махатма Ганди лишь с помощью волнующего акта ненасильственного протеста привел в действие оружие общественного мнения, что привело к обретению Индией независимости. Поддержка, которую он собрал, была столь велика, что Англия решила не рисковать из-за последствий игнорирования его протеста .

На сегодняшний день в России сложилась сходная ситуация представления правящего класса о политической реальности оторваны от таковой, они не сообразуются с интересами общества, которому необходима стабильность, но при этом, формально оно никогда не выступало против реформ, хотя как показывают данные опросов, большинство общества отрицательно относятся к данным преобразованиям .

Сегодня, на примере текущих событий в мире, можно смело утверждать, что правительства не могут продержаться сколь либо долго у власти лишь за счет откровенного насилия и принуждения .

В широких рамках социологам удается в общих чертах устанавливать, кто и что думает о политике. Однако необходимо помнить, что представители ни одной социальной группы не бывают на 100 процентов за или против чего-либо. Поэтому, 60 или 70 процентов часто рассматривается как достаточно высокий показатель. Необходимо стремится к установлению таких различий между социальными категориями, которые достаточно существенны, чтобы их можно было подтвердить статистическими методами. Определив же достаточно значимые различия, можно получить возможность сказать что-то конкретное и об определённых ориентациях и о том, в какой мере различные категории и проблемы влияют на общественное мнение страны .

Говоря об общественном мнении, стоит уделить внимание его структуре, на которую влияют: социальный класс, образование, регион проживания, религия, возраст, принадлежность к той или иной этнической группе .

Субъективное определение классовой принадлежности подразумевает непосредственное выяснение у респондента того, к какому социальному классу он себя относит. Зачастую полученный ответ расходится с результатами объективного определения принадлежности к социальному классу. Большинство людей привыкли думать, что они принадлежат к среднему классу, даже если это фактически не соответствует действительности. Порой, даже очень состоятельные люди, помня о своем скромном происхождении, относят себя к среднему классу. Профессиональная дифференциация обусловливает дифференциацию политических взглядов .

Классовая принадлежность оказывает влияние на формирование общественного мнения, но редко является единственным определяющим фактором. Как правило, классовая принадлежность значима лишь в сочетании с одним или несколькими другими признаками, такими как региональный или религиозный факторы. В Великобритании наибольшее влияние на результаты выборов оказывают классовый и региональный факторы; во Франции это - классовый, региональный и религиозный факторы (исповедование католицизма в отличие от атеизма); в Западной Германии это - классовый и региональный факторы плюс фактор деноминации (католической или протестантской) .

Образовательный уровень связан с принадлежностью к социальному классу. Обильный исследовательский материал свидетельствует, что люди с высшим образованием бывают более терпимы, более активно отстаивают гражданские права и склонны к восприятию самых различных точек зрения. Но когда речь идет об экономической проблематике, многие из тех же людей проявляют скептицизм в отношении усилий по перераспределению доходов за счет повышения налогообложения высокооплачиваемых слоев населения - к которым они как раз и принадлежат, - а также в отношении мер по социальной защите неработающих .

Неоспоримо, образование стимулирует политическую активность .

Выпускники вузов гораздо более охотно участвуют в выборах и различных кампаниях, следят за политикой и контактируют с должностными лицами, чем люди, которые имеют лишь начальное образование .

Те же, кто получил среднее образование, занимают промежуточное положение. И действительно, образование почти всегда является универсальным средством достижения элитарного статуса. Ведь элита большинства стран состоит из выпускников университетов. (Исключением является революционные элиты, находящиеся у власти вскоре после ее захвата. Однако последующее поколение, как правило, уже имеет высшее образование). Образование во многом способствует активному вовлечению в политическую жизнь и достижению затем элитарного статуса .

Региональное деление. Периферийные районы той или иной страны обычно испытывают недовольство против столичного центра, что приводит к так называемой «напряженности между центром и периферией». Зачастую периферийный район был в свое время завоеван или силой включен в состав соседнего государства, с чем он никогда не смог смириться. Региональная историческая память сохраняется в течение столетий .

Коль скоро тот или иной регион утвердился в своей политической ориентации, она оказывается весьма долговечной. Региональный фактор играет большую роль в политической жизни, ведь именно он послужил инструментом раздела СССР .

European Social Science Journal Религия зачастую является наиболее взрывоопасным фактором в политической жизни и во многом влияет на формирование общественного мнения. Во многих случаях религиозный фактор оказывает большее воздействие на политические воззрения, чем принадлежность к социальному классу. В современной России религия вновь стала политико-идеологическим инструментом различных сил общества, поэтому необходимо выявить ее значение .

При этом надо иметь в виду несколько вещей .

1. Россия внедрила у себя византийский вариант христианства. То есть её наиболее ортодоксальную, восточную ветвь этой религии, которая к тому же не подвергалась модернизации на протяжении всего периода российской истории. В Европе, как известно, она подвергалась ревизии благодаря Кальвину и Лютеру, что разделило её на две крупные части: протестантизм и католичество .

2. Православная церковь в России сыграла объединяющую функцию, т. е. содействовала собиранию русских земель в одно государство .

3. Она никогда не доминировала над светской властью, в отличии от католичества, где власть Папы Римского была колоссальной .

4. В период Советского Союза она практически не играла никакой роли, и подавляющее большинство населения стало атеистическим (формально до 1917 года почти всё население было религиозным). Не следует однако забывать, что в период Великой отечественной войны, Сталин согласился принять помощь русской православной церкви в борьбе против фашистского нашествия .

5. Хотя количество верующих в сегодняшних условиях депрессии и кризиса намного возросло, основная часть населения осталась атеистической. Эти факторы необходимо принимать во внимание при анализе политической ситуации в стране .

Немалую роль в формировании общественного мнения играет возрастной фактор. Существует два способа определения его роли в формировании политических мнений: на основе строго хронологического критерия и на основе критерия поколений. Обычно считается, что молодежь более подвержена радикализму и готовности к изменению системы, в то время как люди в более зрелом возрасте склонны к сдержанным и порой консервативным оценкам. Молодежь, не будучи обременена многими обязанностями, может позволить дать волю своей фантазии, но люди, несущие на своих плечах заботу о доме, работе и детях, становятся более консервативными. Однако, такая теория «жизненного цикла» не всегда работает безупречно, так как потрясения от крупных исторических событий, пережитых в период вступления во взрослую жизнь, порой накладывают неизгладимый отпечаток на последующую жизнь целых поколений .

Фактор половой принадлежности сказывался на политической жизни еще до широкого распространения феминистского движения .

Традиционно, и особенно в католических районах, женщины отличались большим консерватизмом, большей заинтересованностью к дому, семье и вопросам морального плана. Такое положение до сих пор сохраняется в католических Испании и Италии. Но по мере модернизации общества взгляды мужчин и женщин все более сближаются .

Женщины делят свое время между домом и работой, интересуются социально-экономической проблематикой, и отнюдь не всегда перенимают политические воззрения своих мужей .

Фактор этнической принадлежности увязан с региональным и религиозным факторами, но порой играет и собственную отдельную роль, особенно в таком многонациональном государстве, как Россия .

Россия традиционно интернациональная страна, это один из базовых принципов её существования. Но при этом многие народы России рассматривают политическую жизнь в ней только через призму своей национальной принадлежности. Политические предпочтения этнических групп могут меняться в ходе десятилетий, однако, на живом примере басков в Испании, можно понять, что воздействовать на них можно только путём экономической стабилизации в регионе. В России этнический фактор выходит сегодня на первый план, особенно в конфликтах, что настораживает и находит отражение в общественном мнении и провоцирует изменения в политической культуре социума .

Что думает население в целом по тому или иному конкретному вопросу? В общих чертах, оно может выступать за, против или вообще не иметь определенного мнения. Однако факторы случайности и неопределенности оказываются столь существенными во многих сферах, что мы не всегда можем целиком полагаться на надежность таких «моделей» .

Отношение людей к тому или иному вопросу часто статистически выражается в виде кривой, которая показывает распределение различных точек зрения в диапазоне от одной крайней позиции до другой .

Более типично, однако, когда распределение мнений не укладывается в четко очерченные рамки таких моделей. Наиболее важной причиной такого положения является то, что большинство людей почти всегда уделяют мало внимания политическим и правительственным вопросам. У них почти отсутствует интерес к вопросам, не имеющих непосредственного отношения к их жизни. Большинство социологических исследований проведённых в США показывает, что почти половина опрошенных не имеет представления о том, кто является их конгрессменом, схожую картину можно наблюдать и в России, где подавляющее большинство не может назвать депутата парламента, за которого они голосовали .

По большинству вопросов только очень небольшая часть широкой публики уделяет достаточное внимание сообщениям с редакционным статьям, чтобы четко сформулировать свое мнение. И во многих случаях диаграмма общественного мнения будет лишь слабо соответствовать модели общественного мнения «небезразличных» слоев населения. С учетом всех этих неопределенностей, возникает вопрос о том, насколько социологические исследования могут отразить точную картину того, что думает население .

Опросы общественного мнения это основной метод его выяснения .

Но общественное мнение, как уже говорилось, меняется под воздействием событий. Опрос, давший точные общие результаты, не может претендовать на ту же степень надежности при учете более мелких категорий. С целью получения точного результата, выборка должна быть достаточно крупной, чтобы отмести любые индивидуальные отклонения. Однако, выборка, вполне адекватная для подведения итогов на общенациональном уровне, может оказаться недостаточно European Social Science Journal большой для определения мнения по какой-либо одной категории, как регион, уровень доходов, либо религия, с тем, чтобы обеспечить столь же высокий уровень достоверности .

Итак, рассмотрев состав структуры общественного мнения, взаимосвязь его с политической культурой и основные модели, можно подвести итог, что проблема общественного мнения присуща всем государствам, однако для каждого есть свои уникальные черты, обусловленные самыми разнообразными факторами. Поэтому использовать одни и теже методы для изучения общественного мнения нельзя .

Основной проблемой общественного мнения в России является то, что оно не является основным институтом в системе отношения граждан и власти, то есть не выполняет свою главную роль .

Общественное мнение должно не только репрезентировать властям отношение общества к той или иной проблеме, решению властей и т.п., но и являться участником самого процесса поиска решений и их принятия. Граждане должны участвовать в жизни общества через институт общественного мнения. Однако на российской практике этот алгоритм выглядит иначе. Ошибочно будет и мнение о том, что общественное мнение как таковое вовсе отсутствует. Правильнее будет обозначить, что оно на сегодняшний день находится в неорганизованном виде .

Для функционирования политического режима требуется участие граждан. Иначе говоря, при демократическом режиме. Многие склонны утверждать, что в России демократия если и есть, то в очень особенном варианте, граждане и власти научились существовать автономно друг от друга. Отметим, что многие исследования говорят именно об этом: граждане переделегировали властям свои полномочия, обменяв их на комфортное и изолированное от властей существование1 .

Подобное крайне опасно и необходимо последовательное и грамотное решение данной проблемы .

Библиографический список:

1. Грушин Б. А. Четыре жизни России в зеркале общественного мнения .

Книга 1. М .

, 2001 .

2. Кравченко А.И. Основы социологии. М.: Логос, 1998 .

3. Левада Ю.А. От мнения к пониманию. М., 2001 .

4. Философский энциклопедический словарь. М.: ИНФРА - М, 1997 .

http://www.polit.ru/article/2010/11/26/novikova Е. А. Ипполитова Алтайский государственный университет, доцент кафедры социальной психологии, кандидат психологических наук (656039, г. Барнаул, ул. Малахова, д. 95) Ю. В. Шведенко Алтайский государственный университет, ассистент кафедры социальной психологии (656039, г. Барнаул, ул. Малахова, д. 95)

ОСОБЕННОСТИ КРИЗИСНОГО СОСТОЯНИЯ

МУЖЧИН И ЖЕНЩИН

В СИТУАЦИИ РАСПАДА МОЛОДОЙ СЕМЬИ1

ситуация развода; молодая семья; ценностно-смысловой; когнитивный; эмоциональный; временной; поведенческий; соматический компоненты кризисного состояния В статье обсуждаются результаты исследования специфики содержания и взаимосвязи ценностно-смыслового, эмоционального, когнитивного, временного, поведенческого и соматического компонентов кризисного состояния женщин и мужчин, переживающих развод на стадии брачно-семейного цикла от 1до 7 лет Развод и его психологические следствия представляют актуальную проблему конкретных людей и современного российского общества в целом. Для общества – это, прежде всего, ухудшение демографической ситуации, обесценивание института семьи, снижение работоспособности людей, переживающих критическую ситуацию, появление неполных семей. Для самих разводящихся распад семьи – результат кризисного развития отношений, сильнейшее эмоциональное и психическое потрясение, которое не проходит для супругов бесследно .

Развод как ненормативный семейный кризис потенциально может стать следствием развития супружеских отношений на любой из стадий брачно-семейного цикла, в настоящее время распадаются как молодые, так и зрелые семьи. Вместе с тем, по мнению Н. В. Самоукиной, А.А. Осиповой и других авторов, наиболее опасный с точки зрения стабильности так называемый «молодой брак» или «молодая семья» (1-7 лет)2. Наибольшая частота разводов приходится именно на первые 7 лет семейной жизни3. Как отмечают исследователи, это связано с проблемами, возникающими при формировании взаимоотношений с родственниками и решении жилищных вопросов на первом этапе жизни семьи, с лидерством и разделением труда, рождением и воспитание детей, дефицитом времени на отдых и досуг, финансовыми трудностями4 .

Доклад на II Международной научной конференции «Гуманитарные науки и современность» (Москва, 10 октября 2011 г.) Рекомендован к опубликованию Оргкомитетом конференции .

Самоукина Н.В. Парадоксы любви и брака. М.: Рус. Деловая Лит., 1989 .

Осипова А.А. Справочник психолога по работе в кризисных ситуациях. Ростов н/Д: Феникс, 2005 .

Лазарева В.А. Влияние согласованной ролевой структуры молодых супругов на удовлетворенность браком // Семейная психология и семейная терапия. 2005. №

4. С. 3–8 .

European Social Science Journal Не смотря на большую распространенность ситуаций распада молодых браков, каждый человек по-своему переживает данный ненормативный семейный кризис, испытывает специфичные эмоции и трудности, однако, по мнению ряда отечественных исследователей, существуют различные схемы переживания развода, в большей степени характерные для мужчин или женщин1. Данные схемы связаны со стереотипами, существующими в общественном сознании относительно полоролевых функций мужчин и женщин. А.А. Осипова считает, что для женщины переживание кризиса развода связано с общением: она может показать себя слабой, просить помощи у своего социального окружения, делиться проблемами, в то время как мужчина вынужден самостоятельно справляться с ситуацией, совершая внутреннюю невидимую работу над кризисной ситуацией2 .

Таким образом, есть основания предполагать, что мужчины и женщины, прожившие в браке от 1 до 7 лет, по-разному переживают критическую ситуацию развода. В связи с этим, важным представляется исследования особенностей кризисного состояния женщин и мужчин, переживающих распад молодой семьи. Выявление указанной специфики позволит повысить эффективность социально-психологической помощи, оказываемой разводящимся супругам и членам их семей путем конкретизации задач и методов индивидуального и семейного психологического консультирования и психотерапии .

Необходимо отметить тот факт, что к настоящему моменту в психологии накоплен значительное количество теорий кризисного состояния личности (Е.Ф. Василюк, Дж. Каплан, Ф. Линдеманн, Д.В Трунов, Дж. Якобсон и др). Кроме того, проблемы, связанные с переживаниями личностью различных видов кризисов, включая возрастные, жизненные, травматические, профессиональные, семейные, разрабатывали Э.Ф. Зеер, В.А. Конторович, Е.И. Крукович, А.А. Осипова, В.Г. Ромек, и другие исследователи .

Обобщая результаты работы зарубежных и отечественных авторов, можно заключить, что кризисное состояние – это актуальное состояние человека, переживающего кризис в данный момент времени, то есть, то, что он сейчас думает, чувствует, о чем, беспокоится, чего опасается, находясь в кризисе. В ситуации развода это состояние является определяющим, затрагивает различные сферы жизнедеятельности, включает комплекс реакций и переживаний. В ситуации распада брака кризисный характер данного события (даже если развод осуществляется с согласия обоих партнеров) обусловлен продолжительностью и болезненностью переживаний членов семьи и его дестабилизирующим влиянием на всю семейную систему. Личность начинает внутренне осознавать потребность в трансформации тех аспектов собственной жизни, которые связаны с отсутствием брачного партнера и в то же время испытывает разного рода затруднения, как эмоциональРогов Е.И. Психология отношений мужчины и женщины. М.: ВЛАДОСПРЕСС, 2003 .

Осипова А.А. Справочник психолога по работе в кризисных ситуациях. Ростов н/Д: Феникс, 2005 .

ного, так и когнитивного характера, что замедляет адаптацию к переменам. В этой связи необходимым представляется структурирование реакций человека на ситуацию развода, в основе которого лежит выделение в кризисном состоянии ряд составляющих, а именно ценностно-смыслового, эмоционального, когнитивного, поведенческого, соматического и временного компонентов. Так, по мнению В.Е. Василюка, кризисная ситуация всегда в той или иной степени приводит к разрушению привычных жизненных ценностей. В результате чего человек теряет смысложизненные ориентиры, мировоззренческую опору, которая позволяет ему жить, работать, общаться с людьми. С точки зрения автора, для преодоления кризиса необходима особая внутренняя работа, направленная на принятие нового смысла жизни, и в этой связи уместно выделение ценностно-смыслового компонента кризисного состояния личности1. В свою очередь согласно Д.В. Трунову, эмоциональный компонент – это самый выраженный компонент кризисного состояния, эмоциональная реакция человека на те или иные события, которая, по мнению А.А. Осиповой, Н.Г. Осуховой и других исследователей, включает депрессию, чувства вины, обиды, тревоги, злобы, беспомощности, безнадежности, одиночества. С эмоциональным компонентом тесно связан когнитивный компонент, он проявляется в неспособности человека самому найти выход из создавшейся ситуации2. В.А. Конторович, Е.И. Крукович, В.Г. Ромек, Д.В. Трунов и другие полагают, что в кризисном состоянии появляются сложности с концентрацией внимания, запоминанием и воспроизведением информации. Когнитивный компонент кризисного состояния также выражается в одномерном видении ситуации, или в «тоннельном видении». Еще один из компонентов кризисного состояния – это поведенческий компонент. Глубокая апатия и бездействие – естественная реакция на потерю ценностных ориентиров. Человек отказывается не только от своих желаний, но и от каких-либо действий. Он не в силах взять на себя какую-либо ответственность за происходящее с ним. Поведенческие особенности отражают психологические проблемы человека и выражаются в дезорганизации деятельности, скованности, зажатости, напряжения, неусидчивости, в стремлении к избеганию стрессовых ситуаций. Возможна повышенная утомляемость, тремор, пошатывание при ходьбе. Кроме того, как отмечают А.А .

Осипова, А.Е. Тарас, Д.В. Трунов и другие исследователи, негативные переживания личности, связанные с кризисом, могут соматизироваться, что проявляется в форме снижения качества сна, затруднений дыхания, обострении различных хронических заболеваний, ухудшении общего состояния организма .

Необходимо отметить тот факт, что становится все более очевидной связь кризисных состояний и фактора времени. Так, по мнению Р.А .

Ахмерова, А.А. Кроника, Ю.Г. Овчинниковой, И.А. Ясиной и других Василюк Ф.Е. Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций: монография. М.: Изд-во МГУ,1984 .

Журнал практического психолога. Специальный выпуск: Мастерская психологического консультирования Дмитрия Трунова. 2006. № 4 .



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
Похожие работы:

«Пояснительная записка к рабочей программе по предмету "Изобразительное искусство"Рабочая программа по изо для детей с ОВЗ (ЗПР), обучающихся в 1 классе разработана на основе: Федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования, Концепции духовно-нравственного развития и воспитания личн...»

«Аркадий Петрович Гайдар Чук и Гек *** Жил человек в лесу возле Синих гор. Он много работал, а работы не убавлялось, и ему нельзя было уехать домой в отпуск. Наконец, когда наступила зима, он совсем заскучал, попросил разрешения у начальников и послал своей жене письмо, чтобы она приезжала вместе с ребятишками к нему в гост...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" УТВЕРЖДАЮ И.о. проректора по научной работе д-р экон. наук, доцент А.Н. Малолетко РАБОЧАЯ ПРОГРАММА Шифр Наименование учебного курса, предмета, дисциплины (модулей) Б1.В.ДВ.1 Деньги, кр...»

«Россия в XVII в. Внутренняя политика. Внутренняя политика Царь Михаил Федорович (1613-1645) 11 июля 1613 г. – венчание на царство. Беспрерывные заседания Земских соборов в течение первых 10 лет правления. Сначала главные – бояре Салтыковы, родственники по мат. линии. 1619 г. – Филарет (отец) вернулся...»

«12 декабрь 2015 "Science Time": декабрь Science Time. 2015. ISSN 2310-7006 :.,...( ),,..,..,....,.....,,,.., ..,,.,... ( ),...,. и Google Scholar.,,,. ©, 2015. СОДЕРЖАНИЕ Стр. 13 Абдул-Кадырова Ф.Р. Денежно-кредитная политика Банка России: понятие, основные элементы Стр. 18 Абраменко Р.Ю. Проблемы повышения конкурентоспособности предприятия п...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" УТВЕРЖДАЮ И.о. проректора по научной работе д-р экон. наук, доцент А.Н. Малолетко РАБОЧАЯ ПРОГРАММА Шиф...»

«ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Программа вступительного испытания по русскому языку разработана для организации и проведения вступительных испытаний отдельных категорий граждан для их приема на обучение в институты (филиал) ВУНЦ ВМФ "Военноморская академия" и сформирована на основе Федерального государс...»

«Содержание 1. Целевой раздел 1.1. Пояснительная записка:• цели и задачи реализации Программы;• возрастные и индивидуальные особенности воспитанников;• принципы и подходы в организации образовательного процесса 1.2. Планируемые резул...»

«РУБИНА Наталия Викторовна Диагностика развития изобретательского мышления на основе методов ТРИЗ. Диссертационная работа на соискание звания Мастер ТРИЗ Научный руководитель: Мастер ТРИЗ Федосов Юрий Игорьевич Санкт-Петербург 2013 Диагностика развития изобретательского мышления на основе методов ТРИЗ. Ди...»

«Федеральный государственный образовательный стандарт Образовательная система "Школа 2100" Основная образовательная программа дошкольного образования "Детский сад 2100" ЧАСТЬ 1 Образовательные программы развития и воспитания детей младенческого,...»

«Обзор прессы 20.03.2009 Печатные и электронные СМИ Социальная пенсия вырастет в 2009 году на 42,8%, трудовая на 23,9% МОСКВА, 19 мар РИА Новости. 17:18 Социальная пенсия в России в 2009 году увеличится на 42,8%, трудо...»

«СМЫКОВО И КАНИНО – ВОТЧИНА ЦАРСКИХ ВЕЛЬМОЖ Новый починок Федотовский, Смыково тож, на речке Олеевке впервые упоминается в "Переписной книге г. Ряжска и Пехлецкого стана Ряжского уезда, переписи И.И.Румянцева, 1646-1647 г.г." 1 В новом селении уже тогда было 22 двора крестьянски...»

«№8 Номер посвящается Алле Сергеевой Москва–Париж–Санкт-Петербург www.glagol.jimdo.fr РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: Алла Сергеева Наталья Богдановская Наталья Черных Владимир Сергеев Главный редактор — Елена Кондратьева-Сальгеро Обложка: Евгений Иванцов, "Рыбная ловля в облаках" — 1 стр. Фото Alice S — 4 стр. Стихи на обложке — Ирина Ремизова Худ...»

«Открытый (публичный) отчёт первичной профсоюзной организации ГКОУКО "Людиновская школа-интернат" за 2015 год. Основной целью первичной профсоюзной организации ГКОУКО "Людиновская школа-интернат" (далее Учреждение) является реализация уставных целей и задач Профсоюза...»

«Демонстрационный вариант 1 ОКРУЖАЮЩИЙ МИР Демонстрационный вариант Школа Класс 4 Фамилия, имя фамилия, имя учащегося ИНСТРУКЦИЯ ДЛЯ УЧАЩИХСЯ На выполнение работы отводится 40 минут. Для выполнения этой работы тебе нужно будет внимательно прочитать задания....»

«Архив рассылки "Всё о памяти и способах запоминания" Четверг, 11.07.2002. Выпуск 1 ЧТО ТАКОЕ МНЕМОТЕХНИКА? "Мнемотехника" и "мнемоника" это техника запоминания. Слова эти происходят от греческого "mnemonikon" искусство запоминания. Считается, что это слово приду...»

«№1 См. на с. 2-3 Вид с Покровского собора на застраиваемую площадь, Застраивается центральная площадь Гатчины вновьвозводимое здание в охранной зоне трех памятников федерального значения также разместится в охранной зоне памятников респуб...»

«СОДЕРЖАНИЕ ПРОГРАММЫ РАЗДЕЛ ДИСЦИПЛИНЫ 1 ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОЙ ГИГИЕНЫ И ОРГАНИЗАЦИЯ ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ Включение Код Наименование тем, элементов и т.д. в учеб ную программу цикла Теоретические основы социальной гигиены и органиПП, ОУ,ТУ-1. 1.1. зации здравоох...»

«Абдишев Асан Ибрагимович, р. 1918. Гв. ст. Абаев Василий Андреевич (1910-1974). сержант,ком. отделения 13 мехд.Дважды ранен. Рядовой,кавалерист; Бр. Ф, Ст . Ф, ЦФ, 1 БФ. Абдрахимов Асадулла Шайдулович(1913Дваждыранен. 1982).Рядовой, стрелок 41 сп 84 сд. Абаимов Александр Иванович(1920-1947). Абдрахманов Каб...»

«Проверочная работа №1 Вариант 1 №1 (519). В таблице приведены запросы к поисковому серверу. Расположите обозначения запросов в порядке возрастания количества страниц, которые найдёт поисковый сервер по каждому запросу. Для обозначения логической операции "...»

«1 ПРОГРАММА "ОКРУЖАЮЩИЙ МИР" I. Пояснительная записка Программа по окружающему миру составлена на основе следующих нормативных документов: ФГОС НОО (утвержден приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 06.10.2009 №373); 1. Примерной основной образовательной программы начального общего образования...»

«ПМЦ ПК и ПП РО К(П)ФУ ЛЕКЦИЯ 4. Формирование универсальных учебных действий в основной школе Определение понятия "универсальные учебные действия" (УУД) Перемены, происходящие в современном обществе, требуют изменения образовательного пространства, иного определения целей образования, учитывающих г...»

«"СОГЛАСОВАНО" "УТВЕРЖДЕНО" Председатель первичной Директор МБУ ДО профсоюзной организации Дюртюлинская ДХШ МБУ ДО Дюртюлинская ДХШ _ Ситдикова Г.Р. _ Юсупова Э.М. " 15 " января 2016г. " 15 " января 2016г. ПОЛ...»

«Хельмут Райзер Защитная собака Обучение служебных собак защитной работе Издательство Паул Парей + Гамбург и Берлин, 1981 год Издание второе, с 159 фотографиями Перевод с немецкого: Инна Кравчук Предисловие До сих пор я напрасно искал литературу, которая бы разъясняла обучение служебных собак защитной работе. О...»

«Администрация муниципального образования "Бичурский район" Республики Бурятия Эмхидхэн байгуулагшань болбол "БэшYYрэй аймаг" гэhэн муниципальна байгууламжын Захиргаан Муниципальное бюджетное Муниципальна ю...»

«КОЗАРЕНКО В.А. УЧЕБНИК МНЕМОТЕХНИКИ СИСТЕМА ЗАПОМИНАНИЯ "ДЖОРДАНО" Сайт Mnemonikon (http://www.mnemotexnika.narod.ru) Москва, 2007 Глава 1 Вводные статьи 1.1 Система запоминания "Джордано" Добро пожаловать в систему...»









 
2018 www.new.z-pdf.ru - «Библиотека бесплатных материалов - онлайн ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.